×

Анализ рассказа И. А. Бунина «Качели»

Анализ рассказа Бунина «Качели»

Рассказ И. А. Бунина «Качели», входящий в цикл «Темные аллеи», — произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему — менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров (писатель включает в повествование лишь отдельные детали). Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств. Самое

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в «Качелях», с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Все действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано в очень кратком промежутке времени, при внимательном анализе текста обнаруживается, что временная организация рассказа намного сложнее. Во-первых, герои шутливо строят планы на будущую жизнь: «Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги…» Таким образом в рассказ вводится (хотя только грамматически) будущее время.

С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче — образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева — знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому. К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви — «любви, что движет солнца и светила». Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: «Пусть будет только то, что есть…» Но, с другой стороны, это счастливое мгновение «разрастается» до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…» Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем. Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты. Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются «ее шаги», возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек. Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей.

Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент — минуты, проведенные вместе в саду на качелях. Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа. В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звездным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо. С другой стороны, это «парение» в воздухе между небом и землей становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами.

Герои произведения — молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнает о них из текста рассказа. Автор не называет имен персонажей. Он пользуется лишь местоимениями «он» и «она». А во многих предложениях подлежащее вообще отсутствует: «Вошла… усмехаясь синими глазами на загорелом лице», «Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на доску, сдерживая взволнованное дыхание и глядя друг на друга». Мы ничего не знаем о возрасте героев и можем только догадываться по поведению и речам, которые они ведут, об их молодости. Читатель не знает, ни кто эти два человека, ни как они оказались в этом доме, ни что они там делают (единственное, что мы узнаем о главном герое, — это то, что он художник). Все это просто перестает иметь какое-либо значение в тот миг, когда люди так счастливы и так сильно влюблены друг в друга. Все лишнее остается как бы «за кадром» повествования.

В этот летний вечер существует только звездное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не дает более никаких сведений о героях. Читатель видит синий сарафан, две длинные темные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека. Эти детали ее портрета, так сильно и нежно любимые героем, — единственное, что мы узнаем о героине. Герой же предстает перед читателем очень артистичным, веселым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, «знаменитым живописцем». Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле. Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, «не в лад», «дико ударяя по клавишам». Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьезное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь. Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, — всего лишь мимолетное влечение, легкая влюбленность и их ирония по отношению к этому чувству обоснована.

Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство. А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…», «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет». Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он «смотрит себе под ноги»: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземленное и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звезды и месяц — «золотые рога», темные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземленные, бытовые детали — кухню и запах битков с луком, «бряцанье» живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров. Все эти детали (как всегда у Бунина) сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что все это — часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев. И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьезности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия.

Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. (Бунин часто использует подобный прием для создания художественного целого.) Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве. Авторское слово становится особо значимым: именно в нем проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире. Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной теплой летней ночи, вдвоем на всей земле.

Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземленные бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья. Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты. Мимолетное чувство по значимости становится равным великой любви, «что движет солнца и светила». Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности. Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением. В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни.

Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен. Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьезно не задумываются о будущем, в последних словах героини («Лучше уж не будет») чувствуется искренняя боль. Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви. Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ «Холодная осень» и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: «Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни, — остальное ненужный сон».

Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство. А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…», «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет». Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он «смотрит себе под ноги»: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Чижонкова Л. В.

Bunin” s conception of happiness is presented in the short story by means of the title , dialogue , category of time . All life”s happiness of the heroine lasts for one summer evening.

Героиня также говорит о будущем дважды, всё более уверенно и всегда отрицательно: Счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет; Пусть будет только то, что есть. Лучше уже не будет.

Анализ рассказа И А Бунина «Качели»

Рассказ И. А. Бунина “Качели”, входящий в цикл “Тёмные аллеи”, — произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объёму — менее двух страниц; в нём всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нём нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров (писатель включает в повествование лишь отдельные детали). Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств. Самое главное, суть — во взволнованных голосах двух влюблённых людей.

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в “Качелях”, с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Всё действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, всё центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано в очень кратком промежутке времени, при внимательном анализе текста обнаруживается, что временная организация рассказа намного сложнее. Во-первых, герои шутливо строят планы на будущую жизнь: “Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги…” Таким образом в рассказ вводится (хотя только грамматически) будущее время. С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче — образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева — знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому. К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви — “любви, что движет солнца и светила”. Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестаёт иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чём другом, кроме настоящего: “Пусть будет только то, что есть…” Но, с другой стороны, это счастливое мгновение “разрастается” до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…” Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем. Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты. Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются “её шаги”, возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек. Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз всё лишнее, всё, что перестаёт существовать для двух любящих, счастливых людей.

Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент — минуты, проведённые вместе в саду на качелях. Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа. В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звёздным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо. С другой стороны, это “парение” в воздухе между небом и землёй становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами.

Герои произведения — молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнаёт о них из текста рассказа. Автор не называет имён персонажей. Он пользуется лишь местоимениями “он” и “она”. А во многих предложениях подлежащее вообще отсутствует: “Вошла… усмехаясь синими глазами на загорелом лице”, “Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на доску, сдерживая взволнованное дыхание и глядя друг на друга”. Мы ничего не знаем о возрасте героев и можем только догадываться по поведению и речам, которые они ведут, об их молодости. Читатель не знает, ни кто эти два человека, ни как они оказались в этом доме, ни что они там делают (единственное, что мы узнаём о главном герое, — это то, что он художник). Всё это просто перестаёт иметь какое-либо значение в тот миг, когда люди так счастливы и так сильно влюблены друг в друга. Всё лишнее остается как бы “за кадром” повествования. В этот летний вечер существует только звёздное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не даёт более никаких сведений о героях. Читатель видит синий сарафан, две длинные тёмные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека. Эти детали её портрета, так сильно и нежно любимые героем, — единственное, что мы узнаём о героине. Герой же предстаёт перед читателем очень артистичным, весёлым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, “знаменитым живописцем”. Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле. Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, “не в лад”, “дико ударяя по клавишам”. Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьёзное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь. Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, — всего лишь мимолётное влечение, лёгкая влюблённость и их ирония по отношению к этому чувству обоснована. Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остаётся невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство. А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьёзность, иногда даже трагичность: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…”, “Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет”. Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьёзный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюблённости, он “смотрит себе под ноги”: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземлённое и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звёзды и месяц — “золотые рога”, тёмные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземлённые, бытовые детали — кухню и запах битков с луком, “бряцанье” живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров. Все эти детали (как всегда у Бунина) сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что всё это — часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев. И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьёзности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия.

Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. (Бунин часто использует подобный приём для создания художественного целого.) Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве. Авторское слово становится особо значимым: именно в нём проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире. Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной тёплой летней ночи, вдвоём на всей земле. Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземлённые бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья. Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты. Мимолётное чувство по значимости становится равным великой любви, “что движет солнца и светила”. Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности. Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением. В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни.

Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен. Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьёзно не задумываются о будущем, в последних словах героини (“Лучше уж не будет”) чувствуется искренняя боль. Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви. Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ “Холодная осень” и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: “Но, вспоминая всё то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же всё-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Всё-таки был. И это всё, что было в моей жизни, — остальное ненужный сон”.

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в “Качелях”, с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Всё действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, всё центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано в очень кратком промежутке времени, при внимательном анализе текста обнаруживается, что временная организация рассказа намного сложнее. Во-первых, герои шутливо строят планы на будущую жизнь: “Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги…” Таким образом в рассказ вводится (хотя только грамматически) будущее время. С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче — образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева — знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому. К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви — “любви, что движет солнца и светила”. Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестаёт иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чём другом, кроме настоящего: “Пусть будет только то, что есть…” Но, с другой стороны, это счастливое мгновение “разрастается” до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…” Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем. Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Анализ рассказа И. А. Бунина «Качели»

Рассказ И. А. Бунина «Качели», входящий в цикл «Темные аллеи», — произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему — менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров . Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств. Самое главное, суть — во взволнованных голосах двух влюбленных

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в «Качелях», с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Все действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления.

Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано

В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева — знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому. К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви — «любви, что движет солнца и светила». Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: «Пусть будет только то, что есть…» Но, с другой стороны, это счастливое мгновение «разрастается» до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…» Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев.

Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем. Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь Дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты. Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются «ее шаги», возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек.

Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей.

Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент — минуты, проведенные вместе в саду на качелях. Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа.

В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звездным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо. С другой стороны, это «парение» в воздухе между небом и землей становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами.

Герои произведения — молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнает о них из текста рассказа. Автор не называет имен персонажей. Он пользуется лишь местоимениями «он» и «она». А во многих предложениях подлежащее вообще отсутствует: «Вошла… усмехаясь синими глазами на загорелом лице», «Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на доску, сдерживая взволнованное дыхание и глядя друг на друга».

Мы ничего не знаем о возрасте героев и можем только догадываться по поведению и речам, которые они ведут, об их молодости. Читатель не знает, ни кто эти два человека, ни как они оказались в этом доме, ни что они там делают . Все это просто перестает иметь какое-либо значение в тот миг, когда люди так счастливы и так сильно влюблены друг в друга. Все лишнее остается как бы «за кадром» повествования. В этот летний вечер существует только звездное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не дает более никаких сведений о героях. Читатель видит синий сарафан, две длинные темные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека.

Эти детали ее портрета, так сильно и нежно любимые героем, — единственное, что мы узнаем о героине. Герой же предстает перед читателем очень артистичным, веселым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, «знаменитым живописцем». Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле. Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, «не в лад», «дико ударяя по клавишам».

Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьезное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь. Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, — всего лишь мимолетное влечение, легкая влюбленность и их ирония по отношению к этому чувству обоснована. Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство. А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…», «Пусть будет только то, что есть…

Лучше уж не будет». Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он «смотрит себе под ноги»: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземленное и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звезды и месяц — «золотые рога», темные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземленные, бытовые детали — кухню и запах битков с луком, «бряцанье» живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров. Все эти детали сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что все это — часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев.

И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьезности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия.

Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве. Авторское слово становится особо значимым: именно в нем проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире.

Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной теплой летней ночи, вдвоем на всей земле. Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземленные бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья.

Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты. Мимолетное чувство по значимости становится равным великой любви, «что движет солнца и светила». Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности.

Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением. В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни.

Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен. Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьезно не задумываются о будущем, в последних словах героини чувствуется искренняя боль.

Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви. Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ «Холодная осень» и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: «Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер.

Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни, — остальное ненужный сон».

Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано

Своеобразие кульминационной сцены рассказа И. А. Бунина «Качели» (ЕГЭ по литературе)

Любовь не есть простая эпизода в нашей жизни.

У счастья нет завтрашнего дня; у него нет и вчерашнего; оно не помнит прошедшего, не думает о будущем; у него есть настоящее – и то не день, а мгновение.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Перед нами рассказ И. А. Бунина “Качели”, входящий в лучшую его книгу о любви – “Тёмные аллеи”. Это произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании . В небольшой по объёму новелле всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее. Из экспозиции мы узнаём о том, что действие происходит в летний вечер, в гостиной. У героев нет имён, просто – “он” и “она”, а в первом эпизоде отсутствуют и подлежащие: “сидел в гостиной”, “вошла в синем сарафане”. Имена не нужны: важно только то, что испытывают влюблённые. Молодой человек кажется живым, весёлым, энергичным, озорным: “дико ударил по клавишам и не в лад закричал, запел. ” Портрет героини создаётся с помощью немногих деталей: “синий сарафан”, “длинные тёмные косы на спине”, “коралловое ожерелье”, “синие глаза”, “загорелое лицо”. Разговор молодых людей весел, непринуждён, ироничен, словно они боятся открыть друг другу чувства и скрывают их. О себе герой шутливо сообщает: “Зато я знаменитый живописец. И красив, как Леонид Андреев. На беду вашу я заехал к вам!”

Кульминацией являются те минуты, которые герои проводят вместе в саду на качелях. Качели – центральный образ рассказа. Отрываясь от земли, от всего повседневного, будничного и прозаичного, влюблённые взмывают в небеса, испытывая неизъяснимое блаженство. Этот миг полёта, парения над землёй и есть то короткое мгновение счастья, когда души влюблённых сливаются воедино. Это и есть те минуты, лучше которых уже не будет. Не случайно героиня боится упасть на землю: “Ой, мы сорвёмся!” На качелях страшно и весело. Он “делал страшные глаза”, “она, раскрасневшись, смотрела пристально, бессмысленно, радостно”. Одна из бунинских особенностей в передаче внутреннего состояния человека – соединение противоположных начал, которое передаётся с помощью оксюморона: “красота и ужас”, “радостный страх”. “тоска несказанного счастья”. Для Бунина и его героев характерно предельно сильное ощущение красоты и одновременно трагизма земного бытия.

Своеобразие этой кульминационной сцены заключается в том, что большую её часть занимает диалог. Автор отодвигает себя на второй план, он словно находится “за кадром”, предоставляя возможность послушать счастливые голоса влюблённых. В авторской речи и разговоре молодых людей соединяются в единое целое как неотъемлемая часть мира бытовое и бытийное, приземлённое и возвышенное: “пахучие битки с луком” и “росистый парк”, визжание качелей и ветер, запах из кухни и запах росы.

Души героев переполнены восторженной любовью, которая распространяется и на окружающий мир. Они восхищаются первой звездой, молодым месяцем. Их речь становится поэтичной и возвышенной. Девушка замечает с радостью и тонкий серпик месяца. и его золотые рога, и “зелёное – зелёное небо” над озером. Чувство единения с миром и друг с другом – главное во внутреннем состоянии влюблённых в этой сцене. В словах барышни с синими глазами этот летний вечер приравнен к целой жизни: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет. ” Герой цитирует Данте, и мгновение любви сливается с вечностью:”Данте говорил о Беатриче: “В её глазах – начало любви, а конец – в устах”.

Сцена в аллее представляет собой развязку действия. Счастью героев ничто не мешает: дедушка, “севастопольский герой” с костылём, “только с виду грозен”. Влюблённые чувствуют, что короткий миг счастья прошёл, и “лучше уже не будет”.

Мы прочли один из 38 рассказов Бунина о любви, ощутили и радость короткого земного бытия, и элегическую грусть по утраченному мгновению.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id14212

Кульминацией являются те минуты, которые герои проводят вместе в саду на качелях. Качели – центральный образ рассказа. Отрываясь от земли, от всего повседневного, будничного и прозаичного, влюблённые взмывают в небеса, испытывая неизъяснимое блаженство. Этот миг полёта, парения над землёй и есть то короткое мгновение счастья, когда души влюблённых сливаются воедино. Это и есть те минуты, лучше которых уже не будет. Не случайно героиня боится упасть на землю: “Ой, мы сорвёмся!” На качелях страшно и весело. Он “делал страшные глаза”, “она, раскрасневшись, смотрела пристально, бессмысленно, радостно”. Одна из бунинских особенностей в передаче внутреннего состояния человека – соединение противоположных начал, которое передаётся с помощью оксюморона: “красота и ужас”, “радостный страх”. “тоска несказанного счастья”. Для Бунина и его героев характерно предельно сильное ощущение красоты и одновременно трагизма земного бытия.

Анализ рассказа И. А. Бунина “Качели”

Рассказ И. А. Бунина “Качели”, входящий в цикл “Темные аллеи”, – произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему – менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров (писатель включает в повествование лишь отдельные детали). Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств.

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в “Качелях”, с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Все действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом.

О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако,

С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче – образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева – знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому. К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви – “любви, что движет солнца и светила”. Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности.

Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: “Пусть будет только то, что есть…” Но, с другой стороны, это счастливое мгновение “разрастается” до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…” Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем. Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь Дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты.

Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются “ее шаги”, возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек. Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей.

Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент – минуты, проведенные вместе в саду на качелях. Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа.

В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звездным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо. С другой стороны, это “парение” в воздухе между небом и землей становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами.

Герои произведения – молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнает о них из текста рассказа. Автор не называет имен персонажей. Он пользуется лишь местоимениями “он” и “она”.

Все лишнее остается как бы “за кадром” повествования. В этот летний вечер существует только звездное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не дает более никаких сведений о героях. Читатель видит синий сарафан, две длинные темные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека. Эти детали ее портрета, так сильно и нежно любимые героем, – единственное, что мы узнаем о героине.

Герой же предстает перед читателем очень артистичным, веселым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, “знаменитым живописцем”. Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле. Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, “не в лад”, “дико ударяя по клавишам”.

Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьезное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь. Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, – всего лишь мимолетное влечение, легкая влюбленность и их ирония по отношению к этому чувству обоснована. Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство.

А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…”, “Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет”. Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он “смотрит себе под ноги”: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземленное и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звезды и месяц – “золотые рога”, темные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземленные, бытовые детали – кухню и запах битков с луком, “бряцанье” живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров.

Все эти детали (как всегда у Бунина) сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что все это – часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев. И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьезности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия.

Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. (Бунин часто использует подобный прием для создания художественного целого.) Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве. Авторское слово становится особо значимым: именно в нем проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире.

Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной теплой летней ночи, вдвоем на всей земле. Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземленные бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья. Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты.

Мимолетное чувство по значимости становится равным великой любви, “что движет солнца и светила”. Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности. Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением.

В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни.

Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен.

Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьезно не задумываются о будущем, в последних словах героини (“Лучше уж не будет”) чувствуется искренняя боль. Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви. Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ “Холодная осень” и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: “Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни?

И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был.

И это все, что было в моей жизни, – остальное ненужный сон”.

Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются “ее шаги”, возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек. Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей.

Анализ рассказа И. А. Бунина «Качели»

Рассказ И. А. Бунина «Качели», входящий в цикл «Темные аллеи», — произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему — менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров . Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств. Самое главное, суть — во взволнованных голосах двух влюбленных

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в «Качелях», с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Все действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления.

Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано

в очень кратком промежутке времени, при внимательном анализе текста обнаруживается, что временная организация рассказа намного сложнее. Во-первых, герои шутливо строят планы на будущую жизнь: «Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги…» Таким образом в рассказ вводится будущее время. С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче — образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева — знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому.

К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви — «любви, что движет солнца и светила». Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: «Пусть будет только то, что есть…» Но, с другой стороны, это счастливое мгновение «разрастается» до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…» Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем.

Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь Дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты.

Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются «ее шаги», возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек. Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей.

Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент — минуты, проведенные вместе в саду на качелях. Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа. В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звездным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо.

С другой стороны, это «парение» в воздухе между небом и землей становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами.

Герои произведения — молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнает о них из текста рассказа.

Автор не называет имен персонажей. Он пользуется лишь местоимениями «он» и «она». А во многих предложениях подлежащее вообще отсутствует: «Вошла… усмехаясь синими глазами на загорелом лице», «Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на доску, сдерживая взволнованное дыхание и глядя друг на друга». Мы ничего не знаем о возрасте героев и можем только догадываться по поведению и речам, которые они ведут, об их молодости. Читатель не знает, ни кто эти два человека, ни как они оказались в этом доме, ни что они там делают . Все это просто перестает иметь какое-либо значение в тот миг, когда люди так счастливы и так сильно влюблены друг в друга.

Все лишнее остается как бы «за кадром» повествования. В этот летний вечер существует только звездное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не дает более никаких сведений о героях. Читатель видит синий сарафан, две длинные темные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека. Эти детали ее портрета, так сильно и нежно любимые героем, — единственное, что мы узнаем о героине.

Герой же предстает перед читателем очень артистичным, веселым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, «знаменитым живописцем». Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле.

Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, «не в лад», «дико ударяя по клавишам». Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьезное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь. Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, — всего лишь мимолетное влечение, легкая влюбленность и их ирония по отношению к этому чувству обоснована. Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство.

А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…», «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет». Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он «смотрит себе под ноги»: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземленное и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звезды и месяц — «золотые рога», темные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземленные, бытовые детали — кухню и запах битков с луком, «бряцанье» живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров. Все эти детали сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что все это — часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев.

И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьезности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия.

Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве. Авторское слово становится особо значимым: именно в нем проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире.

Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной теплой летней ночи, вдвоем на всей земле. Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземленные бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья. Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты. Мимолетное чувство по значимости становится равным великой любви, «что движет солнца и светила».

Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности. Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением. В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни.

Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен. Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьезно не задумываются о будущем, в последних словах героини чувствуется искренняя боль. Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви.

Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ «Холодная осень» и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: «Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то?

Все-таки был. И это все, что было в моей жизни, — остальное ненужный сон».

А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…», «Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет». Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он «смотрит себе под ноги»: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

Анализ рассказа И. А. Бунина «Качели»

Рассказ И. А. Бунина «Качели», входящий в цикл «Темные аллеи», — произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему — менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров . Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств.

Самое главное, суть — во взволнованных голосах двух влюбленных людей.

На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в «Качелях», с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Все действие происходит в течение одного летнего вечера.

Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение.

Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано в очень кратком промежутке времени, при внимательном анализе текста обнаруживается, что временная организация рассказа намного сложнее. Во-первых, герои шутливо строят планы на будущую жизнь: «Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги…» Таким образом в рассказ вводится будущее время. С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче — образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева — знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому.

К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви — «любви, что движет солнца и светила». Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: «Пусть будет только то, что есть…» Но, с другой стороны, это счастливое мгновение «разрастается» до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…» Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев.

Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем. Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья.

Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь Дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты. Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются «ее шаги», возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек.

Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей.

Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент — минуты, проведенные вместе в саду на качелях. Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа.

В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звездным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо. С другой стороны, это «парение» в воздухе между небом и землей становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами.

Герои произведения — молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнает о них из текста рассказа. Автор не называет имен персонажей.

Он пользуется лишь местоимениями «он» и «она». А во многих предложениях подлежащее вообще отсутствует: «Вошла… усмехаясь синими глазами на загорелом лице», «Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на доску, сдерживая взволнованное дыхание и глядя друг на друга». Мы ничего не знаем о возрасте героев и можем только догадываться по поведению и речам, которые они ведут, об их молодости. Читатель не знает, ни кто эти два человека, ни как они оказались в этом доме, ни что они там делают .

Все это просто перестает иметь какое-либо значение в тот миг, когда люди так счастливы и так сильно влюблены друг в друга. Все лишнее остается как бы «за кадром» повествования. В этот летний вечер существует только звездное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не дает более никаких сведений о героях.

Читатель видит синий сарафан, две длинные темные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека. Эти детали ее портрета, так сильно и нежно любимые героем, — единственное, что мы узнаем о героине. Герой же предстает перед читателем очень артистичным, веселым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, «знаменитым живописцем».

Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле. Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, «не в лад», «дико ударяя по клавишам».

Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьезное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь. Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, — всего лишь мимолетное влечение, легкая влюбленность и их ирония по отношению к этому чувству обоснована. Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство. А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: «Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…», «Пусть будет только то, что есть…

Лучше уж не будет». Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он «смотрит себе под ноги»: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземленное и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звезды и месяц — «золотые рога», темные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземленные, бытовые детали — кухню и запах битков с луком, «бряцанье» живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров. Все эти детали сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что все это — часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев.

И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьезности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия.

Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве. Авторское слово становится особо значимым: именно в нем проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире. Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной теплой летней ночи, вдвоем на всей земле.

Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземленные бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья. Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты.

Мимолетное чувство по значимости становится равным великой любви, «что движет солнца и светила». Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности. Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением.

В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни.

Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен. Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьезно не задумываются о будущем, в последних словах героини чувствуется искренняя боль.

Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви. Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ «Холодная осень» и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: «Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был.

И это все, что было в моей жизни, — остальное ненужный сон».

Анализ рассказа И. А. Бунина «Качели»

«Антоновские яблоки», анализ рассказа Бунина Лирическая тональность, основанная на патриархальной глубине национального сознания, характерна для прозы И. Бунина, всегда обращенной в прошлое. Как бы подхватывая.

Анализ рассказа И. А. Бунина “Качели”

Рассказ И. А. Бунина “Качели”, входящий в цикл “Темные аллеи”, – произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему – менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров. Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств.

Самое главное, суть – во взволнованных голосах двух

Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа сконцентрировано

Во-первых, герои шутливо строят планы на будущую жизнь: “Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги…” Таким образом в рассказ вводится будущее время. С другой стороны, во втором эпизоде рассказа возникают образы Данте и Беатриче – образы прошлого, истории. В тексте появляются имена Льва Толстого и Леонида Андреева – знаковых для русской культуры фигур, относящихся к недавнему для героев прошлому. К тому же история Данте и Беатриче, упоминаемых в тексте рассказа, вполне может восприниматься как символ вечной любви – “любви, что движет солнца и светила”.

Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: “Пусть будет только то, что есть…” Но, с другой стороны, это счастливое мгновение “разрастается” до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…” Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем.

Этот летний вечер читатель воспринимает как зримое воплощение любви, радости, счастья. Пространство в рассказе очень сильно локализовано, сконцентрировано вокруг героев. Для этих молодых людей существует лишь дом, в котором они встретились, и сад, в котором им так хорошо вместе. Каждая деталь в описании пространства крайне значима. В первом эпизоде герой сидит в гостиной, и читатель не видит ничего, кроме этой комнаты.

Остальное пространство не имеет никакого значения, и лишь балкон, где раздаются “ее шаги”, возникает из этой темноты и неизвестности летних сумерек. Густая тьма летнего вечера скрывает от глаз все лишнее, все, что перестает существовать для двух любящих, счастливых людей. Во втором и третьем эпизодах действие перемещается в аллею, по которой удаляются герои в конце рассказа. Она символизирует, быть может, их жизненный путь, их судьбу, сокрытую во мраке летней ночи, и в этой судьбе для них значим лишь один момент – минуты, проведенные вместе в саду на качелях.

Пространство, связанное с качелями, очень важно для понимания рассказа. В то время когда герои раскачиваются на качелях, они находятся между звездным, бездонным летним небом и землей, на которую так боится упасть героиня. С одной стороны, пространство рассказа значительно расширяется, так как в него включается бесконечное небо.

С другой стороны, это “парение” в воздухе между небом и землей становится символом краткого счастья, тонкой грани между земными заботами, бытом и вечными, возвышенными чувствами. Герои произведения – молодые люди, девушка и юноша. Читатель крайне мало узнает о них из текста рассказа. Автор не называет имен персонажей.

Он пользуется лишь местоимениями “он” и “она”. А во многих предложениях подлежащее вообще отсутствует: “Вошла… усмехаясь синими глазами на загорелом лице”, “Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на доску, сдерживая взволнованное дыхание и глядя друг на друга”. Мы ничего не знаем о возрасте героев и можем только догадываться по поведению и речам, которые они ведут, об их молодости. Читатель не знает, ни кто эти два человека, ни как они оказались в этом доме, ни что они там делают. Все это просто перестает иметь какое-либо значение в тот миг, когда люди так счастливы и так сильно влюблены друг в друга.

Все лишнее остается как бы “за кадром” повествования. В этот летний вечер существует только звездное небо, качели и чувство, именно поэтому автор не дает более никаких сведений о героях. Читатель видит синий сарафан, две длинные темные мягкие косы, синие глаза и загорелое лицо девушки глазами молодого человека. Эти детали ее портрета, так сильно и нежно любимые героем, – единственное, что мы узнаем о героине.

Герой же предстает перед читателем очень артистичным, веселым и живым молодым человеком, как он сам себя называет, “знаменитым живописцем”. Это именование не случайно: в словах молодых людей часто сквозит ирония по отношению к себе и к их взаимному чувству. Все диалоги построены на шутках: реплики юноши о своей красоте и знаменитости, замечание девушки о музыкальных способностях героя, диалог о Данте и Беатриче, реплики о дедушкином костыле. Главный герой исполняет забавную песенку, намеренно небрежно, “не в лад”, “дико ударяя по клавишам”. Возможно, молодые люди за этими ироничными замечаниями и шутливыми репликами хотят скрыть истинное, серьезное чувство, пытаются таким образом отгородиться от пошлости, от избитых фраз про любовь.

Но, быть может, то, что испытывают друг к другу юноша и девушка в этот летний вечер, – всего лишь мимолетное влечение, легкая влюбленность и их ирония по отношению к этому чувству обоснована. Реплики героев часто заканчиваются многоточиями, которые скорее всего значат, что самое главное, истинное так и остается невысказанным, что за всеми шутками героев скрывается сильное чувство. А порой в словах героев и на самом деле проскальзывает серьезность, иногда даже трагичность: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…”, “Пусть будет только то, что есть… Лучше уж не будет”. Показательно, что в конце рассказа, когда герой начинает серьезный разговор о будущем, о судьбе их любви или влюбленности, он “смотрит себе под ноги”: неуместность иронии и шутливого тона здесь очевидны.

В образной системе рассказа соединяется бытовое, приземленное и вечное, истинное. С одной стороны, в мире, где существуют герои, возникают такие поэтичные и прекрасные образы, как чудный летний вечер, звезды и месяц – “золотые рога”, темные стволы деревьев и поэзия Данте; с другой стороны, в том же художественном пространстве Бунин размещает приземленные, бытовые детали – кухню и запах битков с луком, “бряцанье” живописца, визг колец на качелях. Но эти две стороны действительности не противопоставлены друг другу, мы не чувствуем никакой конфликтности, неразрешимости этой противоположности двух миров. Все эти детали сливаются в единое целое, так как все они свидетели счастья двух любящих людей, потому что все это – часть того удивительно счастливого вечера, которому, быть может, суждено стать самым прекрасным в жизни героев.

И центральный образ качелей становится неоднозначным: это одновременно и символ игры, беспечности, детства, несерьезности и вместе с тем знак счастья, радости, вечной молодости, любви и удовольствия. Автор в этом произведении максимально самоустраняется, оставляя свой голос героям. Он как будто не хочет мешать двум счастливым людям и оставляет их в одиночестве.

Авторское слово становится особо значимым: именно в нем проступает истинное отношение героев к происходящему, именно авторский голос сообщает о пристальном, бессмысленном и радостном взгляде героини, об их взволнованном дыхании, о синих глазах и прекрасном счастливом лице. Судьба безымянных юноши и девушки помещена Буниным в центр мироздания. Оба молодых человека бесконечно счастливы, и они одни во всем мире.

Кроме двух главных героев, в рассказе более нет ни одного персонажа, но они и сами отделяют себя от всего, что их окружает, остаются в полном одиночестве на маленьком островке огромной теплой летней ночи, вдвоем на всей земле. Писатель изображает героев, которые существуют в абсолютной гармонии с собой и окружающим их миром. Самые приземленные бытовые реалии этого мира становятся символами их счастья. Укромный уголок дачного сада, где скрипят несмазанные петли стареньких качелей, становится для счастливых людей огромным миром, полным любви, нежности и красоты.

Мимолетное чувство по значимости становится равным великой любви, “что движет солнца и светила”. Герои ощущают, что одно мгновение их жизни подобно вечности. Это чувство единения с миром возникает в тот момент, когда событийные границы существования героев полностью совпадают с их внутренним мироощущением.

В этом единстве всего сущего сливаются молодость и красота героев, их краткое счастье и образ вечной любви, поэзия летней ночи и бытовые подробности дачной жизни. Кажется, что для героев не существует никаких преград, которые могли бы помешать гармоничному и совершенному счастью. Герои остро ощущают радость от возможности любить друг друга, но для Бунина это чувство окрашено тревогой. Счастье кратковременно, и конец этого чувства неизбежен.

Несмотря на то, что герои любят друг друга и серьезно не задумываются о будущем, в последних словах героини чувствуется искренняя боль. Мы ощущаем неповторимость счастья и невозможность для героев задержать прекрасный миг любви. Этот элегический мотив утерянного мгновения характерен для многих произведений Бунина: вспомним рассказ “Холодная осень” и его главную героиню, которая свидетельствует о пережитом: “Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то?

Все-таки был. И это все, что было в моей жизни, – остальное ненужный сон”.

Таким образом, читатель видит уже не один лишь момент жизни двух молодых людей, эти мгновения, секунды изображены как бы на фоне вечности. Герои пытаются сознательно отгородиться от всего мира: они забывают о прошлом, оно перестает иметь для них какое-либо значение, они не хотят думать ни о чем другом, кроме настоящего: “Пусть будет только то, что есть…” Но, с другой стороны, это счастливое мгновение “разрастается” до масштабов целой жизни, героиня рассказа говорит: “Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не будет…” Моменты любви и счастья, быть может, всего несколько минут останутся единственно важными, значимыми в жизни героев. Время в рассказе Бунина становится осязаемым, мы словно чувствуем его, ощущаем.

Альманах педагога

Автор: Шайфигулина Ольга Сергеевна
Должность: учитель русского языка и литературы
Учебное заведение: МБОУ Ульяновская СОШ
Населённый пункт: МО, Красногорский район, д.Путилково
Наименование материала: Методическая разработка
Тема: Обучение смысловому чтению на уроках литературы. Рассказ И. Бунина “Качели”
Дата публикации: 03.02.2019
Раздел: среднее образование

ФОРМИРОВАНИЕ

ФОРМИРОВАНИЕ

СМЫСЛОВОГО ЧТЕНИЯ

СМЫСЛОВОГО ЧТЕНИЯ

Подготовили:

Маркарян Кнарик Андраниковна (г. Надым),

Марченко Олеся Олеговна (г. Брянск),

Толкачёва Наталья Николаевна (г. Барнаул),

Шайфигулина Ольга Сергеевна (г. Надым).

СЕМИНАР УЧИТЕЛЕЙ РУССКОГО ЯЗЫКА И ЛИТЕРАТУРЫ

мини-проекта:

т е х н о л о г и и

продуктивного чтения на уроках литературы в старших

классах на примере рассказа И.А. Бунина «Качели»;

овладеть приёмами освоения смыслового чтения на

различных этапах работы с текстом;

с т а р ш е к л а с с н и к о в

деятельности: работе со словарями

литературу и русский язык в старшей школе.

Предварительный этап

Написание исследовательской работы «Этюд о слове

Работа выполняется дома по плану:

1. Собрать весь имеющийся материал из словарей о слове

М. Фасмер Этимологического словаря русского языка.

В.И.Даль Словарь живого великорусского языка.

С.И.Ожегов Толковый словарь русского языка.

Джек Тресиддер Словарь символов.

2. Обработать полученную информацию и преобразовать её

в связный текст, раскрывающий смысл слова.

3. Оформить исследование (работа должна состоять из

пунктов: вступление (цель исследования, гипотеза), основная

часть (открытие о слове), заключение (вывод, результат

4. Объём исследовательской работы – 2 страницы.

I этап. Технология продуктивного чтения. Работа с

текстом до чтения.

АНТИЦИПАЦИЯ (предвосхищение, предугадывание

предстоящего чтения). Определение смысловой,

тематической, эмоциональной направленности текста,

выделение его героев по названию произведения, имени

автора, ключевым словам.

Основные приёмы работы с информацией до чтения:

Постановка целей урока с учётом общей готовности учащихся

В летний вечер сидел в гостиной, бренча на

фортепьяно, услыхал на балконе ее шаги, дико

ударил по клавишам и не в лад закричал, запел:

Не завидую богам,

Не завидую царям,

Как увижу очи томны,

Стройный стан и косы темны!

Вошла в синем сарафане, с двумя длинными

темными косами на спине, в коралловом

ожерелье, усмехаясь синими глазами на

загорелом лице:

на балконе ее шаги,

дико ударил

в лад закричал, запел:

Не завидую богам,

Не завидую царям,

Как увижу очи томны,

Стройный стан и косы темны!

сарафане, с двумя

длинными темными

коралловом ожерелье

синими глазами на загорелом лице

— Это все про меня? И ария собственной композиции?

И опять ударил и закричал:

Не завидую богам…

Это все про меня? И ария собственной композиции?

И опять ударил и закричал:

Не завидую богам…

—Ну и слух же у вас!

— Зато я знаменитый живописец. И красив, как Леонид Андреев.

На беду вашу заехал я к вам!

— Он пугает, а мне не страшно, сказал Толстой про вашего

— А дедушкин костыль?

— Дедушка хоть и севастопольский герой, только с виду грозен.

Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему в ноги — заплачет и

— Это все про меня? И ария собственной композиции?

И опять ударил и закричал:

Не завидую богам…

Ну и слух же у вас!

— Зато я знаменитый живописец. И красив, как

Леонид Андреев. На беду вашу заехал я к вам!

— Он пугает, а мне не страшно, сказал Толстой про

— А дедушкин костыль?

— Дедушка хоть и севастопольский герой, только с виду

грозен. Убежим, повенчаемся, потом кинемся ему к

ноги — заплачет и простит.

В сумерки, перед ужином, когда в поварской

жарили пахучие битки с луком и в росистом парке

свежело, носились, стоя друг против друга, на

качелях в конце аллеи, визжа кольцами, дуя ветром,

развевавшим ее подол. Он, натягивая веревки и

поддавая взмах доски, делал страшные глаза, она,

раскрасневшись, смотрела пристально,

бессмысленно и радостно.

— Ау! А вон первая звезда и молодой месяц и небо

над озером зеленое-зеленое — живописец,

посмотрите, какой тонкий серпик! Месяц, месяц,

золотые рога. Ой, мы сорвемся!

В сумерки, перед ужином, когда в поварской

жарили пахучие битки с луком и в росистом

парке свежело, носились, стоя друг против друга,

в конце аллеи, визжа кольцами, дуя

ветром, развевавшим ее подол. Он, натягивая

веревки и поддавая взмах доски, делал страшные

глаза, она, раскрасневшись, смотрела пристально,

бессмысленно и радостно.

— Ау! А вон первая звезда и молодой месяц и

небо над озером зеленое, зеленое — живописец,

посмотрите, какой тонкий серпик! Месяц, месяц,

золотые рога. Ой, мы сорвемся!

Картина Петра Нилуса

Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на

доску, сдерживая взволнованное дыхание и

глядя друг на друга.

— Ну что? Я говорил!

— Что говорил?

— Вы уже влюблены в меня.

— Может быть. Постойте, зовут к ужину. Ау,

— Погодите минутку. Первая звезда, молодой

месяц, зеленое небо, запах росы, запах из кухни,

— верно, опять мои любимые битки в сметане!

Слетев с высоты и соскочив на землю, сели на

доску, сдерживая взволнованное дыхание и

глядя друг на друга.

— Ну что? Я говорил!

— Вы уже влюблены в меня.

— Может быть. Постойте, зовут к ужину. Ау, идем,

— Погодите минутку. Первая звезда, молодой

месяц, зеленое небо, запах росы, запах из кухни, —

верно, опять мои любимые битки в сметане!

Импрессионизм- (от французского впечатление) от

impression – направление в искусстве последней

трети 19 – начала 20 вв. Представителями

импрессионизма являются К.Моне, О.Ренуар др

Импрессионизм утверждает

повседневной жизни

, простые мотивы.

стремятся в композициях

сохранить силу и свежесть первого

впечатления

». Свойственны

чистые цвета

и раздельные мазки чистого цвета

Пьер Огюст Ренуар

— Да, счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже не

— Данте говорил о Беатриче: «В ее глазах — начало любви, а

конец — в устах». Итак? — сказал он, беря ее руку.

Она закрыла глаза, клонясь к нему опущенной головой. Он обнял

ее плечи с мягкими косами, поднял ее лицо.

Когда шли по аллее, он смотрел себе под ноги:

— Что ж нам теперь делать? Идти к дедушке и, упав на колени,

просить его благословения? Но какой же я муж?

— Нет, нет, только не это.

—Не знаю. Пусть будет только то, что есть…Лучше уж не будет.

счастливее этого вечера, мне кажется, в моей жизни уже

— Данте говорил о Беатриче: «В ее глазах — начало любви, а конец — в

устах». Итак? — сказал он, беря ее руку.

Она закрыла глаза, клонясь к нему опущенной головой. Он обнял ее

плечи с мягкими косами, поднял ее лицо.

Конец в устах?

Когда шли по аллее, он смотрел себе под ноги:

— Что ж нам теперь делать? Идти к дедушке и, упав на колени, просить

его благословения? Но какой же я муж?

— Нет, нет, только не это.

Пусть будет только то, что есть…Лучше уж не будет.

золотые рога. Ой, мы сорвемся!

Войти

Авторизуясь в LiveJournal с помощью стороннего сервиса вы принимаете условия Пользовательского соглашения LiveJournal

  • Recent Entries
  • Archive
  • Friends
  • Profile
  • Memories

Рассказ «Качели», пожалуй, один из самых “светлых” рассказов Бунина о любви. Но и он заканчивается на грустной, элегической ноте: “Лучше уж не будет”. В соотнесении с другими произведениями сборника «Тёмные аллеи», в контексте всего творчества писателя этот мотив невозможности, недостижимости счастья становится ещё более значимым. Н.Храмцова предлагает для сопоставления рассказ «Холодная осень». В тот же ряд можно поставить и рассказ 1938 года «Поздний час», в котором герой возвращается в город своей юности и вспоминает такой же счастливый летний вечер: “Это было начало нашей любви, время ещё ничем не омрачённого счастья, близости, доверчивости, восторженной нежности, радости. ” Но заканчивает он это путешествие в прошлое — на кладбище, на могиле когда-то любимой девушки: “Твой отец, твоя мать, твой брат — все пережили тебя, молодую”. Сопоставительный анализ рассказов позволит ещё глубже и полнее понять смысл рассказа «Качели».
Софья Львовна Каганович ,
зав. кафедрой теории и методики общего образования Новгородского РЦРО

Анализ рассказа И. А. Бунина «Качели»

Рассказ И. А. Бунина «Качели», входящий в цикл «Темные аллеи», — произведение о встрече, быстром сближении, ослепительной вспышке чувств и неотвратимом расставании. Рассказ этот очень невелик по объему — менее двух страниц; в нем всего три эпизода: сцена в гостиной, разговор на качелях и диалог героев в аллее; в нем нет ни подробных пейзажей, ни портретов, ни интерьеров. Писатель избегает оценок, но позволяет судить о состоянии души героев по внешним проявлениям чувств. Самое главное, суть — во взволнованных голосах двух влюбленных

людей.
На первый взгляд кажется, что все элементы художественного целого рассказа противоречат тому общему впечатлению, которое складывается у нас по прочтении произведения. Пространство и время в «Качелях», с одной стороны, сильно ограничены и сконцентрированы. Все действие происходит в течение одного летнего вечера. Мы не знаем предыстории героев, автор не сообщает ничего об их прошлом. О будущем мы не имеем никакого представления. Таким образом, все центральное, сущностно важное действие произведения свершается словно в одно мгновение. Однако, несмотря на то, что действие рассказа

Развитие русской любовной лирики в XVIII веке Введение Любовная лирика как разновидность письменной литературы появилась в России в 18 веке. Конечно же, в русском фольклоре существовала любовная песня. Но древнерусская литература не.

Вопросы и ответы к рассказу Л. Н. Толстого «После бала» С какой целью Л. Н. Толстой обращается к прошлому? В отличие от Лермонтова, Гоголя, обращавшихся к прошлому в поисках героических характеров, Толстой в рассказе «После.

Анализ рассказа И. С. Тургенева «Свидание» Рассказ «Свидание» относится к циклу рассказов «Записки охотника», написанных в разное время, но объединенных тематикой, идеями, жанром, стилем и персонажем рассказчика. Этот рассказ был впервые.

Борис Пастернак В феврале 1990 года мир отмечал 100-летие со дня рождения Бориса Леонидовича Пастернака — выдающегося поэта ХХ столетия. По решению ЮНЕСКО 1990 г. был объявлен.

Идейно-художественное своеобразие прозы И. А. Бунина Художественный мир Бунина-прозаика сложился во второй половине 1890-х годов. В рассказах того времени открывается мир деревенской жизни, которая рисуется правдиво и без прикрас. Но при.

Проблематика рассказа Льва Толстого «После бала» 1 вариант В рассказе Л. Н.Толстого описываются события, происходившие в России во времена правления Николая Первого. То было суровое время правления царя, напуганного восстанием декабристов.

Анализ рассказа А. П. Чехова «Дама с собачкой» Рассказ «Дама с собачкой» был задуман в переломное время, как для России, так и для всего мира. Год написания — 1889-ый, то есть предпоследний год.

Анализ языка жестов в рассказе А. П. Чехова «Дама с собачкой» Мы все пользуемся языком тела. Часто молчаливое послание с помощью языка тела дает больше информации об искренности чувств и истинности отношений между людьми, чем самая.

Анализ рассказа В. Набокова «Круг» «К середине 1936-го, незадолго перед тем, как навсегда покинуть Берлин и уже во Франции закончить «Дар», я написал уже, наверное, четыре пятых последней его главы.

Анализ рассказа В. В. Набокова «Круг» Но как забавно, что в конце абзаца, Корректору и веку вопреки, Тень русской ветки будет колебаться На мраморе моей руки. В. В. Набоков » К.

Анализ рассказа В. В. Набокова «Круг» Но как забавно, что в конце абзаца, Корректору и веку вопреки, Тень русской ветки будет колебаться На мраморе моей руки. В. В. Набоков » К.

Язык тела главных героев А. П. Чехова в рассказе «Дама с собачкой» Язык тела является неотъемлемой частью общения людей друг с другом. Все мы пользуемся языком тела. Такие проявления языка тела, как физический контакт, дистанция, ориентация, мимика.

Лиризм прозы И. А. Бунина. (На примере одного из рассказов.) «Полюбив, мы умираем…». Думается, что эти слова К. Бальмонта как нельзя лучше раскрывают отношение И. Бунина к любви. Большинство литературных героев ХIX века: Онегин, Печорин.

Библия в системе поэтики Ф. М. Достоевского «Братья Карамазовы» План. Введение………………………………………………………. ………………………….. 3 Глава I Характеристика мировоззрения Достоевского. 1. Морально-этические и религиозные взгляды художника; вопрос о «природе» человека…………………………12 2. Отношение писателя к Библии; роль.

Лиризм прозы Ивана Бунина Любовь и ее воздействие на человека. Это ли не одна из основных тем мировой литературы? Бунин создает совершенно свой мир и в нем — свой.

Проблема истории в художественном мире А. С. Пушкина Пушкин и философско-историческая мысль 19 века …Пушкин явился именно в то время, когда только что сделалось возможным явление на Руси поэзии как искусства. Двадцатый год.

М. Ю. Лермонтов «Герой нашего времени» Во всякой книге предисловие есть первая и вместе с тем последняя вещь; оно или служит объяснением цели сочинения, или оправданием и ответом на критики. Но.

Рецензия рассказа Бунина «Холодная осень» из цикла «Темные аллеи» Рецензия рассказа Бунина «Холодная осень» из цикла «Темные аллеи». Данный цикл Иван Бунин написал в эмиграции, когда ему было семьдесят лет. Несмотря на то, что.

Вопросы и ответы к теме «Герои произведений» Проверьте свою память и назовите произведения, в которых вы встречали имена героев: Святогор, Артур, Ланселот, Роланд, Герасим, Людмила, Мизгирь, Руслан, Татьяна. Святогор встречался в былинах;.

«Чертовы качели» в поэзии и в жизни Ф. Сологуба Качает черт качели Вперед — назад, вперед — назад… Ф. Сологуб Современники серебряного века с любовью, трогательно относились к поэту и прозаику Федору Сологубу. Вот.

Сочинение на тему: «Анализ рассказа И. Бунина «Темные аллеи» Цикл рассказов выдающегося русского писателя Ивана БунинА «Темные аллеи» состоит из 38 произведений. Они отражают различные пласты времени, различаются методами создания образов и жанрами. Последний.

Анализ рассказа А. И. Солженицына «Один день Ивана Денисовича» Рассказ «Один день Ивана Денисовича» — это рассказ о том, как человек из народа соотносит себя с насильно навязанной реальностью и ее идеями. В нем.

Мотив любви и смерти в рассказах Ивана Бунина Любовь — неизменная тема для всех авторов. Каждый писатель в своей жизни приходит к этой теме по-разному, по своей, только ему ведомой дорожке. Есть сочинители.

Анализ рассказа И. А. Бунина «Чистый понедельник» Рассказ «Чистый понедельник» удивительно прекрасен и одновременно трагичен. Встреча двух людей приводит к возникновению прекрасного чувства-любви. Но ведь любовь — это не только радость, это.

Анализ рассказа И. А. Бунина «Чистый понедельник» Рассказ «Чистый понедельник» удивительно прекрасен и одновременно трагичен. Встреча двух людей приводит к возникновению прекрасного чувства-любви. Но ведь любовь — это не только радость, это.

Мотив любви и смерти в рассказах Бунина О, как убийственно мы любим, Как в буйной слепоте страстей Мы то всего вернее губим, Что сердцу нашему милей! Ф. Тютчев Любовь — вечная тема.

Анализ рассказа М. Горького «Макар Чудра» «Макар Чудра» — первое печатное произведение А. М. Пешкова. Оно появилось в тифлисской газете «Кавказ» в 1892 году и было подписано псевдонимом, которому суждено было.

Анализ рассказа Бунина «Чистый понедельник» Рассказ «Чистый понедельник» удивительно прекрасен и одновременно трагичен. Встреча двух людей приводит к возникновению прекрасного чувства — любви. Но ведь любовь — это не только.

Анализ рассказа И. Бунина «Легкое дыхание» Человек — повод к взрыву. . Иногда вулканы взрываются сокровищами. Дать взорваться — больше, чем добыть. М. Цветаева. Начиная писать это сочинение, ставлю перед собой.

Анализ рассказа М. Шолохова «Судьба человека» Рассказ написан в 1956 году во время хрущевской «оттепели». Шолохов был участником Великой Отечественной войны. Там он услышал историю жизни одного солдата. Она его очень.

ТВОРЧЕСКИЙ ПУТЬ И. А. БУНИНА Творческий путь выдающегося русского прозаика и поэта конца XIX — первой поло- вины XX века, признанного классика отече- ственной литературы и ее первого Нобелев- ского.

Проблематика и герои одного из рассказов Бунина Помните у Высоцкого: «…на сушу тихо выбралась любовь и растворилась в воздухе до срока»? И не «сорок сороков», а всю жизнь человек пытается найти ответ.

Смысл названия и проблематика рассказа Бунина «Легкое дыхание» Рассказ «Легкое дыхание», написанный в 1916 году, заслуженно считается одной из жемчужин бунинской прозы — так лаконично и ярко запечатлен в нем образ героини, так.

Идейно-тематическое содержание рассказов А. П. Чехова В ранних рассказах Чехова в соответствии с жанром короткой юморески жизненные ситуации намеренно упрощены, характеры персонажей просты, наделены комичными чертами, а ситуации зачастую анекдотичны. Чехов.

Алексей Николаевич Арбузов. «Иркутская история» Арбузов Алексей Николаевич-русский советский драматург. Он родился 26 мая 1908 года. Закончил театральную школу в Москве. Литературной деятельностью начал заниматься в 1923 году. Первая пьеса.

Анализ рассказа А. П. Чехова «Хирургия» Антон Павлович Чехов — величайший в мировой литературе мастер маленького рассказа, умеющий создавать законченные художественные типы посредством немногих выразительных деталей, штрихов, сюжетных обстоятельств. Эта грань.

Тематика и образы одного из рассказов Тургенева Рассказ «Ожидание» относится к циклу заметок «Записки охотника», написанных в разное время, но объединенных тематикой, идеями, жанром, стилем и персонажем рассказчика. В «Свидании» три действующих.

Тема любви в цикле рассказов И. А. Бунина «Темные аллеи» Работавший над циклом «Темные аллеи» в течение многих лет, И. А. Бунин уже на закате своего творческого пути признался, что считает этот цикл «самым совершенным.

Анализ рассказа И. Бунина «Солнечный удар» Мягкий кленовый листок кротко и трепетно возносится ветром и вновь падает на холодную землю. Он настолько одинок, что ему все равно, куда несет его судьба.

Анализ рассказа «Ионыч» А. П. Чехова Рассказ А. П. Чехова «Ионыч» подвергся серьезной критике в периодической печати того времени. Сразу же после публикации произведения в 1898 году посыпались многочисленные упреки в.

Язык тела главных героев А. П. Чехова в рассказе «Дама с собачкой» Язык тела является неотъемлемой частью общения людей друг с другом. Все мы пользуемся языком тела. Такие проявления языка тела, как физический контакт, дистанция, ориентация, мимика.

Любовь на страницах произведений И. А. Бунина

В первой половине двадцатых годов как никогда сильна в творчестве Бунина борьба двух начал: жизни и смерти. Противопоставление смерти писатель видит в любви. Эта тема становится главной для него. По его убеждению, любовь — это прекрасные мгновения, озаряющие жизнь человека. “Любовь не понимает смерти. Любовь есть жизнь” — эти слова Андрея Болконского из “Войны и мира” нашли глубокое отражение в творчестве Ивана Алексеевича Бунина. Он пишет о самом высшем и полном, с его точки зрения, земном счастье.
В двадцатых годах Бунин пишет большой рассказ “Дело корнета Елагина”. Герой, влюбленный в актрису, переживает мучительное и сокрушительное чувство. Оно оказывается роковым для обоих и приводит к трагическому исходу.
Обычно первая любовь рассматривается поэтически или же как что-то несерьезное, даже легкомысленное. Но Бунин утверждает, что это совсем не так: “Часто эта “первая любовь” сопровождается драмами, трагедиями, но совсем никто не думает о том, что как раз в это время переживают люди нечто гораздо более глубокое, сложное, чем волнения, страдания, обычно называемые обожанием милого существа: переживают, сами того не ведая, жуткий расцвет, мучительное раскрытие, первую мессу пола”. Эта “первая месса пола” изменяет до основания внутренний мир человека, обостряет его чувствительность ко всему вокруг. Каковы же были отношения Елагина и Сосновской? Горячее чувство его наталкивалось на капризное и переменчивое настроение ее. Елагин мучительно переживает переходы чувств своей возлюбленной от внезапных проявлений любви к равнодушию, почти безразличию. Герой был близок к самоубийству, метался от отчаяния к взрывам нежности, от ярости к прощению.
Как говорит на суде свидетель Залесский, “она то распаляла его (Елагина), то обдавала холодной водой”. Елагину приходилось постоянно страдать от ревности, так как Сосновская постоянно была окружена поклонниками.
Очень похожая ситуация описана и в повести “Митина любовь”, в романе “Жизнь Арсеньева”, в рассказе “Сны Чанга”. По мнению писателя, страстную любовь и жестокую ревность вызывают определенного типа женщины, которые являются воплощением “типичнейшего женского естества”. Их невозможно понять, их души — мятущиеся, неустойчивые, как бы “недолепленные” природой. Эти женщины часто страдают и заставляют страдать других. Вот как говорит о них капитан, герой рассказа “Сны Чанга”: “Есть, брат, женские души, которые вечно томятся какой-то печальной жаждой любви и которые от этого самого никогда и никого не любят. Есть такие — и как судить их за всю их бессердечность, лживость. Кто их разгадает?”
Между тем мужчины с обостренной чувствительностью, с развитым воображением отдают свое сердце таким женщинам с той же безоглядностью, с какой впечатлительный, восторженный Елагин пленяется капризной и истеричной Сосновской.
Особое место в творчестве Бунина занимает цикл рассказов “Темные аллеи”. Критики назвали его “энциклопедией любви”. Иван Алексеевич исследует и описывает самые разнообразные оттенки взаимоотношений двоих. Это и нежные, возвышенные чувства (рассказы “Руся”, “Натали”), и бурная страсть (“Зойка и Валерия”, “Галя Ганская”, “Дубки”), и проявление противоречивых эмоций (“Антигона”, “Визитные карточки”).
Но в первую очередь Бунина интересует истинная земная любовь, “гармония земли и неба”. Такая любовь нечасто встречается в жизни, но испытать ее — огромное, ни с чем не сравнимое счастье. Однако уже давно замечено, что чем сильнее, ярче и совершеннее любовь, тем скорее ей суждено оборваться. Но оборваться — не значит погибнуть. Это чувство озаряет весь жизненный путь человека. Так, в рассказе “Темные аллеи” Надежда, владелица “постоялой горницы”, через всю жизнь пронесла любовь к барину, когда-то соблазнившему ее. “Молодость у всякого проходит, а любовь — другое дело”, “Все проходит, да не все забывается”, — говорит она. И барин Николай Алексеевич, когда-то бросивший ее, понимает, что лучшие мгновения его жизни связаны с этой женщиной. Но прошлого не вернешь.
В рассказе “Руся” герой двадцать лет не может забыть чудесную девушку, в семье которой он когда-то служил репетитором. Но влюбленным пришлось расстаться, и с тех пор прошло много лет. Герой постарел, женился, но по-прежнему помнит, как “однажды она промочила в дождь ноги. и он кинулся разувать и целовать ее мокрые узкие ступни — подобного счастья не было во всей его жизни”.
А вот перед нами героиня рассказа “Холодная осень”, которая проводила на войну своего жениха холодным осенним вечером. Через месяц его убили, но чувство к нему продолжает жить в душе молодой девушки. Ей пришлось много страдать, перенести тяжелые испытания, но на пороге старости для нее важно другое: “Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни — остальное ненужный сон”.
Читая бунинские новеллы, обращаешь внимание на то, что он никогда не пишет о счастливой, благополучной любви. Так, погибает от выстрела ревнивого любовника единственная женщина, которую по-настоящему полюбил герой рассказа “Генрих”, умирает от сердечного приступа Николай Платонович в новелле “В Париже”, внезапное появление сумасшедшей матери Руси во время ее свидания с любимым навсегда разлучает их, уходит в монастырь героиня “Чистого понедельника”, умирает от преждевременных родов Натали.
Почему же Бунин никогда не рассказывает о счастливой любви, соединяющей влюбленных? Наверное, потому, что соединение любящих — это уже совсем иные чувства и отношения. Здесь нет места страданиям и боли, но нет и того блаженства, “зарниц счастья”. Поэтому в тот момент, когда история любви идет к счастливому завершению, непременно появляются непредвиденные обстоятельства или разражается катастрофа, вплоть до смерти героев. С присущим ему высоким мастерством писатель стремится остановить мгновение на высшем взлете чувств.
Еще одной интересной особенностью любви героев является то, что они словно избегают даже мысли о браке.
В “Деле корнета Елагина” автор замечает: “Неужели неизвестно, что есть странное свойство всякой сильной и вообще не совсем обычной любви даже как бы избегать брака?” Действительно, и Елагин, и Сосновская понимают, что брак между ними невозможен. В рассказе “Качели” герой задает вопрос: “Но какой же я муж?” И получает ответ девушки: “Нет, нет, только не это”. “Пусть будет только то, что есть. Лучше уж не будет”, — считает она. Герой новеллы “Таня” с ужасом думает о том, что будет, если он женится на Тане. А между тем только ее он любит по-настоящему. Как-то раз Бунин процитировал чьи-то слова о том, что часто легче умереть за женщину, чем жить с ней. Видимо, эта точка зрения и нашла отражение в его рассказах о любви. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться. Это не умаляет красоты и прелести бунинских новелл. И неважно, поженились герои или нет. “Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена”. Эти слова из книги “Темные аллеи” красной нитью проходят через все творчество Ивана Алексеевича Бунина.

В первой половине двадцатых годов как никогда сильна в творчестве Бунина борьба двух начал: жизни и смерти. Противопоставление смерти писатель видит в любви. Эта тема становится главной для него. По его убеждению, любовь — это прекрасные мгновения, озаряющие жизнь человека. “Любовь не понимает смерти. Любовь есть жизнь” — эти слова Андрея Болконского из “Войны и мира” нашли глубокое отражение в творчестве Ивана Алексеевича Бунина. Он пишет о самом высшем и полном, с его точки зрения, земном счастье.
В двадцатых годах Бунин пишет большой рассказ “Дело корнета Елагина”. Герой, влюбленный в актрису, переживает мучительное и сокрушительное чувство. Оно оказывается роковым для обоих и приводит к трагическому исходу.
Обычно первая любовь рассматривается поэтически или же как что-то несерьезное, даже легкомысленное. Но Бунин утверждает, что это совсем не так: “Часто эта “первая любовь” сопровождается драмами, трагедиями, но совсем никто не думает о том, что как раз в это время переживают люди нечто гораздо более глубокое, сложное, чем волнения, страдания, обычно называемые обожанием милого существа: переживают, сами того не ведая, жуткий расцвет, мучительное раскрытие, первую мессу пола”. Эта “первая месса пола” изменяет до основания внутренний мир человека, обостряет его чувствительность ко всему вокруг. Каковы же были отношения Елагина и Сосновской? Горячее чувство его наталкивалось на капризное и переменчивое настроение ее. Елагин мучительно переживает переходы чувств своей возлюбленной от внезапных проявлений любви к равнодушию, почти безразличию. Герой был близок к самоубийству, метался от отчаяния к взрывам нежности, от ярости к прощению.
Как говорит на суде свидетель Залесский, “она то распаляла его (Елагина), то обдавала холодной водой”. Елагину приходилось постоянно страдать от ревности, так как Сосновская постоянно была окружена поклонниками.
Очень похожая ситуация описана и в повести “Митина любовь”, в романе “Жизнь Арсеньева”, в рассказе “Сны Чанга”. По мнению писателя, страстную любовь и жестокую ревность вызывают определенного типа женщины, которые являются воплощением “типичнейшего женского естества”. Их невозможно понять, их души — мятущиеся, неустойчивые, как бы “недолепленные” природой. Эти женщины часто страдают и заставляют страдать других. Вот как говорит о них капитан, герой рассказа “Сны Чанга”: “Есть, брат, женские души, которые вечно томятся какой-то печальной жаждой любви и которые от этого самого никогда и никого не любят. Есть такие — и как судить их за всю их бессердечность, лживость. Кто их разгадает?”
Между тем мужчины с обостренной чувствительностью, с развитым воображением отдают свое сердце таким женщинам с той же безоглядностью, с какой впечатлительный, восторженный Елагин пленяется капризной и истеричной Сосновской.
Особое место в творчестве Бунина занимает цикл рассказов “Темные аллеи”. Критики назвали его “энциклопедией любви”. Иван Алексеевич исследует и описывает самые разнообразные оттенки взаимоотношений двоих. Это и нежные, возвышенные чувства (рассказы “Руся”, “Натали”), и бурная страсть (“Зойка и Валерия”, “Галя Ганская”, “Дубки”), и проявление противоречивых эмоций (“Антигона”, “Визитные карточки”).
Но в первую очередь Бунина интересует истинная земная любовь, “гармония земли и неба”. Такая любовь нечасто встречается в жизни, но испытать ее — огромное, ни с чем не сравнимое счастье. Однако уже давно замечено, что чем сильнее, ярче и совершеннее любовь, тем скорее ей суждено оборваться. Но оборваться — не значит погибнуть. Это чувство озаряет весь жизненный путь человека. Так, в рассказе “Темные аллеи” Надежда, владелица “постоялой горницы”, через всю жизнь пронесла любовь к барину, когда-то соблазнившему ее. “Молодость у всякого проходит, а любовь — другое дело”, “Все проходит, да не все забывается”, — говорит она. И барин Николай Алексеевич, когда-то бросивший ее, понимает, что лучшие мгновения его жизни связаны с этой женщиной. Но прошлого не вернешь.
В рассказе “Руся” герой двадцать лет не может забыть чудесную девушку, в семье которой он когда-то служил репетитором. Но влюбленным пришлось расстаться, и с тех пор прошло много лет. Герой постарел, женился, но по-прежнему помнит, как “однажды она промочила в дождь ноги. и он кинулся разувать и целовать ее мокрые узкие ступни — подобного счастья не было во всей его жизни”.
А вот перед нами героиня рассказа “Холодная осень”, которая проводила на войну своего жениха холодным осенним вечером. Через месяц его убили, но чувство к нему продолжает жить в душе молодой девушки. Ей пришлось много страдать, перенести тяжелые испытания, но на пороге старости для нее важно другое: “Но, вспоминая все то, что я пережила с тех пор, всегда спрашиваю себя: да, а что же все-таки было в моей жизни? И отвечаю себе: только тот холодный осенний вечер. Ужели он был когда-то? Все-таки был. И это все, что было в моей жизни — остальное ненужный сон”.
Читая бунинские новеллы, обращаешь внимание на то, что он никогда не пишет о счастливой, благополучной любви. Так, погибает от выстрела ревнивого любовника единственная женщина, которую по-настоящему полюбил герой рассказа “Генрих”, умирает от сердечного приступа Николай Платонович в новелле “В Париже”, внезапное появление сумасшедшей матери Руси во время ее свидания с любимым навсегда разлучает их, уходит в монастырь героиня “Чистого понедельника”, умирает от преждевременных родов Натали.
Почему же Бунин никогда не рассказывает о счастливой любви, соединяющей влюбленных? Наверное, потому, что соединение любящих — это уже совсем иные чувства и отношения. Здесь нет места страданиям и боли, но нет и того блаженства, “зарниц счастья”. Поэтому в тот момент, когда история любви идет к счастливому завершению, непременно появляются непредвиденные обстоятельства или разражается катастрофа, вплоть до смерти героев. С присущим ему высоким мастерством писатель стремится остановить мгновение на высшем взлете чувств.
Еще одной интересной особенностью любви героев является то, что они словно избегают даже мысли о браке.
В “Деле корнета Елагина” автор замечает: “Неужели неизвестно, что есть странное свойство всякой сильной и вообще не совсем обычной любви даже как бы избегать брака?” Действительно, и Елагин, и Сосновская понимают, что брак между ними невозможен. В рассказе “Качели” герой задает вопрос: “Но какой же я муж?” И получает ответ девушки: “Нет, нет, только не это”. “Пусть будет только то, что есть. Лучше уж не будет”, — считает она. Герой новеллы “Таня” с ужасом думает о том, что будет, если он женится на Тане. А между тем только ее он любит по-настоящему. Как-то раз Бунин процитировал чьи-то слова о том, что часто легче умереть за женщину, чем жить с ней. Видимо, эта точка зрения и нашла отражение в его рассказах о любви. Можно соглашаться с этим, можно не соглашаться. Это не умаляет красоты и прелести бунинских новелл. И неважно, поженились герои или нет. “Всякая любовь — великое счастье, даже если она не разделена”. Эти слова из книги “Темные аллеи” красной нитью проходят через все творчество Ивана Алексеевича Бунина.

Система уроков по творчеству И.А. Бунина в 11 классе Третий урок. Книга И.А.Бунина «Темные аллеи»

Система уроков по творчеству И.А. Бунина в 11 классе

Рубеж веков в истории культуры всегда сложен и противоречив. Именно поэтому учителю, работая над системой уроков по творчеству И.А. Бунина , важно помнить, что его задача не просто познакомить учащихся с биографией и отдельными произведениями писателя, но и постараться естественно вписать творчество Бунина в историко-литературный контекст 20 века.

В прозе Бунина мир, изображенный с точки зрения повествователя, всегда вбирает в себя различные аспекты восприятия: зрение, слух, осязание, обоняние. Поэтому часто в центре его внимания оказывается внутренняя жизнь личности, переживания которой раскрывается в многообразии деталей и признаков. Лирическая тональность, характерная для творчества Бунина, богатство изобразительных средств, поиск новых композиционных форм, бессюжетность определяют своеобразие его стиля, который оказал большое влияние на развитие русской прозы 20 века.

В школьной программе по литературе на изучение Бунина традиционно отводится 3-5часов, этого, конечно, недостаточно, чтобы понять творчество писателя в контексте его судьбы и историко-литературного процесса, но вполне достаточно, чтобы выявить приметы стиля автора, определить, хотя бы в общих чертах, общечеловеческое содержание его произведений, выполнить анализ и создать интерпретацию произведения.

Третий урок.

Книга И.А.Бунина «Темные аллеи»

Познакомить учащихся с последней книгой писателя «Темные аллеи».

Поиск и анализ языковых средств. Передающих «мгновения», «вспышки», ради которых живут герои рассказов «Холодная осень», «Темные аллеи», «Качели», «Кавказ».

Анализ рассказа «Ворон»

Основные этапы урока.

Вступительное слово учителя.

Вопросы для обсуждения в классе.

1.Как вы думаете, почему повествование почти во всех рассказах этого цикла ведется в прошедшем времени?

2.Попробуйте определить повторяющуюся сюжетную схему рассказов. Какие элементы сюжета совпадают?

3.Почему любовь в рассказах Бунина связана с ощущением приближения смерти?

4.Какие ключевые слова определяют тональность большинства рассказов Бунина?

Анализ рассказа «Ворон».

Рассказ был написан в 1944 году. В России опубликован уже после смерти писателя. При внимательном его рассмотрении легко просматриваются классические традиции 19 века: тургеневский «тайный психологизм», толстовские приемы «диалектики души», чеховские «подтексты».

Вопросы для беседы по рассказу «Ворон».

1.Какие чувства пробуждает в вас название рассказа? Можно ли предположить, каков будет его финал?

2.Какие чувства вызывают у вас герои рассказа? Попробуйте нарисовать их портреты, используя авторские цвета и краски.

3.Почему сын согласился с решением отца и не стал бороться за любовь к Елене Николаевне?

4.Составьте киносценарий эпизода «К обеду из нас никто не вышел».

5.Как связаны в рассказе «чашка с золотыми краями», «молния», «гроза», «пожар», «желтые и оранжевые карандаши»?

6.Почему повествование ведется от первого лица?

7.В рассказе дважды повторяется художественная деталь – «рубиновый крестик». Одинакова ли ее роль?

В заключении ребятам предлагается несколько вариантов письменных работ.

1.«Точный» – любимый эпитет Бунина. Попробуйте доказать это на материале прочитанных вами рассказов писателя.

2.«Найти звук. » (лирическая выразительность рассказов Бунина).

3.Докажите или опровергните высказывания современников писателя о его творчестве: «Бунинские описания. воспринимаются всеми пятью чувствами» (Ф.А.Степун); «Бунин обладал необыкновенным зрением. » (В.В.Набоков).

4.Согласны ли вы с мнением исследователей творчества писателя, что в его произведениях побеждает «стихия живой жизни»?

1.Сборник нормативных документов. Литература. / Сост. Э.Д. Днепров, А.Г. Аркадьев. – М.: « Дрофа», 2004.

2.Программы по литературе для общеобразовательных учреждений: Литература. 5-11 классы / Г.И. Беленький, Ю.И. Лыссой. – М.: «Мнемозина», 2006.

3.Приобщение к искусству слова. Г.И.Беленький. – М.: «Просвещение», 1990.

4.П.И. Ломилина. В.К. Сигов. Русская литература 19-20 веков. Тесты и контрольные вопросы.

5.Г.В. Торкунова, Л.Ю. Алиева. Готовимся к экзамену по литературе. Лекции Вопросы. Задания. 2004.

6.Нестандартные уроки по литературе. 9-11 классы. – Волгоград, 2004 . 7. 7. Справочные материалы по литературе для подготовки к ЕГЭ.- М.: «АСТ-Астрель», 2004.

7. А.К. Бобореко. И.А.Бунин. Материалы к биографии. М., 1983.

8. Ф.А.Степун. По поводу «Митиной любви».- М.: «Русская литература», 1989.

Дидактические материалы:

1.Тесты по литературе. 5-11 классы. / Н.Н.Оглоблина. – М.: «Астрель», 2004.

2.Ромашина Н.Ф. Литература. 5-11 классы: тесты для текущего и обобщающего контроля. – Волгоград: «Учитель», 2008.

3.Оглоблина Н.Н. Тесты по литературе. 5-11 классы. – М.: ACT: «Астрель», 2004.

4.Беленький Г.И. Дидактические материалы по литературе «Читаем, думаем, спорим». Г.И.Беленький.- М.: « Просвещение», 2000г

5.Литература. Сборник тренировочных тестов. Под ред. Е.А.Самойловой. – М.: « Экзамен», 2007

Мультимедийные пособия:

1.Уроки литературы Кирилла и Мефодия. 11 класс.

2.Русская литература. Мультимедийная энциклопедия. 8-11 классы.

3.Презентации по литературе. Биографии писателей 18, 19, 20 веков.

2.Ромашина Н.Ф. Литература. 5-11 классы: тесты для текущего и обобщающего контроля. – Волгоград: «Учитель», 2008.

«Первый снег», анализ стихотворения Брюсова

Шестнадцать строк с заголовком «Первый снег» были опубликованы в 1985 году и вошли в один из первых сборников Валерия Брюсова «Шедевры». В этом искрометном стихотворении поэт отразил свои впечатления от преображения унылого городского пейзажа. Чудо произошло после того, как улицы, деревья и дома украсил первый снег.

Пейзажная лирика была характерна для русской литературы XVIII и XIX века. Многие мастера поэтического слова восторженно выражали свое восхищение природой родной страны. Но, как правило, это касалось описания сельских ландшафтов или просторов дикой природы. Валерий Брюсов одним из первых русских поэтов воспел красоту заснеженного города.

Поздняя осень в столице – картина мрачная и безотрадная: хмурое небо, черные деревья, грязь на дорогах и тротуарах. И вдруг за ночь все вокруг преображается, превращается в волшебную сказку. Поэт восхищен и потрясен этой чудесной и мимолетной переменой городских декораций. Обычное природное явление представляется лирическому герою-наблюдателю восхитительным сном, грезой, видением.

В ритмах большого и шумного города практически ничего не изменилось, он продолжает жить своей привычной суетой: спешат пешеходы, проносятся экипажи… Но зимняя сказка превращает окружающий мир в нечто нереальное, вызывает восторг и ожидание чуда. Первый снег у Брюсова выступает символом долгожданного обновления и чистоты.

Для такого лирического описания Валерий Яковлевич использовал четырехстопный хорей с перекрестной рифмовкой. Оригинальный поэтический тандем придает стихотворению особую легкость и торжественность. Эмоции героя передаются многочисленными восторгами, а на бумаге – восклицательными знаками.

Литературоведы часто указывают на то, что в «Первом снеге» присутствует всего один глагол, который, скорее всего, означает не действие, а цвет. Роль сказуемых удачно выполняют существительные. В результате возникает статичное, но четкое и контрастное изображение зимнего города.

Сверкающий на солнце снег подчеркивают многочисленные оттенки белого цвета, а также искусно подобранные «искрящиеся» слова: огни, блестки, серебро, жемчуг, белый, горят, озарены. Единственным контрастом выступает оригинальный антоним «черно-голые». В воображении читателя сразу возникает хорошо знакомая картина: еще вчера темные и голые деревья оделись в великолепные снежные наряды.

Обычно цвет передается прилагательными, но в этом стихотворении Брюсова главенствуют существительные. Из 53 слов текста, исключая союзы и предлоги, их насчитывается ровно 40. Красоту окружающего городского пейзажа мягко оттеняет целый ряд близких по значению слов: грезы, призраки, сны, волшебство, мечтания, очарование. Они же и создают восторженное настроение автора, придают мимолетность этой снежной столичной сказке.

Характерная для символизма «жизни с грезою игра» приобретает у Брюсова оттенок преклонения перед божественным совершенством природы. Эти мотивы передает обычное для иконописного стиля сочетание белого и лазури, а также строки о том, что «жизнь людей и жизнь природы полны новым и святым».

Для выплеска эмоций поэт использует сочные метафоры: «горят березки», «предметы старой прозы», а также красивую гиперболу «целый мир из серебра». Еще один интересный прием Валерия Брюсова – аллитерация. Стихотворение наполнено свистящими и шуршащими согласными. Они создают эффект тишины: едва слышно поскрипывание снега под ногами. Ритм шагов возникает в результате повторений некоторых слов: «мир», «жизнь», «грезы».

Повторяются также две строки стихотворения – вторая и последняя. Валерий Брюсов удачно применил здесь кольцевую композицию: начинается и заканчивается произведение словом «серебро». Это создает ощущение завершенности и гармонии.

Стихотворение Брюсова «Первый снег» – восхищение совершенством природы, «воплощение мечтаний» о прекрасном и возвышенном. Оно сродни основополагающим принципам Валерия Яковлевича – с помощью искусства достичь божественных высот, проникнуть в неземной идеальный мир духа. Многие критики уверены, что в «Первом снеге» Брюсову удалось прикоснуться к этой мечте.

Обычно цвет передается прилагательными, но в этом стихотворении Брюсова главенствуют существительные. Из 53 слов текста, исключая союзы и предлоги, их насчитывается ровно 40. Красоту окружающего городского пейзажа мягко оттеняет целый ряд близких по значению слов: грезы, призраки, сны, волшебство, мечтания, очарование. Они же и создают восторженное настроение автора, придают мимолетность этой снежной столичной сказке.

Ссылка на основную публикацию
×
×