×

Роль истории Настеньки в повести Белые ночи Достоевского сочинение

Роль истории Настеньки в повести Белые ночи Достоевского сочинение

История ведется от первого лица. Этим лицом является главный герой – петербургский мечтатель и романтик. Он рассказывает читателям о событиях, которые произошли с ним пятнадцать лет тому назад.

Герой не привык к реальной жизни. Он живет мечтами. Его спутники – это Петербург, жители города, которые с ним незнакомы, питерские домики и «богиня Фантазия», во власти которой он все время находится. Не общался он никогда и с женщинами. Он только мечтает, что «когда-нибудь встретит кого-нибудь».

И он встречает. Эта встреча на короткое время переворачивает весь его мир. Юной героиней этого своеобразного романа становится девушка Настенька. Так она представляется всем и нашему герою. Не Анастасия и даже не Настя. И все, что касается героини, употреблено в уменьшительно-ласкательном виде: ручка, мантилька, «слезинки как жемчужинки», кудряшки, «добренькая девушка». И даже имя единственной подружки, уехавшей в Псков, – Машенька.

То, что Настенька совершенно не готова к реальной жизни определяется тем, что всю жизнь она провела «подле» старенькой и слепой бабушки. Родители умерли, когда она была совсем маленькой. Как-то внучка совершила небольшую шалость. Бабуля, испугавшись, что не может уследить за внучкой, приколола булавкой ее платье к своему. Таким образом, стала контролировать каждый шаг девицы.

Неудивительно, что юная барышня влюбляет в молодого и «недурной наружности» постояльца, проживающего в их доме. Ведь кроме него, престарелой бабушки и глухой служанки Феклы, она ни с кем и не общалась. Даже в театре, до встречи с ним, ни разу не была.

Настенька и мечтатель – ключевые образы повести «Белые ночи».

Женские образы в произведениях Ф.М. Достоевского играют важную роль. Всегда есть героиня, которая особенным образом влияет на главного героя. Она меняет его взгляды, корректирует мышление и даже рушит старое мировоззрение, возводя по кирпичикам новое. Женский образ в романах автора всегда антипод мужского. Если не во всем, то во многом.

Настенька тоже сыграла важную роль в истории мечтателя. Она подарила ему крупицу реальной жизни, которой ему так не хватало. Но, по сути, он сам отказался от девушки и реальности. Он получил стимул для новых мечтаний на долгие годы. Это все, что ему было нужно.

Произведения Ф.М. Достоевского объединяют насыщенный сюжет и тема судьбы униженного и оскорбленного человека, который не может найти свое место в жизни. Безмерность его страданий и противоречий, мучающих его. Из-за глубокого психологизма историй, произведения автора принято считать тяжелыми.

«Белые ночи» – одно из ранних произведений классика, чудом сохранившееся. Поэтому это сочинение сильно отличается от тех, которые мы привыкли читать и ассоциировать с писателем. Сам автор определил его жанр как «сентиментальный роман», критики же окрестили повестью.

Также читают:

Картинка к сочинению Роль истории Настеньки в повести Белые ночи

Популярные сегодня темы

Все мы с вами личности. Каждый из нас индивидуален, у каждого есть свое мнение, свой вкус и свое стиль. Каждый рассуждает по своему и не далеко не обязательно, чтобы мнение всех сходилось друг с другом

Саврасов посвятил свою жизнь искусству. Ему нравилось изображать красоту родного края. Он мог часами бродить проселочными дорогами в поисках именно «того» заветного пейзажа.

Данная картина писалась с целью показать людям чудесную природу, которая рядом с нами. Героем данного произведения можно назвать лес, который показан великим и дремучим. Шишкин изображает ели очень

Творческая деятельность Аркадия Пластова выражена в ярком воссоздании картин, отображающих красоты русских деревень и сел. Его работы отражают величие природы и труд крестьян.

А я так мечтал! Так мне хотелось пойти с отцом и братом на рыбалку… Давно уже хотел, но даже спросить не решался. Всегда представлял, как это здорово – взять удочку, как взрослый, выйти на речку

Тема: Ф. Достоевского «Белые ночи».Роль Настеньки в романе. 9 класс

Тема: Ф. Достоевского «Белые ночи».Роль Настеньки в романе.

Цели: давать характеристику герою, выявлять средства создания образа, давать определение понятиям «повесть», «роман», «психологизм», отмечать признаки принадлежности произведения к жанру повести, аргументировано опровергать или защищать отзыв критика о произведении

I. Организационный момент

II. Актуализация опорных знаний.

III. Проверка домашнего задания

IV. Работа по новой теме

1. Вступительное слово учителя.

Посмотрите, пожалуйста, друг на друга. Не замечаете ничего нового? Мы так привыкли друг другу, к образу, созданному нашими стереотипами, что никогда, наверное, не задумывались о том, что каждый человек есть тайна, загадка. А прикоснуться к этой тайне сегодня нам поможет великий русский писатель Ф.М. Достоевский. Это поистине гениальный писатель. Достаточно лишь сказать, что его роман «Преступление и наказание» стоит самым первым в цикле 10 великих романов 20 века, подготовленном специалистами Оксфорда.

1848 год. Достоевскому 26 лет. Он казался себе уже глубоким стариком, все увидевшим и все пережившим: и смерть родных, и безответную, невысказанную даже любовь (к А.Я. Панаевой), и игру неизъяснимой судьбы, и бремя кратковременной славы гения (первая повесть Достоевского «Бедные люди» была очень благосклонно встречена критикой), уязвленность насмешками людей, и, наконец, отчаяние одиночества, ощущение страшной пустоты от непонимания. («Двойник» осмеян, «Хозяйка» поругана), а впереди – ничего и зачем писать, и жить для чего? Хорошо еще, в это время рядом с тобой такой же, как ты, мечтатель, друг поэт Алексей Плещеев.

А ночи стояли чудные…. Знаменитые петербургские белые ночи…Особенность северного лета – белая ночь не раз привлекала внимание писателей и поэтов. Попробуем и мы с вами почувствовать красоту белых ночей….

2. Формирование темы (что проходили на прошлом уроке? кого не охарактеризовали?)

3. Работа с анализом образа.

4. Составление характеристики. Запись в тетрадь. Внешность главной героини.

5. Устная сравнительная характеристика Мечтателя и Настеньки.

Работа в парах. Определить особенности образа Настеньки по пунктам слайда. Слайд 7.

6. Сравнительная характеристика.

Молодой человек 26 лет – мечтатель. Живет преимущественно собственными фантазиями, в реальную жизнь выглядывает редко. Как-то он отправился от нечего делать бродить по городу, да так увлекся прогулкой, что вышел за город. Там он насладился вольным природным воздухом. Когда уже поздним вечером герой возвращался домой, он встретил молодую худенькую девушку, которая почему-то плакала.

Молодой человек заговорить с ней сразу не решился. Она тем временем перешла на другую сторону улицы. Герой увидел, что там к ней вот-вот пристанет пьяный. Мечтатель героически спас девушку от неприятностей. Правда, обошлось без рукоприкладства: оказалось, что достаточно только присутствия молодого человека рядом с прекрасной незнакомкой.

Герой преодолевает свое смущение и провожает девушку до дома. По пути рассказывает ей о себе, о своей бедности, фантазиях, тайных надеждах. Потом молодые люди доходят до пункта назначения и прощаются, условившись обязательно встретиться завтра. В этом месте произведения «Белые ночи» характеристика Настеньки совершенно не ясна читателю. Понятно одно: это молодая и, видимо, несчастная девушка.

История Настеньки. Характеристика главной героини

Все события сочинения Достоевского происходят белыми ночами (отсюда и название) в Петербурге. На все про все классику хватает описания четырех встреч героев. Причем первая из них ушла на прелюдию к рассказу девушки, который и составляет всю соль произведения. Вопрос о том, какова роль истории Настеньки в повести «Белые ночи», отпадет сам собой после ее описания.

Настя вот уже два года ни на шаг не отходит утром и днем от своей бабушки. Та почти ослепла, и за какой-то проступок, о котором не сообщается, родственница в буквальном смысле прикрепила девушку к себе, чтобы она еще чего не натворила. Настя – сирота, родители умерли, и она осталась она с бабулей. У них в доме есть две комнаты: в одной живут они, а другую бабушка сдает внаем – это единственный источник их существования, кроме пенсии старушки.

И вот к ним заехал жилец – молодой человек. В результате одного неловкого эпизода он понял, что Настя пристегнута к бабушке булавкой. Он пожалел девушку, стал давать ей книги и вывозить в театр. Она, конечно, влюбилась в благодетеля, открылась ему, но он сказал, что пока не может взять ее замуж, так у него нет достаточного количества денег на сей момент для такого ответственного шага, и ему надо в ближайшее время ехать в Москву на год. Если за это время у Насти к нему не изменятся чувства, то он приедет ровно через год и женится на ней.

В тот же день, когда герои встретились, исполнился год и чуть больше со времени договора, но молодой человек не появился в условленном месте, хотя был уже в городе, о чем хорошо известно девушке. Мечтателю открывается причина слез Настеньки. Теперь читателю должно быть ясно, какова роль истории Настеньки в повести «Белые ночи». А если нет, то мы услужливо подскажем ему: на ней строится весь сюжет не слишком занимательного произведения Достоевского.

Но двигаемся дальше. Теперь мы готовы к определению самого существа главной героини сочинения. Сентиментально произведение Достоевского («Белые ночи»). Характеристика Настеньки, как ни странно, обратная, лишенная сантиментов. Девушка не слишком умна, но и не слишком глупа. У нее есть вкус к литературе, вернее, она любит истории. Жених ей попался случайно, но она ухватилась за него, как за соломинку, чтобы сбежать от слепой опостылевшей ей бабки. Наверное, как девушка совестливая, она еще и мучилась виной из-за того, что не слишком любит свою престарелую родственницу. И, тем не менее, она была на грани отчаяния и, может быть, безумия, когда жених внезапно сорвался с крючка, ведь он олицетворял собой выход из жизненного плена. Именно к такой трактовке располагает читателя повесть «Белые ночи». Характеристика Настеньки, конечно, не слишком лестная и сентиментальная, но зато правдивая. К счастью для героини, не все еще потеряно.

Бесконечно рефлексирующий мечтатель желает помочь девушке и предлагает ей сочинить письмо для суженого, а он его отнесет куда следует. Удивительным образом необходимое письмо уже написано девушкой, а герою даны четкие инструкции, кому именно его надо отдать. Нельзя сказать, что Настя манипулирует мечтателем намеренно, эксплуатируя его влюбленность, у нее это выходит невольно и невинно.

Встреча заканчивается тем, что Настя и мечтатель распевают песни. Чему радуется она – понятно, а он, видимо, надеется ей услужить и добиться ответных чувств от девушки и, предвкушая это событие, поет.

Третья и четвертая ночи. Финал истории

Нам неинтересна характеристика героя. Настенька («Белые ночи» рассматриваем далее) нас тоже занимает немало. Остается только досказать историю до конца.

Третья встреча. Напряжение нарастает. Друг девушки не отвечает на переданное письмо, она находится в крайней степени экзальтации (если честно, то герои не выходят из этого состояния ни на минуту за все время повествования). Мечтатель, напротив, приуныл. Он понял, что его шансы на взаимность стремительно приближаются к нулю. Девушка пытается его как-то утешить и заверить в своем дружеском расположении. Естественно, мечтателю от этого не легче.

Четвертая ночь. Девушка уже почти погрузилась в пучину отчаяния, для героя настал подходящий момент – он признается в любви. Они друг другу говорят всякие «сладости», и вот Настенька уже готова забыть предавшего ее жениха, но тут появляется он сам собственной персоной, и Настя, позабыв про друга-мечтателя, устремляется в объятия старой любви.

На следующий день она пишет мечтателю письмо, в котором говорит, что у нее все в порядке, и что в скором времени она и ее возлюбленный поженятся. Главному же герою остается только вспоминать приключение, произошедшее с ним под бледный свет белых ночей, и тосковать об утраченной любви. Характеристики героев произведения «Белые ночи» готовы. Нами был оставлен в стороне только жених по той причине, что его натуру никаким образом нельзя определить. Этот персонаж носит сугубо декоративный и инструментальный характер в повествовании русского классика.

Тестирование (быстрая проверка, 15-20 сек. на вопрос).

Выбрать правильный ответ из предложенных вариантов

1. Произведение «Белые ночи» написано в

2. Жанр произведения?

3. В каком журнале опубликовано произведение?

  • Журнал «Современник»
  • Журнал «Новый мир»
  • Журнал «Отечественные записки»

4. Кто автор эпиграфа?

5. Где происходит действие “Белых ночей”?

  • за городом
  • на набережной
  • в доме Настеньки

6. Почему Настенька оказалась на мосту в первую ночь?

  • ждала своего любимого
  • хотела броситься с моста
  • пришла на встречу с мечтателем

7. Какое условие поставила Настенька перед героем в первую ночь, когда они познакомились?

  • Всегда рассказывать ей какие-нибудь истории
  • Обязательно влюбиться в неё
  • Не влюбляться в неё

8. На каком языке Настенька читала бабушке?

  • на французском
  • на русском
  • на немецком
  • на английском

9. Каким образом бабушка удерживала Настеньку дома?

  • запирала в комнате
  • привязывала к лавке
  • пришпиливала платье булавкой

10. На какую оперу ездили новый жилец с Настенькой и ее бабушкой?

  • «Женитьба Фигаро»
  • «Сибирский цирюльник»
  • «Севильский цирюльник»
  • «Кармен»

Роль истории Настеньки в повести «Белые ночи»

Урок 50. Русская литература 9 класс ФГОС

Конспект урока “Роль истории Настеньки в повести «Белые ночи»”

Сегодня на уроке мы:

· узнаем, что такое «сентиментальность» в понимании Достоевского;

· выясним, почему свою повесть Достоевский назвал романом;

· поговорим о роли истории Настеньки в повести «Белые ночи».

Повесть «Белые ночи» Фёдор Михайлович Достоевский написал осенью 1848 года. Этой же осенью повесть напечатали в «Отечественных записках».

«Белые ночи» Достоевский посвятил своему другу, поэту Алексею Николаевичу Плещееву. Вместе с Достоевским Плещеев посещал собрания кружка Петрашевского, был арестован по делу петрашевцев и отправлен на каторгу. Считается, что именно Плещеев стал прототипом Мечтателя из повести Достоевского.

В этом герое есть черты и самого писателя. Ещё за год до начала работы над повестью в фельетоне «Петербургская летопись» Достоевский публиковал статьи, в которых подробно описывал тип петербургского мечтателя. Выдержки из этих статей писатель использовал в тексте повести. В одной из этих статей есть такие слова: «…все мы более или менее мечтатели!»

В воспоминаниях о своей молодости Достоевский писал: «. Бегу к себе на чердак, надеваю свой дырявый халат, развёртываю Шиллера и мечтаю, и упиваюсь, и страдаю и люблю».

В заглавии повести стоит 2 пометки. Одна пометка гласит: «(Из воспоминаний мечтателя)». Повесть написана от первого лица. Рассказчиком выступает сам Мечтатель, который открывает читателю свою историю. Этот лиричный и откровенный рассказ о мечтах, чувствах и несбывшейся любви превращает «Белые ночи» в исповедь героя.

Вторая пометка, пожалуй, даже интереснее первой. В ней значится: «сентиментальный роман». Так что же такое «Белые ночи», роман или повесть? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся к словарям. Сначала вспомним жанровые особенности повести и романа.

Повесть ‒ это средний эпический жанр, в котором представлен ряд эпизодов из жизни героя. По объёму повесть больше рассказа и шире изображает действительность. Повесть состоит из цепи эпизодов, которые составляют определённый период жизни главного героя. Как правило, в повести всего одна сюжетная линия.

Роман – это большой эпический жанр. В романе изображаются все стороны действительности и охватывается большой период времени. Обычно в романе несколько сюжетных линий и множество действующих лиц.

Мы видим, что с точки зрения литературоведения, «Белые ночи» ‒ это повесть. Но у слова «роман» есть и другое значение – это любовные отношения между мужчиной и женщиной. Сюжет повести «Белые ночи» ‒ это короткая история любви Мечтателя и Настеньки. Получается, что писатель подчёркивает важность их взаимоотношений, указывая на них в названии.

Настенька – это антипод Мечтателя.

Их объединяют одиночество и стремление вырваться из среды, которая их душит. Но Настенька не склонна к бесплодным мечтам. Да, она грезила о китайском принце, когда сидела рядом с бабушкой, пришпиленная к ней булавкой. Но при этом она решительна и способна на отчаянные поступки. Например, узнав, что жилец уезжает, Настенька собирает вещи, чтобы бежать вместе с ним. Хотя девушка не уверена в его чувствах. Не дождавшись возлюбленного, девушка опрометчиво решает связать свою жизнь с Мечтателем. А встретив любимого, возвращается к нему. Настенька действует, она меняет свою жизнь.

Если сравнивать истории Мечтателя и Настеньки, мы увидим яркий контраст. В рассказе Мечтателя – отвлечённые философские рассуждения и грёзы. Даже описывая свою жизнь, Мечтатель отделяет себя от неё. И о себе он говорит в третьем лице, как об абстрактном существе, даже не называя имени. Речь его очень книжная.

Это замечает Настенька: «Послушайте: вы прекрасно рассказываете, но нельзя ли рассказывать как-нибудь не так прекрасно? А то вы говорите, точно книгу читаете».

Настенька сразу же называет своё имя. Её речь проста и безыскусна. И история её вполне обычная, житейская. В ней есть место шуткам, конфузам, бытовым подробностям. Это подчёркивает силу контраста между Настенькой и Мечтателем.

У каждого из них в рассказе есть история любви. Но у Мечтателя это только игра воображения. У Настеньки мы видим живые чувства, поступки, всю гамму эмоций. Не зря именно Настеньку, а не Мечтателя часто называют главным героем повести. Действие развивается только благодаря этой девушке. Когда Настенька исчезает из повествования, история заканчивается. Мечтатель возвращается к прежней жизни, в которой есть неприглядная реальность и волшебные, но пустые фантазии.

Настенька – активный человек, который меняет свою судьбу. А Мечтатель пассивен.

Он готов помогать Настеньке, идти на жертвы ради неё, но даже не пытается бороться за свою любовь. Хотя, возможно, у него и был шанс. «…я ни в чём не изменилась пред вами; я сказала, что буду любить вас, я и теперь вас люблю, больше чем люблю. О боже! Если б я могла любить вас обоих разом! О, если б вы были он!», ‒ пишет Настенька в письме.

Мечтатель – очень добрый, благородный, но слабый человек. Встреча с Настенькой – это не только мгновения счастья. Это столкновение с реальностью, в котором Мечтатель терпит поражение. Ему проще вспоминать о былом счастье и благословлять за него девушку, чем бороться и действовать.

Мы уже разобрались, почему Достоевский назвал повесть «Белые ночи» романом. Теперь обратим внимание на то, что с точки зрения писателя, «Белые ночи» ‒ не просто роман. Это сентиментальный роман.

Вспомним, что сентиментализм изжил себя ещё в начале XIX века. Уже на 20 годы XIX века приходится расцвет романтизма в поэзии, а чуть позже и в прозе. В 30-40 годы XIX века идеалы романтизма развенчиваются. Писатели обращаются к принципам реализма. Белинский объявляет Гоголя основоположником так называемой «натуральной школы» писателей-реалистов.

И в этот период Достоевский обращается к сентиментализму.

По каким причинам? Что привлекало писателя в этом литературном течении?

Для ответа на этот вопрос обратимся к принципам сентиментализма. Главное для сентименталистов – внимание к внутреннему миру человека, изображение его движений души, эмоций, чувств. Путь к совершенству лежит через страдания и сочувствие чужому горю.

Дело в том, что Достоевского не устраивало «максимально подробное изображение жизни общества». И бичевать пороки общества сатирой он не хотел. Его интересовала человеческая душа. Движения чувств, слабости и их преодоление. При этом, чтобы выразить общечеловеческие идеи, писатель обращается к судьбе бедных и обездоленных.

На писателя сильно повлияли идеи Жана-Жака Руссо и Николая Михайловича Карамзина. Вспомним, именно Карамзин показал, что «и крестьянки любить умеют». Название романа «Бедные люди» перекликается с названием повести «Бедная Лиза» Карамзина. Достоевскому было важно показать поэтическую сторону жизни бедноты, красоту души «униженных и оскорблённых» людей.

Очень важно помнить, что герои Достоевского переживают глубокую внутреннюю драму. Но причина этой драмы не только бедственное положение, нищета и давление среды. Главная причина – это потеря самоуважения, чувства собственного достоинства и веры.

Чтобы вызвать сочувствие к «униженным и оскорблённым», показать насколько прекрасны их души и как ужасна их жизнь, Достоевский создаёт новый тип героя. У такого героя чувствительная поэтичная душа, он внимателен к бытовым деталям и проявлениям эмоций. Герой Достоевского остро переживает чужую боль. К этому типу героя писатель постоянно обращался в своём творчестве. Яркими примерами сентиментальных героев Достоевского можно считать князя Мышкина из романа «Идиот» и Неточку Незванову.

Ещё один принцип сентиментализма – описание душевного состояния персонажа через пейзаж.

Последняя глава повести начинается с короткого мрачного описания утра, которое указывает, что счастье Мечтателя уже позади, хотя письма он ещё не получил. Отчаяние Мечтателя показано в описании комнаты и пейзажа за окном: «Не знаю отчего, мне вдруг представилось, что комната моя постарела так же, как и старуха. Стены и полы облиняли, всё потускнело; паутины развелось ещё больше. Не знаю отчего, когда я взглянул в окно, мне показалось, что дом, стоявший напротив, тоже одряхлел и потускнел в свою очередь, что штукатурка на колоннах облупилась и осыпалась, что карнизы почернели и растрескались и стены из тёмно-жёлтого яркого цвета стали пегие. »

Более того, следующие строки – это метафора, которая описывает реальную жизнь Мечтателя: унылое существование, короткое счастье от встреч с Настенькой и безрадостное будущее.

«Или луч солнца, внезапно выглянув из-за тучи, опять спрятался под дождевое облако, и всё опять потускнело в глазах моих; или, может быть, передо мною мелькнула так неприветно и грустно вся перспектива моего будущего, и я увидел себя таким, как я теперь, ровно через пятнадцать лет, постаревшим, в той же комнате, так ж одиноким».

В одном из писем брату Достоевский точно обозначил проблему Мечтателя:

«Видишь ли, чем больше в нас самих духа и внутреннего содержания, тем краше наш угол и жизнь. Конечно, страшен диссонанс, страшно неравновесие, которое представляет нам общество. Вне должно быть уравновешено с внутренним. Иначе, с отсутствием внешних явлений, внутреннее возьмёт слишком опасный верх. Нервы и фантазия займут очень много места в существе. Всякое внешнее явление с непривычки кажется колоссальным и пугает как-то. Начинаешь бояться жизни. ».

Роль истории Настеньки в повести “Белые ночи”

В самом начале “сентиментального романа” автор знакомит нас с мечтателем. В одну из петербургских белых ночей происходит встреча и знакомство мечтателя с Настенькой. Он сразу же раскрывает ей все о себе, о своей однообразной, на первый взгляд, жизни. Она отвечает ему взаимностью, и тут, сам того не замечая, мечтатель влюбляется все сильнее и сильнее в Настеньку. Конечно же, она понимает, чувствует его любовь к себе. При помощи их взаимоотношений, автор раскрывает пред нами множество тем: тема любви, ненависти, обмана, предательства. И вот,

когда мечтатель и Настенька
уже признались друг другу в своих чувствах, как появляется третий герой, о котором мы многое уже знаем из рассказов Настеньки. Ей приходится делать тяжелый, не только для себя, но и для остальных героев выбор.

Именно этот момент, с моей точки зрения, является самым кульминационным во всем произведении. До этого мечтатель был очень счастлив: он был счастлив в своих романах, которые он создавал в мечтах, а потом он встретил Настеньку. Но это счастье, реальное, оказалось недолгим. Настенька все-таки уходит с прежним влюбленным, а мечтатель “долго стоял и смотрел им вслед…”. Но почему

же мечтатель не подумал о себе, о своем будущем, о своем одиночестве и даже не попытался ничего сделать, чтобы Настенька осталась с ним? Может быть, все дело в нем самом, в его характере?
Настенька жила со своей слепой бабушкой. И один раз, за то что Настенька что-то нашалила, бабушка пришпилила ее платье к своему. Так Настенька и сидела возле бабушки, но появился и них новый жилец. В него-то и влюбилась Настенька. Она даже пошла к нему перед отъездом, но он оказался порядочным человеком и не взял ее с собою, а только пообещал ровно через год приехать за ней.

Сама повесть “Белые ночи” построена очень интересно. Здесь главы называются: “Ночь первая”, “Ночь вторая” и т. д. В тексте очень много художественных приемов. Автор часто использует прием параллелизма: почти каждая глава начинается с описания природы, и мы заранее можем знать, как закончится эта глава, печально или весело.

В повести, как мне кажется, нет резкого деления на отрицательных и положительных героев. Я не виню Настеньку за то, что она оставила мечтателя опять наедине со своими мыслями. Она поступила так, как велело ей ее сердце. Сам мечтатель тоже ее не винит в этом: “Целая минута блаженства! Да разве этого мало хоть бы и на всю жизнь человеческую. ”.

Но я виню, я, может быть, в какой-то мере презираю мечтателя. На мой взгляд, он мог сделать так, чтобы Настенька осталась с ним, и он должен был проявить хоть каплю настойчивости, он имел на это все права. Он, я бы сказал, заслужил это.

Другие работы по этой теме:

Сочинение по повести Достоевского “Белые ночи” Одним из моих самых любимых произведений великого русского писателя Фёдора Михайловича Достоевского является его повесть “Белые ночи”. Она поражает глубиной мысли, интересной и захватывающей сюжетной.

“Белые ночи” краткое содержание по главам повести Достоевского Ночь первая Главный герой произведения – бедный чиновник двадцати шести лет. Он уже восемь лет живет в Петербурге, но так и не завел себе друзей.

Краткое содержание Белые ночи в сокращении (Достоевский Ф. М.) Героем повести является Мечтатель(его имени мы называть не будем) Он 8 лет живет в Петербурге, но так и не смог завести ни единого знакомства. Мечтателю.

Тип петербургского мечтателя в повести “Белые ночи” Образ мечтателя является одним из центральных в творчестве молодого Достоевского. Образ мечтателя в повести “Белые ночи” автобиографичен: за ним стоит сам Достоевский. С одной стороны.

“Белые ночи”, анализ повести Достоевского Повесть “Белые ночи” написана Федором Достоевским осенью 1848 года и вскоре была опубликована в журнале “Отечественные записки”. Кроме названия, писатель дал своему произведению два подзаголовка.

Сравнительный анализ повестей “Белые ночи” Ф. М. Достоевского по повести Шинель (Гоголь Н. В.) Данные произведения Гоголя и Достоевского очень не похожи друг на друга. Во-первых, главные герои повестей совершенно разные люди. Акакий Акакиевич Башмачкин – человек, для которого.

Характеристика Петербурга по повести Белые ночи (Достоевский Ф. М.) Образ Санкт-Петербурга появляется еще в названии Романа Достоевского “Белые ночи”. Как известно, это не единственный город в стране, где бывают белые ночи, но всегда при.

Пересказ романа “Белые ночи” Достоевского Ф. М План пересказа 1. Знакомство с мечтателем. 2. Встреча мечтателя с незнакомкой (завязка). 3. Настенька рассказывает ему историю своей любви. 4. Мечтатель влюбляется в нее. Настенька.

Анализ романа Ф. М. Достоевского “Белые ночи”, план Жанр произведения – сентиментальный Роман. Жанровый подзаголовок – “Из воспоминаний мечтателя”. Композиционно состоит из четырех новелл, рассказывающих о четырех романтических ночах из жизни главного героя.

Белые ночи – Ф. М. Достоевский Молодой человек двадцати шести лет – мелкий чиновник, живущий уже восемь лет в Петербурге 1840-х гг., в одном из доходных домов вдоль Екатерининского канала, в.

Настенька: характеристика и образ героини

Повесть «Белые ночи» – одно из ранних произведений Ф. М. Достоевского, которое посвящено миру «маленьких людей», небогатых, неприспособленных к жестокости мира, скромных, но чувственных, мечтательных и почти всегда обреченных.

Настенька – это одна из «маленьких» героинь, но несколько нетипичная для Достоевского, так как она активна, жива и подвижна, лишена обычной для таких героев аморфности, склонна к поискам, к тому, чтобы менять свою жизнь, искать успеха. Читатель знакомится с Настенькой вскоре после того как в повесть вводится главный герой – Мечтатель. Юноша замечает красивую молоденькую брюнетку на одном из мостов Петербурга. Премиленькая девушка в кокетливом наряде диссонирует с образом города, к тому же её начинает преследовать какой-то назойливый господин с весьма недвусмысленной целью, и Мечтатель спасает девушку. Настенька сразу же демонстрирует новому знакомому всю свою открытость, ребячливость и простодушие – рассказывает всю историю своей жизни.

Характеристика героини

(Людмила Марченко в роли Настеньки в фильме “Белые ночи” 1959 )

Настенька сразу же демонстрирует новому знакомому всю свою открытость, ребячливость и простодушие – рассказывает всю историю своей жизни. Сирота, она воспитывалась бабушкой после смерти обоих родителей. Ничему особо не училась, хотя до 15 лет бабушка нанимала ей учителя, но имеет потенциальную тягу к прекрасному. Девушка непоседлива, игрива и в свои 17 остается ребенком. Для того чтобы не потерять воспитанницу, бабушка даже прикалывала её юбку к своей (наказание последовало за неким «проступком», деталей которого Настенька не раскрывает). Как и дочка Самсона Вырина в повести «Станционный смотритель», вынужденная быть фактически запертой в четырех стенах, молодая и скучающая пленница, Настенька вершит свою женскую судьбу – влюбляется в квартиранта своей бабушки и является к объекту своей страсти с готовым узелком вещей в руках, готовая к моментальному побегу. Однако «жилец» предлагает Настеньке год отсрочки – за это время ему нужно будет поработать в Москве, получить место и накопить сбережений. Год на исходе – и девушка терпеливо ждет, когда за ней явится любимый.

Таким образом в Настеньке удивительным образом сочетаются наивность и твердость характера, мечтательность и удивительная вера в эту мечту, нежная хрупкость, подкрепленная внешней красотой («хорошенькая брюнеточка», «премиленькая», со звонким смехом, обаятельная) и стойкость.

Образ героини в произведении

(Олег Стриженов – Мечтатель и Людмила Марченко – Настенька в фильме “Белые ночи” 1959)

В описании внешнего облика героини превалируют уменьшительно-ласкательные слова – нежненькая, ручки, глазки, хорошенькая, шляпка, мантилька. Вероятно, это соответствует идеалам автора, ведь Достоевский, а вслед за ним и Мечтатель, лелеют и любуются этой героиней – её трогательными повадками ребенка, чувствительностью, простотой.

Фактический анализ может вскрыть некоторое коварство девушки: Настенька не настолько глупа, чтоб не заметить чувств Мечтателя, но предпочитает пользоваться его дружеской помощью, верно распознав в нем натуру чуткую, сентиментальную и нерешительную. Кроме того, в момент оказания этой дружеской помощи девушка начинает замечать, что чувствует к герою нечто большее, чем благодарность, а по сути, её женское сердце подсказывает ей обратить внимание на Мечтателя как на «запасной вариант», когда кажется, что возлюбленный окончательно бросил её.

Но автор и герой произведения не винят девушку в переменчивости, идеализируя её. Вероятно, как каноническая героиня «сентиментального романа» (именно так прокомментировал название повести Достоевский), Настенька должна быть изображена идеальной – до конца чистой и нежной, как ангел. Чисты её помыслы остаются даже когда в своем прощальном письме она пишет Мечтателю: «О Боже! если б я могла любить вас обоих разом. » – в ней действительно говорит благодарность, желание объять и обогреть людей, поступивших по отношению к ней по-доброму, своей любовью.

История Настеньки из повести “Белые ночи” Достоевского (отрывок из текста)

В этой статье представлен отрывок с описанием истории Настеньки из повести “Белые ночи” Достоевского (данный фрагмент можно найти в главе “Ночь вторая”).

Краткое содержание истории Настеньки смотрите здесь.

История Настеньки в повести “Белые ночи” Достоевского (отрывок из текста)

– Половину истории вы уже знаете, то есть вы знаете, что у меня есть старая бабушка…

– Если другая половина так же недолга, как и эта… – перебил было я, засмеявшись.

– Молчите и слушайте. Прежде всего уговор: не перебивать меня, а не то я, пожалуй, собьюсь. Ну, слушайте же смирно.

Есть у меня старая бабушка. Я к ней попала еще очень маленькой девочкой, потому что у меня умерли и мать и отец. Надо думать, что бабушка была прежде богаче, потому что и теперь вспоминает о лучших днях. Она же меня выучила по‑французски и потом наняла мне учителя. Когда мне было пятнадцать лет (а теперь мне семнадцать), учиться мы кончили. Вот в это время я и нашалила: уж что я сделала – я вам не скажу; довольно того, что проступок был небольшой. Только бабушка подозвала меня к себе в одно утро и сказала, что так как она слепа, то за мной не усмотрит, взяла булавку и пришпилила мое платье к своему, да тут и сказала, что так мы будем всю жизнь сидеть, если, разумеется, я не сделаюсь лучше. Одним словом, в первое время отойти никак нельзя было: и работай, и читай, и учись – все подле бабушки. Я было попробовала схитрить один раз и уговорила сесть на мое место Феклу. Фекла – наша работница, она глуха. Фекла села вместо меня; бабушка в это время заснула в креслах, а я отправилась недалеко к подруге. Ну, худо и кончилось. Бабушка без меня проснулась и о чем‑то спросила, думая, что я все еще сижу смирно на месте. Фекла‑то видит, что бабушка спрашивает, а сама не слышит про что, думала, думала, что ей делать, отстегнула булавку, да и пустилась бежать…

Тут Настенька остановилась и начала хохотать. Я засмеялся вместе с нею. Она тотчас же перестала.

– Послушайте, вы не смейтесь над бабушкой. Это я смеюсь, оттого что смешно… Что же делать, когда бабушка, право, такая, а только я ее все‑таки немножко люблю. Ну, да тогда и досталось мне: тотчас меня опять посадили на место и уж ни‑ни, шевельнуться было нельзя.

Ну‑с, я вам еще позабыла сказать, что у нас, то есть у бабушки, свой дом, то есть маленький домик, всего три окна, совсем деревянный и такой же старый, как бабушка; а наверху мезонин; вот и переехал к нам в мезонин новый жилец…

– Стало быть, был и старый жилец? – заметил я мимоходом.

– Уж конечно, был, – отвечала Настенька, – и который умел молчать лучше вас. Правда, уж он едва языком ворочал. Это был старичок, сухой, немой, слепой, хромой, так что наконец ему стало нельзя жить на свете, он и умер; а затем и понадобился новый жилец, потому что нам без жильца жить нельзя: это с бабушкиным пенсионом почти весь наш доход. Новый жилец, как нарочно, был молодой человек, не здешний, заезжий. Так как он не торговался, то бабушка и пустила его, а потом и спрашивает: «Что, Настенька, наш жилец молодой или нет?» Я солгать не хотела: «Так, говорю, бабушка, не то чтоб совсем молодой, а так, не старик». – «Ну, и приятной наружности?» – спрашивает бабушка.

Я опять лгать не хочу. «Да, приятной, говорю, наружности, бабушка!» А бабушка говорит: «Ах! наказанье, наказанье! Я это, внучка, тебе для того говорю, чтоб ты на него не засматривалась. Экой век какой! поди, такой мелкий жилец, а ведь тоже приятной наружности: не то в старину!»

А бабушке все бы в старину! И моложе‑то она была в старину, и солнце‑то было в старину теплее, и сливки в старину не так скоро кисли, – все в старину! Вот я сижу и молчу, а про себя думаю: что же это бабушка сама меня надоумливает, спрашивает, хорош ли, молод ли жилец? Да только так, только подумала, и тут же стала опять петли считать, чулок вязать, а потом совсем позабыла.

Вот раз поутру к нам и приходит жилец, спросить о том, что ему комнату обещали обоями оклеить. Слово за слово, бабушка же болтлива, и говорит: «Сходи, Настенька, ко мне в спальню, принеси счеты». Я тотчас же вскочила, вся, не знаю отчего, покраснела, да и позабыла, что сижу пришпиленная; нет чтоб тихонько отшпилить, чтоб жилец не видал, – рванулась так, что бабушкино кресло поехало. Как я увидела, что жилец все теперь узнал про меня, покраснела, стала на месте как вкопанная, да вдруг и заплакала, – так стыдно и горько стало в эту минуту, что хоть на свет не глядеть! Бабушка кричит: «Что ж ты стоишь?» – а я еще пуще… Жилец как увидел, что мне его стыдно стало, откланялся и тотчас ушел!

С тех пор я, чуть шум в сенях, как мертвая. Вот, думаю, жилец идет, да потихоньку на всякий случай и отшпилю булавку. Только все был не он, не приходил. Прошло две недели; жилец и присылает сказать с Феклой, что у него книг много французских и что всё хорошие книги, так что можно читать; так не хочет ли бабушка, чтоб я их ей почитала, чтоб не было скучно? Бабушка согласилась с благодарностью, только все спрашивала, нравственные книги или нет, потому что если книги безнравственные, так тебе, говорит, Настенька, читать никак нельзя, ты дурному научишься.

– А чему ж научусь, бабушка? Что там написано?

– А! – говорит, – описано в них, как молодые люди соблазняют благонравных девиц, как они, под предлогом того, что хотят их взять за себя, увозят их из дому родительского, как потом оставляют этих несчастных девиц на волю судьбы, и они погибают самым плачевным образом. Я, – говорит бабушка, – много таких книжек читала, и все, говорит, так прекрасно описано, что ночь сидишь, тихонько читаешь. Так ты, – говорит, – Настенька, смотри их не прочти. Каких это, – говорит, – он книг прислал?

– А все Вальтера Скотта романы, бабушка.

– Вальтера Скотта романы! А полно, нет ли тут каких‑нибудь шашней? Посмотри‑ка, не положил ли он в них какой‑нибудь любовной записочки?

– Нет, – говорю, – бабушка, нет записки.

– Да ты под переплетом посмотри; они иногда в переплет запихают, разбойники.

– Нет, бабушка, и под переплетом нет ничего.

Вот мы и начали читать Вальтера Скотта и в какой‑нибудь месяц почти половину прочли. Потом он еще и еще присылал, Пушкина присылал, так что наконец я без книг и быть не могла и перестала думать, как бы выйти за китайского принца.

Так было дело, когда один раз мне случилось повстречаться с нашим жильцом на лестнице. Бабушка за чем‑то послала меня. Он остановился, я покраснела, и он покраснел; однако засмеялся, поздоровался, о бабушкином здоровье спросил и говорит: «Что, вы книги прочли?» Я отвечала: «Прочла». – «Что же, говорит, вам больше понравилось?» Я и говорю: «Ивангое» да Пушкин больше всех понравились». На этот раз тем и кончилось.

Через неделю я ему опять попалась на лестнице. В этот раз бабушка не посылала, а мне самой надо было зачем‑то. Был третий час, а жилец в это время домой приходил. «Здравствуйте!» – говорит. Я ему: «Здравствуйте!»

– А что, – говорит, – вам не скучно целый день сидеть вместе с бабушкой?

Как он это у меня спросил, я, уж не знаю отчего, покраснела, застыдилась, и опять мне стало обидно, видно оттого, что уж другие про это дело расспрашивать стали. Я уж было хотела не отвечать и уйти, да сил не было.

– Послушайте, – говорит, – вы добрая девушка! Извините, что я с вами так говорю, но, уверяю вас, я вам лучше бабушки вашей желаю добра. У вас подруг нет никаких, к которым бы можно было в гости пойти?

Я говорю, что никаких, что была одна, Машенька, да и та в Псков уехала.

– Послушайте, – говорит, – хотите со мною в театр поехать?

– В театр? как же бабушка‑то?

– Да вы, – говорит, – тихонько от бабушки…

– Нет, – говорю, – я бабушку обманывать не хочу. Прощайте‑с!

– Ну, прощайте, – говорит, а сам ничего не сказал.

Только после обеда и приходит он к нам; сел, долго говорил с бабушкой, расспрашивал, что она выезжает ли куда‑нибудь, есть ли знакомые – да вдруг и говорит: «А сегодня я было ложу взял в оперу; „Севильского цирюльника“ дают; знакомые ехать хотели, да потом отказались, у меня и остался билет на руках».

– «Севильского цирюльника»! – закричала бабушка, – да это тот самый цирюльник, которого в старину давали?

– Да, – говорит, – это тот самый цирюльник, – да и взглянул на меня. А я уж все поняла, покраснела, и у меня сердце от ожидания запрыгало!

– Да как же, – говорит бабушка, – как не знать! Я сама в старину на домашнем театре Розину играла!

– Так не хотите ли ехать сегодня? – сказал жилец. – У меня билет пропадает же даром.

– Да, пожалуй, поедем, – говорит бабушка, – отчего ж не поехать? А вот у меня Настенька в театре никогда не была.

Боже мой, какая радость! Тотчас же мы собрались, снарядились и поехали. Бабушка хоть и слепа, а все‑таки ей хотелось музыку слушать, да, кроме того, она старушка добрая: больше меня потешить хотела, сами‑то мы никогда бы не собрались. Уж какое было впечатление от «Севильского цирюльника», я вам не скажу, только во весь этот вечер жилец наш так хорошо смотрел на меня, так хорошо говорил, что я тотчас увидела, что он меня хотел испытать поутру, предложив, чтоб я одна с ним поехала. Ну, радость какая! Спать я легла такая гордая, такая веселая, так сердце билось, что сделалась маленькая лихорадка, и я всю ночь бредила о «Севильском цирюльнике».

Я думала, что после этого он все будет заходить чаще и чаще, – не тут‑то было. Он почти совсем перестал. Так, один раз в месяц, бывало, зайдет, и то только с тем, чтоб в театр пригласить. Раза два мы опять потом съездили. Только уж этим я была совсем недовольна. Я видела, что ему просто жалко было меня за то, что я у бабушки в таком загоне, а больше‑то и ничего. Дальше и дальше, и нашло на меня: и сидеть‑то я не сижу, и читать‑то я не читаю, и работать не работаю, иногда смеюсь и бабушке что‑нибудь назло делаю, другой раз просто плачу. Наконец, я похудела и чуть было не стала больна. Оперный сезон прошел, и жилец к нам совсем перестал заходить; когда же мы встречались – все на той же лестнице, разумеется, – он так молча поклонится, так серьезно, как будто и говорить не хочет, и уж сойдет совсем на крыльцо, а я все еще стою на половине лестницы, красная, как вишня, потому что у меня вся кровь начала бросаться в голову, когда я с ним повстречаюсь.

Теперь сейчас и конец. Ровно год тому, в мае месяце, жилец к нам приходит и говорит бабушке, что он выхлопотал здесь совсем свое дело и что должно ему опять уехать на год в Москву. Я как услышала, побледнела и упала на стул, как мертвая. Бабушка ничего не заметила, а он, объявив, что уезжает от нас, откланялся нам и ушел.

Что мне делать? Я думала‑думала, тосковала‑тосковала, да наконец и решилась. Завтра ему уезжать, а я порешила, что все кончу вечером, когда бабушка уйдет спать. Так и случилось. Я навязала в узелок все, что было платьев, сколько нужно белья, и с узелком в руках, ни жива ни мертва, пошла в мезонин к нашему жильцу. Думаю, я шла целый час по лестнице. Когда же отворила к нему дверь, он так и вскрикнул, на меня глядя. Он думал, что я привидение, и бросился мне воды подать, потому что я едва стояла на ногах. Сердце так билось, что в голове больно было, и разум мой помутился. Когда же я очнулась, то начала прямо тем, что положила свой узелок к нему на постель, сама села подле, закрылась руками и заплакала в три ручья. Он, кажется, мигом все понял и стоял передо мной бледный и так грустно глядел на меня, что во мне сердце надорвало.

– Послушайте, – начал он, – послушайте, Настенька, я ничего не могу; я человек бедный; у меня покамест нет ничего, даже места порядочного; как же мы будем жить, если б я и женился на вас?

Мы долго говорили, но я наконец пришла в исступление, сказала, что не могу жить у бабушки, что убегу от нее, что не хочу, чтоб меня булавкой пришпиливали, и что я, как он хочет, поеду с ним в Москву, потому что без него жить не могу. И стыд, и любовь, и гордость – все разом говорило во мне, и я чуть не в судорогах упала на постель. Я так боялась отказа!

Он несколько минут сидел молча, потом встал, подошел ко мне и взял меня за руку.

– Послушайте, моя добрая, моя милая Настенька! – начал он тоже сквозь слезы, – послушайте. Клянусь вам, что если когда‑нибудь я буду в состоянии жениться, то непременно вы составите мое счастие; уверяю, теперь только одни вы можете составить мое счастие. Слушайте: я еду в Москву и пробуду там ровно год. Я надеюсь устроить дела свои. Когда ворочусь, и если вы меня не разлюбите, клянусь вам, мы будем счастливы. Теперь же невозможно, я не могу, я не вправе хоть что‑нибудь обещать. Но повторяю, если через год это не сделается, то хоть когда‑нибудь непременно будет; разумеется – в том случае, если вы не предпочтете мне другого, потому что связывать вас каким‑нибудь словом я не могу и не смею.

Вот что он сказал мне и назавтра уехал. Положено было сообща бабушке не говорить об этом ни слова. Так он захотел. Ну, вот теперь почти и кончена вся моя история. Прошел ровно год. Он приехал, он уж здесь целые три дня и, и…

– И что же? – закричал я в нетерпении услышать конец.

– И до сих пор не являлся! – отвечала Настенька, как будто собираясь с силами, – ни слуху ни духу…

Тут она остановилась, помолчала немного, опустила голову и вдруг, закрывшись руками, зарыдала так, что во мне сердце перевернулось от этих рыданий.

Я никак не ожидал подобной развязки.

– Настенька! – начал я робким и вкрадчивым голосом, – Настенька! ради бога, не плачьте! Почему вы знаете? может быть, его еще нет…

– Здесь, здесь! – подхватила Настенька. – Он здесь, я это знаю. У нас было условие, тогда еще, в тот вечер, накануне отъезда: когда уже мы сказали все, что я вам пересказала, и условились, мы вышли сюда гулять, именно на эту набережную. Было десять часов; мы сидели на этой скамейке; я уже не плакала, мне было сладко слушать то, что он говорил… Он сказал, что тотчас же по приезде придет к нам, и если я не откажусь от него, то мы скажем обо всем бабушке. Теперь он приехал, я это знаю, и его нет, нет!

И она снова ударилась в слезы.

– Боже мой! Да разве никак нельзя помочь горю? – закричал я, вскочив со скамейки в совершенном отчаянии. – Скажите, Настенька, нельзя ли будет хоть мне сходить к нему.

– Разве это возможно? – сказала она, вдруг подняв голову.

– Нет, разумеется, нет! – заметил я, спохватившись. – А вот что: напишите письмо.

– Нет, это невозможно, это нельзя! – отвечала она решительно, но уже потупив голову и не смотря на меня.

– Как нельзя? отчего ж нельзя? – продолжал я, ухватившись за свою идею. – Но, знаете, Настенька, какое письмо! Письмо письму рознь и… Ах, Настенька, это так! Вверьтесь мне, вверьтесь! Я вам не дам дурного совета. Все это можно устроить. Вы же начали первый шаг – отчего же теперь…

– Нельзя, нельзя! Тогда я как будто навязываюсь…

– Ах, добренькая моя Настенька! – перебил я, не скрывая улыбки, – нет же, нет; вы, наконец, вправе, потому что он вам обещал. Да и по всему я вижу, что он человек деликатный, что он поступил хорошо, – продолжал я, все более и более восторгаясь от логичности собственных доводов и убеждений, – он как поступил? Он себя связал обещанием. Он сказал, что ни на ком не женится, кроме вас, если только женится; вам же он оставил полную свободу хоть сейчас от него отказаться… В таком случае вы можете сделать первый шаг, вы имеете право, вы имеете перед ним преимущество, хотя бы, например, если б захотели развязать его от данного слова…

– Послушайте, вы как бы написали?

– Я бы вот как написал: «Милостивый государь…»

– Это так непременно нужно – милостивый государь?

– Непременно! Впрочем, отчего ж? я думаю…

Извините, что я…» Впрочем, нет, не нужно никаких извинений! Тут самый факт все оправдывает, пишите просто:

«Я пишу к вам. Простите мне мое нетерпение; но я целый год была счастлива надеждой; виновата ли я, что не могу теперь вынести и дня сомнения? Теперь, когда уже вы приехали, может быть, вы уже изменили свои намерения. Тогда это письмо скажет вам, что я не ропщу и не обвиняю вас. Я не обвиняю вас за то, что не властна над вашим сердцем; такова уж судьба моя!

Вы благородный человек. Вы не улыбнетесь и не подосадуете на мои нетерпеливые строки. Вспомните, что их пишет бедная девушка, что она одна, что некому ни научить ее, ни посоветовать ей и что она никогда не умела сама совладеть с своим сердцем. Но простите меня, что в мою душу хотя на один миг закралось сомнение. Вы неспособны даже и мысленно обидеть ту, которая вас так любила и любит».

– Да, да! это точно так, как я думала! – закричала Настенька, и радость засияла в глазах ее. – О! вы разрешили мои сомнения, вас мне сам бог послал! Благодарю, благодарю вас!

– За что? за то, что меня бог послал? – отвечал я, глядя в восторге на ее радостное личико.

– Ах, Настенька! Ведь благодарим же мы иных людей хоть за то, что они живут вместе с нами. Я благодарю вас за то, что вы мне встретились, за то, что целый век мой буду вас помнить!

– Ну, довольно, довольно! А теперь вот что, слушайте‑ка: тогда было условие, что как только приедет он, так тотчас даст знать о себе тем, что оставит мне письмо в одном месте у одних моих знакомых, добрых и простых людей, которые ничего об этом не знают; или если нельзя будет написать ко мне письма, затем, что в письме не всегда все расскажешь, то он в тот же день, как приедет, будет сюда ровно в десять часов, где мы и положили с ним встретиться. О приезде его я уже знаю; но вот уже третий день нет ни письма, ни его. Уйти мне от бабушки поутру никак нельзя. Отдайте письмо мое завтра вы сами тем добрым людям, о которых я вам говорила: они уже перешлют; а если будет ответ, то сами вы принесете его вечером в десять часов.

– Но письмо, письмо! Ведь прежде нужно письмо написать! Так разве послезавтра все это будет.

– Письмо… – отвечала Настенька, немного смешавшись, – письмо… но…

Но она не договорила. Она сначала отвернула от меня свое личико, покраснела, как роза, и вдруг я почувствовал в моей руке письмо, по‑видимому уже давно написанное, совсем приготовленное и запечатанное. Какое‑то знакомое, милое, грациозное воспоминание пронеслось в моей голове.

– R,o – Ro, s,i – si, n,a – na, – начал я.

– Rosina! – запели мы оба, я, чуть не обнимая ее от восторга, она, покраснев, как только могла покраснеть, и смеясь сквозь слезы, которые, как жемчужинки, дрожали на ее черных ресницах.

– Ну, довольно, довольно! Прощайте теперь! – сказала она скороговоркой. – Вот вам письмо, вот и адрес, куда снести его. Прощайте! до свидания! до завтра!

Она крепко сжала мне обе руки, кивнула головой и мелькнула, как стрелка, в свой переулок. Я долго стоял на месте, провожая ее глазами.

«До завтра! до завтра!» – пронеслось в моей голове, когда она скрылась из глаз моих.

Ссылка на основную публикацию
×
×