×

Анализ повести Кроткая Достоевского

Анализ повести Кроткая Достоевского

Повествование фантастического рассказа «Кроткая» Федора Михайловича Достоевского начинается с сидевшего около покойной жены мужа. Трагическая завязка произведения в классическом формате должна была стать концовкой. Автор раскрывает мысли человека, «мужа, у которого лежит на столе жена, самоубийца, несколько часов перед тем выбросившаяся из окошка».

Название рассказа заменяет имя героини. Читателю не предоставляется возможность назвать кроткую другим словом.

Отсутствие имен главных героев заставляет читателя обратить особое внимание на символические имена других персонажей – Мозер, Лукерья, Добронравов.

Мысли ее мужа, который также остается безымянным, раскрывают нрав жены. О кротости герой упоминает: «Тут-то я догадался, что она добра и кротка». Далее, из мыслей мужа, можно проследить развитие и сломы характера кроткой.

Будучи отставным штабс-капитаном полка, отстраненный от общества, главный герой выбирает себе в жены молодую сироту, которая страдает от упреков и побоев своих теток. Желая возвысить себя в мире, муж заранее определил свое поведение с женой: сухость, строгость, высокомерие.

Совместное проживание героев сопровождается непониманием друг друга. Замкнутое в своем мире, мучаясь от одиночества, оскорблений «металось существо, чтобы оскорбить меня чем бы то ни было».

Неравенство, увеличившиеся после свидания с Ефимовичем и ситуации с револьвером, приводит к покупке отдельной кровати для кроткой. Она становится одинока.

Кроткая начинает болеть, перестает разговаривать. Муж не предпринимает попытки начать общаться с ней, лишь изредка смотрит на нее украдкой. Планирование ситуации и отсутствие проявления чувств – выбранные заранее средства общения с кроткой.

Последние страницы рассказа показывают сцену, где главный герой бросается в ноги кроткой, признается в любви, чем доводит ее до истерики.

Кроткая решает закончить свою жизнь, выбросившись из окна, держа в руках образ Богородицы.

Весь внутренний монолог главного героя сводится к сильной любви к жене. Он любил ее с самого начала. Он продолжал любить ее всегда. Он сам замучил единственное любимое существо и обрек себя на одиночество.

2 вариант

Автор разделил рассказ ровно на две части, которые различаются лицом, от которого ведется повествование, это достаточно нетипичный прием для написания произведения. Так вторая часть написана от лица лирического главного героя, а первая часть написана от лица непосредственно автора, которое он написал для того, чтобы информация была объяснена, и читатель понял происходящее в тексте.

Она также содержит искренние извинения автора, они гласят, что вместо дневника он решил написать повесть, поэтому просит снисхождения читателей и трепетного отношения.

Все это вызывает особый отклик у читателей. Но мало кто догадывается, что эта часть является ключевой для разгадки написанного позже.

Потом он рассказывает и о самом рассказе, т.е. замечание не имеет ничего общего с самим повествованием, но на самом деле еще как имеет. Достоевский не вынес это замечание до начала рассказа, а включил его внутрь. Это самый настоящий знак, что строчки важны именно в контексте, а не как простое извинение.

Самой «Кроткой» предшествует не только номер повествования, который подчеркивает проблему самоубийства, но и информация, позволяющая понять основные фантастические моменты, ведь рассказ написан именно в этом жанре.

Фантастика заключается даже не в происходящем, а в том, как все это подает автор. Его восприятие реальности и действительности заставляет задуматься о том, насколько самоубийство является преступным и как сказывается на окружающих людях.

Получается, что произведение взято прямо в клещи, настоящим нравоучением, он располагает их между письмом самоубийцы, где он излагает свои мысли и пояснениями самого Достоевского, который старается показать ситуацию со стороны.

«Дневник писателя» – это тот необходимый контекст, на котором Достоевский фактически настаивает. Это позволяет читателю понять, что происходит в голове человека, способного наложить на себя руки.

Сам автор старается пояснить, почему он говорит о том, что назвал жанр фантастическим. Ведь герой никак не мог вести повествование от первого лица, потому что покончил жизнь самоубийством.

Автор ссылается также на известное произведение Виктора Гюго, получившее название «Последний день приговоренного к смертной казни».

Фантастически здесь выглядит не само убийство, а его объяснение.

Автор прибегает к различным олицетворениям и метафорами, так что сам читатель порой запутывается в логике повествования автора.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ повести Кроткая

Популярные сегодня темы

Центральными героями повествования предстают две очень яркие не похожие друг на друга личности – молодой повеса, скучающий в светском обществе – Евгений Онегин и его юный друг с чистой и благородной душой Владимир Ленский

Одним из второстепенных образов произведения является Семен Константинович Двоекуров. Семен Константинович был советником, и служил на государственной службе.

Мцыри – главный герой одноименной поэмы М.Ю.Лермонтова.

В поэме с точки зрения ребенка, точней – из его воспоминаний, рассказывается история дедушки, сочувствовавшего простым людям. Поэма показывает, что и среди знатных, богатых людей достаточно тех

Работа является основным средством заработка на жизнь для каждого человека. Везет, если получается так, что человек зарабатывает деньги, занимаясь любимым делом. Поэтому очень важно с самого раннего детства сформулировать

Философские взгляды Достоевского в рассказе “Кроткая”

Философские взгляды Ф.М. Достоевского в рассказе «Кроткая»

достоевский рассказ кроткая

В рассказе «Кроткая» Достоевский рисует образ отвергнутого обществом и оттого ожесточившегося человека. Достоевский строит свой рассказ в виде внутреннего монолога героя после самоубийства жены. Это помогает раскрыть перед читателем все оттенки психологии героя в его взаимоотношении с Кроткой.

Отставной офицер, изгнанный из полка за трусость, затем – бездомный побирушка, а ныне – преуспевающий ростовщик, закладчик самоутверждается тем, что унижает и пытается полностью подчинить себе свою молодую жену.

Со своей будущей женой герой познакомился, когда она пришла к нему заложить вещи, и почувствовал, что в ее лице он встретился с таким же несчастным и страдающим существом, как он сам. Он решил, что она будет способна понять все его тайные муки. После позорного изгнания из полка рассказчик в гордом самомнении отделяет себя от людей, он их презирает, презирает их муки и беды. И состояние свое собирается «удесятерить» на слезах и страданиях обездоленных.

Таков он и в жизни, у него всё рассчитано, и жену он выбирает из бедных воспитанниц, с умыслом: принимая ее в свой дом, герой хотел полного уважения и полного подчинения, чтобы «она стояла предо мной в мольбе за мои страдания…»

Он даже имел план: жена поймет, что он суров и горд, молча страдает, «увидит потом, что тут было великодушие, догадается об этом когда-нибудь, то оценит вдесятеро и падет в прах, сложа в мольбе руки»[1]

Не мог герой предполагать, что жена не подчиниться ему полностью, что она сможет бунтовать и делать что-то против его воли. Женщина не может не подчиниться воле мужчине, – считает герой, а женщина любящая даже все пороки и злодейства «любимого существа обоготворит».

При первой встрече герой понимает, что Кроткая смиренна от природы, но в душе ее уже произошел надлом, когда герой указывает на ее бедность. «А как вспыхнула! Я понял, что уколол». И спрашивает сам себя, стоило ли торжество над ней двух рублей и подтверждает: да, стоило. С этого момента «у меня вдруг забродили некоторые на ее счет мысли», – говорит герой. Он уже не сомневался в своем могуществе над ней: она ниже его по положению, живется ей у теток тяжело. Для нее он для нее будет существом из «высшего мира», освободителем, она будет его ценить и беспрекословно подчиняться ему.

Героиня согласилась выйти замуж за ростовщика, и с этого момента начинается его поединок с Кроткой. Но этот поединок – это и его борьба со своим страхом, и, в то же время самоутверждение за счет унижения и подавления воли другого человека. Герой размышляет: «Гордые особенно хороши, когда…ну, когда уж не сомневаешься в своем над ними могуществе, а?».[2]

Это также и конфликт ценностей. Когда ростовщик отрицает самопожертвование и великодушие, которое, по мнению героя «гроша не стоит», на губах Кроткой появляется «недоверчивая, молчаливая, нехорошая» улыбка и с этого момента она начинает больше молчать, чем вести диалог с героем.

Герой пытается воспитать в Кроткой свое отношение к жизни, но наталкивается на препятствие – Кроткая хочет жить по совести, но с чувствами героини ростовщик не хочет считаться. Он добивается ее любви, хочет подчинения и поклонения себе, ему нужна власть над чувствами и мыслями другого человека.

Но она не хочет подчиняться, пытается бунтовать, начинает сомневаться в том, что ее муж «благороднейший из людей», как он себя называл. Заканчивается это тем, что он измучил ее – тем, что унизил, уведя за руку с пошлого рандеву с Ефимовичем, что выдержал «страшную» минуту под револьвером, приставленным Кроткой к его виску. Его «победа» над Кроткой отозвалась бедой: он губит ее.

Не получив прощения, Кроткая замыкается в своем мире, молчание становится ее защитой: «…Она как бы рада была не сказать лишнего слова». Герой считал, что она слишком потрясена и слишком побеждена после истории с револьвером, главное, она поняла, что он не трус, но ей нужно время, чтобы придти в себя. «Я нарочно отдалил развязку: того, что произошло, было слишком пока довольно для моего спокойствия… а об ней я думал, что подождет».

Герою нравится неравенство между ним и женой. Его пленяло, что ей шестнадцать лет, а ему сорок один. «Это ощущение неравенства, очень сладостно это, очень сладостно», – размышляет он. После случая с револьвером, он простил свою жену, хотя и купил ей кровать, и как бы развелся с ней, но в его глазах она была побеждена окончательно и так унижена, «что я мучительно жалел ее иногда, хотя мне при всем этом решительно нравилась иногда идея об ее унижении. Идея этого неравенства нашего нравилась…»

После болезни Кроткой и долгой зимы, когда они постоянно молчали, герой заметил в ней перемену, она стала задумчива, потом однажды он услышал ее пение. Это его потрясло, песенка была «слабенькая», в голосе было что-то «надтреснутое, сломанное», с его глаз как будто пелена упала. Он подошел к ней и решился заговорить. «…Не отвечай мне ничего, не замечай меня вовсе и только дай из угла смотреть на тебя, обрати меня в свою вещь, в собачонку». Кроткую пугает такое изменение со стороны мужа: сначала он играет роль Бога, теперь он в ней видит своего кумира. Она пугается его, ей уже ничего не надо, она ничего не хочет, Кроткая устала жить.

Его попытка преодолеть возникшее за время «сна гордости» отчуждение лишь ускоряет трагическую развязку. Она гибнет – жить по совести оказалось невозможным для нее, можно только умереть.

Смерть Кроткой меняет героя. В предисловии к рассказу мы читаем: «Ряд вызванных им воспоминаний неотразимо приводит его наконец к правде; правда неотразимо возвышает его ум и сердце. Истина открывается несчастному довольно ясно и определительно, по крайней мере для него самого». [3]

Он включается в диалог с уже ушедшей из жизни женой, и это дает возможность ростовщику понять свою вину: «…Я не безумный и не брежу вовсе, напротив, никогда еще так ум не сиял… Измучил я ее – вот что!». Таким образом, в сердце героя, в его покаянии и великодушии, залог его будущего возрождения. Эти слова, искренний и безжалостный суд над самим собой, очищает и возвышает душу героя – в конце концов он понимает, что всё могло быть иначе: не было бы этого одиночества вдвоем, если бы вместо соперничества в его душе явилось великодушие, вместо «обособления» – любовь.

На протяжении всего рассказа герой скрывает от себя сам свои чувства, свою любовь к Кроткой, которую он полюбил уже в начале рассказа, уже тогда, когда строил план, в котором сам себя видел ее освободителем. «Разве не любил я ее даже тогда уже?» И в долгие зимние вечера, когда она перестали общаться, он часто глядел на нее украдкой. А молчал он из гордости, чтобы она сама догадалась о том, какой он благородный.

Весь его монолог сводится к тому, чтобы заставить себя, наконец, увидеть и признать то, что он уже с самого начала знает и видит: это он замучил ее. Он жаждал в душе гармонии и счастья, но прятал свои истинные чувства под маской гордости, не допускал никаких порывов, чтобы не унизиться и не показаться смешным. Если она бросалась обнимать его, то он принимал это холодно, «мне надо было твердого счастья, с уважением от нее». Когда Кроткая при первых встречах с ним с восторгом рассказывала о себе, о своем детстве, он на все это упоение отвечал благосклонным молчанием.

Несмотря на то, что в душе он страстно любил жену и страдал от своего духовного одиночества, герой решается открыть ей свою истинную натуру и признается ей в любви только в самом конце. Таким образом, страдая от одиночества, он сам оттолкнул единственное любимое им существо, стал причиной смерти жены и уже навсегда остался один.

Список литературы

1. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

2. Кулешов В.И. «Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского»: Очерк/ М.; Дет. лит., 1979г. – 206с.

3. Туниманов В. «Приемы повествования в Кроткой», Вестник Ленинградского государственного университета, 1965, № 2 /Серия истории, языка, литературы. Вып. 1/, стр. 110.

4. Фридлендер Г.М. Реализм Достоевского. Л.,1964, с. 15-19

[1] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

[2] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

[3] Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

Анализ повести Кроткая Достоевского

класс 9 «А», ГБОУСОШ 1237 с углубленным изучением испанского языка имени Пабло Неруды, г. Москва.

Донченко Ирина Владиславовна

научный руководитель, педагог высшей категории, преподаватель русского языка и литературы, ГБОУСОШ 1237,

Вопрос поиска и обретения веры является вечной проблемой человечества. Каждый в какой-то период жизни ставит перед собой глобальный вопрос — верить или не верить. Как прийти к вере? Что значит вера

Цель работы: Выявить авторскую идею произведения на основе контекстного анализа.

Основная задача работы выявить лексическое значение слова «кроткий» в словарях, и в повести Достоевского, определить место повести в «Дневнике писателя», ответить на вопросы: как связаны «Последний день приговоренного к смертной казни» В. Гюго и повесть Достоевского, почему главную героиню называют Кроткой? Почему это «фантастический рассказ»? Что за странное предисловие автор предпосылает своему тексту? Почему у главных героев нет имен?

Гипотеза исследования: кроткие смертью побеждают смерть.

Всю жизнь, всё творчество Достоевского пронизывает один вопрос — вопрос веры. Сам Ф.М. Достоевский назвал вопрос о существовании Бога главным вопросом, «которым я мучился сознательно и бессознательно всю мою жизнь».

Одним из самых важных событий в жизни Достоевского была четырёхлетняя каторга. По возвращении из Сибири Достоевский хочет поведать всем о своём новом миропонимании: «. мне кажется, я верую, не слишком веря, что верую»

Фёдор Михайлович вместе с братом Михаилом руководил политическим журналом «Время», основанным Михаилом в 1861 году. Именно во «Времени» Достоевским впервые была выдвинута идея почвенничества. Свое новое понимание веры, христианства, места и роли народа в нем Ф.М. Достоевский отразил в «Дневнике писателя», издававшемся с 1873 по 1881 год.

Прочитав рассказ Ф.М. Достоевского «Кроткая», помещенный в ноябрьской книге «Дневника писателя» за 1876 год, невольно задаешься вопросом: «Кротка ли Кроткая»? Поиски ответа на этот вопрос начинаются в словаре Даля, где слово «кроткий» имеет значение тихий, скромный смиренный, любящий, снисходительный; невспыльчивый, не — гневливый, многотерпеливый. Однако значение слова совсем не сочетается с рядом сцен из рассказа, особенно главки «Кроткая бунтует», например: «Она вдруг вскочила, вдруг вся затряслась и — что бы вы думали — вдруг затопала на меня ногами; это был зверь, это был припадок, это был зверь в припадке» И все же герой и автор утверждают обратное — «тут я догадался, что она добра и кротка». Кроткость заключается в том, что она не имеет права молчать, но рассказчик решил воспитывать кроткую молчанием. Поэтому такое определение кроткости приобретает особое значение.

Повествование ведётся от лица мужа Кроткой, который пытается осознать произошедшее, и никак не может собрать «в точку мыслей». Муж Кроткой говорит: «Господа, я далеко не литератор, и вы это видите, да и пусть, а расскажу, как сам понимаю». Такое объяснение рассказчика выглядит фантастически. Но Достоевский утверждает обратное, отсылая читателя к книге Виктора Гюго «Последний день приговоренного к смертной казни», который допустил большую неправдоподобность, предположив, что приговоренный к казни может вести записи даже в свой последний час и буквально в последнюю минуту перед смертью.

Второй рассказчик — автор. Ему принадлежит первая глава « От автора», где мы слышим голос самого Ф.М. Достоевского: «Я прошу извинения у моих читателей, что на сей раз вместо «Дневника» в обычной его форме даю лишь повесть. Теперь о самом рассказе». Эти извинения помещены после заглавия, значит, их нельзя исключить из текста повествования.

Оно напоминает, что «Кроткая» помещена в ноябрьской книжке «Дневника писателя» за, а в октябрьской книжке того же года Достоевский поместил статью «Два самоубийства» и «Приговор» — монолог материалиста — самоубийцы. В декабрьской книжке 1876 года, вслед за «Кроткой», Достоевский помещает еще две статьи — «Голословные утверждения» и «Запоздавшее нравоучение». «Дневник писателя», книга Виктора Гюго «Последний день приговоренного к смертной казни», — это тот минимально необходимый контекст, без которого невозможно постижение мысли автора.

Собрав их воедино, понимаешь, что «Кроткая» посвящена теме приговоренности к смерти каждого человека, что все люди выполняют друг для друга функции тюремщиков и палачей. «Это меня пленяло, это ощущение неравенства, очень сладостно это, очень сладостно». Герой постоянно подчеркивает, что Кроткая — единственный для него человек на земле. Он мог бы стать ее освободителем, но стал тюремщиком. Она пришла к нему наполненная любовью, но гордыня, переполнявшая героя, сделала из него тюремщика с благими намерениями. У него была своя идея «отомстить» обществу. В Кроткой он ищет прежде всего покорности. Гордый герой не допускает равенства. Эта тема «Кроткой» особенно ясно звучит на фоне постоянно повторяющихся сетований «Последнего дня…»: «Вот что сделают люди с твоим отцом, а между тем ни один из них не питает ко мне ненависти, все меня жалеют, и все могли бы спасти. А они убьют меня » Спасителя героя Гюго не находится ни среди королей, ни среди жандармов. Жизнь Кроткой также превращается в тюрьму, а самый близкий человек становится палачом.

Гюго, не даёт имён главным героям, подчеркивая роль автора как «ходатая за всех виновных и невиновных» перед судьями. Ф.М. Достоевский называет первую главу повествования рассказчика « Кто был я, и кто была она». Местоимения он и она возвращают нас во времена первых людей, делая ситуацию максимально обобщенной. А вот имена второстепенных персонажей оказываются у Достоевского «говорящими», символическими. Например, имя Лукерья означает — «утешение, помощь, спасение, видеть свет, жить на свете», недаром герой Достоевского не хочет отпускать ее от себя, точно так же и приговоренный к смерти в книге Гюго радуется солнечному, мечтая о спасении. Заметим, что герой Достоевского ощущает себя спасителем: «Я являлся бы как из высшего мира». Но теория героя терпит крах: Кроткая остается неукрощенной, ее бунт сменяется молчанием, а молчание самоубийством. Отсутствие диалога — причина катастрофы.

Когда герой обнаружит, что героиня «забыла о нем» в своей одиночке — он бросится к ней за спасением. Кроткая плачет и пугается. Она не понимает мира, где один внизу, а другой вверху. Она словно помнит райское равенство.

Образ Богородицы, который Кроткая приносит как заклад ростовщику, несет на себе не только номинативное, но и символическое значение. Недаром герой, принимая такой необычный заклад рекомендуется Мифистофилем. Теперь настоящее имя мужа Кроткой становится ясно не только читателю, но и самой героине.

Таким образом, самоубийство Кроткой начинает выглядеть иначе: как жертва внешним человеком для спасения внутреннего человека. Кроткая выносит из дома ростовщика, из общей — а потом отдельной — тюрьмы Образ, некогда заложенный ему. Смерть Кроткой — еще одно напоминание о том, что для счастья двоих нужен третий, ТОТ, который бы сказал: «Люди! Любите друг друга!».

Таким образом, цель написания рассказа прочитывается сквозь предисловие Гюго, который выступил против смертной казни. Достоевский же выступил против смертной казни, к которой приговорило себя человечество, «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ». И об этом он напишет в главке «Голословные утверждения», в декабрьской книжке «Дневника писателя» за 1876 год: «Если убеждение в бессмертии так необходимо для бытия человеческого, то стало быть оно и есть нормальное состояние человечества, а коли так, то и самое бессмертие души человеческой существует несомненно».

Кроткая могла принести в мир, не смогли в нем проявиться. Истинный смысл кротости, внутреннего смирения — та «правда», к которой в финале приходит рассказчик. А заглавие произведения воспринимается как евангельское утверждение: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5:5)

Итак, учет контекстов, на которых настаивает Достоевский, дает нам возможность точно понять мысль, заключенную в тексте, как понимал ее сам писатель, создавая свое произведение.

Анализ повести Кроткая Достоевского

класс 9 «А», ГБОУСОШ 1237 с углубленным изучением испанского языка имени Пабло Неруды, г. Москва.

Донченко Ирина Владиславовна

научный руководитель, педагог высшей категории, преподаватель русского языка и литературы, ГБОУСОШ 1237,

Вопрос поиска и обретения веры является вечной проблемой человечества. Каждый в какой-то период жизни ставит перед собой глобальный вопрос — верить или не верить. Как прийти к вере? Что значит вера

Цель работы: Выявить авторскую идею произведения на основе контекстного анализа.

Основная задача работы выявить лексическое значение слова «кроткий» в словарях, и в повести Достоевского, определить место повести в «Дневнике писателя», ответить на вопросы: как связаны «Последний день приговоренного к смертной казни» В. Гюго и повесть Достоевского, почему главную героиню называют Кроткой? Почему это «фантастический рассказ»? Что за странное предисловие автор предпосылает своему тексту? Почему у главных героев нет имен?

Гипотеза исследования: кроткие смертью побеждают смерть.

Всю жизнь, всё творчество Достоевского пронизывает один вопрос — вопрос веры. Сам Ф.М. Достоевский назвал вопрос о существовании Бога главным вопросом, «которым я мучился сознательно и бессознательно всю мою жизнь».

Одним из самых важных событий в жизни Достоевского была четырёхлетняя каторга. По возвращении из Сибири Достоевский хочет поведать всем о своём новом миропонимании: «. мне кажется, я верую, не слишком веря, что верую»

Фёдор Михайлович вместе с братом Михаилом руководил политическим журналом «Время», основанным Михаилом в 1861 году. Именно во «Времени» Достоевским впервые была выдвинута идея почвенничества. Свое новое понимание веры, христианства, места и роли народа в нем Ф.М. Достоевский отразил в «Дневнике писателя», издававшемся с 1873 по 1881 год.

Прочитав рассказ Ф.М. Достоевского «Кроткая», помещенный в ноябрьской книге «Дневника писателя» за 1876 год, невольно задаешься вопросом: «Кротка ли Кроткая»? Поиски ответа на этот вопрос начинаются в словаре Даля, где слово «кроткий» имеет значение тихий, скромный смиренный, любящий, снисходительный; невспыльчивый, не — гневливый, многотерпеливый. Однако значение слова совсем не сочетается с рядом сцен из рассказа, особенно главки «Кроткая бунтует», например: «Она вдруг вскочила, вдруг вся затряслась и — что бы вы думали — вдруг затопала на меня ногами; это был зверь, это был припадок, это был зверь в припадке» И все же герой и автор утверждают обратное — «тут я догадался, что она добра и кротка». Кроткость заключается в том, что она не имеет права молчать, но рассказчик решил воспитывать кроткую молчанием. Поэтому такое определение кроткости приобретает особое значение.

Повествование ведётся от лица мужа Кроткой, который пытается осознать произошедшее, и никак не может собрать «в точку мыслей». Муж Кроткой говорит: «Господа, я далеко не литератор, и вы это видите, да и пусть, а расскажу, как сам понимаю». Такое объяснение рассказчика выглядит фантастически. Но Достоевский утверждает обратное, отсылая читателя к книге Виктора Гюго «Последний день приговоренного к смертной казни», который допустил большую неправдоподобность, предположив, что приговоренный к казни может вести записи даже в свой последний час и буквально в последнюю минуту перед смертью.

Второй рассказчик — автор. Ему принадлежит первая глава « От автора», где мы слышим голос самого Ф.М. Достоевского: «Я прошу извинения у моих читателей, что на сей раз вместо «Дневника» в обычной его форме даю лишь повесть. Теперь о самом рассказе». Эти извинения помещены после заглавия, значит, их нельзя исключить из текста повествования.

Оно напоминает, что «Кроткая» помещена в ноябрьской книжке «Дневника писателя» за, а в октябрьской книжке того же года Достоевский поместил статью «Два самоубийства» и «Приговор» — монолог материалиста — самоубийцы. В декабрьской книжке 1876 года, вслед за «Кроткой», Достоевский помещает еще две статьи — «Голословные утверждения» и «Запоздавшее нравоучение». «Дневник писателя», книга Виктора Гюго «Последний день приговоренного к смертной казни», — это тот минимально необходимый контекст, без которого невозможно постижение мысли автора.

Собрав их воедино, понимаешь, что «Кроткая» посвящена теме приговоренности к смерти каждого человека, что все люди выполняют друг для друга функции тюремщиков и палачей. «Это меня пленяло, это ощущение неравенства, очень сладостно это, очень сладостно». Герой постоянно подчеркивает, что Кроткая — единственный для него человек на земле. Он мог бы стать ее освободителем, но стал тюремщиком. Она пришла к нему наполненная любовью, но гордыня, переполнявшая героя, сделала из него тюремщика с благими намерениями. У него была своя идея «отомстить» обществу. В Кроткой он ищет прежде всего покорности. Гордый герой не допускает равенства. Эта тема «Кроткой» особенно ясно звучит на фоне постоянно повторяющихся сетований «Последнего дня…»: «Вот что сделают люди с твоим отцом, а между тем ни один из них не питает ко мне ненависти, все меня жалеют, и все могли бы спасти. А они убьют меня » Спасителя героя Гюго не находится ни среди королей, ни среди жандармов. Жизнь Кроткой также превращается в тюрьму, а самый близкий человек становится палачом.

Гюго, не даёт имён главным героям, подчеркивая роль автора как «ходатая за всех виновных и невиновных» перед судьями. Ф.М. Достоевский называет первую главу повествования рассказчика « Кто был я, и кто была она». Местоимения он и она возвращают нас во времена первых людей, делая ситуацию максимально обобщенной. А вот имена второстепенных персонажей оказываются у Достоевского «говорящими», символическими. Например, имя Лукерья означает — «утешение, помощь, спасение, видеть свет, жить на свете», недаром герой Достоевского не хочет отпускать ее от себя, точно так же и приговоренный к смерти в книге Гюго радуется солнечному, мечтая о спасении. Заметим, что герой Достоевского ощущает себя спасителем: «Я являлся бы как из высшего мира». Но теория героя терпит крах: Кроткая остается неукрощенной, ее бунт сменяется молчанием, а молчание самоубийством. Отсутствие диалога — причина катастрофы.

Когда герой обнаружит, что героиня «забыла о нем» в своей одиночке — он бросится к ней за спасением. Кроткая плачет и пугается. Она не понимает мира, где один внизу, а другой вверху. Она словно помнит райское равенство.

Образ Богородицы, который Кроткая приносит как заклад ростовщику, несет на себе не только номинативное, но и символическое значение. Недаром герой, принимая такой необычный заклад рекомендуется Мифистофилем. Теперь настоящее имя мужа Кроткой становится ясно не только читателю, но и самой героине.

Таким образом, самоубийство Кроткой начинает выглядеть иначе: как жертва внешним человеком для спасения внутреннего человека. Кроткая выносит из дома ростовщика, из общей — а потом отдельной — тюрьмы Образ, некогда заложенный ему. Смерть Кроткой — еще одно напоминание о том, что для счастья двоих нужен третий, ТОТ, который бы сказал: «Люди! Любите друг друга!».

Таким образом, цель написания рассказа прочитывается сквозь предисловие Гюго, который выступил против смертной казни. Достоевский же выступил против смертной казни, к которой приговорило себя человечество, «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ». И об этом он напишет в главке «Голословные утверждения», в декабрьской книжке «Дневника писателя» за 1876 год: «Если убеждение в бессмертии так необходимо для бытия человеческого, то стало быть оно и есть нормальное состояние человечества, а коли так, то и самое бессмертие души человеческой существует несомненно».

Кроткая могла принести в мир, не смогли в нем проявиться. Истинный смысл кротости, внутреннего смирения — та «правда», к которой в финале приходит рассказчик. А заглавие произведения воспринимается как евангельское утверждение: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5:5)

Итак, учет контекстов, на которых настаивает Достоевский, дает нам возможность точно понять мысль, заключенную в тексте, как понимал ее сам писатель, создавая свое произведение.

МКУК “Цетрализованная библиотечная система”

СОГЛАШЕНИЕ ОБ ИСПОЛЬЗОВАНИИ ФАЙЛОВ COOKIES

Наш сайт использует файлы cookies. Оставаясь на Веб-сайте, Вы принимаете Соглашение об использовании файлов cookies ИНФОРМАЦИЯ О COOKIE

Соглашение об использовании файлов cookie

Наши филиалы в VK

Анализ художественных произведений Ф.М. Достоевского

Содержание материала

Лингвостилистический анализ

Лингвостилистический анализ– подробный и тщательный анализ роли и функций языковых средств разных уровней в организации и выражении идейно-тематического содержания произведения.

Заглавие и текст повести Ф.М. Достоевского «Кроткая»

Заглавие в творчестве Достоевского всегда смысловая или композиционная доминанта текста, рассмотрение которой позволяет глубже понять систему образов произведения, его конфликт или развитие авторской идеи. Жанр «Кроткой» сам Достоевский определил как «фантастический рассказ»: в нем, пожалуй, впервые в мировой литературе текст строится как условная фиксация внутренней речи рассказчика, близкой к потоку сознания, «с урывками и перемежками и в форме сбивчивой». «Представьте себе, — замечает Достоевский в предисловии “От автора”, — мужа, у которого лежит на столе жена, самоубийца, несколько часов перед тем выбросившаяся из окошка. Он в смятении и еще не успел собрать своих мыслей. То он говорит сам себе, то он обращается как бы к невидимому слушателю, к какому-то судье».

Перед нами монолог главного героя повести, который возвращается в прошлое, пытаясь постичь «правду». Повествование строится как «сказ, представляющий собой устный адресованный рассказ — исповедь потрясенного трагедией человека». Заглавие произведения полифонично: с одной стороны, оно выражает оценку рассказчика и отсылает к его речи (это заглавие-цитация), с другой стороны, отражает точку зрения автора. Заглавие «Кроткая» выделяет образ героини повести: это центральная фигура внутреннего мира текста, один из адресатов исповеди рассказчика, постоянная тема его монолога. Заглавие представлено словом, обозначающим нравственные качества человека, и совмещает собственно номинативную функцию с оценочной. Доминанта текста связана, следовательно, с выражением этической оценки, что вообще характерно для произведений Достоевского.

Название «Кроткая» первоначально воспринимается только как обозначение персонажа и «прогнозирует» повествование о судьбе незлобивой, покорной, тихой героини. По мере же развертывания текста заглавие семантически преобразуется: оно представляется читателю уже многозначным и в известном смысле энантиосемичным. Кроткой названа героиня, которая характеризуется другими персонажами как гордая, дерзкая, героиня, покушавшаяся на убийство и совершившая смертный грех — самоубийство. Это семантическое противоречие, безусловно, важно для интерпретации повести. Поскольку заглавие обычно «свертывает» основное содержание произведения и конденсирует разные его смыслы, обратимся к тексту повести.

Читатель узнает о героине только из воспоминаний и оценок рассказчика. Немногочисленны и ее реплики, которые растворяются в монологе повествователя: «реальный “другой” может войти в мир “человека из подполья” лишь как тот “другой”, с которым он уже ведет свою безысходную внутреннюю полемику». Голос Кроткой часто сливается с голосом рассказчика, а ее речь не имеет ярких характерологических примет. Ее имя, как и имя героя, в тексте не названо. На героиню и повествователя последовательно указывают личные местоимения (я — она).

«”Она” — слово-заменитель, которое обретает единственность, на него переносится ореол, принадлежащий тому, кого не смеют назвать. Лирическая недосказанность окрашивает важнейшие моменты жизни Кроткой — от долгого молчания в ответ на предложение руки и сердца до трагической непроясненности ее последних побуждений». Отсутствие имени героини, таким образом, знак лирического начала, характерного для последней повести Достоевского. В то же время это и знак обобщения. Заглавие, во-первых, указывает на характерное для творчества Достоевского в целом противопоставление двух человеческих типов: «хищного (гордого)», по определению писателя, и «кроткого». Во-вторых, героиня объединяет в себе признаки, характерные для многих персонажей писателя: сиротство, жизнь в «случайном», «беспорядочном» семействе, унижения и страдания, перенесенные в детстве и отрочестве, одиночество, безысходность положения (ей некуда был идти, чистоту, «великодушное сердце», наконец, столкновение «поединок роковой» с «подпольным» человеком. Описание Крот кой напоминает характеристику Сони Мармеладовой: . безответная она, и голосок у нее такой кроткий. Совпадают и детали их внешности (см. портрет Сони Мармеладовой: ясные, голубые глаза, белокуренькая, личико всегда бледненькое, худенькое, и «детское» начало, которое подчеркивается автором в обеих героинях. Образ Богородицы — «домашний, семейный, старинный», — с которым погибает Кроткая, отсылает к «кроткой» матери Алеши Карамазова, «протягивающей его из объятий своих обеими руками к образу как бы под покров Богородицы».

Героиня «фантастического рассказа», как и другие персонажи Достоевского, изображается как личность, затерянная в мире зла и обреченная на существование в замкнутом, сужающемся пространстве, знаками которого поочередно становятся комната (выходить из квартиры она не имела права), угол в ней за ширмами с железной кроватью, наконец, гроб (образ гроба, повторяясь, обрамляет повествование о Кроткой). Обобщающий образ Кроткой связан и с библейскими аллюзиями. Итак, заглавие отсылает к инвариантным мотивам творчества Достоевского в целом и обобщает их.

Обобщенный характер носит и сама номинация — Кроткая: субстантивированное прилагательное кроткая, заменяя имя собственное, выделяет сущностный качественный признак, который не предполагает индивидуализации. Столь же обобщенными представляются и другие наименования, входящие в номинационный ряд героини в тексте: барышня — эта шестнадцатилетняя — невеста — женщина — эта прелесть — небо — больное существо — десятилетняя девочка — зверь — невинность — преступница — барыня — слепая — мертвая. Это или имена, определяющие общественное положение лица, или оценочные существительные, или субстантивированные прилагательные.

Номинационный ряд героини в тексте внутренне противоречив: он включает контрастные по семантике наименования, совмещает разные оценочные характеристики героини и отражает различные точки зрения на нее. В рамках номинационного ряда противопоставляются, во-первых, слова с семами «детскость», «невинность», «кротость» и слова преступница, зверь, в которых реализуются семы «жестокость», «насилие», «преступление»», во-вторых, в оппозицию вступают оценочная метафора небо, указывающая на абсолютную высоту нравственных начал и причастность к вечности, и субстантиваты «мертвая», «слепая», обозначающие бренность и неполноту видения мира.

Противопоставления эти отражают динамику характеристик Кроткой в тексте повести. Рассказчик — Закладчик хочет стать для героини «загадкой» и последовательно использует в общении с ней разные литературные маски (Мефистофеля, Сильвио и др.), однако не меньшей загадкой и для него, и для читателя становится сама Кроткая. Более того, слово-заглавие, ее обозначающее, служит в тексте предметом развернутой семантизации: «кротость» толкуется рассказчиком, но сущность этого понятия определяется и автором произведения, так как не только заглавие в свернутом виде передает содержание текста, но и текст в целом раскрывает смысл заглавия.

Первоначально рассказчик отмечает только особенности внешности Кроткой: бледненькая, белокуренькая, тоненькая, средневысокого роста, мешковата. Затем на основе наблюдений он делает вывод о том, что «барышня» добра и кротка. В тексте впервые вслед за заглавием появляется слово «кроткая», при этом сразу выделяются признаки, которые, с точки зрения рассказчика-ростовщика, присущи «кротким»: «Тут-то я догадался, что она добра и кротка». Добрые и кроткие недолго сопротивляются и хоть вовсе не очень открываются, но от разговора увернуться никак не умеют: отвечают скупо, но отвечают.

Повествователь, как видим, связывает кротость, прежде всего, с уступчивостью, неспособностью долго «сопротивляться». У него своя «идея» — «отомстить» обществу, внушить трепет благоговения хотя бы одному существу, добиться его «полного уважения» сломив его волю. В Кроткой он ищет, прежде всего, покорности. Однако, уже в первых описаниях героини подчеркиваются таки детали, как способность «вспыхивать», «едкая насмешка» и «на смешливая складка на губах», а служанка Лукерья называет «барышню» «гордой»: «Бог вам заплатит, сударь, что нашу барышню милую берете, только вы ей это не говорите, она гордая». Характерна реакция рассказчика на это замечание: «гордый» герой не допускает равенства воль, единения или гармоничного диалога. В его монологе появляется ненормативное образование с уменьшительно-оценочным суффиксом горденькие. «Горденькие», как и «кроткие», противопоставляются истинно гордому человеку: . ну, гордая!

В следующих главках рассказчик вспоминает, как, жаждущие власти, беспредельного могущества над другой душой, он приступил к «воспитанию» Кроткой: Я хотел полного уважения, я хотел, чтобы она стояла передо мной в мольбе за мои страдания — и стоил того. О, я всегда был горд, я всегда хотел всего или ничего. Оппозиция «гордый — Кроткая» в подглавках главы I, однако, носит динамический характер: она постепенно нейтрализуется или модифицируется. В портрете героини появляется такая устойчивая деталь, как недоверчивая, молчаливая, нехорошая улыбка, а в ее текстовом поле используются лексические средства со значениями «гнев», «дерзость», «борьба», «припадок», «злоба»; в результате в тексте возникают оксюморонные построения: «Да. Это кроткое лицо становилось все дерзче и дерзче!»; Кроткая бунтует (название подглавки V). Именно в подглавке V героиня характеризуется рассказчиком как существо буйное, нападающее. беспорядочное и само ищущее смятения. Для образной же оценки Кроткой рассказчиком используется парадоксальная метафора: «Она. вдруг затряслась и — что бы вы думали — вдруг затопала на меня ногами; это был зверь, это был припадок, это был зверь в припадке». Основное наименование героини приобретает ироническую экспрессию; заглавие повести с учетом оценок героя выражает трагическую иронию. Текстовые поля двух противопоставленных друг другу персонажей повести сближаются: в каждом из них представлены слова с семами «гордость», «борьба». Оба персонажа обозначаются оценочными лексическими единицами со значением внутренней слепоты: слепец — слепая. Мотив слепоты актуализируется повторяющимся образом пелены, связанным преимущественно с рассказчиком. «Пелена», «слепота» — образы, отражающие власть ложных оценок друг друга, тяготеющую над героями.

После страшного опыта, проведенного Закладчиком (главка VI «Страшное воспоминание»), ему кажется, что он одержал окончательную победу — «бунт» жены укрощен: Я победил, — и она навеки побеждена. Ср.: «В моих глазах она была так побеждена, так унижена, так раздавлена, что я мучительно жалел ее иногда. ». В описаниях, казалось бы, «слишком побежденной» Кроткой в главе II исчезают речевые средства, развивающие мотив гордости, одержимости, и повторяются лексические единицы бледный, робкий, ср.: «Она бледно усмехнулась бледными губами, с робким вопросом в глазах; . Она имела вид такой робкой кротости, такого бессилия после болезни». «Бесовская гордость» героя в подглавке «Сон гордости» вновь противопоставляется кротости; «кротость», однако, понимается рассказчиком уже как «униженность», «робость», «бессловесность».

Интересно, что при работе над повестью Достоевский видел возможность изменения заглавия произведения. В одном из черновых набросков рядом с заглавием «Кроткая» он записал другой вариант названия — «Запуганная». Показательно, что это заглавие следует за ставшим окончательным — «Кроткая» — и служит своеобразным уточнением к нему. Предполагавшееся название семантически менее сложно и отражает основную сюжетную линию текста — попытку Закладчика, «подпольного человека» и «мизантропа», укротить героиню, воспитать ее «строгостью». Этот вариант заглавия, таким образом, оказывается изоморфным ядру сюжета «фантастического рассказа» — тщеславным планам рассказчика — и выделяет новый существенный аспект в трактовке семантики слова «кроткая». Употребление в тексте этой лексической единицы предполагает неожиданное «возрождение» ее исходного значения и учет его в семантической композиции повести: «Кроткий — буквально укрощенный».

Об усмиренной, «укрощенной» героине мечтает рассказчик, в горячечном монологе которого, возможно, сопрягаются, накладываются друг на друга, сливаются оба значения слова, выбранного им для характеристики погибшей.

Развитие же сюжета обнаруживает крах «теории» героя, основанной на «бесовской гордости»: Кроткая остается неукрощенной, ее бунт сменяется молчанием, а молчание — самоубийством.

Мотив молчания — один из ключевых в повести: не случайно слова словообразовательного гнезда «молчать» встречаются в тексте 38 раз. Герой произведения, называющий себя мастером молча говорить, оказывается способным только на монолог и автокоммуникацию, он на молчание напер, и героиня начала примолкать; диалог же его и Кроткой невозможен: оба персонажа замкнуты в своем субъективном мире и не готовы к познанию другой личности. Отсутствие диалога служит причиной катастрофы, в молчании, разделяющем персонажей, зреют отчуждение, протест, ненависть, непонимание. Молчание сопровождает и гибель Кроткой: «Стоит она у стены, у самого окна, руку приложила к стене, а к руке приложила голову, стоит этак и думает. И так глубоко задумавшись, стоит, что и не слыхала, как я стою и смотрю на нее из той комнаты. Вижу я, как будто она улыбается, стоит, думает и улыбается. »

Гибель героини соотносится с реальным фактом — самоубийством швеи Марии Борисовой, выбросившейся из окна с образом в руках. Этот факт был прокомментирован Достоевским в «Дневнике писателя»: «Этот образ в руках — странная и неслыханная еще в самоубийстве черта! Это уж какое-то кроткое, смиренное самоубийство. Тут даже, видимо, не было никакого ропота или попрека: просто — стало нельзя жить. “Бог не захотел” и — умерла, помолившись. Об иных вещах, как они с виду ни просты , долго не перестается думать, как-то мерещится, и даже точно вы в них виноваты. Эта кроткая, истребившая себя душа невольно мучает мысль».

«Смиренное» самоубийство Достоевский противопоставляет самоубийствам от «усталости» жить, от утраты «живого чувства бытия», от безотрадного позитивизма, порождающего «холодный мрак и скуку». «Кроткая» самоубийца в повести сохраняет веру. Ей «некуда идти» и «стало нельзя жить»: ее душа осудила ее за преступление, за «гордость», в то же время она не терпит подмен и лжи. Героиня «фантастического рассказа» попала в дьявольский круг лжеобщения: Закладчик, «как демон», требует, чтобы она «падши, поклонилась ему. Закон Божьего мира — любовь извращается в дьявольскую гримасу — деспотизм и насилие». Своей смертью Кроткая разрывает этот круг. Символический характер в главе II повести приобретают пространственные образы: дважды — в сцене несостоявшегося убийства и перед самоубийством — героиня оказывается «у стены», смерти она ищет «в отворенном окне». Образ стены, который появляется в ситуации выбора, — знак замкнутости пространства и символ невозможности выхода; «отворенное окно», напротив, метафора «просвета», освобождения, преодоления «демонской твердыни». Сохранившая веру героиня принимает смерть как волю Бога и предает себя в его руки. Старинный, семейный образ Богоматери служит символом покрова, зашиты Богородицы.

В сюжете повести Кроткая подвергается трем нравственным испытаниям: искушению продать себя, искушению предать, искушению убить, — но, преодолевая их, сохраняет чистоту души. Символом ее нравственной победы и одновременно ««надлома» становится ее пение. Не случайно в этой сцене концентрируются метафоры, актуализирующие смыслы: «болезнь», «срыв», «гибель»: «Как будто бы в голосе было что-то надтреснутое, сломанное, как будто голосок не мог справиться, как будто сама песенка была больная. Она пела вполголоса, и вдруг, поднявшись, голос оборвался. »

В беззащитной открытости Богу героиня приближается к смирению. Именно это качество в трактовке автора является основой истинной кротости, разные понимания которой сталкиваются в структуре текста.

Смерть Кроткой разрушает временные связи в оставленном ею мире: в финале произведения формы времени утрачивают локализованность и конкретность, рассказчик обращается к вечности. Бесконечность его страдания и безмерность его одиночества воплощаются в гиперболических образах «мертвого солнца» и вселенского молчания (молчание героев распространяется уже на внешний мир), а слово кроткая включается в новые контрастирующие параллели: «Кроткая—жив человек» и «Кроткая —мертвец»: « Косность! О природа! Люди на земле одни — вот беда! «Есть ли в пол жив человек?» — кричит русский богатырь. Кричу и я, как богатырь, никто не откликается. Говорят, солнце живит вселенную. Взойдет солнце, и — посмотрите на него, разве оно не мертвец?».

Герой повести «обобщает свое одиночество, универсализирует его как последнее одиночество рода человеческого».

Смерть одного человека в произведениях Достоевского часто интерпретируется как гибель мира, в данном же случае это смерть Кроткой, которую рассказчик сопоставляет с «небом». В финале повести она сближается с «солнцем», переставшим «живить» вселенную. Свет и любовь, которые именно Кроткая могла принести в мир, не смогли в нем проявиться. Истинный смысл кротости, внутреннего смирения — та «правда», к которой в финале приходит рассказчик: «Истина открывается несчастному довольно ясно и определительно». Заглавие же произведения с учетом целого по прочтении всего текста воспринимается уже как евангельская аллюзия: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю» (Мф. 5:5).

Связь заглавия повести с текстом, как видим, не статична: это динамический процесс, в ходе которого одна точка зрения сменяется другой. В семантической структуре слова-заглавия по мере развертывания текста выделяются такие значения, как «уступчивая», «не являющаяся кроткой», «укрощенная», «робкая», «бессловесная», «смиренная». Семантическая сложность заглавия противостоит первоначальной упрощенной оценке рассказчика.

Энантиосемичное заглавие повести Достоевского является не только многозначным, но и многофункциональным. Оно связано со сквозной оппозицией текста «гордый — кроткий» и соответственно выделяет его конфликт. Заглавие служит знаком лирического начала «фантастического рассказа» и обобщает изображаемое, отражает развитие образа героини и динамику оценок рассказчика в сопоставлении с авторскими, выражает важнейшие смыслы произведения и конденсирует инвариантные темы и мотивы творчества писателя. Оно, наконец, раскрывает интертекстуальные автоинтертекстуальные связи произведения.

Философские взгляды Достоевского в рассказе “Кроткая”

Образ отвергнутого обществом и ожесточившегося человека в рассказе Федора Михайловича Достоевского “Кроткая”. Внутренний монолог героя после самоубийства жены. Все оттенки психологии героя в его взаимоотношении с Кроткой. Духовное одиночество героя.

РубрикаЛитература
Видреферат
Языкрусский
Дата добавления28.02.2011

Философские взгляды Ф.М. Достоевского в рассказе «Кроткая»

достоевский рассказ кроткая

В рассказе «Кроткая» Достоевский рисует образ отвергнутого обществом и оттого ожесточившегося человека. Достоевский строит свой рассказ в виде внутреннего монолога героя после самоубийства жены. Это помогает раскрыть перед читателем все оттенки психологии героя в его взаимоотношении с Кроткой.

Отставной офицер, изгнанный из полка за трусость, затем – бездомный побирушка, а ныне – преуспевающий ростовщик, закладчик самоутверждается тем, что унижает и пытается полностью подчинить себе свою молодую жену.

Со своей будущей женой герой познакомился, когда она пришла к нему заложить вещи, и почувствовал, что в ее лице он встретился с таким же несчастным и страдающим существом, как он сам. Он решил, что она будет способна понять все его тайные муки. После позорного изгнания из полка рассказчик в гордом самомнении отделяет себя от людей, он их презирает, презирает их муки и беды. И состояние свое собирается «удесятерить» на слезах и страданиях обездоленных.

Таков он и в жизни, у него всё рассчитано, и жену он выбирает из бедных воспитанниц, с умыслом: принимая ее в свой дом, герой хотел полного уважения и полного подчинения, чтобы «она стояла предо мной в мольбе за мои страдания…»

Он даже имел план: жена поймет, что он суров и горд, молча страдает, «увидит потом, что тут было великодушие, догадается об этом когда-нибудь, то оценит вдесятеро и падет в прах, сложа в мольбе руки» Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

Не мог герой предполагать, что жена не подчиниться ему полностью, что она сможет бунтовать и делать что-то против его воли. Женщина не может не подчиниться воле мужчине, – считает герой, а женщина любящая даже все пороки и злодейства «любимого существа обоготворит».

При первой встрече герой понимает, что Кроткая смиренна от природы, но в душе ее уже произошел надлом, когда герой указывает на ее бедность. «А как вспыхнула! Я понял, что уколол». И спрашивает сам себя, стоило ли торжество над ней двух рублей и подтверждает: да, стоило. С этого момента «у меня вдруг забродили некоторые на ее счет мысли», – говорит герой. Он уже не сомневался в своем могуществе над ней: она ниже его по положению, живется ей у теток тяжело. Для нее он для нее будет существом из «высшего мира», освободителем, она будет его ценить и беспрекословно подчиняться ему.

Героиня согласилась выйти замуж за ростовщика, и с этого момента начинается его поединок с Кроткой. Но этот поединок – это и его борьба со своим страхом, и, в то же время самоутверждение за счет унижения и подавления воли другого человека. Герой размышляет: «Гордые особенно хороши, когда…ну, когда уж не сомневаешься в своем над ними могуществе, а?». Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

Это также и конфликт ценностей. Когда ростовщик отрицает самопожертвование и великодушие, которое, по мнению героя «гроша не стоит», на губах Кроткой появляется «недоверчивая, молчаливая, нехорошая» улыбка и с этого момента она начинает больше молчать, чем вести диалог с героем.

Герой пытается воспитать в Кроткой свое отношение к жизни, но наталкивается на препятствие – Кроткая хочет жить по совести, но с чувствами героини ростовщик не хочет считаться. Он добивается ее любви, хочет подчинения и поклонения себе, ему нужна власть над чувствами и мыслями другого человека.

Но она не хочет подчиняться, пытается бунтовать, начинает сомневаться в том, что ее муж «благороднейший из людей», как он себя называл. Заканчивается это тем, что он измучил ее – тем, что унизил, уведя за руку с пошлого рандеву с Ефимовичем, что выдержал «страшную» минуту под револьвером, приставленным Кроткой к его виску. Его «победа» над Кроткой отозвалась бедой: он губит ее.

Не получив прощения, Кроткая замыкается в своем мире, молчание становится ее защитой: «…Она как бы рада была не сказать лишнего слова». Герой считал, что она слишком потрясена и слишком побеждена после истории с револьвером, главное, она поняла, что он не трус, но ей нужно время, чтобы придти в себя. «Я нарочно отдалил развязку: того, что произошло, было слишком пока довольно для моего спокойствия… а об ней я думал, что подождет».

Герою нравится неравенство между ним и женой. Его пленяло, что ей шестнадцать лет, а ему сорок один. «Это ощущение неравенства, очень сладостно это, очень сладостно», – размышляет он. После случая с револьвером, он простил свою жену, хотя и купил ей кровать, и как бы развелся с ней, но в его глазах она была побеждена окончательно и так унижена, «что я мучительно жалел ее иногда, хотя мне при всем этом решительно нравилась иногда идея об ее унижении. Идея этого неравенства нашего нравилась…»

После болезни Кроткой и долгой зимы, когда они постоянно молчали, герой заметил в ней перемену, она стала задумчива, потом однажды он услышал ее пение. Это его потрясло, песенка была «слабенькая», в голосе было что-то «надтреснутое, сломанное», с его глаз как будто пелена упала. Он подошел к ней и решился заговорить. «…Не отвечай мне ничего, не замечай меня вовсе и только дай из угла смотреть на тебя, обрати меня в свою вещь, в собачонку». Кроткую пугает такое изменение со стороны мужа: сначала он играет роль Бога, теперь он в ней видит своего кумира. Она пугается его, ей уже ничего не надо, она ничего не хочет, Кроткая устала жить.

Его попытка преодолеть возникшее за время «сна гордости» отчуждение лишь ускоряет трагическую развязку. Она гибнет – жить по совести оказалось невозможным для нее, можно только умереть.

Смерть Кроткой меняет героя. В предисловии к рассказу мы читаем: «Ряд вызванных им воспоминаний неотразимо приводит его наконец к правде; правда неотразимо возвышает его ум и сердце. Истина открывается несчастному довольно ясно и определительно, по крайней мере для него самого». Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

Он включается в диалог с уже ушедшей из жизни женой, и это дает возможность ростовщику понять свою вину: «…Я не безумный и не брежу вовсе, напротив, никогда еще так ум не сиял… Измучил я ее – вот что!». Таким образом, в сердце героя, в его покаянии и великодушии, залог его будущего возрождения. Эти слова, искренний и безжалостный суд над самим собой, очищает и возвышает душу героя – в конце концов он понимает, что всё могло быть иначе: не было бы этого одиночества вдвоем, если бы вместо соперничества в его душе явилось великодушие, вместо «обособления» – любовь.

На протяжении всего рассказа герой скрывает от себя сам свои чувства, свою любовь к Кроткой, которую он полюбил уже в начале рассказа, уже тогда, когда строил план, в котором сам себя видел ее освободителем. «Разве не любил я ее даже тогда уже?» И в долгие зимние вечера, когда она перестали общаться, он часто глядел на нее украдкой. А молчал он из гордости, чтобы она сама догадалась о том, какой он благородный.

Весь его монолог сводится к тому, чтобы заставить себя, наконец, увидеть и признать то, что он уже с самого начала знает и видит: это он замучил ее. Он жаждал в душе гармонии и счастья, но прятал свои истинные чувства под маской гордости, не допускал никаких порывов, чтобы не унизиться и не показаться смешным. Если она бросалась обнимать его, то он принимал это холодно, «мне надо было твердого счастья, с уважением от нее». Когда Кроткая при первых встречах с ним с восторгом рассказывала о себе, о своем детстве, он на все это упоение отвечал благосклонным молчанием.

Несмотря на то, что в душе он страстно любил жену и страдал от своего духовного одиночества, герой решается открыть ей свою истинную натуру и признается ей в любви только в самом конце. Таким образом, страдая от одиночества, он сам оттолкнул единственное любимое им существо, стал причиной смерти жены и уже навсегда остался один.

1. Достоевский Ф.М. Собрание сочинений в 15 томах. СПб.: Наука, 1994. Т. 13.

2. Кулешов В.И. «Жизнь и творчество Ф.М. Достоевского»: Очерк/ М.; Дет. лит., 1979г. – 206с.

3. Туниманов В. «Приемы повествования в Кроткой», Вестник Ленинградского государственного университета, 1965, № 2 /Серия истории, языка, литературы. Вып. 1/, стр. 110.

4. Фридлендер Г.М. Реализм Достоевского. Л.,1964, с. 15-19

Подобные документы

Необычная тревожность романа “Идиот” Федора Михайловича Достоевского. Система персонажей в романе. Подлинное праведничество, по Достоевскому. Трагическое столкновение идеального героя с действительностью. Отношения Мышкина с главными героями романа.

реферат [32,5 K], добавлен 12.12.2010

Внутренний монолог как один из приемов психологического произведения. Отражение подсознательной душевной деятельности главного героя в романе “Голод”. Восприятие им происходящих с ним событий. Сравнение поведения гамсунского героя и Р. Раскольникова.

реферат [15,3 K], добавлен 18.11.2013

Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского. Краткое описание и критика романа Достоевского “Идиот”, его главные герои. Тема красоты в романе, ее возвышение и конкретизация.

сочинение [17,7 K], добавлен 10.02.2009

Философский характер романов Федора Михайловича Достоевского. Выход в свет романа “Бедные люди”. Создание автором образов “маленьких людей”. Основная идея романа Достоевского. Представление о жизни простого петербургского люда и мелких чиновников.

реферат [21,3 K], добавлен 28.02.2011

Два вечных вопроса в творчестве Федора Михайловича Достоевского: о существовании Бога и бессмертии души. Анализ религиозно-философского мировоззрения писателя. Жизненный путь Достоевского и опредмеченная психическая действительность в его произведениях.

курсовая работа [41,1 K], добавлен 24.04.2009

Ф.М. Достоевский как писатель и философ. Тема “подпольного человека” в русской литературе. Борьба героя Достоевского с судьбой за свое место в жизни, на социальной лестнице, быт как его неотъемлемая часть. Функции зеркала в творчестве Достоевского.

реферат [32,3 K], добавлен 29.11.2010

Размышления о вопросах одиночества и нравственности, поднятых Достоевским в повести “Записки из подполья”. Это произведение как исповедь героя, где он рассуждает о свободе воли и необходимости сознания. Поучительность и место образа страдающего человека.

реферат [26,1 K], добавлен 28.02.2011

Изучение романа Федора Михайловича Достоевского “Преступление и наказание”. Исследование человеческой натуры Раскольникова, его взгляда на окружающий мир. Крах теории героя “обыкновенных” и “необыкновенных”. Способ изображения убийства в произведении.

реферат [12,6 K], добавлен 13.06.2015

Повествование о встрече главного героя с пророком в рассказе, а в стихотворении лишь красивое описание любования грозою. Падение пророка во двор как видение героя-рассказчика, претендующего на роль ученика. Интерпретация сюжета Писания посредством игры.

контрольная работа [14,5 K], добавлен 12.03.2013

Анализ типа литературного героя, который возник в русской литературе с появлением реализма в XIX веке. “Маленький” человек в творчестве Ф.М. Достоевского. Подтверждение определений “маленького” человека на примере героев романа “Преступление и наказание”.

реферат [43,9 K], добавлен 22.12.2014

Ссылка на основную публикацию
×
×