×

Образ и характеристика героя Кириллова в романе Бесы Достоевского

Кириллов Алексей Нилыч

  1. Сочинения
  2. Персонажи произведений
  3. Кириллов Алексей Нилыч

(«Бесы»)

Инженер-строитель. Это — один из главных героев-самоубийц в мире Достоевского, самоубийца-философ, разработавший теорию самоубийства как непреложную необходимость для мыслящего человека. Хроникер-повествователь впервые видит Кириллова, когда тот только что прибыл в город и его привел к Степану Трофимовичу Верховенскому Липутин как близкого знакомого Петра Верховенского: «Это был еще молодой человек, лет около двадцати семи, прилично одетый, стройный и сухощавый брюнет, с бледным, несколько грязноватого оттенка лицом и с черными глазами без блеску. Он казался несколько задумчивым и рассеянным, говорил отрывисто и как-то не грамматически, как-то странно переставлял слова и путался, если приходилось составить фразу. » И далее Антон Лаврентьевич Г–в прибавляет очень существенную деталь: «. воскликнул пораженный Кириллов и вдруг рассмеялся самым веселым и ясным смехом. На мгновение лицо его приняло самое детское выражение и, мне показалось, очень к нему идущее». Не случайно и замечание Петра Верховенского о Кириллове, что у того лицо — «фатальное».
За четыре года до романного времени Кириллов познакомился со Ставрогиным, который духовно растлил его и, по словам Шатова, довел разум инженера «до исступления». Несколько лет Кириллов провел в Америке вместе с Шатовым и в Европе (общаясь близко с Петром Верховенским) и за эти годы превратился в нелюдима, фанатика, одержимого «неподвижной идеей». Дойдя путем размышлений до отрицания Бога, Кириллов и пришел к логическому выводу: сознать, что Бога нет и в то же время самому не стать Богом — бессмысленно; тот кто это поймет, должен непременно убить себя, чтобы доказать свое право стать человеко-Богом.
И вот перед такой великой задачей инженер вдруг связывает себя (и тем самым отодвигает на несколько дней свое запланированное соперничество с Богом) вполне ничтожным добровольным обязательством перед мелкими «бесами»: взять на себя их бессмысленное преступление — убийство Шатова. Можно по-разному объяснять это, но не следует сбрасывать со счетов и обыкновенные «человеческие» мерки: Кириллов не то чтобы трусил и колебался перед исполнением приговора самому себе, но «еще минуточку» у Судьбы явно выкраивал. И как кстати именно в этот момент-период подвернулись под руку доморощенные бесы! О естественном человеческом тоскливом страхе Кириллова перед смертью убедительно свидетельствует описание сцены самоубийства. В темной комнате, освещенной лишь огарком свечи, под диктовку Петра Верховенского Кириллов, находясь уже в состоянии нездоровом («Лицо его было неестественно бледно, взгляд нестерпимо тяжелый. »), пишет записку-самонаговор, беря на себя убийство Шатова. Причем, ведет-держит он себя так, что Верховенский то и дело тревожится: не застрелится, раздумает. А когда Кириллов выбежал с револьвером в другую комнату, плотно притворил за собой дверь и там все затихло на долго, на «бесконечно», на десять и больше минут, мелкий бес и вовсе, перестав верить в самоубийство, начинает строить планы уже убийства этого труса своими руками. И далее следует потрясающая сцена, когда Верховенский входит в комнату, держа свой револьвер наготове, и не обнаруживает в ней Кириллова — тот прячется за шкафом, затем кусает Верховенского за палец и только после этого, оставшись опять один, стреляется. В первый день по возвращении из-за границы Кириллов в диалоге с хроникером признается, что ищет «причины, почему люди не смеют убить себя», собирается даже написать на эту тему «сочинение» и далее формулирует: от самоубийства людей удерживают только две вещи — боязнь боли и «тот свет», то есть вопрос о бессмертии души. Причем, боль поставлена на первое место и уточняется, что хотя это и «маленькая вещь» по сравнению со второй (философской), но «тоже очень большая». Именно эту «маленькую большую вещь» и перебарывал, подавлял в себе Кириллов целую четверть часа с револьвером в руке, спрятавшись в темной комнате за шкафом. Впрочем, не стоит упрощать Кириллова: обычная человеческая боязнь смерти, нежелание смерти, отвращение к смерти — это лишь одна из составляющих сложного клубка комплексов, удерживающих инженера-самоубийцу на этом свете еще несколько «лишних» дней и эту последнюю предсмертную четверть часа. В том же разговоре с Антоном Лаврентьевичем он объединил, так сказать, материю и дух, физиологию и философию в двух сентенциях-постулатах: «Бог есть боль страха смерти» и «кто смеет убить себя, тот Бог». И прав, разумеется, тот же Верховенский, который «понял, например, что Кириллову ужасно трудно застрелить себя и что он верует, пожалуй, “пуще попа”. » Причем, Петруша остается при таком мнении вплоть до самого выстрела Кириллова, хотя тот буквально за полчаса до того самолично и убежденно изложил ему свою идею-теорию.
Кириллов (в ряду таких героев, как Мурин, Нелли, князь Мышкин и Смердяков) подвержен эпилепсии, которой страдал сам Достоевский. Мало этого, именно Кириллову писатель «подарил» одну из капитальнейших своих привычек — пить крепчайший чай по ночам и ложиться спать на рассвете. И вдруг всплывает, казалось бы, совершенно лишняя для развития сюжета деталь в биографии Кириллова: у него, как и у самого Достоевского, ровно семь лет назад умер старший брат. Хроникер, во время первой же беседы с инженером узнавший об его idée fixe и хронических ночных чаепитиях, невольно восклицает: « — Да, невесело вы проводите ваши ночи за чаем. » И вот ответ Кириллова: «Почему же? Нет, я. я не знаю не знаю, как у других, и я так чувствую, что не могу, как всякий. Всякий думает и потом сейчас о другом думает. Я не могу о другом, я всю жизнь об одном. Меня Бог всю жизнь мучил. » Именно в Кириллове, самоубийце-философе, воплотил в художественную реальность Достоевский квинтэссенцию своих многолетних размышлений о бессмертии, о праве человека на жизнь и смерть, на самоубийство. Сама по себе идея Кириллова оказалась ложной. Недаром, не только Петр Верховенский, но и многие другие действующие лица «Бесов», вплоть до хроникера, считают Кириллова сумасшедшим. И словно бы впрямую к уже гнившему в могиле Кириллову обращает свои слова умирающий Степан Трофимович в финале романа: «Человеку гораздо необходимее собственного счастья знать и каждое мгновение веровать в то, что есть где-то уже совершенное и спокойное счастье, для всех и для каждого. » В этом как бы заочном споре Степана Трофимовича с Кирилловым слышатся отголоски споров-дискуссий в кружке петрашевцев, диспутов на религиозные темы.
Кстати, один из петрашевцев, К.И. Тимковский, отчасти и послужил прототипом Кириллова.

© 2012 — 2020 Сетевое издание «Федор Михайлович Достоевский. Антология жизни и творчества»
Свидетельство Роскомнадзора о регистрации СМИ Эл № ФС77-51838 от 7 декабря 2012 г.

Все права на материалы сайта принадлежат редакции и являются ее собственностью. Права на иные материалы, являющиеся объектами авторского права, принадлежат их авторам. При цитировании информации гиперссылка на сайт обязательна.

Кириллов и его «мука о Боге» в романе Достоевского «Бесы»

Кириллов, выражая идеи «человекобожия» в романе, говорит Ставрогину, центральному персонажу произведения: «Если нет Бога, то я бог. Если Бог есть, то вся воля Его, и из воли Его я не могу. Если нет, то вся воля моя, и я обязан заявить своеволие. Потому что вся воля стала моя. Неужели никто на всей планете, кончив Бога и уверовав в своеволие, не осмелится заявить своеволие, в самом полном пункте? Это так, как бедный получил наследство и испугался и не смеет подойти к мешку, почитая себя малосильным владеть». Герой поступает так же, как наш прародитель в Раю, который тоже заявил своеволие у древа Познания, позволив себе «незначительное»: саморазрешение поста. Тем самым Адам лишил Рая все человечество. Кириллов заявляет своеволие, сознательно лишая себя Царствия Небесного, в существовании которого он не сомневается. Но он доводит свою мысль до логического конца: «Я хочу заявить своеволие. Пусть один, но сделаю. Я обязан себя застрелить, потому что самый полный пункт моего своеволия – это убить себя самому. Я хочу высший пункт и себя убью. Я обязан неверие заявить. Для меня нет выше идеи, что Бога нет. За меня человеческая история. Человек только и делал, что выдумывал Бога, чтобы жить, не убивая себя; в этом вся всемирная история до сих пор. Я один во всемирной истории не захотел первый раз выдумывать Бога. Пусть узнают раз и навсегда». Герой своеобразно понимает свободу, данную Богом человечеству. Слова «создал Бог человека по образу и подобию своему» следует понимать так, что Бог дал человеку два основных своих качества: свободную волю и разум. Эти две ипостаси и роднят человека с Богом. Но извращенная человеческая природа уже с ветхозаветных времен понимает свободу как своеволие, а не как свободу проявлять волевые качества к не совершению греха. И если свободу воспринимать иначе, то высшим логическим пределом свободы и должно стать своевольное решение о конце собственной биологической жизни. Дунаев иронизирует: «И впрямь: высшая форма проявления исключительной собственной воли – право распорядиться своею жизнью. Пока существует в человеке страх перед подобным деянием, он всё-таки в конечном итоге не свободен. Полная свобода воли – в способности к самоубийству».

Кириллов читателю по-своему симпатичен. Н.А. Бердяев, трактуя неоднозначно образ Кириллова, утверждает, что «образ Кириллова в «Бесах» есть самая кристальная, почти ангельски чистая идея освобождения человека от власти всякого страха и достижения состояния божественного». Герою принадлежат слова: «Кто победит боль и страх, тот сам станет Бог. Тогда новая жизнь, тогда новый человек, тогда все новое». «Будет Богом человек и переменится физически. И мир переменится, и дела переменятся, и мысли и все чувства». И еще: «Всякий, кто хочет главной свободы, тот должен сметь убить себя. Кто смеет убить себя, тот Бог». В другом разговоре Кириллов говорит: «Он придет, и имя ему будет человеко-бог». «Богочеловек?» – переспрашивает Ставрогин. «Человеко-бог, в этом разница», – отвечает Кириллов. О подобных размышлениях героя Достоевского Бердяев сказал: «Этим противоположением потом очень злоупотребляли в русской религиозно-философской мысли. Идея человеко-бога, явленная Кирилловым в ее чистой духовности, есть момент в гениальной диалектике Достоевского о человеке и его пути. Богочеловек и человеко-бог – полярности человеческой природы. Это – два пути – от Бога к человеку и от человека к Богу». О новизне, красоте и чистоте кирилловской идеи говорит и современный исследователь А. Галкин, подчеркивая слияние героя с мирозданием, с «вечностью» вопроса о бессмертии. В статье «Пространство и время в произведениях Достоевского» он пишет: «Статическая концепция времени начинает действовать тогда, когда герои Достоевского сливаются с мирозданием, постигают истину и красоту в их гармоничном единстве, как бы „выключаются» из сиюминутности существования, устраняют все противоречия неправедной земной жизни. (Это происходит перед припадком князя Мышкина и самоубийством Кириллова, во сне «смешного человека», в видении «золотого века» Ставрогина.) Такие мгновения не поддаются обыкновенным законам времени, не укладываются в шкалу секунд, минут или часов. Это идеальное время, ощущаемое личностью как вечность». Далее исследователь говорит об эпизоде романа, в котором герой отрицает вечную жизнь: «Кириллов цитирует Апокалипсис, где сказано, что «времени больше не будет». «Время не предмет, а идея. Погаснет в уме», – утверждает он. Чтобы гармония была вечной, герой останавливает часы. Остановка времени, так сказать «стоп-кадр», кроме того, требуется писателю для того, чтобы подчеркнуть нравственную позицию героя, зафиксировать момент, предшествующий выбору добра или зла, христианской любви или преступлению и греху». Достоевский же подобные ощущения потери чувства времени и гармонии с миром связывает с психической болезнью (перед припадком эпилепсии), которая в православной духовной культуре трактуется как одержимость человека бесами.

В критике часто рассматривается вопрос об отношении писателя к героям, о том, чья жизненная позиция ближе Достоевскому. «У Достоевского не было бесповоротно отрицательного отношения к Кириллову как к выразителю антихристова начала, – говорит Бердяев. – Путь Кириллова – путь героического духа, побеждающего всякий страх, устремленного к горней свободе. Но Кириллов есть одно из начал человеческой природы, само по себе недостаточное, один из полюсов духа. Исключительное торжество этого начала ведет к гибели. Но Кириллов у Достоевского есть неизбежный момент в откровении о человеке. Он необходим для антропологического исследования Достоевского. У Достоевского совсем не было желания прочесть мораль о том, как плохо стремиться к человеко-божеству. У него всегда дана имманентная диалектика. Кириллов – антропологический эксперимент в чистом горном воздухе». Верную мысль высказывает и М.М. Дунаев про неоднозначность образов писателя, в том числе и атеистов: «Достоевский проводит героев своих, а за ними и читателя, через жестокие скорби. Он мучит всех, и многие ему этого не прощают. Но ведь и всякое познание идеала, постижение образа Божия – есть непременная мука: при подлинно духовном их восприятии. Мука, ибо постигаемый идеал налагается на собственную личность каждым познающим – и это непереносимо. И никуда ведь не деться от этого – страшно. За всяким мучительным художественным созданием Достоевского стоит требование непременного сопоставления своего безобразия с образом утраченным. И это скорби из тех, о коих сказано: «. Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14,22)». Но Евангелие говорит нам, что мука о доказательной вере – тщетна. Вспомним: Спаситель отвергает все три предложения дьявола в пустыне, которые могут доказать существование Божье: «И приступил к Нему искуситель и сказал: если ты сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: не хлебом единым будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Потом берет Его Диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедует о Тебе, и на руках понесут тебя, да не преткнешься камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. Опять берет Его Диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его Диавол, и се, Ангелы приступили и служили ему». Так, Сам Спаситель, отказавшись от чревоугодия, тщеславия и корыстолюбия, отказывается и от доказательных фактов веры, так как доказательства в вере лишают человечество свободы выбора между добром и злом. Герой же Достоевского хочет ценой собственный жизни доказать свое безверие, то есть доказать антиверу – своеволие; следовательно – изначально лишает себя свободы. Ведь Кириллов в романе Достоевского считает, что уход из жизни атеиста должен быть ничем не вынужденный, «за идею», за показное отсутствие страха Божьего. Вот к каким поразительным результатам приводит логика атеиста! В.В. Иванов сказал об этом: «Кириллов самоубийца из идеи подобно тому, как Раскольников – убийца из идеи. Но сложность образа Кириллова заключается в том, что у него, в отличие от Раскольникова, не будет возможности изжить идею страданием. Страшный парадокс – за самоубийство «не полагается» каторга, а рядом нет спасительницы типа Сони Мармеладовой». Кириллов одинок в своем безверии; никто не собирается спасти его – ни Шатов, ни Ставрогин, – «уважая» его право на свободу выбора. И только бесенок в лице Петра Верховенского радостно и с вожделением подталкивают Кириллова к пропасти небытия. Верховенскому нужна его жизнь, бесам – бессмертная человеческая душа, оказавшаяся от истинного бессмертия. Сущность идеи «своеволия» Кириллова верно раскрыл Долинин: «Да, самое обидное, самое ужасное для человека, с чем он абсолютно не может мириться – это смерть. Чтобы как-нибудь избавиться от нее, от ее страха, человек создает фикцию, измышляет Бога, у лона которого ищет спасения. Бог есть страх смерти. Нужно уничтожить этот страх, и вместе с ним умрет и Бог. Для этого необходимо проявить своеволие, во всей его полноте. Никто еще до сих пор не осмелился так, без всякой посторонней причины, убить себя. А вот он, Кириллов, посмеет и тем докажет, что он ее не боится. И тогда свершится величайший мировой переворот: человек займет место Бога, станет человеко-богом, ибо, перестав бояться смерти, он и физически начнет перерождаться, одолеет, наконец, механичность природы и будет вечно жить.

Так меряется силами человек с Богом, в полубредовой фантазии мечтая о Его преодолении».

У читателя возникает мысль, что богоборчество Кириллова изображено с некоторой долей авторской симпатии. Например, Кириллов любит детей (играет в мячик с кухаркиным ребенком). Петр Верховенский, узнав это, даже начинает опасаться: сможет ли Кириллов убить себя для пользы «общего дела». (В момент самоубийства в предсмертной записке он должен был взять на себя преступления, совершенные «пятеркой»). Ведь кто любит детей, тот любит и жизнь. Образ ребенка, несущий серьезную идеологически-философскую нагрузку в творчестве Достоевского вообще, не случайно возникает рядом с образом своевольного атеиста Кириллова и в этом романе. Тему детства и семьи в религиозном аспекте творчества Достоевского изучали многие исследователи. К ней обращались, например, В.В. Иванов в работах «Традиция духовного наставничества», «Образ ребенка и тема детства в христологическом аспекте», ««Школа» князя Мышкина» и статье ««Церковь-Семья» Алёши Карамазова», Ю.В. Бурова в работе «Концепция православия Ф.М. Достоевского», Т.А. Степанова в работе «Художественно-философская концепция детства в творчестве Ф.М. Достоевского». Бурова, в частности, пишет: «Кратчайший, самый выстраданный и наиболее страшный афоризм Ф.М. Достоевского: «Все – дети» – звучит оптимистически, так как дети близки к Христу. Дети тоже бывают жестокими (реакция Илюшечки на Алешу Карамазова), главное – не потерять эту детскость, которая заключается в том, что человек, несмотря ни на что, способен принять светлый лик Христа. (Как принял мальчик, так и не почувствовавший тепла)». Эта мысль современного исследователя о любви к детям как стремлении приблизиться ко Христу верна в связи с эпизодом привязанности Кириллова к ребенку: подспудно, подсознательно его душа ищет истины, но, отвернувшись от Христа, находит ложную идею бесовского своеволия. В связи с анализом роли детских образов в романе «Бесы» весьма интересно наблюдение исследователя из Петрозаводска В.В. Иванова. «В романе «Бесы» Достоевский тоже создаёт образ страдающего ребёнка, изображая смерть едва родившегося младенца Марьи Шатовой, косвенной причиной которой станет убийство Шатова по приговору подпольной «пятёрки». Шатов, увидевший жену в обессиленном и болезненном состоянии, бросился занимать деньги к соседу Кириллову. Богоискатель и богоборец Кириллов, поглощенный идеей самоубийства (по его мысли, лишь в акте самоубийства человек свободен вполне и в результате сам становится богом), сочувственно откликается на озабоченность Шатова» – пишет он. В этом эпизоде Шатов замечает Кириллову: «Кириллов! Если б. если б вы могли отказаться от ваших ужасных фантазий и бросить ваш атеистический бред. о, какой бы вы были человек, Кириллов!» «Образ младенца, – продолжает Иванов, – заставляет богоборца на какое-то время вновь вернуться к соборному и благодатному общению с людьми». И еще одно замечательное наблюдение В.В. Иванова: «Улица, на которой предстоит младенцу ненадолго явиться на свет, называется Богоявленской» при этом, продолжает ученый, «приход в мир младенца как бы санкционирует уход из него взрослого человека. Но самовольный (безбожный) уход из жизни этого взрослого как бы сдвигает с места целую лавину трагических смертей: Шатова, его жены, самого новорожденного младенца». Действительно символично, что Кириллов погибает, убив в себе веру в Бога, почти одновременно с младенцем, родившимся и умершим на Богоявленской улице. Вероятно, Достоевский дал улице именно такое название с некоторой долей горькой иронии: на ней должен был явиться человечеству «новый бог» – Кириллов. Но мало того, что вышло всего лишь банальное самоубийство, – ребенок, родившийся здесь, не смог выжить, исполнив мечту Шатова, встать на путь свободного труда.

Дунаев рассматривает данный аспект творчества писателя – своеволие человеческой личности, – анализируя роман «Бесы», под несколько иным углом зрения. «А человек может и сам себя поставить пред безумным вопросом: если даже и есть Бог – зачем Он мне в жизни моей? И лукавый соблазнитель подзуживает вечным своим «и вы будете, как боги» (Быт.2,5). Если же сами как боги, то без Бога можно обойтись вполне. Но если без Него можно обойтись, то Его, весьма вероятно, и вовсе нет. И себя можно поставить на Его место. И на месте Богочеловека возвысит себя человеко-бог», – пишет исследователь. Это основный посыл нигилистов-бесов в романе Достоевского. Трагизм борьбы между Богом, человеком и бесом, затрагиваемый Достоевским почти во всех крупных романах, в свое время подметил и Вяч. Иванов. Например, в работе «Достоевский и роман-трагедия» он пишет: «Человеческая жизнь представляется им в трех планах. Огромная сложность прагматизма фабулистического, сложность завязки и развития действия служит как бы материальною основою для еще большей сложности плана психологического. . Это царство – верховной трагедии, истинное поле, где встречаются для поединка, или судьбища, Бог и дьявол, и человек решает суд для целого мира, который и есть он сам, быть ли ему, т. е. быть в Боге, или не быть, т. е. быть в небытии». Трагедия своеволия человеческой личности, по мнению Иванова, является основной трагедией романов Достоевского. «Вся трагедия обоих низших планов нужна Достоевскому для сообщения и выявления этой верховной, или глубинной, трагедии конечного самоопределения человека, его основного выбора между бытием в Боге и бегством от Бога к небытию. Внешняя жизнь и треволнения души нужны Достоевскому только, чтобы подслушать через них одно, окончательное слово личности: «да будет воля Твоя», или же: «моя да будет, противная Твоей», – размышляет Вяч. Иванов в этой же статье. Таким образом, «трагическим лицом» в романе становится не только Ставрогин, но и Кириллов, а значит, «Бесы» не политический роман-памфлет, а роман-трагедия.

Известный богослов и философ русского зарубежья С.Н. Булгаков писал: «Нам известно, что центральное место в философии Фейербаха занимает религиозная проблема, основную тему её составляет отрицание религии Богочеловечества во имя религии человеко-божия, богоборческий воинствующий атеизм. Именно для этого-то мотива и сказался наибольший резонанс в душе Маркса; из всего обилия и разнообразия философских мотивов, прозвучавших в эту эпоху распадения гегельянства на всевозможные направления, ухо Маркса выделило мотив религиозный, и именно богоборческий». «В молодые годы в кружке Петрашевского, – пишет Дунаев, – Достоевский был буквально заражен идеями философии Фейербаха, а, следовательно, и идеями «человеко-божия». Поэтому не случайно, что «тот же мотив» выделило и ухо Достоевского (разумеется, в ином восприятии, нежели у Маркса) – и он вынес эту идею для испытания её на страницы романа «Бесы».

Века своего существования человечество болеет «муками о вере», ищет Бога. Трагически происходит это искание у героя Достоевского Алексея Кириллова, так как в этот естественный для любого человека поиск вмешивается бес в образе непомерной, непреодолимой гордыни, которой заражен этот «человеко-бог».

Ф. Достоевский, “Бесы”: анализ и краткое содержание

Это одна из самых концептуальных книг великого классика. По нашему глубокому убеждению, каждый взрослый человек должен заставить себя ее прочесть и понять. Это принципиально важно – осознать природу манипулирования людьми и знать, что данному злу следует противопоставить. Многие читатели усматривают провидческий дар в том, как написал Достоевский «Бесы». Поразительно, что этот роман отобразил и проблемы сегодняшнего, постиндустриального, информационного общества.

Историческая основа создания романа

Заметив нечто сташное, инфернальное в социуме России, не смог не взяться за перо Ф. М. Достоевский. «Бесы» – плод труда его ума и сердца, где он чутко уловил за полвека до революций предтечу бесноватости всего общества, впервые проявившуюся у русских революционеров-нигилистов.

Группой смутьянов, управляемой неким Федором Нечаевым (нашумевший нечаевский процесс) был убит (в 1869 г.) студент Петровской землеакадемиии Иван Иванов. Причем мотивы раскрытого убийства были двоякими. Нечаев не просто инициировал убийство, чтобы предупредить донос со стороны Иванова. В еще большей степени он пытался подчинить других членов этого террористического кружка своей воле, связав их кровью жертвы.

Федор Михайлович за этим событием уловил, понял, осознал и донес до умов и сердец читателей макроопасность грядущего.

Прозорливость писателя

Роман действительно сенсационный написал Достоевский. «Бесы» отзывы вызвали изобильные. Заметьте: никто так громко и резонансно до Федора Михайловича не предупреждал об угрозе «бесноватости» поляризованного революционными идеями общества. Как же это удалось осознать и осуществить писателю-неполитику? Причина проста – гениальность!

Докажем это собственным «литературным» путем, сопоставляя идеи разных авторов. Вспомним, мысль Умберто Эко («Маятник Фуко») о природе этого качества, утверждающую, что гений всегда играет на одном компоненте мироздания, однако он делает это уникально – так, что задействуются остальные комопоненты… «А причем здесь Достоевский?» – спросите вы. Продолжим эту мысль: гениальность Достоевского зиждется на потрясающем психологизме его образов. Великий психолог Зигмунд Фрейд как-то сказал, что никто из личностей, которых он знает, не может ему поведать чего-то нового по психологии человека. Никто, кроме Достоевского!

Достоевский – гениальный психолог

Просматривается очевидное: вывод об угрозе бесноватости общества обосновал Достоевский («Бесы») через постижение психологии революционеров-нигилистов.

Об этой угрозе обществу проникновенно сказал Николай Александрович Бердяев, подчеркнув, что Достоевский ощутил, что в стихии революции доминантой является вовсе не человек, ибо им овладевают напрочь оторванные от гуманизма и от божьего промысла идеи.

Достоевский – непримиримость к насилию

Неслучайно написал Достоевский «Бесы». Краткое содержание его посыла потомкам: человек, поддавшийся «бунту и своеволию» не может быть свободным. А перестав быть свободным, согласно убеждениям Федора Михайловича, он вообще перестает быть человеком. Это – нелюдь! Примечательно, что классик до своего смертного часа – бескомпромиссен и непримирим, отстаивая идею живого Смысла и живой Истины жизни, утверждая, что на унижении человеческой личности невозможно построить никакого «хрустального дворца» нового общества.

Общество будущего, по мнению писателя, должно руководствоваться движением сердца человека, а не теориями, рожденными холодным разумом.

Актуальность предвидения классика

Но разве вышесказанное касается лишь революционеров XIX века? Не будем уподобляться страусам, прячущим голову от реальности. В еще большей мере, чем рассказал читателям Достоевский, бесы пленяют людей современных, манипулируемых массмедиа, которые сеют ненависть.

Вспомним произведение уже современного российского классика Виктора Пелевина, где он в своем романе «Т» аргументировано мотивирует, что бесы современного виртуального неоколониального общества гораздо страшнее описанных Федором Михайловичем:

Поражает, насколько глубок роман, который написал Достоевский («Бесы»). Отзывы современных читателей единодушны: читать книгу следует во взрослом возрасте, с расстановкой, постепенно. Следует анализировать и сопоставлять написанное Федором Михайловичем с современностью. Тогда многое становится понятно. Достаточно сравнить с нигилистами Достоевского оголтелые СМИ, сеющие ненависть в обществе! Обидно, когда в медиапространстве, вместо пропаганды терпения и доброты, звучат аккорды ненависти.

Какими изображаются в романе бесноватые террористы?

Однако вернемся к книге Федора Михайловича. Литературоведы едины в своем мнении: это один из самых сложных романов. Как роман-предупреждение, роман-трагедию создал Достоевский «Бесы». Краткое содержание произведения – показ читателю анатомии ненависти, зла, бесовщины, вносимой террористами в губернский город – модель всей России.

Фактически это своеобразная группа революционеров-фигурантов, которую мастерски изобразил Достоевский («Бесы»). Краткое содержание морали террористов – подмена в их умах и сердцах христианской любви к ближнему на бесовскую ненависть. Прибегнем к диалектике «Мастера и Маргариты», их характеризуя:

– Человек, позиционирующийся как бес-распорядитель – Петр Степанович Верховенский. Формально он организует городскую революционную ячейку.

– Антихрист-соблазнитель Николай Всеволодович Ставрогин (сын почтенной в городе дамы Варвары Петровны Ставрогиной).

– Лжепророк – философ Шигалев (оправдывающий «целесообразный» геноцид десятой части общества над остальным «стадом»).

– Отвратный Толкаченко (вербовщик «революционеров» среди отбросов общества и даже проституток).

– Легко изменивший присяге отставной военный Виргинский.

– Сакральная жертва – сомневающийся студент Иван Шатов.

Что стремится сделать Петр Верховенский при помощи своих соратников? «Раскачать общество», т. е. порушить основы христианского миропонимания, внушить части людей, что они лучше, чем другие, натравить их на этих других людей.

Для усиления раскола в обществе оскверняются святыни. Производятся вещи, понятные нам, жителям информационного общества: манипуляция информацией. Незаметно для самих людей усилиями «революционеров» происходит подмена Знания (понятия христианского, предполагающего истину и достоверность) на Информацию (формируемую сомнительными путями).

В результате героев романа обуревает скептицизм, они перестают тянуться к Вере, к Истине и становятся пешками в эфемерной партии, которую уже ими играют. Произведение «Бесы» Достоевского все это отражает.

План Петра Верховенского

Революционной группе Петра Верховенского их план удается. Жители города растеряны, дезориентированы. Власти беспомощны. Очевидно, что в городе кто-то поощряет кощунства, кто-то подстрекает на бунт рабочих местной фабрики, у людей происходят психические расстройства – полусумасшедший подпоручик рубит шашкой иконы храма…

Затем, когда усилиями революционной ячейки в обществе воцарится «большая смута», Петр планирует прибегнуть к соблазнению толпы при помощи харизматичного Николая Ставрогина.

Сюжет и эпиграф романа

Вовремя написал свой роман Достоевский («Бесы»). Краткое содержание романа таково: вначале изображена беспечная городская община, казалось бы, живущая своей жизнью. Но с другой стороны, все ее представители ощущают, что жизнь-то не складывается. Она неразмеренна, неблагополучна. Людьми овладела гордыня, и создается ощущение, что кем-то запущен механизм внедрения в людей бесноватости… Не зря эпиграфом произведения служат известные строки А. С. Пушкина.

Николай Ставрогин: образ, формирующий сюжет

Как Апокалипсис начинается с появления Антихриста, так и бесноватость губернского города – с появления сына Варвары Ставрогиной, харизматичного красавца байроновского типа Николая Ставрогина.

Варвара Петровна представляет типаж властной стареющей светской львицы. К ней испытывает романтические платонические чувства «отходящий от дел» интеллектуал Николай Верховенский, отец вышеупомянутого Петра.

Заметим, что при написании романа сатирический акцент использует Достоевский Федор Михайлович. «Бесы» изобличают тщательно скрываемую в местном высшем свете вопиющую безнравственность. Г-жа Ставрогина, ввиду неуемного темперамента своего сына, вынашивала планы – женить его на дочери приятельницы, на Лизе Тушиной. В то же время она пытается нейтрализовать его интрижку со своей воспитанницей Дарьей Шатовой, планируя выдать ту замуж за другого своего подопечного – Степана Трофимовича.

Впрочем, сосредоточимся на образе Николая Ставрогина, поскольку он в романе играет важнейшую сюжетообразующую функцию. Вначале типаж бывшего богатого офицера–повесы изображает Достоевский («Бесы»). Анализ этого образа выявляет его особенности: он абсолютно лишен совести, сострадания, хронически лжив, расчетлив, непостоянен.

Рассказать о нем есть что, послужной список достаточно внушительный. В прошлом – блестящий гвардейский офицер, дуэлянт. Кроме того, Николай периодически впадал в разнузданный разврат и совершал предосудительные обществом поступки: физическое унижение почтенного горожанина Гаганова, и заодно губернатора, провокационный прилюдный поцелуй замужней дамы и т. д.

Последовательно и обстоятельно показывает, как идет Николай не человеческими путями, а путем антихриста-соблазнителя, Ф. Достоевский. Бесы гордыни, самовлюбленности, презрения к другим людям ведут его к личной катастрофе. Ему уже дано первое предупреждение: совершенное им явное преступление – растление четырнадцатилетней Матреши – делает его изгоем в городе.

Чтобы хоть как-то оправдать подлеца-сына мать, мотивируя его поступки белой горячкой, отправила его на четыре года за кордон (чтобы он не мозолил глаза осерчавшим на него людям). Между тем Николай не раскаялся, не понял предупреждения, он гордится своим прозвищем «принц Гарри», кичась своей эксцентричностью, непредсказуемостью, эффектностью.

Как антологию накопления греха им и революционерами-террористами пишет роман «Бесы» Достоевский. Краткое перечисление их темных дел, инициирующих бесноватость жителей всего губернского города, представлено нами ниже.

Ставрогин в губернском городе

Николай и на этот раз «не разочаровывает» окружающих своей эксцентричностью. Его не оставляет мания творить зло, что он и осуществляет, ощущая свое превосходство над толпой. Читатель вскоре узнает, что Ставрогин на корню разрушил планы матушки, тайно венчавшись с влюбленной в него Марьей Тимофеевной Лебядкиной. Подлец знал, что женщина его тайно любит и проникся идеей – растоптать ее чувство. И не так просто женился, а «на спор, за бутылку вина».

Далее, по ходу книги, Ставрогин щадит на дуэли обиженного дворянина Гаганова, стреляя в воздух, чем вызывает восхищение горожан. Напрашивается аналогия: Антихрист пытается представить себя людям Христом. Однако настоящий затаенный облик соблазнителя Николая Ставрогина, эволюционирующего в душегубца, вскоре проявится…

По его воле и, очевидно, с ведома вездесущего Петра Верховенского происходит воистину бесовское убийство любящей его женщины Марьи Лебядкиной, а заодно – и ее брата капитана Лебядкина.

Заметим: образ Лебядкиной – поверженной нелюдями, прекрасной духовно тридцатилетней женщины, страдающей от хромоты, любящей, жертвенной, нежной, страдающей – вызывает у читателей сочувствие и понимание.

Образ Марьи Лебядкиной

Настоящий инженер душ человеческих, вводит и свои любимые типажи героев в роман «Бесы» Достоевский. Содержание и направленность их личности – красота и гармония, которым поклонялся великий классик, произнесший: «Красота спасет мир».

Ошибшаяся со своим чувством, страдающая Марья Лебядкина – один из самых трогательных женских типажей творчества Достоевского, наряду с Сонечкой Мармеладовой. Антихрист Ставрогин, соблазнив ее, обрекает на мильон страданий, на нищету, на помешательство от горестей, а затем – мученическую смерть. Небогатая интеллигентная женщина, худощавая, с «тихими, ласковыми, серыми глазами» перед смертью называет вздрогнувшего «принца Гарри» тем, кто он есть – убийцей с ножом в руках.

Николай Ставрогин – настоящий облик. Сеющий смерть

Впрочем, еще до ее убийства, Лиза Тушина пересаживается в карету Никола Ставрогина и проводит с ним ночь. Она, очевидно, решается его отбить у Лебядкиной.

Утром же приехавший Петр Верховенский рассказывает о вышеупомянутой двойной смерти, при этом упомянув, что об убийстве он знал, но не помешал. Внесем ясность: киллером за деньги вызвался стать изувер Федька Каторжный, а оплатил и одобрил это преступление Николай Ставрогин.

Фактически Верховенский говорит эти вещи Ставрогину, не только чтобы тот понял, что инициация им убийства известна, но и чтобы в будущем им манипулировать. Вернемся к терминологии Булгакова: бес-распорядитель приходит к антихристу.

Лиза в истерике сбегает от Николая. Она бежит к дому Лебядкиной, где толпа ее признает как «Ставрогинскую» и, решив, что она была заинтересована в смерти Марьи, жестоко – до смерти – избивает. Роман достигает своей кульминации: бесы – всесильны, они сеют вокруг себя смерть и ненависть…

Власть невнятно пытается совладать со смутьянами, наивно убеждая, что следует сохранять стабильность в обществе. В уста губернатора Достоевский вкладывает правильные слова о том что отношения «Власть – Оппозиция» должны быть цивилизованными, однако они не имеют воздействия на террористов-изуверов, опьяненных вкусом крови и почувствовавших свою безнаказанность.

Скрепление сообщества бесноватых кровью

Меж тем исполняются и дьявольские планы Петра Верховенского. Он убивает, «чтобы скрыть концы» убийства Лебядкиных, неконтролируемого собой Федьку Каторжного (того находят с проломленной головой).

Следующий на очереди – студент Шатов. Страшно описывает его смерть Достоевский Федор. Бесы (людьми их уже назвать нельзя) – Верховенский, Липутин, Виргинский, Лямшин, Шигалев, Толкаченко – стаей набрасываются на него… Они подчинены идее, не останавливает их даже знание того, что жена Ивана Шатова только-только родила ребенка.

Единственный, кто отказывается убивать – это Шигалев.

Иезуитство и коварство Верховенского

Впрочем у Верховенского есть дьявольский план прикрытия преступных действий террористической группы: кровь покрывают кровью. Петр играет игру с властями, гарантируя себе алиби – лояльного к власти гражданина-стукача, выдавая им ложных «смутьянов» – Шатова и Кириллова, которые (первый – насильственно, второй – добровольно) должны погибнуть. Зная о неадекватных убеждениях друга Николая Ставрогина, инженера Кириллова, Верховенский использует их в своих интересах.

На примере этого инженера изображает отступника от веры, презирающего Бога, Ф. М. Достоевский. Бесы пытаются скрыть следы своих убийств, взвалив ответственность на него, покойного. Кириллов полагает, что путем самоубийства он станет богочеловеком. Бес-распорядитель Петр Верховенский подло договаривается с инженером – уничтожить себя, когда наступит необходимость, беря с него обещание. Поэтому, по требованию Петра Верховенского, Кириллов сперва пишет записку, «признаваясь» в убийстве Ивана Шатова. Далее же инженер-фанатик и богоборец действительно убивает себя из пистолета.

Роман «Бесы» Достоевского – это и показ того, как разрушаются бесовские планы Петра Верховенского. Вскоре раскаявшийся и осознавший содеянное его подельник Лямшин выдает всех преступников. Петру Верховенскому удается бежать. Скрывается в Швейцарии и Николай Ставрогин.

Он чувствует себя уже не «принцем Гарри», а человеком, опустошенным безверием и отрицанием человеческой морали. Николай, жалкий и одинокий, умоляет приехать к нему ранее опозоренную Дарью. Что может дать он ей, кроме страданий? Впрочем, это лишь слова. Подобно Антихристу-соблазнителю, его конец уже предрешен – самоубийство. Он неожиданно приезжает в имение матери (Скворешники), где вешается в мезонине.

Вместо заключения

За террористическую деятельность сына страдает Степан Трофимович Верховенский. Диалектика этого образа очевидна: и формально, и фигурально – это отец беснующегося и ненавидящего всех и вся террориста Петра Верховенского. Почему фигурально? Потому что в молодости он был поборником модных либеральных революционных идей, причем вносил их в умы молодежи, пользуясь популярностью. Он – человек проницательный и умный, впрочем, не лишенный позерства.

Понимает ли он, какими путями пошел его сын? Конечно. Судебные приставы описывают его имущество… Однако наибольший шок он испытывает после убийства Лебядкиных. Он, несмотря на чувства к Варваре Петровне Ставрогиной, в отчаянии оставляет бесноватый город, уходит «из бреду, горячечного сна … искать Россию».

Накануне смерти он претерпевает настоящее духовное озарение. Проводя аналогию с библейским сюжетом – гибнущими свиньями, в которых в результате экзорцизма (изгнания бесов) те вселились и гонят их в пропасть… Он восклицает, что все: и его сын, и остальные террористы, и сам он, и беснующийся народ (имеется в виду все «раскачанное» общество предреволюционной России) – подобны гонимым бесами свиньям, мчащимся к своей погибели.

Не оставим без внимание еще одно гениальное предвидение Достоевского (за полвека до русских революций!), сказанное устами «философа» Шигалева. Он вещает, что революция, начавшись с насилия, должна это самое насилие вывести на уровень, превышающий всякое человеческое понимание.

В заключение признаем: достаточно тяжело охватить в одной статье все смысловое наполнение, которое придал роману «Бесы» Достоевский. Анализ произведения обличает бесовскую сущность революционного принципа «цель оправдывает средства», раскрывает пагубность стремления манипулировать людьми, совершать насилие.

Характеристика героя Кириллов, Бесы, Достоевский

Кириллов Алексей Нилыч — один из главных персонажей романа Ф. М. Достоевского «Бесы», инженер-строитель, философ-самоубийца, разработавший теорию самоубийства как необходимость для человека мыслящего, друг и сосед И. П. Шатова. Его прототипом принято считать отставного офицера и петрашевца К. И. Тимковского. Это человек, прошедший стремительный путь от религиозности к атеизму, одержимый маниакальными идеями, революционно настроенный и готовый к самопожертвованию. Эти качества в нем своевременно разглядел Петр Верховенский — человек хитрый и коварный.

Зная, что Кириллов намерен совершить самоубийство, он убил Шатова и заставил Кириллова написать предсмертную записку, в которой всю вину за убийство он брал на себя.

Внешне это был молодой человек 27 лет, стройный, сухощавый с черными потухшими глазами. Он был прилично одет, но казался всегда задумчивым и рассеянным. Речи его были отрывисты и зачастую бессвязны. Верховенский считает, что у Кириллова какое-то «фатальное» лицо. В тоже время хроникер Г-в отмечает, что у того по-детски чистое и наивное лицо.

За четыре года до страшных событий, происходящих в губернском городе, Кириллов познакомился со Ставрогиным, который стал для него духовным наставником. Как замечал Шатов, обычный инженер превратился в фанатика, одержимого всяческими идеями. Несколько лет Кириллов провел вместе с Шатовым в Америке и в Европе.

Там он тесно общался с П. С. Верховенским.

Дайджест:

Характеристика героя Шигалев, Бесы, Достоевский Шигалев Шигалев — персонаж романа Достоевского «Бесы», один из организаторов убийства Шатова, в последний момент, отказавшийся в нем участвовать, идеолог, член таинственного кружка Верховенского, брат Арины Виргинской. О нем мало. .

Характеристика героя Степан Верховенский, Бесы, Достоевский Степан Верховенский Степан Трофимович Верховенский — один из основных персонажей романа Ф. М. Достоевского «Бесы», помещик, учитель Николая Ставрогина и Лизаветы Тушиной, платонический друг Варвары Петровны. Это идеалист старой закалки. .

Характеристика героя Дмитрий Разумихин, Преступление и наказание, Достоевский ­Характеристика героя Дмитрий Разумихин Дмитрий Разумихин — второстепенный персонаж романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»; человек в высшей степени благородный; единственный настоящий друг Раскольникова. Настоящая фамилия героя — Вразумихин. .

Характеристика героя Раскольников, Преступление и наказание, Достоевский Характеристика героя Раскольников Раскольников предстает в романе молодым человеком, которого не удовлетворяет ни его жизненная ситуация, ни то, кем является он сам. А хочет он, ни много ни мало, стать. .

Характеристика героя Порфирий Петрович, Преступление и наказание, Достоевский Характеристика героя Порфирий Петрович Порфирий Петрович — это следователь, ведущий дело об убийстве Старухи-ростовщицы. Он является настоящим патриотом, который верит, что Россия в будущем станет величайшей в мире страной во. .

Характеристика героя Лужин, Преступление и наказание, Достоевский Характеристика героя Лужин В романе Достоевского Лужин предстает человеком сорока пяти лет, высокомерным и брюзгливым. По своей сути Лужин — это делец, который во всем, в первую очередь, ищет выгоды. .

Характеристика героя Пульхерия Александровна, Преступление и наказание, Достоевский ­Характеристика героя Пульхерия Александровна Пульхерия Александровна — второстепенный, но значимый персонаж в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»; мать Родиона Раскольникова и Дуни; нуждающаяся вдова и беззащитная женщина 43. .

«Бесы» — краткое содержание Этот роман стал шестым по счету в творческом наследии, пожалуй, самого загадочного представителя русской литературы. Его название вызывает оторопь, а сюжет являет собой цепь странных, порой, граничащих с бредом безумца. .

Краткое содержание Бесы в сокращении В романе описаны события, произошедшие ранней осенью в одном губернском городе. О происшествиях повествуется от имени составителя хроник Г-ва, который и сам принимает участие в описываемых событиях. Рассказ хроникера начинается. .

Характеристика героя Д-503, Мы, Замятин Д-503 Д-503 — главный герой и повествователь в романе Е. И. Замятина «Мы» , автор записок, талантливый инженер, математик и строитель «Интеграла». Это житель фантастического и утопического государства, существующего в. .

Характеристика героя Иван Яковлевич, Нос, Гоголь Характеристика героя Иван Яковлевич Иван Яковлевич — персонаж повести Н. В. Гоголя «Нос», неряшливый цирюльник. Это обычный русский мастеровой, который был страшным пьяницей и неряхой. Хоть и брил он ежедневно. .

Характеристика героя Лара, Доктор Живаго, Пастернак ­Лара Лара — один из главных женских образов в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго»; жена Паши Антипова и возлюбленная Юрия Живаго. Полное имя героини — Лариса Федоровна Гишар, после. .

Характеристика героя Азазелло, Мастер и Маргарита, Булгаков Азазелло Азазелло — персонаж романа «Мастер и Маргарита», член свиты Воланда. Его имя восходит к падшему ангелу из иудейской мифологии Азазелу, который обитал в пустыне. М. А. Булгаков лишь употребил. .

Характеристика героя Ольга Ларина, Евгений Онегин, Пушкин Ольга Ларина Ольга Ларина — одна из главных героинь романа в стихах «Евгений Онегин», сестра Татьяны, невеста Владимира Ленского. В ней нет ничего оригинального. Онегин о ней говорит: «Кругла, красна. .

Характеристика героя Рядчик, Певцы, Тургенев Рядчик Рядчик — один из героев рассказа И. С. Тургенева «Певцы», городской мещанин из Жиздры, соперник Яшки.­ С виду ему лет тридцать. Он невысокого роста с «живыми» карими глазками и. .

Характеристика героя Степан Астахов, Тихий Дон, Шолохов Степан Астахов Степан Астахов — персонаж романа-эпопеи «Тихий Дон», муж Аксиньи, соперник Григория Мелехова. Этому персонажу свойственна жестокость и враждебность. Несмотря на то, что он очень любит жену, он с. .

Характеристика героя Путешественник, Путешествие из Петербурга в Москву, Радищев Характеристика героя Путешественник Путешественник — главный герой произведения А. Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву». Повествование ведется от первого лица, поэтому сам путешественник и является рассказчиком. По сюжету, герой. .

Характеристика героя Анна Николаевна, Гранатовый браслет, Куприн Анна Николаевна Анна Николаевна была сестрой Веры Николаевны, но­ она­ была совершенно на нее не похожа, начиная с внешности и заканчивая ее характером и поведением. Несмотря на это сестры заботливо. .

Характеристика героя Лужин, Защита Лужина, Набоков ­Характеристика героя Лужин Лужин — главное действующее лицо романа В. В. Набокова «Защита Лужина»; молодой шахматист-гроссмейстер, покончивший жизнь самоубийством из-за игры вничью с другим талантливым шахматистом по фамилии Турати. Герой. .

Шатов — центральный персонаж романа Ф. М. Достоевского «Бесы» С образом Ивана Павловича Ш., двадцатисемилетнего конторского служащего, раскаявшегося нигилиста, ассоциирован И. И. Иванов, убитый в ноябре 1869 года Нечаевым и его группой по политическим мотивам и согласно принципам «Катехизиса. .

Характеристика героя Цыфиркин, Недоросль, Фонвизин ­Характеристика героя Цыфиркин Цыфиркин — второстепенный персонаж пьесы Д. И. Фонвизина «Недоросль», отставной сержант, подрабатывающий тем, что помогает неграмотным чиновникам научиться счету. Цыфиркин, в соответствии со своей фамилией, является учителем. .

Характеристика героя Волков, Обломов, Гончаров Волков Волков — светский франт, один из гостей в доме Обломова. Это молодой человек лет двадцати пяти, пышущий здоровьем со смеющимися глазами и губами. Его жизнь состоит из бесконечных визитов. .

Характеристика героя Мечик, Разгром, Фадеев Мечик Павел Мечик — один из героев романа А. А. Фадеева «Разгром», молодой и интеллигентный человек, окончивший гимназию в городе. В этом персонаже много незрелых черт. В партизанский отряд он. .

Анализ стихотворения Пушкина «Бесы» Осенью 1830 года Александр Пушкин приехал в Болдино, чтобы уладить все вопросы, связанные со вступлением в права владения имением и подготовиться к предстоящей свадьбе. Однако из-за того, что в Москве. .

Характеристика героя Городничий, Ревизор, Гоголь Городничий Антон Антонович Сквозник-Дмухановский — второй по значимости персонаж в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор», городничий в уездном городе N. Он описан как человек, постаревший на службе, но при этом. .

Характеристика героя Дедушка, Некрасов Дедушка Дедушка — главный герой поэмы Николая Некрасова «Дедушка», дедушка Саши, старый декабрист. Современник угадывали в нем образ Волконского. Это статный, мудрый мужчина, передающий «заповедное слово» как наследство подрастающему поколению. .

Характеристика героя Хлестова, Горе от ума, Грибоедов ­Хлестова Хлестова — одна из наиболее запоминающихся второстепенных героинь комедии «Горе от ума», с которой автор знакомит читателя на званом вечере у Фамусова; властная и грубоватая барыня-крепостница. Полное имя героини. .

Характеристика героя Держиморда, Ревизор, Гоголь Держиморда Держиморда — второстепенный персонаж в комедии «Ревизор», грубый полицейский, подчиненный частного пристава Степана Ильича Уховертова, слепо выполняющий все его указания. Фамилия этого персонажа стала нарицательной и используется в отношении. .

Характеристика героя Лариса, Бесприданница, Островский Лариса Лариса Огудалова — главная героиня пьесы А. Н. Островского «Бесприданница», дочь Хариты Игнатьевны. Это красивая и умная девушка с великолепными личностными качествами. Она скромна, начитана, открыта, честна, не льстива. .

Характеристика героя Земляника, Ревизор, Гоголь Земляника Артемий Филиппович Земляника — попечитель богоугодных заведений в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор», типичный представитель чиновничества. Его образ как нельзя лучше говорит о равнодушии чиновников к государственной службе. У. .

Характеристика героя Карандышев, Бесприданница, Островский Карандышев Карандышев Юлий Капитоныч — один из главных персонажей пьесы «Бесприданница», молодой и небогатый чиновник, жених Ларисы Дмитриевны. Это скромный молодой человек с претензией на большее. Основные его черты —. .

Характеристика героя Ася, Тургенев Ася Ася — главная героиня повести И. С. Тургенева, младшая сестра Гагина, возлюбленная Господина Н. Н., один из самых поэтичных женских образов в творчестве Тургенева. Ася была дочерью состоятельного дворянина. .

ІМР — характеристика літературного героя ІМР — герой трагедії Н. С. Гумільова «Отруєна туніка» . Прототип — найдавніший арабський поет домусульманського ери Їм-ру-уль-Кайса з племені Кінда. Події трагедії відбуваються у Візантії VI століття нашої ери. .

Характеристика героя О-90, Мы, Замятин О-90 О-90 — одна из героинь романа-антиутопии Евгения Замятина «Мы», постоянная партнерша строителя «Интеграла» Д-503. Она внешне напоминает свой нумер: круглая, розовая, небольшого роста, синеглазая, похожая на ребенка. Доминирующее качество. .

Характеристика героя I-330, Мы, Замятин I-330 I-330 — одна из главных героинь в романе-антиутопии «Мы», женский нумер, возлюбленная Д-503 из организации заговорщиков. Это «демонический» персонаж, соблазняющий главного героя. Все в ее внешности указывает на хищническую. .

Характеристика героя Базарбай, Плаха, Айтматов ­Характеристика героя Базарбай Базарбай — литературный персонаж, встречающийся в третьей части романа Ч. Айтматова «Плаха»; антипод Бостона Уркунчиева, пьяница и тунеядец. Полное имя — Базарбай Нойгутов. Это один из худших. .

Характеристика героя Господин из Сан-Франциско, Бунин Господин из Сан-Франциско Господин из Сан-Франциско — главный персонаж одноименного рассказа И. А. Бунина, богатый человек из Нового Света, решивший в свои пятьдесят восемь отправиться с семьей в длительное путешествие. .

Характеристика героя поэмы — Измаил-Бей Конфликт человека и общества, его разрешение — бегство как знак протеста или месть обидчику — становились шаблоном, повторявшимся у разных авторов с унылой последовательностью. Все герои ищут счастья в любви. .

Характеристика героя Борменталь, Собачье сердце, Булгаков Борменталь Борменталь Иван Арнольдович — один их главных героев повести М. А. Булгакова «Собачье сердце», помощник и ассистент Профессора Преображенского. Этот юный доктор по натуре принципиально честен и благороден. Он. .

Характеристика героя Мишка Кошевой, Тихий Дон, Шолохов Мишка Кошевой Мишка Кошевой — один из героев романа «Тихий Дон», казак из станицы Татарской, перешедший на сторону большевиков, ухажер Дуняши. Это жестокий и порывистый человек, действующий под влиянием минутных. .

Анализ романа «Бесы» (Ф. М. Достоевский)

Автор: Guru · 16.09.2018

Предпосылкой к написанию романа «Бесы» для Федора Михайловича послужили материалы из уголовного дела Нечаева – организатора тайного общества, целью которого были подрывные политические акции. Во времена автора это событие прогремело на всю империю. Однако ему удалось из небольшой газетной вырезки сделать глубокое и насыщенное произведение, которое считают эталоном не только русские, но и зарубежные писатели.

История создания

Федор Михайлович Достоевский отличался упорством и требовательностью. В один миг, пережив очередной эпилептический припадок, автор пришел к выводу, что новое произведение его совершенно не устраивает. Тогда он полностью уничтожил свое творение, но оставил нетронутой идею романа – историю о нигилистах, чье отрицание зашло слишком далеко.

Далее Достоевский заново берется за написание «Бесов» — так свет увидел вторую версию произведения. Писатель не успевал сдать работу к назначенному издателем сроку, но и не хотел предавать себя и отдавать публике произведение, которое его не устраивает. Катков, издатель автора, только разводил руками, ведь писатель обеспечивал себя и семью только авансами за книги, но готов был жить впроголодь, лишь бы не выпускать сырой материал.

Жанр, направление

В романе «Бесы» необычайно переплетаются такие качества, как хроникальность, суровый историзм мышления, философичность, но при этом писатель смотрел в будущее и говорил о том, что будет волновать и его потомков. Именно за данным романом надежно закрепилось обозначение: «роман-пророчество».

Действительно, большинство читателей отмечает провидческий дар Достоевского, ведь в романе отражены проблемы не только того времени, но и вопросы сегодняшнего информационного общества. Автор проникновенно изображает основную угрозу для будущего общественности – замещение устоявшихся понятий на неестественные бесовские догмы.

Направление творчества писателя – реализм, так как он изображает действительность во всем ее многообразии.

События происходят в провинциальном городке во владениях Варвары Петровны Ставрогиной. Ребенок вольнодумца Степана Трофимовича Верховенского, Петр Верховенский — основной идейный наставник революционного движения. Петр старается привлечь к революционерам Николая Всеволодовича Стравогина, который является сыном Варвары Петровны.

Петр Верховенский созывает «сочувствующих» перевороту молодых людей: военного в отставке Виргинского, эксперта народных масс Толкаченко, философа Шигалева и др. Лидер организации Верховенский планирует убийство бывшего студента Ивана Шатова, который решает расстаться с революционным движением. Он покидает организацию из-за интереса к мысли народа-«богоносца». Однако убийство героя нужно компании не для мести, реальный мотив, которого не знают рядовые члены кружка, — сплочение организации кровью, единым преступлением.

Далее события развиваются стремительно: маленький городок потрясают невиданные доселе происшествия. Всему виной тайная организация, но о ней горожане не имеют понятия. Однако самые жуткие и пугающие вещи происходят в душе героя, Николая Ставрогина. Автор подробно описывает процесс ее разложения под влиянием вредоносные идей.

Главные герои и их характеристика

Темы и настроение

  1. Отношения отцов и детей. Очевидно, в романе «Бесы» автор описывает столкновение разных эпох и потерю связи разных поколений. Родители совсем не понимают детей, они как будто с разных планет. Поэтому молодежи никто не может вовремя помочь, так как утеряны те драгоценные семейные узы, которые могли бы удержать юношей от морального падения.
  2. Нигилизм. В романе «Бесы» четко видна связь с произведением «Отцы и дети», так как именно Тургенев первым заговорил о нигилизме. Читатель узнает героев Достоевского, как и тургеневских персонажей, через идеологические споры, в которых открываются возможные направления совершенствования общества. В незначительном количестве наблюдается связь со стихотворением Александра Сергеевича Пушкина, с одноименным названием «Бесы»: мысль о потерявших свой путь людях, которые блуждают кругами в словесном тумане русского общества.
  3. Отсутствие единых нравственных ориентиров. Духовный общественный недуг, показанный автором, спровоцирован полным отсутствием высоких ценностей. Ни развитие техники, ни скачек образования, ни жалкие попытки уничтожить общественные разногласия при помощи власти не приведут к положительному результату, пока не появятся единые нравственные ориентиры. «Великого ничего нет» — вот главная причина печального состояния русского народа.
  4. Религиозность и атеизм. Достигнет ли человек гармонии после жизненных страданий, и имеет ли ценность эта гармония? Если не существует бессмертия – можно делать всё, что придет в голову, не задумываясь о последствиях. В этом умозаключении, которое может возникнуть у любого атеиста, автор видит опасность безверия. Однако Достоевский понимает, что и вера не может быть абсолютной, пока у религиозной философии есть неразрешенные вопросы, по которым нет единого мнения. Мысли писателя следующие: справедлив ли Бог, если позволяет страдать невинным людям? И если это — его справедливость, то как можно судить тех, кто проливает кровь на дороге к общественному счастью? По мнению автора, нужно отказаться от всеобщего счастья, если ради него понадобится хоть одна человеческая жертва.
  5. Реальность и мистика постоянно сталкиваются в произведениях Федора Михайловича Достоевского, порой до такой степени, что грань между повествованием писателя и иллюзиями самого персонажа исчезает. События развиваются стремительно, они происходят стихийно в небольшие временные отрезки, они мчатся вперед, не позволяя человеку, по ту сторону книги, сосредоточится на обыденных вещах. Приковывая всё внимание читателя к психологическим моментам, автор лишь по крупицам дает бытовой материал.

Главная мысль

Федор Михайлович Достоевский старался описать болезнь нигилистов-революционеров, которая засела или постепенно наводит свои порядки в головах людей, рассеивает около себя хаос. Его идея (упрощенно) сводится к тому, что нигилистические настроения отрицательно влияют на русское общество – как беснование на человека.

Федор Михайлович установил причину и значение революционного движения. Оно сулит счастье в будущем, но цена в настоящем слишком велика, на нее нельзя соглашаться, иначе люди утратят моральные ценности, которые делают их совместную жизнь возможной. Без них народ распадется и самоуничтожится. И только преодолев это непостоянное явление (как беснование души), Россия станет сильнее, станет на ноги и будет жить с новой силой – силой единого общества, где человек и его права должны быть на первом месте.

Чему учит?

Духовное здоровье нации зависит от морального благосостояния и приумножения тепла и любви во всех людях по отдельности. Если у всего общества есть единые нравственные каноны и ориентиры, оно пройдет через все тернии и достигнет процветания. А вот разнузданность идей и отрицание основы основ приведет к постепенной деградации народа.

Созидательный опыт «Бесов» показывает: во всем необходимо находить нравственный центр, определять уровень ценностей, руководящий мыслями и поступками человека, решать, какие отрицательные или положительные стороны души полагаются на различные жизненные явления.

Критика

Естественно, русская критика, в частности либерально-демократическая, отрицательно отреагировала на выход «Бесов», усмотрев в сюжете острую сатиру. Глубокое философское наполнение было рассмотрено как идеологическое предупреждение нечаевщины. Рецензенты писали о том, что исчезновение революционной инициативы повергнет общество в оцепенение и сон, а власть перестанет слышать голос народа. Тогда трагическая судьба русского народа никогда не изменится к лучшему.

В работе «Духи русской революции» Бердяев выражает мнение о том, что нигилизм в понимании Достоевского можно трактовать как определённый религиозный взгляд. По Бердяеву, русский нигилист может представить вместо Бога самого себя. И хотя у самого Достоевского нигилизм больше связан с атеизмом, но в знаменитом монологе Ивана Карамазова о слезе ребёнка чувствуется острая необходимость человека в вере.

Образ Кириллова в романе Достоевского “Бесы

Фрагмент выполненной работы: Введение Анализируя художественный текст, мы в первую очередь испытываем мощное духовное воздействие философии писателя, его представлений о человеке, мироустройстве, о добре и зле в их разных обличьях и модификациях, его размышлений о настоящем и будущем человечества. В конечном итоге речь идет о мировоззрении художника. Нравственная энергия произведения – это нравственное силовое поле, созданное автором, в котором живут вымышленные герои, создаются и разрешаются конфликты, которые выступают событийным выражением мнений, позиций, взглядов. (работа была выполнена специалистами author24.ru) Читатель входит в этой мир не как созерцатель, а как участник происходящего – сопереживающий, активно оценивающий события и характеры, те или иные убеждения действующих лиц. Но все это происходит в том мире, где властвует мощная и основополагающая мысль автора, его оценивающая нравственность. Творчество Достоевского не похоже на творчество тех художников-философов, которые в своих произведениях стараются выразить заранее сформулированные концепции. В произведениях Ф.М. Достоевского на первом плане оказывается не связный комплекс идей, а непосредственность «живой жизни», главный «персонаж» его повестей и романов – это сама стихия жизни, прослеживаемая вплоть до ее невидимых корней в бытии. Одна из особенностей таланта Достоевского заключается в том, что в его произведениях мы часто не замечаем четких границ между сюжетно-событийным, психологическим и философским уровнями осмысления художественного материала. Образ Алексея Кириллова из романа Ф.М. Достоевского «Бесы» очень часто привлекал внимание писателей, критиков, философов, исследователей – как в начале XX века, так и в последние десятилетия. Главным образом рассматривалась философская система Кириллова, идея человекобожества и логического самоубийства. В большинстве случаев образ персонажа анализировался как один из «бесов» романа. Актуальность исследования определяется возрастающим интересом современной науки к философско-психологическому ракурсу рассмотрения индивидуально-авторского стиля писателя и тем, что в российском литературоведении в настоящее время ощущается дефицит исследований феномена бесовского героя. Объект исследования – особенности романа Ф.М. Достоевского «Бесы». Предмет исследования – особенности образа Кириллова в романе «Бесы». Цель работы – исследование специфики образа Кириллова в романе Ф.М. Достоевского «Бесы». Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи: – изучить основные характеристики литературного героя; – рассмотреть образы демонических героев в романе Ф.М. Достоевского «Бесы»; – выявить своеобразие образа Кириллова в романе Ф.М. Достоевского «Бесы». XX век признал необыкновенную точность художественных диагнозов и прогнозов Достоевского, определяя роман «Бесы» как символическую русскую трагедию. С.Н. Булгаков подчеркивал, что эта трагедия «имеет не только политическое, временное, преходящее значение, но содержит в себе такое зерно бессмертной жизни, луч немеркнущей истины, какие имеют все великие и подлинные трагедии, тоже берущие для себя форму из исторически ограниченной среды, из определенной эпохи» [Булгаков, Электронный ресурс]. Значительный вклад в изучение творчества Достоевского внес М.М. Бахтин своей работой «Проблемы поэтики Достоевского», где он касается всего «пятикнижья», в том числе и романа «Бесы». В этой работе Бахтиным рассматривается принципиальная незавершенность и диалогическая открытость художественного мира писателя, множественность неслиянных «голосов» и точек зрения в его произведениях. В 20-е годы XX века был опубликован сборник под редакцией А.С. Долинина и Н.Л. Бродского «Достоевский. Статьи и материалы» и «Творческий путь Достоевского», в которых были напечатаны ценные работы Н.О. Лосского, Л.П. Карсавина, И.И. Лапшина, Э.Л. Радлова, С.А. Аскольдова, А.С. Долинина, В. Л. Комаровича, Б.М. Энгельгардта и других исследователей. В нем, в частности, была опубликована работа Б.М. Энгельгардта «Идеологический роман Достоевского». Там он писал о проблемах критики в анализе героев Достоевского . С точки зрения советской идеологии интерпретировали творчество Достоевского А.В. Луначарский, М. Горький, В.Б. Шкловский, В.Я. Кирпотин в период с 20 по 60-е годы XX века. В последние 15-20 лет роман Достоевского «Бесы» снова начал обсуждаться. К этому роману обращается и Ю.И. Сохряков в своей книге «Творчество Ф. М. Достоевского и русская проза XX века». В работе подробно рассматривается тема «бесовства», ставшая традиционной в русской литературе минувшего, XX, века. Л.И. Сараскина издала работу ««Бесы»: роман-предупреждение», где выражает опасение, что боль и зло, изображенные великим писателем, однажды могут победить человечество. Научная новизна работы состоит в том, что в исследовании осуществлено системное описание бесовского начала в образах героев романа «Бесы». Работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка литературы.

Ссылка на основную публикацию
×
×