×

Образ и характеристика Шигалёва в романе Бесы Достоевского

Шигалев

(«Бесы»)

Идеолог «бесов»; брат Арины Прохоровны Виргинской. Хроникер Г–в сообщает о нем: «Этот Шигалев, должно быть, уже месяца два как гостил у нас в городе; не знаю, откуда приехал; я слышал про него только, что он напечатал в одном прогрессивном петербургском журнале какую-то статью. В жизнь мою я не видал в лице человека такой мрачности, нахмуренности и пасмурности. Он смотрел так, как будто ждал разрушения мира, и не то чтобы когда-нибудь, по пророчествам, которые могли бы и не состояться, а совершенно определенно, так-этак послезавтра утром, ровно в двадцать пять минут одиннадцатого. Мы, впрочем, тогда почти ни слова и не сказали, а только пожали друг другу руки с видом двух заговорщиков. Всего более поразили меня его уши неестественной величины, длинные, широкие и толстые, как-то особенно врознь торчавшие. Движения его были неуклюжи и медленны. Если Липутин и мечтал когда-нибудь, что фаланстера могла бы осуществиться в нашей губернии, то этот наверное знал день и час, когда это сбудется. Он произвел на меня впечатление зловещее. ».

Шигалев — автор-владелец «толстой и чрезвычайно мелко исписанной тетради», в которой изложил «собственную систему устройства мира», каковую намеревался представить «нашим» в течение десяти вечеров (по числу глав) и заранее объявляет самую суть своего «неоконченного» еще труда: «Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом». Суть противоречива и вызывает у присутствующих смех. Чуть подробнее разъясняет-толкует им теорию Шигалева один из «наших» — Хромой: «Он предлагает, в виде конечного разрешения вопроса — разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться в роде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать. Меры, предлагаемые автором для отнятия у девяти десятых человечества воли и переделки его в стадо, посредством перевоспитания целых поколений, — весьма замечательны, основаны на естественных данных и очень логичны. Можно не согласиться с иными выводами, но в уме и в знаниях автора усумниться трудно. ».

Еще более проясняет суть «шигалевщины» циничный комментарий к его труду Петра Верховенского в разговоре с Николаем Ставрогиным: « — У него хорошо в тетради, — продолжал Верховенский, — у него шпионство. У него каждый член общества смотрит один за другим и обязан доносом. Каждый принадлежит всем, а все каждому. Все рабы и в рабстве равны. В крайних случаях клевета и убийство, а главное равенство. Первым делом понижается уровень образования, наук и талантов. Высокий уровень наук и талантов доступен только высшим способностям, не надо высших способностей! Высшие способности всегда захватывали власть и были деспотами. Высшие способности не могут не быть деспотами и всегда развращали более, чем приносили пользы; их изгоняют или казнят. Цицерону отрезывается язык, Копернику выкалывают глаза, Шекспир побивается каменьями, вот шигалевщина! Рабы должны быть равны: без деспотизма еще не бывало ни свободы, ни равенства, но в стаде должно быть равенство, и вот шигалевщина! Ха-ха-ха, вам странно? Я за шигалевщину. ». А перед этим «бес» Верховенский отозвался об авторе системы так: « — Шигалев гениальный человек! Знаете ли, что это гений вроде Фурье; но смелее Фурье, но сильнее Фурье. ».

В Шигалеве отразились отдельные черты нечаевца А.К. Кузнецова, в его идеологии пародируются отдельные моменты публицистики таких, например, авторов, как Г.З. Елисеев, но в черновых записях персонаж этот чаще всего именуется Зайцевым, по имени критика «Русского слова» В.А. Зайцева — одного из героев статьи «Господин Щедрин, или Раскол в нигилистах». Однако ж, Шигалев не столько карикатура только на Зайцева — крайне радикального «нигилистического» публициста, сколько обобщенный пародийный образ, собирательный тип теоретика-нигилиста. И в его теории переустройства мира спародированы не столько утопические теории Фурье, Кабе и Сен-Симона, сколько новейшие идеи их революционных последователей — Бакунина, Ткачева, Нечаева.

Характеристика героя Шигалев, Бесы, Достоевский

Шигалев — персонаж романа Достоевского «Бесы», один из организаторов убийства Шатова, в последний момент, отказавшийся в нем участвовать, идеолог, член таинственного кружка Верховенского, брат Арины Виргинской. О нем мало что известно. Хроникер рассказывает, что Шигалев появился в городе месяца два до начала страшных событий.

Поговаривали, что он печатался в знатном петербургском журнале. Лицо его было мрачным, нахмуренным и зловещим. Особенно поражали его неестественно большие уши, торчавшие врознь.

Казалось, он знал место, день и час того, что должно произойти.

Он с собой носил толстую тетрадь, вся исписанную мелким почерком, в которой он излагал собственное видение устройства общества. По его мнению, человечество должно быть разделено на две неравные части. Одна десятая доля наделялась властью и всевозможными правами над всеми остальными. Оставшиеся девять десятых должны были быть рабами, первобытным стадом, потерявшим свою личность. Так нужно было перевоспитать целые поколения, так как это было логичным и естественным.

Петр Верховенский поощрял эту тетрадь с мыслями, говорил, что все это хорошо, но видел в этом некое шпионство. Общество, где каждый следит за другим членом, будет полно клеветы, доносов и убийств. Прототипом Шигалева, возможно, был нечаевец А. К. Кузнецов.

Дайджест:

Характеристика героя Пульхерия Александровна, Преступление и наказание, Достоевский ­Характеристика героя Пульхерия Александровна Пульхерия Александровна — второстепенный, но значимый персонаж в романе Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»; мать Родиона Раскольникова и Дуни; нуждающаяся вдова и беззащитная женщина 43. .

Характеристика героя Лужин, Преступление и наказание, Достоевский Характеристика героя Лужин В романе Достоевского Лужин предстает человеком сорока пяти лет, высокомерным и брюзгливым. По своей сути Лужин — это делец, который во всем, в первую очередь, ищет выгоды. .

Характеристика героя Шарль Гранде, Евгения Гранде, Бальзак ­Шарль Гранде Шарль Гранде — персонаж романа О. де Бальзака «Евгения Гранде»; кузен Главной героини и ее возлюбленный; сын Гийома Гранде, нажившего огромное состояние в Париже на оптовой торговле вином. .

Характеристика героя поэмы — Измаил-Бей Конфликт человека и общества, его разрешение — бегство как знак протеста или месть обидчику — становились шаблоном, повторявшимся у разных авторов с унылой последовательностью. Все герои ищут счастья в любви. .

Характеристика героя Анна Николаевна, Гранатовый браслет, Куприн Анна Николаевна Анна Николаевна была сестрой Веры Николаевны, но­ она­ была совершенно на нее не похожа, начиная с внешности и заканчивая ее характером и поведением. Несмотря на это сестры заботливо. .

Характеристика литературного героя в рассказа Лескова «Дурачок» Рассказ Лескова «Дурачок» входит в цикл рассказов о праведниках, он находится в одном ряду с произведениями «Очарованный странник», «Левша» и многими другими. Тему праведников Лесков активно разрабатывает на протяжении всего. .

Характеристика героя Николай Болконский, Война и мир, Толстой Николай Болконский Князь Николай Андреевич Болконский был отставным генералом, сосланным в деревню Лысые горы. Князь жил в имении постоянно вместе со своей дочерью Марьей. Он любил порядок, пунктуальность, никогда не. .

Образ и характеристика главного героя в рассказе Платова «Юшка» Образ Юшки. Главный герой рассказа — Юшка. Добрый и сердечный Юшка обладает редким даром любви. Эта любовь истинно святая и чистая: «Он склонялся к земле и целовал цветы, стараясь не. .

Характеристика героя Настя, Кладовая солнца, Пришвин Настя Настя — героиня сказки-были М. Пришвина «Кладовая солнца», сирота, сестра Митраши. Ей двенадцать лет и она очень мила. Автор ласково называет ее «золотой Курочкой на высоких ножках», ведь у. .

Характеристика героя Дикой, Гроза, Островский Дикой Одним из самых уважаемых представителей Калинова является предприимчивый и властный купец Савел Прокофьевич Дикой. Одновременно с этим данная фигура, наряду с Кабанихой, считается олицетворением «темного царства». По своей сути. .

ІМР — характеристика літературного героя ІМР — герой трагедії Н. С. Гумільова «Отруєна туніка» . Прототип — найдавніший арабський поет домусульманського ери Їм-ру-уль-Кайса з племені Кінда. Події трагедії відбуваються у Візантії VI століття нашої ери. .

Анализ стихотворения Пушкина «Бесы» Осенью 1830 года Александр Пушкин приехал в Болдино, чтобы уладить все вопросы, связанные со вступлением в права владения имением и подготовиться к предстоящей свадьбе. Однако из-за того, что в Москве. .

Характеристика героя Карандышев, Бесприданница, Островский Карандышев Карандышев Юлий Капитоныч — один из главных персонажей пьесы «Бесприданница», молодой и небогатый чиновник, жених Ларисы Дмитриевны. Это скромный молодой человек с претензией на большее. Основные его черты —. .

Характеристика героя Волков, Обломов, Гончаров Волков Волков — светский франт, один из гостей в доме Обломова. Это молодой человек лет двадцати пяти, пышущий здоровьем со смеющимися глазами и губами. Его жизнь состоит из бесконечных визитов. .

Характеристика героя Бабушка, Конь с розовой гривой, Астафьев Бабушка Катерина Петровна — бабушка Вити, добрая и заботливая женщина, проживающая в сибирской глубинке. Витя рано остался без матери и его воспитанием занимались бабушка с дедушкой. В рассказе описан один. .

Характеристика героя Азазелло, Мастер и Маргарита, Булгаков Азазелло Азазелло — персонаж романа «Мастер и Маргарита», член свиты Воланда. Его имя восходит к падшему ангелу из иудейской мифологии Азазелу, который обитал в пустыне. М. А. Булгаков лишь употребил. .

«Бесы» — краткое содержание Этот роман стал шестым по счету в творческом наследии, пожалуй, самого загадочного представителя русской литературы. Его название вызывает оторопь, а сюжет являет собой цепь странных, порой, граничащих с бредом безумца. .

Краткое содержание Бесы в сокращении В романе описаны события, произошедшие ранней осенью в одном губернском городе. О происшествиях повествуется от имени составителя хроник Г-ва, который и сам принимает участие в описываемых событиях. Рассказ хроникера начинается. .

Характеристика героя Дедушка, Некрасов Дедушка Дедушка — главный герой поэмы Николая Некрасова «Дедушка», дедушка Саши, старый декабрист. Современник угадывали в нем образ Волконского. Это статный, мудрый мужчина, передающий «заповедное слово» как наследство подрастающему поколению. .

Характеристика героя Д-503, Мы, Замятин Д-503 Д-503 — главный герой и повествователь в романе Е. И. Замятина «Мы» , автор записок, талантливый инженер, математик и строитель «Интеграла». Это житель фантастического и утопического государства, существующего в. .

Характеристика героя I-330, Мы, Замятин I-330 I-330 — одна из главных героинь в романе-антиутопии «Мы», женский нумер, возлюбленная Д-503 из организации заговорщиков. Это «демонический» персонаж, соблазняющий главного героя. Все в ее внешности указывает на хищническую. .

Характеристика героя Ольга Ларина, Евгений Онегин, Пушкин Ольга Ларина Ольга Ларина — одна из главных героинь романа в стихах «Евгений Онегин», сестра Татьяны, невеста Владимира Ленского. В ней нет ничего оригинального. Онегин о ней говорит: «Кругла, красна. .

Характеристика героя Савельич, Капитанская дочка, Пушкин Характеристика героя Савельич Когда Петру Гриневу исполнилось 5 лет, у него появился слуга и учитель — стремянной Савельич. Савельич был обыкновенным крепостным, ухаживал за лошадью Гринева — старшего, помогал ему. .

Характеристика героя Иван Петрович, Барышня-крестьянка, Пушкин Иван Петрович Иван Петрович Берестов — один из персонажей повести А. С. Пушкина «Барышня-крестьянка», помещик в Тугилове, отец Алексея, сосед англомана Муромского. Берестов, овдовевший помещик, умеющий самостоятельно вести хозяйство и. .

Характеристика героя Солоха, Ночь перед Рождеством, Гоголь Солоха Описывая образ Солохи — матери кузнеца Вакулы, Николай Васильевич Гоголь стремился высмеять в своем произведении «Ночь перед рождеством» таких людей, которые отличаются своей хитростью, лицемерных, стремящихся делать подлые поступки. .

Характеристика героя О-90, Мы, Замятин О-90 О-90 — одна из героинь романа-антиутопии Евгения Замятина «Мы», постоянная партнерша строителя «Интеграла» Д-503. Она внешне напоминает свой нумер: круглая, розовая, небольшого роста, синеглазая, похожая на ребенка. Доминирующее качество. .

Характеристика героя Ваня, Бежин луг, Тургенев Ваня Для самого маленького и младшего и всех ребят, которых встретил автор­ у костра на ночной равнине,­ Вани, писатель не дает его портретной характеристики. Он в рассказе отмечает только, что. .

Характеристика героя Вакула, Ночь перед Рождеством, Гоголь Вакула В невероятно доброй и увлекательной повести «Ночь перед Рождеством» автором показано много действующих лиц. Она вся наполнена такими чувствами, как чувство справедливости, искренняя любовь и вера в человека, и. .

Достоевский и роман-трагедия …Ужас и мучительное сострадание могущественно поднимает у нас со дна души жестокая муза Достоевского, но к очищению приводит нас всегда, запечатлевая этим подлинность своего художественного действия, — как бы мы. .

Характеристика героя Ярмола, Олеся, Куприн Ярмола Ярмола — один из второстепенных персонажей повести А. И. Куприна «Олеся», слуга и лесовщик из Полесья. Это один из жителей глухой деревни в Волынской губернии, куда судьба забросила начинающего. .

Характеристика героя Максим Максимыч, Герой нашего времени, Лермонтов Максим Максимыч Максим Максимыч — один из самых интересных героев романа. Лермонтов рисует его как бедного, невысокого по статусу, да и не слишком образованного. Но, прослужив всего лишь рядовым офицером. .

Характеристика героя Городничий, Ревизор, Гоголь Городничий Антон Антонович Сквозник-Дмухановский — второй по значимости персонаж в комедии Н. В. Гоголя «Ревизор», городничий в уездном городе N. Он описан как человек, постаревший на службе, но при этом. .

Характеристика героя Бобчинский, Ревизор, Гоголь Бобчинский Петр Иванович Бобчинский — один из второстепенных персонажей комедии «Ревизор», городской помещик. Наряду с Петром Ивановичем Добчинским он не является чиновником. Оба этих героя — зажиточные помещики, живущие не. .

Характеристика героя Цыфиркин, Недоросль, Фонвизин ­Характеристика героя Цыфиркин Цыфиркин — второстепенный персонаж пьесы Д. И. Фонвизина «Недоросль», отставной сержант, подрабатывающий тем, что помогает неграмотным чиновникам научиться счету. Цыфиркин, в соответствии со своей фамилией, является учителем. .

Характеристика героя Михей Тарантьев, Обломов, Гончаров Михей Тарантьев Михей Андреевич Тарантьев — персонаж, появившийся с первых страниц романа «Обломов», земляк главного героя, сумевший на время втереться ему в доверие. Внешне он напоминает грубого и неопрятного чиновника-взяточника. .

Характеристика героя Татьяна, Муму, Тургенев Татьяна Татьяна — персонаж повести И. С. Тургенева «Муму», прачка на московском дворе Барыни-самодурки, подруга Герасима. Она была женщиной двадцати-восьми лет, худощавой, белокурой и с родинкой на левой щеке, что. .

Характеристика героя Маменька, Детство, Толстой Маменька Маменька — мама главного героя повести Л. Н. Толстого «Детство». О матери Николенька Иртеньев вспоминает с бесконечной любовью и благодарностью. Она для него была источником всего прекрасного. Каждое утро. .

Характеристика героя Варя, Вишневый сад, Чехов Варя Варвара Михайловна — один из главных героинь в пьесе «Вишневый сад», приемная дочь помещицы Раневской. Ей 24 года и она ведет все хозяйство Раневских, выступаю одновременно и приемной дочерью. .

Характеристика героя Базарбай, Плаха, Айтматов ­Характеристика героя Базарбай Базарбай — литературный персонаж, встречающийся в третьей части романа Ч. Айтматова «Плаха»; антипод Бостона Уркунчиева, пьяница и тунеядец. Полное имя — Базарбай Нойгутов. Это один из худших. .

Характеристика героя Лужин, Защита Лужина, Набоков ­Характеристика героя Лужин Лужин — главное действующее лицо романа В. В. Набокова «Защита Лужина»; молодой шахматист-гроссмейстер, покончивший жизнь самоубийством из-за игры вничью с другим талантливым шахматистом по фамилии Турати. Герой. .

Художественная сила женских характеров в романе Достоевского «Бесы»

С углублением и усложнением задуманного центрального образ Николая Ставрогина у автора появляется необходимость вводить новые персонажи, оттеняющие те или иные грани характера героя. Например, такие герои, как Варвара Петровна Ставрогина (мать Николая) была задумана уже в ранних набросках к роману под именем «Княгиня». Ее фаворитка Даша, сестра Шатова, фигурировала под именем «Воспитанница», а Лиза Тушина, влюбленная в Ставрогина и обманутая им, под именем «Красавица» появляются почти одновременно. И только в самом конце подготовки набросков к роману пришли в него Мария Лебедякина «Хромоножка» и Кириллов. Лишь в августе 1870 года Достоевский записывает: «Задача: создать лицо Хромоножки». С.И. Гессен так трактует женские образы романа: ««Никогда никого не могу я любить», – признается Ставрогин в своей «Исповеди», и эта неспособность его любить проявляется в особенно яркой форме в его отношении к женским образам романа. Сын своенравной и деспотичной генеральши Ставрогиной, тайным браком женатый на безумной

Марии Лебядкиной, любовник гордой и страстной Лизы, он «бесценным другом своим» имеет «нежную и великодушную» Дашу. При этом, однако, он ни сын, ни супруг, ни любовник, ни друг, ему недостает любви, чтобы это его внешнее отношение к близко стоящим к нему женщинам сделалось конкретным и живым отношением». В самом деле, все женские образы романа, кажется, только и созданы для того, чтобы подчеркнуть «теплохладность» героя ровным его отношением, как к матери, так и к хромоножке – не от одинакового почтения к ним, а от одинакового к ним равнодушия.

И Мария Лебедякина, и Кириллов должны были, по замыслу Достоевского, служить воплощением религиозных, нравственных, философских и духовных исканий автора, выразителями его различных концепций, которые он стремился развить в романе. Ф. А. Степун считает, что «с Марией Тимофеевной духовно и идейно связан Шатов. Вера Марии Тимофеевны в природу, в мать сыру-землю Богородицу ей простительна, так как Хромоножка еще не знает Христа. Заблуждение Шатова глубже, так как он, по его словам, верует в Православие и в Тело Христово, хотя еще не верует в Бога, а лишь надеется, что со временем поверит в него». (Разумеется, мы не можем согласиться с исследователем, что Шатов исповедует «идеи русского мистицизма»).

Заметим, кстати, что исследователь из Петрозаводска В. В. Иванов справедливо считает, что Хромоножку стоит называть Марией Ставрогиной, а не Лебядкиной: автор ни разу не называет ее по фамилии брата, и в романе она появляется уже при первой встрече с читателем женой Ставрогина. Иванов пишет: «Исследователи именуют Марью «Лебядкиной», хотя в тексте романа «Бесы» автор нигде не называет её «Лебядкиной», а персонажи романа называют её «сестрой капитана Лебядкина». Но если персонажи очень долго не знают о формальном браке Ставрогина и Лебядкиной, то нам это известно: точнее было бы называть эту героиню Марьей Ставрогиной, что не лишает её кровного родства с капитаном Лебядкиным. Это уточнение вносит некоторую дополнительную ясность в её сложный и неоднозначный образ». Будем и мы придерживаться этого принципа.

Именно Марию Ставрогину писатель стремится вознести выше всех других персонажей, потому что ей (в отличие от Ставрогина и Шатова) присуща горячая, не рассуждающая, идущая от самого сердца, почти младенческая вера; образ ее проникнут фольклорными мотивами на грани язычества и христианства. С.Н. Булгаков писал, что «этому излюбленному созданию своей музы, этой возлюбленной дочери Матери-Земли Достоевский влагает в уста самые сокровенные, самые значительные, самые пророчественные свои мысли. Мало найдется во всей мировой литературе огненосных слов, которые созвучны были бы нездешней музыкой обвеянной речи». Она вполне убеждена, что «Бог и природа есть все одно», а Богородица – «Великая Мать, упование рода человеческого». Мария верит, что спасение всего человечества в любви к нему каждого, и что формирование человеческой личности происходит через страдания: «Как напоишь слезами своими под собой землю на пол аршина в глубину, то тотчас же о всем и возрадуешься». Это какое-то особенное, личностное, сокровенное знание Христа, действительно народное (ведь русский народ знал каноническое Писание весьма приблизительно: оно передавалось в среде неграмотных крестьян и рабочих, как устное народное творчество – с пояснениями и добавлениями).

Мария – «Хромоножка» не случайно представлена юродивой. Из истории русской православной церкви известно, что некоторые юродивые обладали даром предвидения и после смерти были причислены к лику Святых как мученики за Христа. Всем известны имена Василия Блаженного, Ксении Петербургской, Блаженной Матроны. Так и героиня Достоевского наделяется автором способностью слияния с миром и с Богом, даром ясновидения, сверхразумного прозрения, проникающего в самую суть вещей, людей и обстоятельств. Например, во второй главе второй части романа она предчувствует кровавый умысел Ставрогина, скрываемый им даже от самого себя. Она, увидев убийство во сне, говорит: «Меня, конечно, дурные сны одолели; только вы то зачем в этом самом виде приснились?» Она погибнет от ножа нанятого убийцы, Федьки-каторжника, а задолго до этого события говорит Ставрогину: «У тебя нож в кармане. Ты думал, я спала, а я видела: ты как давеча вошел, нож вынимал!» Мария Лебедякина – рупор правды, как всякий юродивый. Ее устами впервые говорится о двойственности образа Ставрогина. Она полюбила сильного и благородного человека, а он отказывается от брака с ней, сносит пощечину Шатова. У Марии возникает мысль, что «ее сокола» «подменили»: «Похож то ты очень похож, может, и родственник ему будешь. Только мой – ясный сокол и князь, а ты – сыч и купчишка!» С.Н. Булгаков пишет: «Хромоножка» пронизана нездешними лучами, ей слышны нездешние голоса, поэтому ее не обманет маска, она не примет личины за лицо и не поверит самозванцу». И все же в Марии, как и в любом бесноватом, есть присутствие бесовской силы: в начале знакомства со Ставрогиным она была всего лишь безнадежно влюбленной и задавленной нищетой, а сходит с ума, будучи венчанной женой Ставрогина-беса. М.М. Дунаев считает, что в Ставрогине она не умела «рассмотреть за оболочкою ангела света бесовский мрак. Оттого эта особа и обожествляет своего кумира. Хотя под конец, кажется, отчасти начинает сознавать ничтожество Ставрогина». В данном случае можно возразить исследователю: Ставрогин двулик; Мария при первом знакомстве заметила в нем искру света (жалости, сочувствия), способность к покаянию. Она же и разоблачает Ставрогина в конце, потому как не видит его прекрасной маски, скрывающей ото всех сущность героя, а проникает в самую его душу.

Мария Ставрогина как слабое, искаженное, гротесковое отражение судеб многих русских святых-юродивых, становится безвинной жертвой какой-то призрачной идеи обновления мира: Петр Верховенский хочет «купить» послушание и подчинение Ставрогина ценой ее жизни. Он, стремясь склонить на свою сторону Николая Ставрогина, сделать его должником, желает освободить его от необдуманного и ненавистного брака – устраивает жестокое убиение семьи Лебедякиных, которое ведет за собой еще одну невинную жертву – смерть Лизы Тушиной. И эту смерть предвидит Мария Лебедякина, рассказывая Шатову о Блаженной Лизавете, которая «семнадцатый год сидит за решеткой».

Дунаев придерживается своеобразного мнения о сущности образа Хромоножки. Он пишет: «Трудно согласиться с восприятием Хромоножки как с положительным светлым образом у Достоевского, хотя такое мнение яют многие исследователи. Должно признать правоту аргументированного мнения Сараскиной: Хромоножка есть искажение идеала». Согласимся с исследователем только в одном: положительным этот образ назвать нельзя, как нельзя принять за норму психически больного человека; светлым (как литературный образ) – можно, так как восприятие мира у героини, светлое, непосредственное от Бога, а не опосредованное – через мирского человека. Ведь именно Мария Ставрогина, Хромоножка, вершит нравственный суд над Ставрогиным по законам народной этики. Достоевский посылает и ее, и Дашу Шатову во спасение, во искупление, в покаяние Ставрогину. Недаром мать Ставрогина, узнав об этом странном браке, приписывает поступку сына рыцарственность и романтичность. И у читателя возникает ощущение, что, может быть, на секунду в душе Ставрогина мелькнула жалость к этому последнему, всеми унижаемому замученному существу, к его «невинной слезинке».

Вспомним песню Хромоножки: «Мне не надобен нов-высок терем, я останусь в этой келейке; уж я стану жить спасатися, за тебя Богу молиться». Об этих народных стихах верно сказал Вяч. Иванов, что это «песня русской Души, таинственный символ ее сокровенного келейничества. Она молится о возлюбленном, чтобы он пребыл верен – не столько ей самой, сколько своему богоносному назначению, и терпеливо ждет его, тоскуя и спасаясь – ради его спасения». В самом деле: если бы Ставрогин сразу объявил о браке с нею, не исключено, что поступок разбудил бы в нем чувство истинного благородства, а там, глядишь, и покаяния.

В образе Марии заключается весь трагический тон романа с убийствами и самоубийствами в финале. Немногие исследователи касались этого образа, считая его либо малозначительным, либо карикатурным, либо спорным. Пожалуй, смелее многих и однозначнее высказался о. Сергий Булгаков в «Русской трагедии», где он писал о романе «Бесы», что «царство света здесь намечено немногими, хотя и высоко художественными штрихами, в образе. Тихона и вещей Хромоножки, одном из удивительнейших созданий творчества Достоевского». О вере ее, называя Хромоножку «Душой Мира» и «Вечной Женственностью», он говорит, что «это – дохристианская или вне христианская душа». В этом с ним солидарен Вяч. Иванов, который тоже отождествляет хромоножку с «Матерью Землей», «Душой-Землей», которая безвольна и бездеятельна и ждет своего жениха. В данном утверждении – глубокая символичность образа Марии. Этим библейским женихом, по теории Достоевского о народе-богоносце, должен стать Христос; но вместо Него ею (русской землей) овладевает бес-Ставрогин и «иже с ним», в душевную красоту которого долгое время верит Мария Ставрогина. То же случилось и с русской землей: она отвергла веру в Христа и приняла на себя весь «социалистический эксперимент» бесов-нигилистов.

Высоко оценил образ Хромоножки и Бердяев, считая, что она – один из приемов разоблачения сущности Ставрогина, он писал: «Как бессилен Ставрогин перед Хромоножкой, которая оказывается выше его. У Хромоножки есть глубокие прозрения. Разговор Хромоножки с Шатовым о Богородице и земле по небесной красоте своей и глубине принадлежит к лучшим страницам мировой литературы. Бессилие Ставрогина перед Хромоножкой есть бессилие ноументального барства перед Русской землей, землей – вечной женственностью, ожидающей своего жениха». Правда, и Булгаков считает, что «она не принадлежит к положительным героям Добра, носителям мудрого начала религии»; в то же время «под щитом своей юродивости, уродства и слабоумия она не доступна силе злобы и открыта добру».

Идеальным представился этот образ и Ю.П. Иваску, который писал, что «самый светлый и вполне удавшийся образ Достоевского – Хромоножка, которую он не побоялся скомпрометировать клиническим идиотизмом! Пусть Лебядкина не понимает самых простых разговоров, но она понимает ту высшую правду, которая скрыта от других героев «Бесов». И потому она видит в Шатушке праведника, а в Ставрогине самозванца. Эта святая идиотка – единственная в мире Достоевского героиня-идея, и ее высокое упоение – белое, а не красное или черное». Особенно сильным этот образ показался первым зрителям трагедии «Бесы» на театральных подмостках. Театральная критика времен первой постановки драмы «Бесы» писала: «В продолжение всего своего пребывания на сцене это хрупкое, удивительно женственное, загадочное существо жило среди людей замкнутой, блаженной, сосредоточенной жизнью. Те немногие слова, которые она говорила, а еще больше – ее детски-взрослый взор иногда приоткрывали ее внутренний мир, в котором искалеченная любовь преобразилась в вечное терпение, самопожертвование и веру». О ней с восторгом вспоминала и актриса Щепкина-Куперник: «Хромоножка в «Бесах» Достоевского. заслонила всех персонажей. Эта жалкая фигура с грубо накрашенными щеками и бумажной розой в волосах так и стоит передо мной. Ее глаза – то пустые и безумные, то полные «святого страдания» и какого-то презрения, слова ее, когда она становится на колени перед Ставрогиным, потрясали, и недаром знаменитый бельгийский поэт Верхарн признал ее образ наиболее совершенным среди всех остальных». Исследователь А. Бем, считавший роман «Бесы» сюжетно завершенным и без главы «У Тихона», полагает, что проклятие Хромоножки над Ставрогиным и есть развязка романа «Бесы», разоблачение дьявола. «Если кульминационным пунктом должна была явиться исповедь с пророческим провидением Тихона нового преступления Ставрогина, то теперь Достоевский такое вершинное значение переносит на ночное свидание с Хромоножкой. Именно ее проклятие вслед убегающему в ночь Ставрогину: «Гришка Отрепьев, анафема!» – ложится пророческой тенью на облик героя», – пишет публицист.

В романе создан еще один замечательный образ – Лиза Тушина – один из самых удачных женских образов Достоевского. Это высоко нравственная, цельная и умная натура. В книге Касаткиных есть очень верное наблюдение о сущности болезненных натур в произведениях Достоевского, где в частности, сказано: «Болезненная Лиза из романа «Бесы» кажется более обаятельной, чем здоровая и красивая Даша. Достоевский, отмечая обаяние первой говорит, что Лиза была скорее дурна лицом, чем хороша. Красота здесь обусловлена внутренним содержанием человека». В изображении ее любовной трагедии – «поединка рокового» с Николаем Ставрогиным – в полной мере сказалось мастерство Достоевского-психолога. «Из всех женщин, окружающих Ставрогина, – пишет Сергий Булгаков, – наиболее сродна ему Лиза, ибо и Лиза не принадлежит себе, и она влечется слепой и злой силой». Лиза, безоглядно, до самопожертвования любящая Ставрогина, давно угадала все мутные глубины его души: «Я вам должна признаться, у меня тогда, еще с самой Швейцарии, укрепилась мысль, что у вас что-то есть на душе ужасное, грязное и кровавое, и в то же время такое, что ставит вас в ужасно смешном виде». И тут же, подавив жалость, мстительно говорит ему, обнаруживая неустойчивость и порывистость своего характера: «Берегитесь мне открывать, если правда: я вас засмею. Я буду хохотать над вами всю вашу жизнь. Ай, вы опять бледнеете? Не буду, не буду, я сейчас уйду, – вскочила она со стула с брезгливым и презрительным движением». Что привело Лизу в Скворешники? Бесовские чары, а не любовь, какая-то черная любовь к злобному пауку или «золотушному бесенку с насморком из неудавшихся». Лиза намеренно, по собственной воле, по желанию иметь необыкновенную свободу действий и поступков, становится добычей ада, но сколько силы, подвига и самоотверженности в ее натуре. Булгаков справедливо пишет о ее бесовском изломе: «Лиза делает вызов не только здравому смыслу, но и гораздо более почтенным чувствам. Она не обманывает себя относительно Ставрогина,. она ищет не его, а гибели, она ищет той неведомой свободы, которую сулит переход за последние грани, но, обманутая бесовским маревом, находит отчаяние и пустоту». Образ Лизы – практическое возражение тем критикам, которые считали роман «Бесы» слабым в художественном отношении. Николай Страхов писал А.Н. Майкову сразу после выхода романа: «Смерть Кириллова поразительна, и то место, которое мне читал в Петербурге Федор Михайлович, не потеряло своей страшной силы и при чтении. Как хороша смерть Лизы! Степан Трофимович с книгоношей и весь его конец – очарование. Я удивляюсь теперь учительности этого романа. С нетерпением буду ждать отдельного и полного издания». Мало внимания уделила критика не только образу Лизы, но и образу Даши Шатовой, мужественной и положительной героини, о которой Мария говорит в своей провидческой непосредственности: «Одна Даша ангел». Ее жертвенность, смирение заслуживает уважения; она не боится Ставрогина, потому что хорошо знает его; при этом Даша хорошо понимает, что возродить Ставрогина она не сможет. Этот образ Достоевский создал для того, чтобы показать, что даже сила земной женской любви не может спасти Ставрогина от бесовства, если силу любви Бога, силу очищения от покаяния он отвергает. Бем пишет о значении образов Лизы и Даши в раскрытии образа Ставрогина: «Последнее преступление Ставрогина, жалкая попытка найти забвение в подвернувшейся любви Лизы, снимает остатки очарования с его лица. Предсмертное письмо к Даше только дорисовывает облик Ставрогина». Ставрогин с легкостью принимает жертву всех трех женщин; себя же приносит в жертве бесам в результате двойственности убеждений, сговора с нигилистами, самоубийства. Следовательно, и Мария, и Лиза, и Даша – ритуальное приношение ненасытному дьяволу.

В романе «Бесы», на первый взгляд (да и по высказываниям исследователей всех периодов) мрачном, злодейском, нигилизму противопоставлено множество светлых и положительно прекрасных лиц, образов-идей. Достоевский не хотел нравоучительно показать, как опасен, безобразен, античеловечен и бездуховен нигилизм, а подчеркивал, что лица, носящие в себе красоту Христа в разных проявлениях, не умирают, даже погибнув физически. Именно эти образы в романе представляют христианство единственной альтернативой нигилизму-бесовству.

«Бесы» Достоевский персонажи

Роман «Бесы» Достоевского — один из самых политизированных произведений писателя. Он был экранизирован несколько раз: в 1988, 1992 и 2006 годах.

Содержание «»Бесы» Достоевского

Действие происходит в маленьком провинциальном городе, преимущественно в поместьях Степана Трофимовича Верховенского и Варвары Ставрогиной. Сын Степана Трофимовича, Петр Верховенский, главный идейный вдохновитель революционной ячейки. Он пытается вовлечь в революционное движение сына Варвары Ставрогиной, Николая. Верховенский собирает «сочувствующую» революции молодежь: философа Шигалева, суицидального Кириллова, бывшего военного Виргинского. Верховенский замышляет убить Ивана Шатова, который хочет «выйти» из ячейки.

Герои романа «Бесы» проживают интересные события, краткое содержание романа не даст полного представления о тем временам.

Персонажи «Бесы»

Давайте подробно рассмотрим всех персонажей романа «Бесы».

Николай Всеволодович Ставрогин — главный герой романа, весьма неоднозначная фигура. Является участником ключевых событий романа наравне с Верховенским, который пытается вовлечь Ставрогина в свои планы. Имеет много анти-социальных черт.
Важная для понимания фигуры Ставрогина и всего романа глава «У Тихона», где Ставрогин признается в изнасиловании девочки 10 или 14 лет (в двух известных вариантах этой главы возраст разнится), была опубликована только в начале 1920-х гг. Это очень спорный вопрос, так как в приведенной ниже ссылке на главу написано:

— Успокойтесь. Я не виноват что девчонка глупа и не так поняла… Ничего не было. Ни-че-го.

— Ну и слава Богу, — перекрестился Тихон.

— Это всё долго объяснять… тут… тут просто психологическое недоразумение
. . .
Этот жест — именно то что она мне грозила, был уже мне не смешон, а ужасен. Мне стало жалко, жалко до помешательства и я отдал бы мое тело на растерзание чтоб этого тогда не было. Не о преступлении, не о ней, не о смерти ее я жалею, а только того одного мгновения я не могу вынести, никак, никак, потому что с тех пор оно мне представляется каждый день и я совершенно знаю, что я осужден.

Варвара Петровна Ставрогина — мать Николая Всеволодовича. Дочь богатого откупщика, который и оставил ей в наследство состояние и большое имение Скворешники, вдова генерал-лейтенанта Ставрогина (тот был как раз небогат, но зато знатен и со связями в обществе). Но после смерти мужа связи её всё сильнее и сильнее ослабевали, попытки их восстановить по большей части ни к чему не приводят, например, поездка в Петербург в конце 50-х годов закончилась почти безуспешно. К моменту смерти её супруга Степан Трофимович уже поселился в Скворешниках и даже в первое время, возможно, имел шансы жениться на Варваре Петровне (Рассказчик этого не исключает окончательно, а Пётр Степанович цинично замечает отцу, что, на его взгляд, такой момент действительно был). Пользуется большим уважением и влиянием в губернии, злые языки даже говорили, что ей правит не губернатор Иван Осипович, а она. Но к началу действия романа вдова сосредоточилась на своём хозяйстве, кстати, достигнув в этом больших успехов. Находится в очень натянутых отношениях с женой нового губернатора Юлией Михайловной, воспринимая её как соперницу за главенствующее положение в обществе, что, впрочем, взаимно.

Варвара Петровна очень опытна и умна, много времени провела в высшем свете, а потому прекрасно разбирается в людях. Незлая, но очень властная, деспотичная по натуре женщина. Способна на сильную, даже жертвенную привязанность, но требует полного подчинения от тех, на кого она распространяется. Степан Трофимович стал ей как сын, стал её мечтой (он видный гражданский деятель, а она его покровительница), пусть и несбыточной, она содержала своего друга двадцать два года, на её деньги жил его сын Пётр Степанович, она собиралась ему (Степану Трофимовичу) оставить наследство, которого бы ему хватило до конца жизни. Но чуть ли не насильно собралась женить его на Дарье Павловне при малейшем подозрении в том, что у неё роман с Николаем. В отношениях со своей старой подругой Прасковьей Ивановной Дроздовой тоже занимает главенствующее положение, часто ей помогает, но при этом считает её безнадёжной дурой и не скрывает этого. В то же время её привязанность, любовь к своим подопечным не разрушается даже после полного разочарования в них (С. Т. Верховенский тому яркое подтверждение). А иногда Ставрогина сажает людей в «золотую клетку» своей любви вообще против их воли. В конце романа наполовину предлагает, наполовину приказывает Софье Матвеевне, попутчице своего умершего друга, навеки поселиться в её имении на том основании, что нет у неё «теперь никого на свете».

Степан Трофимович Верховенский — учитель Николая Ставрогина и Лизаветы Николаевны, отец Петра Степановича (единственный сын от первого брака, женат был дважды). Как пишет автор, в молодости при Николае Первом какое-то время, впрочем, всего «самую маленькую минуточку», он для многих стоял в одном ряду с Белинским, Герценом, Грановским. Но недолго, так как после обнаружения полицией его поэмы на мифологический сюжет, которую сочли опасной, он поспешил бросить свою короткую преподавательскую деятельность и уехать в имение Варвары Петровны, чтобы учить её сына (она давно приглашала), хотя мог бы отделаться просто объяснениями. Но уверял всех, что его отправили в ссылку и держат под наблюдением. Сам же настолько в это верил, что даже обиделся бы, если бы его в этом разубеждали. Действительно воспитывал и учил маленького Николая, а также Лизавету, дал ему представление «вековечной, священной тоски», которую не променять на «дешёвое удовлетворение», но, по мнению Рассказчика, ученику сильно повезло, что в 15 лет его оторвали от не в меру чувствительного и слезливого учителя и отправили учиться в лицей. После этого бывший преподаватель остался на положении покровительствуемого друга и приживальца в имении Ставрогиной. Изначально приехал с намерением изучать словесность, историю, писать научные труды, но тратил время больше за картами, шампанским и пустыми разговорами с Рассказчиком, Шатовым, Липутиным и пр. Всё время старается подать себя как интеллигента и мученика за убеждения, которого лишили карьеры, места в обществе и шанса чего-то добиться, но люди на это не реагируют. В конце 50-х во время поездки в Петербург попытался напомнить о себе. Сначала его принимали с успехом, так как он «представляет идею», но сама бывшая «знаменитость» прекрасно понимала, что никто из слушателей о нём ничего не знает и не помнит. Поездка закончилась полным провалом после стычки между радикально настроенным юношей и генералом на вечере у Ставрогиной. Публика заклеймила Варвару Петровну за то, что генерала не выгнали, а Степана Трофимовича ещё и за превозношение искусства. Затем Степан Трофимович съездил, чтобы развеяться, за границу, но через четыре месяца вернулся в Скворешники, не вытерпев разлуки с Варварой Петровной. После приезда Николая Варвара Петровна, подозревая, что между её сыном и Дарьей Павловной есть связь, чуть ли не силой попыталась женить своего друга на ней, но отказалась от этой идеи, оскорблённая тем, что Степан Трофимович посчитал, что его женят на «чужих грехах». При этом Варвара Петровна очень ревностно отнеслась к тому, что Степан Трофимович согласился жениться на Дарье Павловне и даже всё прихорашивался, ей было бы гораздо по душе, если бы он отказался от женитьбы, разъяснив свой отказ тем, что Варвара Петровна — единственная в его жизни женщина, пусть между ними и не предполагалось романа. После этого происходит ссора между ними. Старик на прощальном вечере Кармазинова прочитал пламенную речь о том, что красота — самое важное в истории человечества, но был освистан как мякенький либерал сороковых годов. После этого исполнил своё обещание и тайно ушёл из Скворешников, где провёл двадцать два года, не вынеся больше своего положения нахлебника. Но ушёл совсем недалеко, так как по дороге к знакомому купцу, у которого тоже хотел учить детей, он заболел и умер на руках у примчавшейся к нему Варвары Петровны и Софьи Матвеевны, к которой он крайне привязался в конце жизни (без этого он не мог).

Добрый, безобидный, но слабый, непрактичный, совершенно несамостоятельный человек. В молодости отличался редкостной красотой, которая и в старости его до конца не оставила. Находит полное взаимопонимание и искреннюю любовь со стороны детей, потому что сам, несмотря на свои почтенные лета, ребёнок. В то же время обладает очень острым в своём роде умом. Он прекрасно смог понять своё незавидное положение во время поездки в Петербург, даже в минуты оваций в его честь. Более того, он прекрасно разбирается в политических течениях и чувствует сильную вину и боль за то, что молодые радикалы извратили мечты и идеи его поколения, ведь сам он безответственно отстранился от возможности влиять на развитие этих идей в обществе. В первом после ссоры разговоре со своей покровительницей он сразу понимает, что она просто нахваталась новых слов от его сына. Сам по убеждениям либерал и идеалист, причём довольно возвышенных взглядов. Убеждён, что красота — самое важное в жизни человечества, главное условие его существования.

Пётр Степанович Верховенский — сын Степана Трофимовича, главный в «революционной пятерке». Хитер, умён, коварен. Прообразами этой мрачной фигуры были революционерыСергей Нечаев и Михаил Петрашевский.

Лизавета Николаевна Дроздова (Тушина) — подруга детства Николая Ставрогина. Красивая девушка во многом несчастная, слабая, но далеко не глупая. Многие приписывали ей роман со Ставрогиным; в конце произведения, мы узнаём, что это правда. Преследуя свои цели, Петр Верховенский сводил их вместе. После последнего объяснения со Ставрогиным Лиза понимает, что любит Маврикия Николаевича, но через несколько часов умирает у него на руках, избитая разъяренной толпой около дома погибших Лебядкиных, считающих её сопричастной к преступлению. Как и многие другие герои романа, Лиза погибает духовно обновленной.

Иван Павлович Шатов — бывший член революционного движения, разуверившийся в их идеях. Как утверждают современники, Достоевский вложил в его уста свои собственные идеи. Прообразом его послужил И. И. Иванов, убитый «Народной расправой». Погибает от рук кучки Верховенского.

Толкаченко («знаток народа») — эпизодический персонаж, один из рядовых участников «пятёрки», прототипом которого послужил фольклорист Иван Гаврилович Прыжов, в романе ему Верховенским отведена вербовка «революционеров» среди проституток и преступников [3] .

Семён Яковлевич, юродивый. Прототипом его послужил известный московский юродивый Иван Яковлевич Корейша. Ироничный образ юродивого в романе написан под впечатлением книги И. Г. Прыжова «Житие Ивана Яковлевича, известного пророка в Москве» [3] .

Дарья Павловна Шатова — сестра Ивана Павловича, подруга детства Николая Ставрогина. Одно время была невестой Степана Верховенского, но свадьба не состоялась, потому что тот не захотел жениться на «Швейцарских грехах Николая Ставрогина».

Капитан Игнат Тимофеевич Лебядкин — пьяница, сосед Ивана Шатова.

Мария Тимофеевна Лебядкина («Хромоножка») — слабоумная сестра Капитана Лебядкина, тайная жена Николая Всеволодовича. Ставрогин когда-то женился на ней наспор, всю жизнь снабжал её и Лебядкина деньгами. Несмотря на своё малоумие, олицетворяет евангельскую святую, детскую простоту.

Вместе с братом была убита Федькой Каторжным на деньги Ставрогина.

Семен Егорович Кармазинов — женоподобный, отталкивающий от себя самолюбивый кривляка, тем не менее считающийся великим писателем. Является карикатурным образомИвана Тургенева (хотя при этом внешне является полной противоположностью последнего), многие факты биографии Кармазинова повторяют биографию Тургенева. Кармазинов содержит в себе все плохие качества писателя-западника: он высокомерен, глуп, подобострастен, заискивает одновременно и перед властью, и перед нигилистами. Очень сильно ждёт революцию, хотя, пожалуй, более всех её боится. Есть мнение, что в образе Кармазинова показан Николай Карамзин, на что в частности указывает сходство их фамилий [4] .

Федька Каторжный — вор, убийца. Человек, лишенный всего, в том числе и души. Когда-то был крепостным Степана Верховенского, но за карточный долг отдан в рекруты. Позднее попал на каторгу, потом сбежал, творил убийства и грабежи. После конфликта с Петром Верховенским, убит одним из шпигулинских.

Антон Лаврентьевич Г-в — герой-рассказчик, от лица которого ведется повествование. Человек без биографии, безликий рассказчик, от которого мы узнаём всю трагическую историю романа.

Семейство Лембке — губернатор Андрей Антонович и его жена Юлия Михайловна, к которой втирается в доверие Петр Верховенский.

Роман “Бесы”


Содержание и идея романа. Центральные образы. История создания

Решающим побудительным толчком для создания романа “Бесы” (1871–1872) послужило так называемое “нечаевское дело”. Пребывая в конце 1869 года за границей, Достоевский обратил внимание на заметку в “Московских ведомостях”:

“Нам сообщают, что вчера, 25 ноября, два крестьянина, проходя в отдаленном месте сада Петровской Академии, около входа в грот заметили валяющиеся шапку, башлык и дубину; от грота кровавые следы прямо вели к пруду, где подо льдом виднелось тело убитого, опоясанное черным ремнем и в башлыке. Тут же найдены два связанные веревками кирпича и еще конец веревки”.

Из последующих сообщений газеты выяснилось: речь идет об убийстве слушателя Петровской земледельческой академии Ивана Ивановича Иванова пятью членами тайного общества “Народная расправа” во главе с его руководителем Сергеем Геннадьевичем Нечаевым.

Программа нелегальной организации предусматривала подрыв государственной власти, христианской религии, социальных установлений, нравственных устоев. Цель – осуществление анархо-революционных преобразований в России. Для этого Нечаев создал несколько пятерок, состоявших преимущественно из студентов.

Достижение поставленных задач предполагало неукоснительное повиновение руководителю. Участников скрепляло использование любых, самых безнравственных и разбойничьих средств, взаимного шпионства и кровавой мести.

Фактологическую основу “Бесов” составили: политические предпосылки, организационные принципы общества “Народная расправа”, особенности личности Сергея Нечаева, его деятельности, обстоятельства идеологического убийства.

Достоевскому было важно не только раскрыть содержание и смысл актуального события, но и выявить его происхождение, определить питательную почву для такой идейной практики.

Убийство студента в очередной раз воскресило в сознании писателя воспоминания молодости. В кружке Петрашевского он сам увлекался теориями утопического социализма и, по собственному признанию, внутренне был готов на аналогичный поступок:

“Нечаевым, вероятно, я бы не мог сделаться никогда, но Нечаевцем, не ручаюсь, может, и мог бы. в дни моей юности”.

Художественный замысел романа, по словам самого Достоевского, состоял в следующем:

“Я хотел поставить вопрос, и сколько возможно яснее, в форме романа дать на него ответ: каким образом в нашем переходном и удивительном современном обществе возможны не Нечаев, а Нечаевы, и каким образом может случиться, что эти Нечаевы набирают себе под конец нечаевцев”.

Идейно-художественный замысел “Бесов” требовал такого изображения единичного события, чтобы в нем отразились основные тенденции развития современного общества, раскрылись связи настоящего с прошлым и будущим, проявились бы едва уловимые переходы высокого в низкое.

Достоевский подчеркивал, что в его произведении нет реальных “портретов или буквального воспроизведения нечаевской истории”. Ему важно было создать тип псевдореволюционера, который мог нисколько не походить на реального Нечаева, но который должен был вполне соответствовать совершенному злодейству.

В образе Петра Верховенского и его сообщников, в их мыслях и действиях концентрированно и выпукло проявляется истинный облик и реальные мотивы поведения мнимых борцов за справедливое переустройство общества.

Достоевский показывает, каким бумерангом может обернуться и оборачивается нигилистическое стремление уничтожить те самые социальные формы и установления, через которые из века в век, от поколения к поколению, и передавались эти ценности, идеалы, традиции.

Воинствующее безверие, отсутствие семейного очага и главного занятия, поверхностное образование, незнание народа и его истории – эти и подобные им духовно-психологические предпосылки формируют “ум без почвы и без связей – без нации и без необходимого дела”, развращающе действуют на душу.

В результате главный герой романа “Бесы” Петр Верховенский оказался не в состоянии понимать благородные и “идеалистические” измерения жизни, но своим “маленьким умом” хорошо усвоил, каким образом можно использовать слабости человеческой натуры (сентиментальность, чинопочитание, боязнь собственного мнения и самобытного мышления).

Люди для Петра Верховенского – своеобразный “материал, который надо организовать” для какого-то невнятного прогресса.

Служение человечеству в теории, которым заняты в романе и “бесенята”, на деле оборачивается духовным и физическим уничтожением. В основе такого служения – презрительное разделение людей на имеющих право “гениев” и бесправную “толпу”.

Например, Шигалев предлагает “в виде конечного разрешения вопроса – разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться вроде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, вроде как бы первобытного рая, хотя, впрочем, и будут работать. “.

Лямшин же хотел бы несколько преобразовать методический деспотизм Шигалева, чтобы ускорить конечное разрешение вопроса: “А я бы вместо рая. взял бы этих девять десятых человечества, если уж некуда с ними деваться, и взорвал их на воздух, а оставил бы только кучку людей образованных, которые и начали бы жить-поживать по-ученому. “

Самое страшное то, что этими идеями одержимы не только теоретики, так называемые идеологи “ученой” и “прогрессивной” жизни. “Мутное” влияние этого принципа “всеобщего разрушения для добрых окончательных целей” испытывают опасающиеся отстать от моды и прослыть ретроградами другие персонажи романа.

Отец главного “беса” Степан Трофимович Верховенский задается вопросом:

“Почему же все эти отчаянные социалисты и коммунисты в то же время и такие неимоверные скряги, приобретатели, собственники, и даже так, что чем больше он социалист, чем дальше пошел, тем сильнее и собственник. Почему это?”

Дело в том, что Верховенский старший не понимает тех законов, по которым снижаются, изменяются и перерождаются исповедуемые им самим гуманистические идеи.

“Вы представить себе не можете, какая грусть и злость охватывает всю вашу душу, когда великую идею, вами давно уже и свято чтимую, подхватят неумелые и вытащат к таким же дуракам, как и сами, на улицу, и вы вдруг встречаете ее уже на толкучем, неузнаваемую, в грязи, поставленную нелепо, углом, без пропорции, без гармонии, игрушкой у глупых ребят! Нет! В наше время было не так, и мы не к тому стремились.”

Сам Степан Тимофеевич наиболее ярко выражает в романе собирательные черты русских западников и типизирует особенности мировоззрения, умонастроения и психологического склада “либералов-идеалистов” 1840-х годов.

Внешнему и внутреннему облику, мыслям, чувствам, желаниям Степана Трофимовича Верховенского свойственны, с одной стороны, возвышенность, благородство, “что-то вообще прекрасное”, а с другой – какая-то невнятность, неочерченность, половинчатость. Он блестящий лектор, но на отвлеченные от жизни исторические темы, автор поэмы “с оттенком высшего значения”, ходившей, однако, лишь “между двумя любителями и у одного студента”. Верховенский-старший собирался обогатить науку и какими-то исследованиями, но благие намерения умного и даровитого ученого ушли, как говорится, в песок полунауки.

Для Верховенского-отца родная страна “есть слишком великое недоразумение, чтобы нам его разрешить, без немцев и труда”.

По замыслу Достоевского, непонимание России, ее исторических достижений и духовных ценностей, безусловное подражание Западу без анализа всех (не только положительных, но и отрицательных) вытекающих отсюда последствий создавали благоприятные условия как для заимствования “коротких” и туманных идей, так и для последующего снижения.

В конце романа ироническое освещение образа Верховенского-старшего дополняется драматическими интонациями, когда он выходит в “последнее странствование”, осознает трагическую оторванность своего поколения от народа и его духовных ценностей, стремится проникнуть в сокровенный путь Евангелия. В самой возможности такого “странствования” писатель видит залог подлинного возрождения своего героя, доверяет ему авторское истолкование эпиграфа романа, вкладывает в его уста мысль апостольского послания о любви как могущественной силе и “венце бытия”.

Таким образом, Достоевский предполагает и такой выход из неопределенного великодушия “чистого и идеального” западничества “отцов”, хотя в действительности “верховенство” оказалось на стороне тенденций “нечистого” нигилизма “детей”. Кстати, сама фамилия героев несет в произведении вполне определенную смысловую нагрузку. В записной тетради автор отмечает, что отец постоянно “пикируется с сыном верховенством”.

В одном из писем Достоевский подчеркивал, что хотя нечаевская история и ее обобщенно-памфлетное изображение находятся на переднем плане романа, все это тем не менее “только аксессуар и обстановка” поступков действительно главного героя.

В представлении писателя беснующийся нигилист, его “команда” и “болельщики” не только обретают питательную среду в недодуманных идеях и незаконченных теориях, но и находят себе поддержку и оправдание в глубинах сознания так называемых “лишних”, праздных, страдающих от отсутствия подлинного дела людей.

По-настоящему “верховенствующий” в «бесах» – Николай Ставрогин. Это некое предельное, заостренное и полемическое выражение онегинско-печоринского типа личности.

Главным губительным следствием разрыва высшего слоя общества с “почвой” и “землей” Достоевский считал потерю живых связей с традициями и преданиями, сохраняющими атмосферу непосредственной христианской веры. Образ Ставрогина как бы сгущает и обнажает результаты той ситуации современного мира, в которой, если воспользоваться известными словами Ницше, “Бог умер”. По словам Достоевского, Ставрогин предпринимает “страдальческие судорожные усилия, чтобы обновиться и вновь начать верить”.

Сердце Ставрогина иссушено и делает его неспособным к искренней вере. Вместе с тем он прекрасно понимает, что без “полноты веры” и соответственно абсолютного осмысления человеческое существование приобретает комический оттенок и теряет подлинную разумность. Поэтому Ставрогин пытается добыть веру “иначе”, своим умом, рассудочным путем. Но этот “самодвижущийся нож разума” (И. Киреевский) уводит его еще дальше от желанной цели.

В результате Ставрогин оказался словно распятым (сама его фамилия происходит от греческого слова σταυρός – крест) между безмерной жаждой абсолюта и столь же безмерной невозможностью его достижения.

Достоевский признавался, что взял Ставрогина не только из окружающей действительности, но и из собственного сердца, поскольку его вера прошла через горнило жесточайших сомнений и отрицаний.

В отличие от своего создателя, Ставрогин, однако, оказался органически неспособным преодолеть трагическую раздвоенность и обрести хоть сколь-нибудь заполняющуюся пустоту души “полноту веры”.

В “Дневнике писателя” Достоевский писал о том, что без веры в бессмертие души и вечную жизнь бытие личности, нации, всего человечества становится неестественным, немыслимым, невыносимым: “только с верой в свое бессмертие человек постигает всю разумную цель свою на земле. Без убеждения же в своем бессмертии связи человека с землей порываются, становятся тоньше, гнилее, а потеря высшего смысла жизни несомненно ведет за собою самоубийство”.

Достоевский показывает, что “пожар в умах” пленяет вслед за “дряннейшими людишками” не только всякую “сволочь”, “флибустьеров” и “буфетных личностей”. Он с глубоким сожалением обнаруживает, что во времена потрясений и перемен, сомнений и отрицаний в чудовищные общественные злодеяния вовлекаются и простодушные, чистые сердцем люди. “Вот в том-то и ужас, что у нас можно сделать самый пакостный и мерзкий поступок, не будучи вовсе иногда мерзавцем. “

Отсутствие коренного духовно-нравственного стержня и подлинно великого начала жизни обусловливает, по логике автора, формирование неполного, незаконченного, недосиженного человека, способного на неоднозначные действия.

Без совершенных личностей не может быть и совершенного общества.

А Верховенский-отец в очередном недоумении спрашивает сына: “Да неужто ты себя такого, как есть, людям взамен Христа предложить желаешь?”

Вопрос Степана Тимофеевича автор рассматривал как основную проблему, от решения которой зависит будущее России и всего человечества и которая по-своему ставится в эпилоге. Серия больших и малых катастроф в последней части произведения завершается холодно-рассудочным самоубийством Ставрогина, как бы свертывающим художественную перспективу романа в безнадежный апокалиптический круг.

Основная идея романа

Но именно в потере вековечных идеалов, великих мыслей, в отсутствии высшего сознания, высшего развития, высшего смысла, высших целей жизни, в исчезновении “высших типов” вокруг Достоевский видел корни и главную причину духовных болезней своего века. “Почему же мы дрянь?” – спрашивал он и отвечал: “Великого нет ничего”. И не образованием, не внешней культурностью и светским лоском, не научно-техническими достижениями, а лишь “возбуждением высших интересов” можно перестроить глубинную структуру эгоистического мышления.

В представлении писателя, выбор пути всего человечества связан с духовным благоустроением, увеличением света и любви в душе отдельной личности. Творческий опыт “Бесов” учит везде и во всем искать нравственный центр, шкалу ценностей, которые руководят помыслами и действиями людей определять, на какие, темные или светлые, стороны человеческой души опираются разные явления жизни. Говоря о своем произведении и драматических исканиях современной молодежи, Достоевский подчеркивал:

“Жертвовать собою и всем для правды – вот национальная черта поколения. Благослови его Бог и пошли ему понимание правды. Ибо весь вопрос в том и состоит, что считать за правду. Для того и написан роман”.

Карен Степанян. Федор Михайлович Достоевский. // Энциклопедия для детей «Аванта+». Том 9. Русская литература. Часть первая. М., 1999

Б.Н. Тарасов. Вечное предостережение. // Федор Достоевский. Бесы. М., 1993. С. 5–26.

Н.И. Якушин. Ф.М. Достоевский в жизни и творчестве: учебное пособие для школ, гимназий, лицеев и колледжей. М.: Русское слово, 2000

Ф. Достоевский, “Бесы”: анализ и краткое содержание

Это одна из самых концептуальных книг великого классика. По нашему глубокому убеждению, каждый взрослый человек должен заставить себя ее прочесть и понять. Это принципиально важно – осознать природу манипулирования людьми и знать, что данному злу следует противопоставить. Многие читатели усматривают провидческий дар в том, как написал Достоевский «Бесы». Поразительно, что этот роман отобразил и проблемы сегодняшнего, постиндустриального, информационного общества.

Историческая основа создания романа

Заметив нечто сташное, инфернальное в социуме России, не смог не взяться за перо Ф. М. Достоевский. «Бесы» – плод труда его ума и сердца, где он чутко уловил за полвека до революций предтечу бесноватости всего общества, впервые проявившуюся у русских революционеров-нигилистов.

Группой смутьянов, управляемой неким Федором Нечаевым (нашумевший нечаевский процесс) был убит (в 1869 г.) студент Петровской землеакадемиии Иван Иванов. Причем мотивы раскрытого убийства были двоякими. Нечаев не просто инициировал убийство, чтобы предупредить донос со стороны Иванова. В еще большей степени он пытался подчинить других членов этого террористического кружка своей воле, связав их кровью жертвы.

Федор Михайлович за этим событием уловил, понял, осознал и донес до умов и сердец читателей макроопасность грядущего.

Прозорливость писателя

Роман действительно сенсационный написал Достоевский. «Бесы» отзывы вызвали изобильные. Заметьте: никто так громко и резонансно до Федора Михайловича не предупреждал об угрозе «бесноватости» поляризованного революционными идеями общества. Как же это удалось осознать и осуществить писателю-неполитику? Причина проста – гениальность!

Докажем это собственным «литературным» путем, сопоставляя идеи разных авторов. Вспомним, мысль Умберто Эко («Маятник Фуко») о природе этого качества, утверждающую, что гений всегда играет на одном компоненте мироздания, однако он делает это уникально – так, что задействуются остальные комопоненты… «А причем здесь Достоевский?» – спросите вы. Продолжим эту мысль: гениальность Достоевского зиждется на потрясающем психологизме его образов. Великий психолог Зигмунд Фрейд как-то сказал, что никто из личностей, которых он знает, не может ему поведать чего-то нового по психологии человека. Никто, кроме Достоевского!

Достоевский – гениальный психолог

Просматривается очевидное: вывод об угрозе бесноватости общества обосновал Достоевский («Бесы») через постижение психологии революционеров-нигилистов.

Об этой угрозе обществу проникновенно сказал Николай Александрович Бердяев, подчеркнув, что Достоевский ощутил, что в стихии революции доминантой является вовсе не человек, ибо им овладевают напрочь оторванные от гуманизма и от божьего промысла идеи.

Достоевский – непримиримость к насилию

Неслучайно написал Достоевский «Бесы». Краткое содержание его посыла потомкам: человек, поддавшийся «бунту и своеволию» не может быть свободным. А перестав быть свободным, согласно убеждениям Федора Михайловича, он вообще перестает быть человеком. Это – нелюдь! Примечательно, что классик до своего смертного часа – бескомпромиссен и непримирим, отстаивая идею живого Смысла и живой Истины жизни, утверждая, что на унижении человеческой личности невозможно построить никакого «хрустального дворца» нового общества.

Общество будущего, по мнению писателя, должно руководствоваться движением сердца человека, а не теориями, рожденными холодным разумом.

Актуальность предвидения классика

Но разве вышесказанное касается лишь революционеров XIX века? Не будем уподобляться страусам, прячущим голову от реальности. В еще большей мере, чем рассказал читателям Достоевский, бесы пленяют людей современных, манипулируемых массмедиа, которые сеют ненависть.

Вспомним произведение уже современного российского классика Виктора Пелевина, где он в своем романе «Т» аргументировано мотивирует, что бесы современного виртуального неоколониального общества гораздо страшнее описанных Федором Михайловичем:

Поражает, насколько глубок роман, который написал Достоевский («Бесы»). Отзывы современных читателей единодушны: читать книгу следует во взрослом возрасте, с расстановкой, постепенно. Следует анализировать и сопоставлять написанное Федором Михайловичем с современностью. Тогда многое становится понятно. Достаточно сравнить с нигилистами Достоевского оголтелые СМИ, сеющие ненависть в обществе! Обидно, когда в медиапространстве, вместо пропаганды терпения и доброты, звучат аккорды ненависти.

Какими изображаются в романе бесноватые террористы?

Однако вернемся к книге Федора Михайловича. Литературоведы едины в своем мнении: это один из самых сложных романов. Как роман-предупреждение, роман-трагедию создал Достоевский «Бесы». Краткое содержание произведения – показ читателю анатомии ненависти, зла, бесовщины, вносимой террористами в губернский город – модель всей России.

Фактически это своеобразная группа революционеров-фигурантов, которую мастерски изобразил Достоевский («Бесы»). Краткое содержание морали террористов – подмена в их умах и сердцах христианской любви к ближнему на бесовскую ненависть. Прибегнем к диалектике «Мастера и Маргариты», их характеризуя:

– Человек, позиционирующийся как бес-распорядитель – Петр Степанович Верховенский. Формально он организует городскую революционную ячейку.

– Антихрист-соблазнитель Николай Всеволодович Ставрогин (сын почтенной в городе дамы Варвары Петровны Ставрогиной).

– Лжепророк – философ Шигалев (оправдывающий «целесообразный» геноцид десятой части общества над остальным «стадом»).

– Отвратный Толкаченко (вербовщик «революционеров» среди отбросов общества и даже проституток).

– Легко изменивший присяге отставной военный Виргинский.

– Сакральная жертва – сомневающийся студент Иван Шатов.

Что стремится сделать Петр Верховенский при помощи своих соратников? «Раскачать общество», т. е. порушить основы христианского миропонимания, внушить части людей, что они лучше, чем другие, натравить их на этих других людей.

Для усиления раскола в обществе оскверняются святыни. Производятся вещи, понятные нам, жителям информационного общества: манипуляция информацией. Незаметно для самих людей усилиями «революционеров» происходит подмена Знания (понятия христианского, предполагающего истину и достоверность) на Информацию (формируемую сомнительными путями).

В результате героев романа обуревает скептицизм, они перестают тянуться к Вере, к Истине и становятся пешками в эфемерной партии, которую уже ими играют. Произведение «Бесы» Достоевского все это отражает.

План Петра Верховенского

Революционной группе Петра Верховенского их план удается. Жители города растеряны, дезориентированы. Власти беспомощны. Очевидно, что в городе кто-то поощряет кощунства, кто-то подстрекает на бунт рабочих местной фабрики, у людей происходят психические расстройства – полусумасшедший подпоручик рубит шашкой иконы храма…

Затем, когда усилиями революционной ячейки в обществе воцарится «большая смута», Петр планирует прибегнуть к соблазнению толпы при помощи харизматичного Николая Ставрогина.

Сюжет и эпиграф романа

Вовремя написал свой роман Достоевский («Бесы»). Краткое содержание романа таково: вначале изображена беспечная городская община, казалось бы, живущая своей жизнью. Но с другой стороны, все ее представители ощущают, что жизнь-то не складывается. Она неразмеренна, неблагополучна. Людьми овладела гордыня, и создается ощущение, что кем-то запущен механизм внедрения в людей бесноватости… Не зря эпиграфом произведения служат известные строки А. С. Пушкина.

Николай Ставрогин: образ, формирующий сюжет

Как Апокалипсис начинается с появления Антихриста, так и бесноватость губернского города – с появления сына Варвары Ставрогиной, харизматичного красавца байроновского типа Николая Ставрогина.

Варвара Петровна представляет типаж властной стареющей светской львицы. К ней испытывает романтические платонические чувства «отходящий от дел» интеллектуал Николай Верховенский, отец вышеупомянутого Петра.

Заметим, что при написании романа сатирический акцент использует Достоевский Федор Михайлович. «Бесы» изобличают тщательно скрываемую в местном высшем свете вопиющую безнравственность. Г-жа Ставрогина, ввиду неуемного темперамента своего сына, вынашивала планы – женить его на дочери приятельницы, на Лизе Тушиной. В то же время она пытается нейтрализовать его интрижку со своей воспитанницей Дарьей Шатовой, планируя выдать ту замуж за другого своего подопечного – Степана Трофимовича.

Впрочем, сосредоточимся на образе Николая Ставрогина, поскольку он в романе играет важнейшую сюжетообразующую функцию. Вначале типаж бывшего богатого офицера–повесы изображает Достоевский («Бесы»). Анализ этого образа выявляет его особенности: он абсолютно лишен совести, сострадания, хронически лжив, расчетлив, непостоянен.

Рассказать о нем есть что, послужной список достаточно внушительный. В прошлом – блестящий гвардейский офицер, дуэлянт. Кроме того, Николай периодически впадал в разнузданный разврат и совершал предосудительные обществом поступки: физическое унижение почтенного горожанина Гаганова, и заодно губернатора, провокационный прилюдный поцелуй замужней дамы и т. д.

Последовательно и обстоятельно показывает, как идет Николай не человеческими путями, а путем антихриста-соблазнителя, Ф. Достоевский. Бесы гордыни, самовлюбленности, презрения к другим людям ведут его к личной катастрофе. Ему уже дано первое предупреждение: совершенное им явное преступление – растление четырнадцатилетней Матреши – делает его изгоем в городе.

Чтобы хоть как-то оправдать подлеца-сына мать, мотивируя его поступки белой горячкой, отправила его на четыре года за кордон (чтобы он не мозолил глаза осерчавшим на него людям). Между тем Николай не раскаялся, не понял предупреждения, он гордится своим прозвищем «принц Гарри», кичась своей эксцентричностью, непредсказуемостью, эффектностью.

Как антологию накопления греха им и революционерами-террористами пишет роман «Бесы» Достоевский. Краткое перечисление их темных дел, инициирующих бесноватость жителей всего губернского города, представлено нами ниже.

Ставрогин в губернском городе

Николай и на этот раз «не разочаровывает» окружающих своей эксцентричностью. Его не оставляет мания творить зло, что он и осуществляет, ощущая свое превосходство над толпой. Читатель вскоре узнает, что Ставрогин на корню разрушил планы матушки, тайно венчавшись с влюбленной в него Марьей Тимофеевной Лебядкиной. Подлец знал, что женщина его тайно любит и проникся идеей – растоптать ее чувство. И не так просто женился, а «на спор, за бутылку вина».

Далее, по ходу книги, Ставрогин щадит на дуэли обиженного дворянина Гаганова, стреляя в воздух, чем вызывает восхищение горожан. Напрашивается аналогия: Антихрист пытается представить себя людям Христом. Однако настоящий затаенный облик соблазнителя Николая Ставрогина, эволюционирующего в душегубца, вскоре проявится…

По его воле и, очевидно, с ведома вездесущего Петра Верховенского происходит воистину бесовское убийство любящей его женщины Марьи Лебядкиной, а заодно – и ее брата капитана Лебядкина.

Заметим: образ Лебядкиной – поверженной нелюдями, прекрасной духовно тридцатилетней женщины, страдающей от хромоты, любящей, жертвенной, нежной, страдающей – вызывает у читателей сочувствие и понимание.

Образ Марьи Лебядкиной

Настоящий инженер душ человеческих, вводит и свои любимые типажи героев в роман «Бесы» Достоевский. Содержание и направленность их личности – красота и гармония, которым поклонялся великий классик, произнесший: «Красота спасет мир».

Ошибшаяся со своим чувством, страдающая Марья Лебядкина – один из самых трогательных женских типажей творчества Достоевского, наряду с Сонечкой Мармеладовой. Антихрист Ставрогин, соблазнив ее, обрекает на мильон страданий, на нищету, на помешательство от горестей, а затем – мученическую смерть. Небогатая интеллигентная женщина, худощавая, с «тихими, ласковыми, серыми глазами» перед смертью называет вздрогнувшего «принца Гарри» тем, кто он есть – убийцей с ножом в руках.

Николай Ставрогин – настоящий облик. Сеющий смерть

Впрочем, еще до ее убийства, Лиза Тушина пересаживается в карету Никола Ставрогина и проводит с ним ночь. Она, очевидно, решается его отбить у Лебядкиной.

Утром же приехавший Петр Верховенский рассказывает о вышеупомянутой двойной смерти, при этом упомянув, что об убийстве он знал, но не помешал. Внесем ясность: киллером за деньги вызвался стать изувер Федька Каторжный, а оплатил и одобрил это преступление Николай Ставрогин.

Фактически Верховенский говорит эти вещи Ставрогину, не только чтобы тот понял, что инициация им убийства известна, но и чтобы в будущем им манипулировать. Вернемся к терминологии Булгакова: бес-распорядитель приходит к антихристу.

Лиза в истерике сбегает от Николая. Она бежит к дому Лебядкиной, где толпа ее признает как «Ставрогинскую» и, решив, что она была заинтересована в смерти Марьи, жестоко – до смерти – избивает. Роман достигает своей кульминации: бесы – всесильны, они сеют вокруг себя смерть и ненависть…

Власть невнятно пытается совладать со смутьянами, наивно убеждая, что следует сохранять стабильность в обществе. В уста губернатора Достоевский вкладывает правильные слова о том что отношения «Власть – Оппозиция» должны быть цивилизованными, однако они не имеют воздействия на террористов-изуверов, опьяненных вкусом крови и почувствовавших свою безнаказанность.

Скрепление сообщества бесноватых кровью

Меж тем исполняются и дьявольские планы Петра Верховенского. Он убивает, «чтобы скрыть концы» убийства Лебядкиных, неконтролируемого собой Федьку Каторжного (того находят с проломленной головой).

Следующий на очереди – студент Шатов. Страшно описывает его смерть Достоевский Федор. Бесы (людьми их уже назвать нельзя) – Верховенский, Липутин, Виргинский, Лямшин, Шигалев, Толкаченко – стаей набрасываются на него… Они подчинены идее, не останавливает их даже знание того, что жена Ивана Шатова только-только родила ребенка.

Единственный, кто отказывается убивать – это Шигалев.

Иезуитство и коварство Верховенского

Впрочем у Верховенского есть дьявольский план прикрытия преступных действий террористической группы: кровь покрывают кровью. Петр играет игру с властями, гарантируя себе алиби – лояльного к власти гражданина-стукача, выдавая им ложных «смутьянов» – Шатова и Кириллова, которые (первый – насильственно, второй – добровольно) должны погибнуть. Зная о неадекватных убеждениях друга Николая Ставрогина, инженера Кириллова, Верховенский использует их в своих интересах.

На примере этого инженера изображает отступника от веры, презирающего Бога, Ф. М. Достоевский. Бесы пытаются скрыть следы своих убийств, взвалив ответственность на него, покойного. Кириллов полагает, что путем самоубийства он станет богочеловеком. Бес-распорядитель Петр Верховенский подло договаривается с инженером – уничтожить себя, когда наступит необходимость, беря с него обещание. Поэтому, по требованию Петра Верховенского, Кириллов сперва пишет записку, «признаваясь» в убийстве Ивана Шатова. Далее же инженер-фанатик и богоборец действительно убивает себя из пистолета.

Роман «Бесы» Достоевского – это и показ того, как разрушаются бесовские планы Петра Верховенского. Вскоре раскаявшийся и осознавший содеянное его подельник Лямшин выдает всех преступников. Петру Верховенскому удается бежать. Скрывается в Швейцарии и Николай Ставрогин.

Он чувствует себя уже не «принцем Гарри», а человеком, опустошенным безверием и отрицанием человеческой морали. Николай, жалкий и одинокий, умоляет приехать к нему ранее опозоренную Дарью. Что может дать он ей, кроме страданий? Впрочем, это лишь слова. Подобно Антихристу-соблазнителю, его конец уже предрешен – самоубийство. Он неожиданно приезжает в имение матери (Скворешники), где вешается в мезонине.

Вместо заключения

За террористическую деятельность сына страдает Степан Трофимович Верховенский. Диалектика этого образа очевидна: и формально, и фигурально – это отец беснующегося и ненавидящего всех и вся террориста Петра Верховенского. Почему фигурально? Потому что в молодости он был поборником модных либеральных революционных идей, причем вносил их в умы молодежи, пользуясь популярностью. Он – человек проницательный и умный, впрочем, не лишенный позерства.

Понимает ли он, какими путями пошел его сын? Конечно. Судебные приставы описывают его имущество… Однако наибольший шок он испытывает после убийства Лебядкиных. Он, несмотря на чувства к Варваре Петровне Ставрогиной, в отчаянии оставляет бесноватый город, уходит «из бреду, горячечного сна … искать Россию».

Накануне смерти он претерпевает настоящее духовное озарение. Проводя аналогию с библейским сюжетом – гибнущими свиньями, в которых в результате экзорцизма (изгнания бесов) те вселились и гонят их в пропасть… Он восклицает, что все: и его сын, и остальные террористы, и сам он, и беснующийся народ (имеется в виду все «раскачанное» общество предреволюционной России) – подобны гонимым бесами свиньям, мчащимся к своей погибели.

Не оставим без внимание еще одно гениальное предвидение Достоевского (за полвека до русских революций!), сказанное устами «философа» Шигалева. Он вещает, что революция, начавшись с насилия, должна это самое насилие вывести на уровень, превышающий всякое человеческое понимание.

В заключение признаем: достаточно тяжело охватить в одной статье все смысловое наполнение, которое придал роману «Бесы» Достоевский. Анализ произведения обличает бесовскую сущность революционного принципа «цель оправдывает средства», раскрывает пагубность стремления манипулировать людьми, совершать насилие.

Ссылка на основную публикацию
×
×