×

Сочинение Ипполит в романе Идиот Достоевского характеристика образ

Образ Ипполита в романе Достоевского “Идиот”

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 25 Июня 2012 в 14:58, сочинение

Краткое описание

Образ Ипполита в романе Достоевского «Идиот» – по сути своей собирательный образ представителей русской молодежи того времени, пораженной, по мнению автора нигилистическими теориями шестидесятых годов XIX века.

Прикрепленные файлы: 1 файл

Образ Ипполита в романе Достоевского.docx

Образ Ипполита в романе Достоевского «Идиот» – по сути своей собирательный образ представителей русской молодежи того времени, пораженной, по мнению автора нигилистическими теориями шестидесятых годов XIX века.

Как и многие молодые люди этой эпохи, он принадлежит к кружку людей, разделяющих его взгляды, которых сам Достоевский охарактеризовал как « современных позитивистов из самой крайней молодёжи». Однозначно, что Ипполит является идейным лидером этой маленькой группы, по сути, единственным, кто осознаёт её взгляды.

Однако если соратники Ипполита являются однозначно пародийными фигурами, высмеивающими людей не слишком сведущих и убеждённых в тех взглядах, сторонниками которых они себя называют, то Ипполит с самого появления своего в романе выделяется на их фоне. Соратников Ипполита в момент их первого появления в романе, автор описывает презрительно и обобщённо: «Князь рассадил гостей. Все они были такой молоденький, такой даже несовершеннолетний народ, что можно было подивиться и случаю и всей происшедшей от него церемонии»; в то же время Ипполит заслуживает отдельной и более положительной характеристики, и как бы противопоставляется своим товарищам: «Ипполит был очень молодой человек, лет семнадцати, может быть и восемнадцати, с умным, но постоянно раздраженным выражением лица, на котором болезнь положила ужасные следы. Он был худ как скелет, бледно-желт, глаза его сверкали, и два красных пятна горели нa щеках. Он беспрерывно кашлял; каждое слово его, почти каждое дыхание сопровождалось хрипом. Видна была чахотка в весьма сильной степени. Казалось, что ему оставалось жить не более двух-трех недель. Он очень устал и прежде всех опустился на стул. Остальные при входе несколько зацеремонились и чуть не сконфузились, смотрели, однако же, важно и видимо боялись как-нибудь уронить достоинство, что странно не гармонировало с их репутацией отрицателей всех бесполезных светских мелочей, предрассудков и чуть ли не всего на свете, кроме собственных интересов».

Сам Достоевский неоднократно высказывал своё негативное отношение к нигилистическим идеям в своих письмах, дневниках, публикациях: “Не может. направление журнала не иметь успеха и не отозваться радостно в читателях, после нашего жалкого, напускного, с раздраженными нервами, одностороннего и бесплодного отрицания” (Письмо Достоевского Страхову 1869г., речь идёт о журнале «Заря»); “. не ушла ли огромная часть молодых, свежих и драгоценных сил в какую-то странную сторону, в обособление с глумлением и угрозой. ” (Дневники писателя, 1876 г.).

Именно нигилизм Достоевский обвинял в наращивании аморальности и преступности среди молодежи.

Несмотря на негативное отношение к идеям Ипполита, Достоевский не делает из Ипполита отрицательного персонажа. Ипполит вызывает сочувствие и расположение у читателя. Болезнь, медленно убивающая его, страдания, которые он испытывает из-за своего социального положения, открытость и откровенность его речей, его ещё юношеская искренность и живой ум дают читателю все основания полагать, что Терентьев – человек иного рода, чем его окружение. Являющийся идейным антиподом князя Мышкина, Ипполит переживает во многом те же проблемы, что и князь. Духовно равный ему, Ипполит отстаёт от князя в идейном развитии, задержавшись на предыдущей его ступени, ведь сам Мышкин в своё время имел в жизни подобные переживания. У читателя невольно возникает сожаление о том, что такой человек, как Ипполит, со всеми его несчастьями, не может найти спокойствия в своей душе, овладеваемый идеями, лишь обостряющими проблему, но не раскрывающими её суть.

Сам Достоевский высказывал подобное мнение о людях, увлекавшихся, «вредными» нигилистическими идеями: “Разве не может увлекаться и ошибаться истинная, честная пытливость ума, честный и совестливый человек? С страданием ища выхода он спотыкается, падает. Да разве ошибающийся человек непременно подлец. Тут тоска, страдание. Те, отверженцы, хоть что-нибудь делают, хоть копаются, чтоб выйти на дорогу, хоть ошибаются. следственно, хоть отрицательно, да полезны”; “Мы ведь этому, хотя бы нигилистическому или естественно-научному направлению даже рады. Оно придает некоторую смелость мысли, рутинно-чиновничьей забитости. Но не беспокойтесь, все это. придет на почву и к народным началам. Да и единственный ведь это путь. Нигилисты, стало быть, отстали. Ничего, догонят”.

Ипполит, понимая, что он не найдёт ни поддержки, ни искренности в своём кружке, перед смертью обращается к князю. Он доверяет князю, и убежден в его доброте и правдивости, однако не может простить себе собственную «слабость»: «Не надо мне ваших благодеяний, ни от кого не приму, ни от кого ничего!»

Источник страданий, испытываемых Ипполитом, в первую очередь природа, а не общество. Как и Мышкин, он тяжело болен, он отвергнут природой, и он возмущён несправедливостью, по которой одним даются возможности для развития и здоровье, ими не используемые, а другим даются лишь страдания и мучительная смерть: «О, как я мечтал тогда, как желал, как нарочно желал, чтобы меня, восемнадцатилетнего, едва одетого, . выгнали вдруг на улицу и оставили совершенно одного, без квартиры, без работы, . без единого знакомого человека в огромнейшем городе. но здорового, и тут-то я бы показал…». Он, как и Мышкин, исходит из тех же предпосылок, однако делает из них совершенно противоположенные выводы. То, о чём размышлял Ипполит, взволновало и Мышкина, напомнив ему один из периодов его собственной жизни. Но, в отличие от Ипполита, он сумел перебороть свою боль, достичь внутренней гармонии и примирения. Выход из подобного положения, по мнению Достоевского – вера и христианские идеалы. Князь и Ипполита призывал свернуть с пути индивидуалистического возмущения и протеста на путь кротости и смирения. «Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье!» – отвечает князь на сомнения Ипполита.

В Ипполите борются два мировоззрения – эгоистический нигилизм, не позволяющий ему стать выше своего горя, стать лучше и пытаться жить для других, и подлинная, личная его составляющая, тоскующая по любви, дружбе и прощению: «И мечтал, что все они вдруг растопырят руки и примут меня в свои объятия и попросят у меня в чем-то прощения, а я у них».

Гордость – вот основной источник страданий Ипполита. Гордость не позволяет ему искренне открыться другим людям, заставляет его прятать свои истинные чувства за маской из циничности, равнодушия, высокомерия. Гордость – причина его одиночества, причиняющего ему страдания, но он не может признаться себе в этом, он считает это унизительным для мыслящего и развитого человека.

Образу Ипполита Достоевский придавал большое значение, это подтверждается и в его первоначальных замыслах. В архивных заметках Достоевского можно прочитать: «Ипполит – главная ось всего романа. Он овладевает даже князем, но, в сущности, не замечает, что никогда не сможет овладеть им». В первоначальном варианте романа Ипполит и князь Мышкин должны были в будущем решать одни и те же вопросы, связанные с судьбой России. Причем Ипполит рисовался Достоевскому то сильным, то слабым, то бунтующим, то добровольно смиряющимся. Противоречия и неоднозначность остались и в окончательном варианте романа. Символично, что оба этих родственных персонажа обречены Достоевским на гибель, что обнаруживает его сожаление о том, что такое одарённое поколение, богатое духовно, обречено бесполезно пройти, не получив возможности повлиять, согласно их стремлениям, на общество и страну.

Образ Ипполита и его место в романе

1.1. Образ Ипполита и его место в романе.

Замысел романа «Идиот» появился у Федора Михайловича Достоевского осенью 1867 года и в процессе работы над ним претерпел серьезные изменения. В начале центральный герой – «идиот» – был задуман как лицо морально уродливое, злое, отталкивающее. Но первоначальная редакция не удовлетворила Достоевского и с конца зимы 1867 года он начинает писать «другой» роман: Достоевский решает воплотить в жизнь свою «любимую» идею – изобразить «вполне прекрасного человека». Как ему это удалось – впервые читатели смогли увидеть в журнале «Русский вестник» за 1868 год.

Интересующий нас более всех прочих действующих лиц романа Ипполит Терентьев входит в группу молодых людей, персонажей романа, которых сам Достоевский в одном из писем охарактеризовал как «современных позитивистов из самой крайней молодежи» (XXI, 2; 120). Среди них: «боксер» Келлер, племянник Лебедева – Докторенко, мнимый «сын Павлищева» Антип Бурдовский и сам Ипполит Терентьев.

Лебедев, выражая мысль самого Достоевского, говорит о них: «…они не то, чтобы нигилисты… Нигилисты все-таки народ иногда сведущий, даже ученый, а эти – дальше пошли-с, потому что прежде всего деловые-с. Это, собственно, некоторые последствия нигилизма, но не прямым путем, а понаслышке и косвенно, и не в статейке какой-нибудь заявляют себя, а уж прямо на деле-с» (VIII; 213).

По мнению Достоевского, не раз высказываемому им в письмах и записках, «нигилистические теории» шестидесятников, отрицая религию, являвшуюся в глазах писателя единственной прочной основой нравственности, открывают широкий простор для различных шатаний мысли среди молодежи. Рост преступности и аморальности Достоевский объяснял развитием этих самых революционных «нигилистических теорий».

Пародийные образы Келлера, Докторенко, Бурдовского противопоставлены образу Ипполита. «Бунт» и исповедь Терентьева раскрывают то, что сам Достоевский в идеях молодого поколения склонен был признавать серьезным и заслуживающим внимания.

Ипполит – фигура отнюдь не комичная. Федором Михайловичем Достоевским была возложена на него миссия идейного оппонента князя Мышкина. Кроме самого князя, Ипполит – единственное действующее лицо в романе, которое имеет законченную и цельную философско-этическую систему взглядов, – систему, которую сам Достоевский не принимает и старается опровергнуть, но к которой относится с полной серьезностью, показывая, что взгляды Ипполита – это ступень духовного развития личности[8].

Как оказывается, в жизни князя был момент, когда он переживал то же, что и Ипполит. Однако разница в том, что для Мышкина выводы Ипполита стали переходным моментом на пути духовного развития к другому, более высокому (с точки зрения Достоевского) этапу, в то время как сам Ипполит задержался на ступени мышления, которая лишь обостряет трагические вопросы жизни, не давая на них ответов (См.об этом: IX; 279).

Л.М.Лотман в работе «Роман Достоевского и русская легенда» указывает, что «Ипполит является идейным и психологическим антиподом князя Мышкина. Юноша яснее других проникает в то, что самая личность князя представляет чудо»[9]. «Я с Человеком прощусь», – говорит Ипполит перед попыткой самоубийства (VIII, 348). Отчаяние перед лицом неизбежной смерти и отсутствие нравственной опоры для преодоления отчаяния заставляет Ипполита искать поддержки у князя Мышкина. Юноша доверяет князю, он убежден в его правдивости и доброте. В нем он ищет сострадание, но тут же мстит за свою слабость. «Не надо мне ваших благодеяний, ни от кого не приму, ни от кого ничего!» (VIII, 249).

Ипполит и князь – жертвы «неразумия и хаоса», причины которых не только в социальной жизни и обществе, но и в самой природе. Ипполит – неизлечимо болен, обречен на раннюю смерть. Он сознает свои силы, стремления и не может примириться с бессмысленностью, которую видит во всем вокруг. Это трагическая несправедливость вызывает возмущение и протест молодого человека. Природа представляется ему в виде темной и бессмысленной силы; во сне, описанном в исповеди, природа является Ипполиту в образе «ужасного животного, какого-то чудовища, в котором заключается что-то роковое» (VIII; 340).

Страдания, вызванные социальными условиями, для Ипполита второстепенны по сравнению со страданиями, которые причиняют ему извечные противоречия природы. Юноше, всецело занятому мыслью о своей неизбежной и бессмысленной гибели, самым страшным проявлением несправедливости представляется неравенство между здоровыми и больными людьми, а отнюдь не между богатыми и бедными. Все люди в его глазах делятся на здоровых (счастливые баловни судьбы), которым он мучительно завидует, и больных (обиженных и обкраденных жизнью), к которым он относит самого себя. Ипполиту кажется, что если бы он был здоров, уже одно это сделало бы его жизнь полной и счастливой. «О, как я мечтал тогда, как желал, как нарочно желал, чтобы меня, восемнадцатилетнего, едва одетого. выгнали вдруг на улицу и оставили совершенно одного, без квартиры, без работы. без единого знакомого человека в огромнейшем городе. но здорового, и тут-то я бы показал…» (VIII; 327).

Выход из таких душевных страданий, по убеждению Достоевского, способна дать только вера, только то христианское всепрощение, которое проповедует Мышкин. Знаменательно, что и Ипполит, и князь – оба тяжело больны, оба отвергнуты природой. «И Ипполит, и Мышкин в изображении писателя исходят из одних и тех же философско-этических посылок. Но из этих одинаковых посылок они делают противоположные выводы»[10].

То, о чем думал и что чувствовал Ипполит, знакомо Мышкину не со стороны, а по собственному опыту. То, что Ипполит выразил в обостренной, сознательной и отчетливой форме, «глухо и немо» волновало князя в один из прошлых моментов его жизни. Но, в отличие от Ипполита, он сумел перебороть свои страдания, достичь внутренней ясности и примирения, а помогли ему в этом его вера и христианские идеалы. Князь и Ипполита призывал свернуть с пути индивидуалистического возмущения и протеста на путь кротости и смирения. «Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье!» – отвечает князь на сомнения Ипполита (VIII; 433). Духовно разъединенный с другими людьми и страдающий от этого разъединения, Ипполит может, по убеждению Достоевского, преодолеть это разъединение только «простив» другим людям их превосходство и смиренно приняв от них такое же христианское прощение.

В Ипполите борются две стихии: первая – гордость (гордыня), эгоизм, которые не позволяют ему возвыситься над своим горем, стать лучше и жить для других. Достоевский писал, что «именно живя для других, окружающих, изливая на них доброту свою и труд сердца своего, вы станете примером» (XXX, 18). И вторая стихия – подлинное, личное «Я», тоскующее по любви, дружбе и прощению. «И мечтал, что все они вдруг растопырят руки и примут меня в свои объятия и попросят у меня в чем-то прощения, а я у них» (VIII, 249). Ипполит мучается своей ординарностью. У него есть «сердце», но нет душевных сил. «Лебедев понял, что отчаяние и предсмертные проклятия Ипполита прикрывают нежную, любящую душу, ищущую и не находящую взаимности. В проникновении в «тайное тайных» человека он один сравнялся с князем Мышкиным»[11].

Ипполит мучительно ищет поддержки и понимания других людей. Чем сильнее его физические и нравственные страдания, тем нужнее ему люди, способные понять и отнестись к нему по-человечески.

Но он не решается признаться себе в том, что его мучает собственное одиночество, что главная причина его страданий – не болезнь, а отсутствие человеческого отношения и внимания со стороны других, окружающих его людей. На страдания, причиняемые ему одиночеством, он смотрит как на позорную слабость, унижающую его, недостойную его как мыслящего человека. Постоянно ища поддержки у других людей, Ипполит прячет это благородное стремление под лживой маской самоупивающейся гордости и наигранно-циничного отношения к самому себе. Эту “гордость” Достоевский представлял как главный источник страданий Ипполита. Стоит ему смириться, отказаться от своей «гордости», мужественно признаться себе в том, что нуждается в братском общении с другими людьми, уверен Достоевский, и страдания его кончатся сами собой. «Подлинная жизнь личности доступна только диалогическому проникновению в нее, которому она сама ответно и свободно раскрывает себя»[12].

О том, что образу Ипполита Достоевский придавал большое значение, говорят первоначальные замыслы писателя. В архивных заметках Достоевского мы можем прочитать: «Ипполит – главная ось всего романа. Он овладевает даже князем, но, в сущности, не замечает, что никогда не сможет овладеть им» (IX; 277). В первоначальном варианте романа Ипполит и князь Мышкин должны были в будущем решать одни и те же вопросы, связанные с судьбой России. Причем Ипполит рисовался Достоевскому то сильным, то слабым, то бунтующим, то добровольно смиряющимся. Какой-то комплекс противоречий остался в Ипполите по воле писателя и в окончательном варианте романа.

Сочинение: Образ князя Мышкина и проблема авторского идеала в романе Ф. М. Достоевского Идиот.

Образ князя Мышкина и проблема авторского идеала в романе Ф. М. Достоевского “Идиот”.

Автор: Достоевский Ф.М.

Лев Николаевич Мышкин – главный герой романа Ф. М. Достоевского “Идиот”, князь. Создавая образ, автор ставил целью “изобразить вполне прекрасного человека”. Возможным прототипом героя (хотя бы по части внешности) мог быть граф ГА. Кушелев-Беэбородко. В черновиках Достоевский несколько раз называет Мышкина “Князь Христос”. В поле его зрения во время работы над образом были Дон Кихот Сервантеса, диккенсовский Пиквик, Жан Вальжан Гюго, пушкинский “рыцарь бедный”. Предшественниками Мышкина можно считать Мечтателя (“Белые ночи”), Ивана Петровича и отчасти Алешу Валковского (“Униженные и оскорбленные”), Ростанева (“Село Степанчиково и его обитатели”). Двадцати шести лет, роста выше среднего, белокур, густоволос, с впалыми щеками и остренькой белой бородкой, большие голубые глаза, в пристальном взгляде что-то тихое, но тяжелое. Боле падучей. Последний из древнего рода князей Мышкиных, рано осиротел, воспитывался в деревне, в детстве был боле тяжелой нервной болезнью. Прожил четыре года в швейцарском санатории. После выздоровления возвращается в Россию, о которой прочел много книг и на благо которой хочет потрудиться. Обладает он и талантом каллиграфа.

Впервые Мышкин появляется в поезде на Петербург. Принадлежа к дворянскому сословию, Мышкин тем не менее сознает, что ему не хватает формы и чувства меры “Я не имею жеста”, – говорит он. Он доверчив, лишен себялюбия, необидчив, бескорыстен кроток и целомудренен. Скорее трогательный, нежели комичный в своей неловкости, он наивен и предельно искренен. При этом Мышкин мудр и глубоко понимает человеческую природу с ее неодолимыми противоречиями. Благодаря своей болезни он постиг минуты высшей гармонии, полноты и блаженства. Он верит в возможность рая на земле? в то, что все люди способны прозреть и преобразиться. Прообраз этого рая князю удалось создать в швейцарской деревеньке, объединив вокруг себя местную детвору, и он верит, что подобное возможно и в мире взрослых. В нем самом много детского. Детское, чистое, простодушное и доверчивое обнаруживает он и в окружающих его людях.

Князь не стремится к самоутверждению, не судит и не обличает, он отзывчиво и бескорыстно, по-братски относится к другим людям. Главные его качества – смирение, способность понять другого и способность к состраданию. Про Настасью Филипповну он говорит, что она чиста и заслуживает не только сострадания, но и уважения. Мышкин особенно чуток к красоте и считает, что она “спасает мир”. Красота двух женщин покорила его. Он любит Аглаю Епанчину, но он любит и Настасью Филипповну – любовью-жалостью. Мышкин мечется между ними. Он разрывается между простым человеческим чувством мужчины к женщине и бесконечным состраданием. Настасья Филипповна любит его, но, стыдясь своего позора и нечистоты; бежит от князя к Рогожину. Аглая, ревнуя к Настасье Филипповне, отступается от него. Чем дальше, тем больше душа Мышкина погружается в смуту. Ему тяжело с людьми.

Пространствовав по России, князь возвращается в столицу под сильным впечатлением, становится почти народником и славянофилом, верит в русского Христа, который должен, по его убеждению, противостоять западным веяниям – как атеизму и социализму, так и Антихристу, проповедуемому, по его мнению, католичеством. Правда, его антикатолический пафос противоречит его же внутренней открытое и способности к все пониманию, выдавая здесь голос самого автора. Князь проповедует нравственное самосовершенствование и истинное, не показное благородство высокопоставленным гостям, собравшихся у Епанчиных в Павловске. Не только словами, но всей своей личностью Мышкин обличает фальшь и корысть.

Однако его “неотмирность” и чистота не способны преобразить мир, а часто, наоборот, становятся катализатором разлада. Вокруг него кипят страсти и завязываются интриги, которым Мышкин не в силах противостоять. Он привлекает, к себе людей своим внутренним светом и всепрощением, но он же провоцирует и зло. Ему исповедуются, но его сострадание мучительно и вызывает у многих протест. В финале романа , князь, погруженный во тьму, становится полным идиотом.

«Образ главного героя в романе Достоевского «Идиот»»

Оригинальный, исключительный талант ставит Достоевского в ряд крупнейших писателей мира. «Гениальность Достоевского неоспорима, — писал Горький, — по силе изобразительности его талант равен, быть может, только Шекспиру». Произведения писателя — замечательного художника слова — неизменно задевают за живое, учат состраданию, сердечности и душевной чуткости.

В романе «Идиот» (1869) Достоевский пытался создать образ положительного героя, противостоящего жестокому и грязному миру хищников и честолюбцев, меркантильности и бесчеловечности окружающего общества. В одном из писем Достоевский признавался, что его «давно уже мучила… идея… изобразить вполне прекрасного человека», идея «старинная и любимая», и добавляет: « Труднее этого, по-моему, быть ничего не может, в наше время особенно…»

Эта трудная задача была разрешена писателем не до конца: ведь таким «вполне прекрасным человеком» Достоевский делает душевнобольного князя Мышкина — человека, который, благодаря особенностям своей психики, стоит вне обычных норм и представлений. лавным героем романа является «обновленный Раскольников», «исцелившийся» от гордыни человек, князь Мышкин, носитель «положительно-прекрасного» идеала. Князь Мышкин — «князь Христос», выросший вдали от общества, чуждый его сословно-загадочных страстей и интересов, человек исключительного душевного бескорыстия, красоты и гуманности, предощущающий радостную гармонию, ожидающую человечество в будущем. Как и его евангельский прообраз, Мышкин гибнет в борьбе неудовлетворенных эгоистических интересов и страстей, волнующих современное общество. Конечно, Мышкин — не Христос, а смертный человек, но из числа тех, избранных, кто напряженным духовным усилием сумел приблизиться к этому сияющему идеалу, кто глубоко носит его в своем сердце.

Наивную детскость и духовное смирение Мышкина Достоевский противопоставил мечущимся в противоречиях, страдающим, «дисгармоничным» героям романа. Отзывчивость Мышкина к чужому страданию и горю, его братское отношение ко всем людям, независимо от их состояния и общественного положения, ставят его нравственно выше окружающих людей и делают судьей и утешителем. Тем самым Мышкин выступает не столько в роли социального реформатора, сколько в роли нового Христа. Мышкин сам перенес много страданий, психическую болезнь, одиночество, поэтому он гораздо острее воспринимает страдания других. Нравственная сила Мышкина, его душевная чистота, бескорыстие, доброта и сочувствие к чужим страданиям делали его неоспоримым авторитетом не только для измученной, потерявшей веру в людей Настасьи Филипповны, но даже и для таких людей, как самовлюбленный и пустой генерал Епанчин или смятенный и ожесточенный купец Рогожин. Во имя спасения Настасьи Филипповны Мышкин жертвует собственным счастьем, счастьем и честью любимой девушки, самоотверженно борется против несправедливости, стремится облегчить страдания других людей.

Образ главного героя оказался для Достоевского « ужасно труден ». Князь Мышкин доверчиво и открыто идет к людям, надеясь помочь им в несчастьях, облегчить жизнь. Он видит портрет женщины, лицо которой было прекрасно, но в то же время отражало внутреннее страдание. Это — Настасья Филипповна, глубокая и страстная натура, человек с «пронзительным» и раненым сердцем. Она поставлена в ложное положение Тоцким, у которого находилась на содержании, ею теперь торгуют, как вещью. Князь Мышкин появляется в тот момент, когда Настасья Филипповна, испытывая боль и оскорбление от унизительных торгов, решает бросить всем вызов, шокирует общество своим напускным цинизмом.

Главная беда общества, в которое попадает князь Мышкин, — всеобщая «разъединенность». «Богатства больше, но силы меньше, — говорит Лебедев, — связующей мысли не стало». Князь Мышкин хочет внести «связующую мысль», но это ему не удается, он достигает обратного эффекта. Желая примирить, он разъединяет всех своим посредничеством и еще больше ссорит. Своим появлением герой усиливает борьбу между добром и злом, происходящую в душах людей. Настасья Филипповна от мечты о чистой и праведной жизни переходит к страданию от невозможности ее осуществить и сама погружает себя в цинизм. Рогожин то великодушен, то мрачен, то братается с князем, то хочет его убить. Ганя Иволгин то стремится жениться на Настасье Филипповне ради денег, то находит в себе силы отказаться от них. Ничтожный, жалкий и смешной Лебедев вдруг осознает низость своего падения, его сердце обретает способность сжаться от сочувствия душе другого человека, которого довели «до судорог».

Герои романа, соприкасаясь с князем Мышкиным, обнаруживают те высокие качества, которые когда-то были в них, но оказались загубленными жизнью. Глубоко проникая в душу каждого из окружающих и видя там своим взглядом ясновидящего знакомую ему по собственному опыту нравственную борьбу между добром и злом, князь стремится подавить скрытые эгоистические страсти в душе других персонажей, способствовать победе светлых чувств и побуждений.

Князю Мышкину не удается спасти Настасью Филипповну, но удается пробудить душу девушки, полюбившей его. Дочь генерала Епанчина, Аглая, благодаря князю Мышкину поняла то неосознанное, что наполняло ее беспокойством, делало капризной, своенравной и неуживчивой. Это было стихийное стремление к идеалу, к осмыслению жизни. Она полюбила Мышкина, потому что он — «серьезный» Дон Кихот. Девушка отнесла своему избраннику балладу Пушкина «Жил на свете рыцарь бедный…»: «В стихах этих прямо изображен человек, способный иметь идеал, поверить ему, а поверив, слепо отдать ему всю свою жизнь. Это не всегда в нашем веке случается… Я сначала не понимала и смеялась, а теперь люблю «рыцаря бедного», а главное, уважаю его подвиги».

И все-таки сам Мышкин никого не спасает и вновь впадает в безумие. Жертвой дикой ревности Рогожина гибнет Настасья Филипповна, унижена и разбита жизнь Аглаи и всех тех, кто наиболее тесно связан с Мышкиным. Достоевский показал бессилие христианского непротивления злу, неустранимость социальной несправедливости и человеческих страданий путем проповеди смирения и нравственного самоусовершенствования. Во всем облике Мышкина при всей его внутренней мягкости и моральной чистоте сохраняется что-то житийное, далекое от реальной жизни, психически болезненное. В столкновении добра с миром грязных и подлых представителей людей положительный герой терпит поражение. Чудовищное убийство Рогожиным Настасьи Филипповны, безумие князя завершают картину мрачного торжества злых и бесчеловечных сил над попытками утвердить прекрасное, человечное начало.

В романе неспроста высказывается мысль, что «рай — вещь трудная». Христианское добро и милосердие князя действительно обостряют противоречия в захваченных эгоизмом душах людей, но обострение противоречий свидетельствует, что их души к такому добру неравнодушны. Прежде чем добро восторжествует, неизбежна напряженная и даже трагическая борьба добра со злом в сознании людей. И духовная смерть Мышкина наступает только тогда, когда он в меру своих сил и возможностей отдал себя людям целиком, заронив в их сердца семена добра. Только путем страдания добудет человечество внутренний свет христианского идеала. Вот любимые слова Достоевского из Евангелия: «Истинно, истинно глаголю вам, пшеничное зерно, падши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода». Салтыков-Щедрин высоко оценил желание Достоевского создать в «Идиоте» образ прекрасного человека, видя в этом «попытку изобразить тип человека, достигшего полного нравственного и духовного равновесия». Однако Достоевский не смог решить проблему положительного героя — его герой, «идиот», душевнобольной человек, оказался неспособным разрешить и примирить острые и жестокие противоречия жизни. Но как художник и мыслитель Достоевский создал широкое социальное полотно, в котором правдиво показал страшный, бесчеловечный характер буржуазно-дворянского общества, раздираемого корыстью, честолюбием и чудовищным эгоизмом.

В заметках к роману Достоевский сформулировал его основную мысль: «…жажда красоты и идеала и в то же время неверие в него или вера, но нет любви к нему ». Роман писателя был высоко оценен прогрессивной критикой. М. Е. Салтыков-Щедрин писал, что в этом романе Достоевский «вступил в область предвидений и предчувствий, которые составляют цель не непосредственных, а отдаленнейших исканий человечества».

Образ Ипполита и его место в романе

1.1. Образ Ипполита и его место в романе.

Замысел романа «Идиот» появился у Федора Михайловича Достоевского осенью 1867 года и в процессе работы над ним претерпел серьезные изменения. В начале центральный герой – «идиот» – был задуман как лицо морально уродливое, злое, отталкивающее. Но первоначальная редакция не удовлетворила Достоевского и с конца зимы 1867 года он начинает писать «другой» роман: Достоевский решает воплотить в жизнь свою «любимую» идею – изобразить «вполне прекрасного человека». Как ему это удалось – впервые читатели смогли увидеть в журнале «Русский вестник» за 1868 год.

Интересующий нас более всех прочих действующих лиц романа Ипполит Терентьев входит в группу молодых людей, персонажей романа, которых сам Достоевский в одном из писем охарактеризовал как «современных позитивистов из самой крайней молодежи» (XXI, 2; 120). Среди них: «боксер» Келлер, племянник Лебедева – Докторенко, мнимый «сын Павлищева» Антип Бурдовский и сам Ипполит Терентьев.

Лебедев, выражая мысль самого Достоевского, говорит о них: «…они не то, чтобы нигилисты… Нигилисты все-таки народ иногда сведущий, даже ученый, а эти – дальше пошли-с, потому что прежде всего деловые-с. Это, собственно, некоторые последствия нигилизма, но не прямым путем, а понаслышке и косвенно, и не в статейке какой-нибудь заявляют себя, а уж прямо на деле-с» (VIII; 213).

По мнению Достоевского, не раз высказываемому им в письмах и записках, «нигилистические теории» шестидесятников, отрицая религию, являвшуюся в глазах писателя единственной прочной основой нравственности, открывают широкий простор для различных шатаний мысли среди молодежи. Рост преступности и аморальности Достоевский объяснял развитием этих самых революционных «нигилистических теорий».

Пародийные образы Келлера, Докторенко, Бурдовского противопоставлены образу Ипполита. «Бунт» и исповедь Терентьева раскрывают то, что сам Достоевский в идеях молодого поколения склонен был признавать серьезным и заслуживающим внимания.

Ипполит – фигура отнюдь не комичная. Федором Михайловичем Достоевским была возложена на него миссия идейного оппонента князя Мышкина. Кроме самого князя, Ипполит – единственное действующее лицо в романе, которое имеет законченную и цельную философско-этическую систему взглядов, – систему, которую сам Достоевский не принимает и старается опровергнуть, но к которой относится с полной серьезностью, показывая, что взгляды Ипполита – это ступень духовного развития личности[8].

Как оказывается, в жизни князя был момент, когда он переживал то же, что и Ипполит. Однако разница в том, что для Мышкина выводы Ипполита стали переходным моментом на пути духовного развития к другому, более высокому (с точки зрения Достоевского) этапу, в то время как сам Ипполит задержался на ступени мышления, которая лишь обостряет трагические вопросы жизни, не давая на них ответов (См.об этом: IX; 279).

Л.М.Лотман в работе «Роман Достоевского и русская легенда» указывает, что «Ипполит является идейным и психологическим антиподом князя Мышкина. Юноша яснее других проникает в то, что самая личность князя представляет чудо»[9]. «Я с Человеком прощусь», – говорит Ипполит перед попыткой самоубийства (VIII, 348). Отчаяние перед лицом неизбежной смерти и отсутствие нравственной опоры для преодоления отчаяния заставляет Ипполита искать поддержки у князя Мышкина. Юноша доверяет князю, он убежден в его правдивости и доброте. В нем он ищет сострадание, но тут же мстит за свою слабость. «Не надо мне ваших благодеяний, ни от кого не приму, ни от кого ничего!» (VIII, 249).

Ипполит и князь – жертвы «неразумия и хаоса», причины которых не только в социальной жизни и обществе, но и в самой природе. Ипполит – неизлечимо болен, обречен на раннюю смерть. Он сознает свои силы, стремления и не может примириться с бессмысленностью, которую видит во всем вокруг. Это трагическая несправедливость вызывает возмущение и протест молодого человека. Природа представляется ему в виде темной и бессмысленной силы; во сне, описанном в исповеди, природа является Ипполиту в образе «ужасного животного, какого-то чудовища, в котором заключается что-то роковое» (VIII; 340).

Страдания, вызванные социальными условиями, для Ипполита второстепенны по сравнению со страданиями, которые причиняют ему извечные противоречия природы. Юноше, всецело занятому мыслью о своей неизбежной и бессмысленной гибели, самым страшным проявлением несправедливости представляется неравенство между здоровыми и больными людьми, а отнюдь не между богатыми и бедными. Все люди в его глазах делятся на здоровых (счастливые баловни судьбы), которым он мучительно завидует, и больных (обиженных и обкраденных жизнью), к которым он относит самого себя. Ипполиту кажется, что если бы он был здоров, уже одно это сделало бы его жизнь полной и счастливой. «О, как я мечтал тогда, как желал, как нарочно желал, чтобы меня, восемнадцатилетнего, едва одетого. выгнали вдруг на улицу и оставили совершенно одного, без квартиры, без работы. без единого знакомого человека в огромнейшем городе. но здорового, и тут-то я бы показал…» (VIII; 327).

Выход из таких душевных страданий, по убеждению Достоевского, способна дать только вера, только то христианское всепрощение, которое проповедует Мышкин. Знаменательно, что и Ипполит, и князь – оба тяжело больны, оба отвергнуты природой. «И Ипполит, и Мышкин в изображении писателя исходят из одних и тех же философско-этических посылок. Но из этих одинаковых посылок они делают противоположные выводы»[10].

То, о чем думал и что чувствовал Ипполит, знакомо Мышкину не со стороны, а по собственному опыту. То, что Ипполит выразил в обостренной, сознательной и отчетливой форме, «глухо и немо» волновало князя в один из прошлых моментов его жизни. Но, в отличие от Ипполита, он сумел перебороть свои страдания, достичь внутренней ясности и примирения, а помогли ему в этом его вера и христианские идеалы. Князь и Ипполита призывал свернуть с пути индивидуалистического возмущения и протеста на путь кротости и смирения. «Пройдите мимо нас и простите нам наше счастье!» – отвечает князь на сомнения Ипполита (VIII; 433). Духовно разъединенный с другими людьми и страдающий от этого разъединения, Ипполит может, по убеждению Достоевского, преодолеть это разъединение только «простив» другим людям их превосходство и смиренно приняв от них такое же христианское прощение.

В Ипполите борются две стихии: первая – гордость (гордыня), эгоизм, которые не позволяют ему возвыситься над своим горем, стать лучше и жить для других. Достоевский писал, что «именно живя для других, окружающих, изливая на них доброту свою и труд сердца своего, вы станете примером» (XXX, 18). И вторая стихия – подлинное, личное «Я», тоскующее по любви, дружбе и прощению. «И мечтал, что все они вдруг растопырят руки и примут меня в свои объятия и попросят у меня в чем-то прощения, а я у них» (VIII, 249). Ипполит мучается своей ординарностью. У него есть «сердце», но нет душевных сил. «Лебедев понял, что отчаяние и предсмертные проклятия Ипполита прикрывают нежную, любящую душу, ищущую и не находящую взаимности. В проникновении в «тайное тайных» человека он один сравнялся с князем Мышкиным»[11].

Ипполит мучительно ищет поддержки и понимания других людей. Чем сильнее его физические и нравственные страдания, тем нужнее ему люди, способные понять и отнестись к нему по-человечески.

Но он не решается признаться себе в том, что его мучает собственное одиночество, что главная причина его страданий – не болезнь, а отсутствие человеческого отношения и внимания со стороны других, окружающих его людей. На страдания, причиняемые ему одиночеством, он смотрит как на позорную слабость, унижающую его, недостойную его как мыслящего человека. Постоянно ища поддержки у других людей, Ипполит прячет это благородное стремление под лживой маской самоупивающейся гордости и наигранно-циничного отношения к самому себе. Эту “гордость” Достоевский представлял как главный источник страданий Ипполита. Стоит ему смириться, отказаться от своей «гордости», мужественно признаться себе в том, что нуждается в братском общении с другими людьми, уверен Достоевский, и страдания его кончатся сами собой. «Подлинная жизнь личности доступна только диалогическому проникновению в нее, которому она сама ответно и свободно раскрывает себя»[12].

О том, что образу Ипполита Достоевский придавал большое значение, говорят первоначальные замыслы писателя. В архивных заметках Достоевского мы можем прочитать: «Ипполит – главная ось всего романа. Он овладевает даже князем, но, в сущности, не замечает, что никогда не сможет овладеть им» (IX; 277). В первоначальном варианте романа Ипполит и князь Мышкин должны были в будущем решать одни и те же вопросы, связанные с судьбой России. Причем Ипполит рисовался Достоевскому то сильным, то слабым, то бунтующим, то добровольно смиряющимся. Какой-то комплекс противоречий остался в Ипполите по воле писателя и в окончательном варианте романа.

Роман Ф.М. Достоевского “Идиот” в автобиографическом контексте

Осмысление великого романа Ф.М. Достоевского “Идиот” в автобиографическом ключе. Интерпретация образа главного героя. Многогранная перекличка между автором и героем, в контексте способности наблюдать и понимать душевные движения, характеры окружающих лиц.

Название: Образ князя Мышкина и проблема авторского идеала в романе Ф. М. Достоевского Идиот.
Раздел: Сочинения по литературе и русскому языку
Тип: сочинение Добавлен 07:41:01 02 марта 2011 Похожие работы
Просмотров: 6 Комментариев: 12 Оценило: 2 человек Средний балл: 5 Оценка: неизвестно Скачать
РубрикаЛитература
Видстатья
Языкрусский
Дата добавления10.09.2013
Размер файла14,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

РОМАН Ф.М. ДОСТОЕВСКОГО «ИДИОТ» В АВТОБИОГРАФИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ

Одной из спорных проблем романа Ф.М. Достоевского «Идиот» остается интерпретация образа главного героя. Мнения современных достоевсковедов резко разделились: одни считают, что князь Мышкин воплощает идеал «положительно прекрасного человека» и является жертвой трагического развития событий; другие говорят о том, что замысел писателя о «князе Христе» не удался.

На наш взгляд, адекватное истолкование образа Мышкина невозможно вне автобиографического контекста. В связи с этим заслуживает внимания высказывание К.В. Мочульского: «Князь – художественный автопортрет Достоевского, история его – духовная биография писателя. » 1 . Аналогичный акцент сделал один из проницательных читателей Федора Михайловича В.В. Розанов: «В сущности все, что есть в произведениях самого писателя, он пережил сам, все – и высокое, и низкое. Тут не внешнее наблюдение, но внутреннее» 2 . достоевский идиот автобиография роман

Данные суждения открывают перспективу осмысления великого романа писателя в автобиографическом ключе. Обратим внимание на ряд важнейших перекличек между автором и героем.

Мышкин, как и сам Федор Михайлович, – сын дворянина и дочери московского купца. Главного героя романа писатель наделил собственной болезнью – эпилепсией. По признанию Достоевского, эпилептические припадки, с одной стороны, ввергали его в ужас, с другой вызывали неизъяснимое ощущение восторга.

Н.Н. Страхов так вспоминает о припадке эпилепсии, произошедшем с писателем: «Федор Михайлович очень одушевился и зашагал по комнате, а я сидел за столом. Он говорил что-то высокое и радостное; когда я поддержал его мысль каким-то замечанием, он обратился ко мне с вдохновенным лицом, показывавшим, что одушевление его достигло высокой степени. После этого последовал припадок» 3 .

Сравним этот эпизод из биографии автора со сценой вечера у Епанчиных, на котором князь, также находясь в состоянии необыкновенного воодушевления и умиленного восторга, падает в припадке.

Еще более значимы идеологические переклички. Через князя Мышкина писатель выразил свои заветные идеи о русском Христе, о православии и католицизме. Достоевский был убежден, что только вера в бессмертие души является истинным основанием гуманизма: «Те же, которые, отняв у человека веру в его бессмертие, хотят заменить эту веру, в смысле высшей цели жизни, “любовью к человечеству”, те, говорю я, подымают руки на самих же себя; ибо вместо любви к человечеству насаждают в сердце потерявшего веру лишь зародыш ненависти к человечеству» 4 .

Автор передал Мышкину и свое главное убеждение в том, что экономическое учение о бесполезности единичного добра есть нелепость и что все-то, напротив, на личном и основано 5 . Не случайно именно эта идея стала жизненным принципом князя. Ее обнажает в своем «Объяснении» Ипполит: «Бросая ваше семя, бросая вашу “милостыню”, ваше доброе дело в какой бы то ни было форме, вы отдаете часть вашей личности и принимаете в себя часть другой; вы взаимно приобщаетесь один к другому. С другой стороны, все ваши мысли, все брошенные вами семена, может быть уже забытые вами, воплотятся и вырастут; получивший от вас передаст другому» 6 .

Здесь налицо своеобразное совмещение точек зрения автора и героя произведения. Главным образом оно обнаруживается в религиозном аспекте. По словам Н.А. Бердяева, Ф.М. Достоевский принял христианство прежде всего как религию любви 7 , которая стала и способом существования Мышкина в мире: отсюда его необыкновенная доброта и способность к состраданию и самопожертвованию, отсутствие всякого эгоизма, всяких соображений о личных удобствах, готовность сделать другому человеку одно доброе и устранить всякую возможную неприятность или обиду для другого.

Христианство Мышкина – это «понятие о Боге как о нашем родном отце и о радости бога на человека, как отца на свое родное дитя, – главнейшая мысль Христова!» 8 . «Христианство Мышкина не ритуальное, внешнее, показное, дисциплинирующее и обуздывающее непокорную человеческую природу. Ему не нужны специальные приемы и специальное служение, ему не нужно отрубать себе палец, чтобы совладеть с соблазном, он органично и естественно живет по христианской заповеди любви к ближнему» 9 , – справедливо отмечает Г. Ребель.

«Сострадание – все христианство» 10 , – так понимал и веровал Ф.М. Достоевский. Так чувствует и действует его герой. Об этом много писали русские религиозные философы, в частности, Г.В. Флоровский: «Никогда для Достоевского не закрывался образ Божий в человеке. Не закрывался потому, что всюду его открывала любовь. Эта любовь сохраняла Достоевского от пессимизма. Она сохраняла его от испуга и страха. Он веровал от любви, не от страха. Пред духовным взором Достоевского всегда стоял образ Христа. И он свидетельствовал о бесконечности Божественной любви к человеку» 11 .

Для восприятия образа князя Мышкина в автобиографическом контексте важное значение имеют воспоминания Анны Григорьевны Достоевской, писавшей о муже: «Федор Михайлович был человеком беспредельной доброты. Он проявлял ее в отношении не одних лишь близких ему лиц, но и всех, о несчастии, неудаче или беде, которых ему приходилось слышать. Его не надо было просить, он сам шел со своей помощью. Имея влиятельных друзей (К.П. Победоносцева, Т.И. Филиппова, И. А. Вышнеградского), муж пользовался их влиянием, чтобы помочь чужой беде. Скольких стариков и старух поместил он в богадельни, скольких детей устроил в приюты. Он не жалел ни своего времени, ни своих сил, если мог оказать ближнему услугу. Помогал он и деньгами. Доброта Федора Михайловича шла иногда вразрез с интересами нашей семьи, и я подчас досадовала, зачем он так бесконечно добр, но я не могла не приходить в восхищение, видя, какое счастье для него представляет возможность сделать какое-либо доброе дело» 12 .

В любимом герое писателя русские философы отмечали те же самые качества. По мнению Н.О. Лосского, из всех видов любви к человеку князю Мышкину свойственна любовь-жалость. Когда сердце князя особенно тронуто чужим страданием, он ведет себя, как мать, утешающая ребенка. Любовь-жалость, присущая князю, есть подлинно христианская добродетель 13 . «Эстетическое чувство у людей с детски чистым сердцем всегда чрезвычайно развито. У князя Мышкина восприятие красоты природы и человека занимает много места в жизни» 14 , – продолжает известный философ в своей книге «Достоевский и его христианское миропонимание». На наш взгляд, это тоже автобиографическая черта: сам писатель рано устремился к искусству, ко всей широкой области человеческого творчества. В отрочестве он восхищался великими созданиями мировой поэзии и особенно пушкинскими стихами. Федор Михайлович посещал московские соборы и Троице-Сергиеву Лавру, пристально всматривался в древние иконы, которые оставили глубокие следы в его душе.

В своих произведениях Ф.М. Достоевский показал, что человеку свойственны взаимоисключающие душевные порывы. Антропологический принцип писателя раскрыл М.М. Бахтин в книге «Проблемы поэтики Достоевского»: «Там, где видели одну мысль, он умел найти и нащупать две мысли, раздвоение; там, где видели одно качество, он вскрывал в нем наличие и другого, противоположного качества» 15 .

Этот диалектический взгляд автор передал герою: Мышкин так же говорит о глубинах подсознания, в которых зарождаются двойные мысли: любовь и ненависть, идеал Мадонны и идеал содомский, преступление и наказание. Князь признается Келлеру: «Две мысли вместе сошлись. это очень часто случается. Со мной беспрерывно. Я, впрочем, думаю, что это нехорошо – я в этом всего больше укоряю себя. Мне даже случалось иногда думать, что и все люди так, – так что я начал было и одобрять себя, потому, что с этими двойными мыслями ужасно трудно бороться» 16 .

Важными для понимания личности писателя являются воспоминания Н.Н. Страхова. Он писал: «Все внимание его было устремлено на людей, и он охватывал только их природу и характер. Его интересовали люди, исключительно люди, с их душевным складом, образом их жизни, их чувства и мысли» 17 . Сопоставим эти высказывания с образом князя: Мышкин удивлял всех способностью наблюдать и понимать душевные движения и характеры окружающих лиц. С первого взгляда он дает меткие характеристики сестер Епанчиных, Лизаветы Прокофьевны, Гани, Настасьи Филипповны. «Такое простодушие, такая невинность и вдруг в то же время насквозь человека пронзаете, как стрела, такою глубочайшею психологией наблюдения» 18 , – говорит о князе Келлер.

Автобиографическая печать на образе князя Мышкина особенно очевидна в матримониальном контексте. Автору было знакомо ощущение «невозможного жениха» 19 , пережитое им в доме генерала Корвин-Круковского. Писатель ухаживал за старшей из его дочерей, Анной. Она слыла красавицей и идолом семьи, подобно Аглае Епанчиной. В 1865 году ей был 21 год, и «она могла назваться почти писаной красавицей» 20 . Положение Анюты в семье, в атмосфере всеобщего обожания, непомерного восхищения, совпадает с отношением Епанчиных к Аглае. Анна Васильевна так же была девушкой своевольной, не признававшей над собой никакого начала, остроумной, а часто и дерзкой, злой на язык. Томясь жизнью без дела, она постепенно отошла от интересов генеральского семейства. Острую неудовлетворенность вызывало у нее домашнее воспитание. Анна Корвин-Круковская прочла множество книг, особенные старания прилагались ею к тому, чтобы доставать запрещенные книги. Стремясь приносить хоть какую-нибудь пользу, девушка взялась за обучение грамоте дворовых мальчишек. Гувернантка, с которой Анюта была в постоянной вражде, подозревала ее в том, что она тайно убежит из дому 21 .

В разговоре с Мышкиным Аглая так же говорит о своем решении бежать из дому, о том, что она хочет в Париже учиться и «очень много книг прочла», «все запрещенные книги прочла», о своей мечте «пользу приносить» и «за- 22няться воспитанием» 22 .

Одной из частых тем разговоров писателя с А.В. Корвин-Круковской была поэзия Пушкина. В черновиках к роману, упомянув впервые пушкинский образ «рыцаря бедного», Ф.М. Достоевский записал: «Аглая о нем с Князем» 23 . Вполне вероятно, что подобный разговор имел место между Федором Михайловичем и Анной Васильевной.

По воспоминаниям жены писателя, Анна Васильевна была невестой Достоевского, но он вернул ей слово. В начале знакомства А.В. Корвин-Круковской казалось, что она, может быть, полюбит его: «.она готова была отказаться от всякого удовольствия, от всякого приглашения в те дни, когда ждала Достоевского, и, если он был в комнате, ни на кого другого не обращала внимания» 24 . Позднее в их отношениях наступил перелом: у Анны Васильевны «явилось желание противоречить ему, дразнить его» 25 , – эта особенность почти постоянно проявляется в отношении Аглаи к Мышкину, она беспрерывно «подымает на зубок» влюбленного в нее князя.

В «Воспоминаниях детства» Софья Васильевна Ковалевская подробно рассказывает о дружеском отношении писателя к ее семье. Многими чертами оно напоминает отношения Мышкина с семейством Епанчиных. Елизавета Федоровна Корвин-Круковская и писатель стали отличными друзьями, но между ними, так же как между Лизаветой Прокофьевной и Мышкиным, случались бурные размолвки, кончавшиеся примирением и бурной симпатией. Примечательно, что в характере матери С. В. Ковалевская выделяет бесконечную доброту, детскость и настойчивость «избалованного ребенка, который вправе желать и неразумного» 26 . Это соответствует тому, что князь говорит о генеральше: «вы совершенный ребенок во всем, во всем, во всем хорошем и дурном, несмотря на то, что вы в таких летах» 27 .

Из воспоминаний Софьи Васильевны явствует, что автор передал свой монолог о смертной казни главному герою романа. «В рассказе князя Мышкина о виденной им смертной казни, а также о переживаниях перед казнью со слов лица, избежавшего таковой, и о сюжете для картины в виде одной головы подвергающегося казни, несомненно, отразились более чем где-нибудь тяжелые, аффективные переживания автора, стоявшего в свое время на эшафоте и готовившегося к смертной казни, и с этой стороны рассказы эти приобретают автобиографический интерес» 28 , – отмечает А.Д. Аменицкий.

В конечном счете, можно сказать, что князь Мышкин особенно близок душе Достоевского, поэтому так много своего и отдает писатель любимому персонажу: страстную проповедь красоты, спасающей мир; «намерение поучать», наивное в глазах людского окружения; бережное, благородное отношение к женщинам; свою болезнь и философию любви; ощущения, пережитые в ожидании смерти и, самое главное, свой «символ веры».

Мы согласны с В.В. Розановым, придававшим большое значение автобиографичности творчества Ф.М. Достоевского. И хотя нельзя однозначно ответить на вопрос, стал ли сам Федор Михайлович прототипом князя Мышкина, но многогранная перекличка между автором и героем позволяет интерпретировать роман «Идиот» в автобиографическом контексте.

1 Достоевский. Жизнь и творчество // Мочульский, К.В. Гоголь. Соловьев. Достоевский. М., 1995. – С. 240.

2 Розанов, В.В. Мысли о литературе. М., 1989. С. 124.

3 Страхов, Н.Н. Воспоминания о Ф.М. Достоевском // Ф.М. Достоевский в воспоминаниях современников. М., 1964. Т. 1. С. 147.

4 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч.: в 30 т. Т. 24. Л., 1982. С. 278.

5 Там же. Т. 9. Л., 1974. С. 334.

6 Там же. Т. 8. Л., 1973. С. 406-407.

7 Бердяев, Н.А. Откровение о человеке в творчестве Достоевского //О Достоевском: (Творчество Достоевского в русской мысли 18811931 годов). М., 1990. С. 224.

8 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч. Т. 8. Л., 1973. С. 215.

9 Ребель, Г. «Кто «виноват во всем этом»?». Мир героев, структура и жанр романа «Идиот» // Вопр. лит. 2007. № 1. С. 270.

10 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч. Т. 8. Л., 1973.С. 157.

11 Флоровский, Г.В. Религиозные темы Достоевского. М., 2004. С. 54.

12 Достоевская, А.Г. Воспоминания. М., 1971. С. 373.

13 Лосский, Н.О. Достоевский и его христианское миропонимание // Лосский, Н.О. Бог и мировое зло. М., 1994. С. 236.

14 Там же. С. 247.

15 Бахтин, М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. С. 158.

16 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч. Т. 8. Л., 1973. С. 234.

17 Страхов, Н.Н. Воспоминания о Ф.М. Достоевском. С. 285.

18 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч. Т. 8. Л., 1973.С. 341.

19 Ковалевская, С.В. Воспоминания детства. Нигилистка. М., 1960. С. 89.

20 Там же. С. 112.

21 Там же. С. 152-153.

22 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч. Т. 8. Л., 1973.С. 173.

23 Там же. Т. 9. Л., 1974. С. 361.

24 Ковалевская, С.В. Воспоминания детства. С. 102.

25 Там же. С. 111.

26 Там же. С. 203.

27 Достоевский, Ф.М. Полн. собр. соч. Т. 8. Л., 1973. С. 109.

28 Аменицкий, Д.А. Эпилепсия в творческом освещении Ф. М. Достоевского // Тр. психиатр. клиники 1-го Моск. мед. ин-та. М.; Л., 1934. Вып. 4. С. 423

Размещено на Allbest.ru

Подобные документы

Необычная тревожность романа “Идиот” Федора Михайловича Достоевского. Система персонажей в романе. Подлинное праведничество, по Достоевскому. Трагическое столкновение идеального героя с действительностью. Отношения Мышкина с главными героями романа.

реферат [32,5 K], добавлен 12.12.2010

Создание романа Ф.М. Достоевского “Идиот”. Образ князя Мышкина. Речевое поведение главного героя романа. Гендерно-маркированные особенности речевого поведения персонажей. Языковые способы выражения маскулинности и феминности в художественном тексте.

дипломная работа [105,6 K], добавлен 25.10.2013

Нравственно-поэтическая характеристика романа Ф.М. Достоевского “Идиот”. История написания романа, его нарвственная проблематика. Характеристика образа Настасьи Филипповны в романе Ф.М. Достоевского, ее нравственный облик, последний период жизни.

дипломная работа [84,5 K], добавлен 25.01.2010

История и проблемы экранизаций произведений Ф.М. Достоевского. Анализ постановки романа “Идиот” в кино (фильмы И. Пырьева, А. Куросавы, В. Бортко и Р. Качанова) в сравнении с произведением, их идейная ценность и художественное воплощение в кинокартинах.

курсовая работа [57,0 K], добавлен 12.01.2011

Краткий очерк жизни, личностного и творческого становления великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского. Краткое описание и критика романа Достоевского “Идиот”, его главные герои. Тема красоты в романе, ее возвышение и конкретизация.

сочинение [17,7 K], добавлен 10.02.2009

Характеристика женских персонажей в романе Ф.М. Достоевского “Идиот”. Своеобразие авторских стратегий. Художественные средства раскрытия характеров героинь. Специфика визуального восприятия. Радикальный поворот замысла: проблема “восстановления” героинь.

дипломная работа [99,0 K], добавлен 25.11.2012

История создания романа Ф.М. Достоевского “Идиот”. Речевое поведение Настасьи Филипповны Барашковой, Аглаи Епанчиной и Веры Лебедевой, Льва Николаевича Мышкина, Гаврилы Ардалионовича Иволгина, Ардалиона Александровича Иволгина, Ипполита Терентьева.

дипломная работа [106,0 K], добавлен 25.11.2013

Общая характеристика философских идей Достоевского. Анализ философских идей в ведущих романах. “Преступление и наказание” как философский роман-разоблачение. Мотив соблазна и греховной жизни в романе “Идиот”. Идея очищения в романе “Братья Карамазовы”.

контрольная работа [35,2 K], добавлен 29.09.2014

Понятие “коннотативная лексика” в лексической системе языка. Категория эмотивности, культурный компонент семантики, стилистическое использование обращений и вводных слов. Характеристика-оценка героев романа “Идиот” в представлении литературных критиков.

дипломная работа [98,4 K], добавлен 25.05.2009

Изучение влияния наследственных заболеваний на индивидуальное самосознание, изображение психических расстройств в художественном творчестве. Исследование типов эпилептоидных характеров героев в романе Ф.М. Достоевского “Преступление и наказание”, “Идиот”.

курсовая работа [60,4 K], добавлен 21.06.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.

Ссылка на основную публикацию
×
×