×

Сочинение по картине Сурикова Портрет дочери художника Оли описание

Сочинение по картине Портрет дочери художника Оли Сурикова

Передо мной картина В.И. Сурикова, на которой изображена старшая дочь художника. Картина была создана в 1888 году и произвела настоящий фурор в мире искусства.

На портрете мы видим очень милую и грациозную девочку около 10 лет. Фигура ее еще до конца не сформировалась, она немного несуразна и неуклюжа, но с возрастом это пройдет. У девочки удивительно выразительные глаза, они смотрят прямо на зрителя. В глазах виднеются искорки лукавства и игривости. Лицо девочки еще по-детски круглое и пухлое, волосы темные и очень густые.

Смотря на картину, мы чувствуем напряженность девочки, заключающуюся в позировании. Вероятно, девочка позировала несколько часов, для ребенка это очень непросто. Она старается, прижавшись к стене понравиться художнику. Ее ярко-красное платье в мелкий горох с белым кружевным воротничком и красные колготки очень выгодно оттеняют ее черные волосы. Автор очень верно использует насыщенные цвета, которые позволяют показать яркий и живой портрет. На талии девочки красный кушак, а на ногах темные черные туфли. Все многообразие красок дает нам ощущение тепла и жизни.

Маленькая красавица держит в руказ прекрасную куклу. Сразу видно то, как девочка трепетно держит свою игрушку, которая очень похожа на свою хозяйку. У куклы тоже короткие волосы, но только светлые, такое же детское круглое личико, очень необычное розовое платье. Для девочки игрушка очень дорога, может быть, она ее самый лучший друг.

По всему внешнему виду нам становится понятно, что девочке в доме хорошо живется. Она живет в любви, ласке и заботе. Она любит своих родителей и сама любима. Ее родители боготворят ее, это видно через картину отца. Он любит её, показывая нам самую беззаботную детскую пору, а также легкий характер девочки. У нас не создается ощущение, что ребенок капризный и вредный. Всё как раз наоборот. Она сдержана и мила, возможно, немного не усидчива, как все обычные дети.

Высокие чувства отца обнажает перед зрителями автор в этой картине, потому что Суриков в своей жизни никогда не писал картины на заказ, он создавал картины только для самых близких и родных. Верно говорят люди, что у самых счастливых детей будет счастливая взрослая жизнь.

2 вариант

Портрет старшей дочери русского художника Сурикова Василия Ивановича был написан в 1888 году. Дочь мастера звали Ольгой.

Писался портрет в холодное время года. Для поддержания тепла в доме затапливали печи. Частенько, чтобы согреться, Ольга прикладывала ручки к теплому кафелю печи. В такой позе однажды и застал ее отец. Миловидность дочери вдохновили Сурикова, и через месяц в гостиной стоял портрет, где была изображена Оленька у печки во весь рост.

Портрет написан с любовью, которую можно ощутить, рассматривая изображенного десятилетнего ребенка. Девочка пухленькая. На круглом, миловидном личике, карие глаза, выразительно и игриво смотрят с картины на зрителя. В них угадывается любознательность. Легкая улыбка на губах располагает к себе. Темные, густые волосы чуть касаются белого воротничка на красном платье. Красные колготки, темные туфли. Художник прекрасно использует цветовую гамму. Девочка изображена с использованием ярких, колоритных оттенков, на фоне светлых цветов печи.

Левая ручка прижата к теплой печке, а в правой руке, девочка держит любимую куклу. Видно, что ребенку нравится эта игрушка, немного похожая на нее саму. Коротенькие волосы, только светлые, кругленькое личико, розовое платье. Наверное, не часто выпускает Оленька из рук свою любимую куклу.

Все смотрится гармонично. Ребенок немного напряжен. Выдержать долгое позирование сложно даже взрослому человеку, не говоря уже о маленькой девочки. Но Оленьке явно нравиться позировать. От ребенка веет сдержанностью. Воспитание девочки превосходное. Нет ни одной нотки баловства. Она очень любит отца и готова терпеть, пока он рисует. Во время написания портрета вся семья находилась в одной комнате, для того, чтобы Оленьки не было скучно одной позировать.

Семейный, полный чувственности портрет. Суриков никогда не писал портреты на заказ. Произведения обычно писались с родственников, в момент вдохновения художника. Портрет дочери Василий Иванович написал в период своего самого высокого творческого подъема. С полотна струится семейное счастье. Дети обязательно должны воспитываться в окружении любящих родителей.

Портрет дочери художника Оли

Популярные сочинения

Художник Айвазовский Иван Константинович был заядлым путешественником. Он не представлял жизни без покорения новых высот и визитов в другие края. За свою жизнь он сделал несметное количество визитов

«История одного города», написанная Салтыковым-Щедриным, это сатирическая пародия на происходящее в государстве.

Российский художник маринист Айвазовский получил широкую известность благодаря своим многочисленным пейзажам, основная часть которых выполнена на морскую тему. Но многогранный талант

Сочинение по картине Сурикова Портрет дочери художника Оли описание

Сочинение – описание по картине Сурикова Портрет дочери Оли

  • Страница 1 из 1
  • 1
AbramchikДата: Четверг, 01.03.2018, 16:25 | Сообщение # 1


Сочинение – описание по картине Сурикова Портрет дочери Оли

Оригинальное фото картины

На данной уникальной странице предлагаем вам прочитать и бесплатно скачать несколько примеров и образцов готовых сочинений по картине художника Сурикова Портрет дочери Оли
Данное сочинение-рассуждение и изложение по картине покажет школьнику, как лучше написать итоговое сочинение в школе на уроке. Здесь идет полный разбор картины по плану, а также можно прочитать краткое и полное описание и репортаж по картине знаменитого художника. Большое или краткое сочинение на уроке вы сможете написать самостоятельно, прочитав краткие рассказы и готовые изложения по данной картине. Вступление, описание, вывод и заключение в вашем сочинении можно списать из этих примеров, но лучше все таки придумать самостоятельно.

Открытый банк заданий. Русский язык. ФИПИ. ФГОС. ОРКСЭ. Школа России. 21 век. ГДЗ и Решебник для помощи ученикам и учителям.

Скачать бесплатно несколько вариантов уникальных сочинений – рассуждений по картине

Скачать бесплатно без регистрации проект – презентацию по картине Сурикова Портрет дочери Оли

Образец и пример краткого сочинения № 1 по картине Сурикова Портрет дочери Оли . Описание картины с планом

На картине я вижу маленькую девочку (она где-то мне ровесница). Эта родная дочь художника Сурикова. Девочка миленькая, крепенькая. Ее фигурка смотрится немного неуклюжей, но с возрастом это пройдет. Ребенок превратится в очаровательную, грациозную барышню, которую будут учить танцам. Кругленькое личико ребенка обрамляют темные густые короткие волосы, до плеч. Ее губы улыбаются. Глаза у девочки, крупные, смотрят прямо и немного лукаво. Чувствуется, что девочка старательно позирует своему отцу. Левая пухленькая ладошка прижата к белой стене. Мне так и хочется подержаться за нее, кажется, что она теплая, живая.

Она одета в красное платье в белый горошек. Колготки у нее на ногах: под цвет платья. Талия подпоясана красным кушаком. Я тоже люблю одежду, такого цвета. Она смотрится нарядно и создает мне хорошее настроение. Платье украшено большим ажурным белым воротничком. Видимо, кто-то из родственников смастерил его для девочки.
Она прижимает к себе игрушку (куклу). Заметно, что ребенок очень любит ее. Кукла даже чем-то похожа на свою хозяйку. У нее белокурые волосы и голубые глаза. Она наряжена в розовое платье. Всем девочкам нравится играть в куклы и мне тоже.

Лицо у девочки довольное и спокойное. Ей хорошо живется в этом доме, с близкими ей людьми. В семье она любимица. Отец тоже восхищается своей дочерью, поэтому и получился так хорошо у него этот портрет. Он хочет, чтобы его в памяти она навечно осталась милым маленьким ребенком. Мне кажется, что у девочки немного настырный характер, и она любит, чтобы исполняли все ее желания. Вот как своими крепкими ногами она опирается о пол. Также уверенно она идет по этой жизни. Говорят, если у ребенка счастливое детство, то такая же будет и взрослая жизнь. Хочется верить, что это сбудется.

Сочинение по картине Сурикова Портрет дочери художника Оли описание

Суриков В.И. Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве. 1888. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Трогательный «Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве» Суриков написал в 1888 году, тогда же с успехом показав его на 16-й передвижной выставке.

«Миловидное круглое личико, в обрамлении темных пышных волос, серьезно. Но это не характер, это отношение к труду отца — она позирует деловито и спокойно. Мягкость и добродушие таятся в углах твердо очерченного рта: вот-вот улыбнется весело и лукаво! Глаза, умные, пытливые, глядят из-под густой челки, а под ней угадывается чистый высокий лоб. В этом портрете так четко увиден и схвачен весь ее счастливый, мгновенно откликающийся на все, пылкий и веселый нрав.
Ножки ее в красных чулочках на фоне белого кафеля по-хозяйски устойчивы, и в том, как они расставлены, чувствуется ее уверенность и некоторая своенравность. Их контуры, мягкие, не очерченные твердой линией, в то же время дают ощущение крепких и плотных мышц под чулками. Детская, без талии, фигурка — в низко повязанном кушаке, и стоит девочка, слегка подавшись вперед. Круглый белый воротник оттеняет розовую матовость лица. И нет в этой девочке ни малейшего девчоночьего кокетства, хоть вся она пластична и грациозна — залог будущей женственности. Ладошка левой руки прижата к белому кафелю, и пальцы написаны так, что кажутся теплыми. Правой рукой Оля прижала к себе неизменную куклу Верочку, уставившуюся голубыми глазами куда-то в пространство. Белокурая шапка куклиных волос играет золотом на красном фоне, и пышное розовое платье и бархотка на шее выдают в ней парижанку.
Дивный портрет! В нем вся прелесть и живость девочки, вся чистота и гармония ее ума и души и вся любовь и восхищение отца и художника останутся жить навсегда». (Источник: Кончаловская Н. Дар бесценный: Романтическая быль./ Наталья Кончаловская. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1978. – 300с.)

Из книги Натальи Кончаловской «Дар бесценный» об истории создания портрета http://www.gennadij.pavlenko.name/ex-book?text=185

В соседней столовой молодая учительница-курсистка занималась с Олей грамматикой, готовя ее в первый класс гимназии.

— Ну вот, какой на тебе воротник — красный? — спрашивала она Олю.

— Нет… Не красный, а белый.

Василий Иванович вдруг представил себе дочь в белом воротнике поверх красного, белым горошком платья. Как оно мелькало, это платьице, в зарослях ивняка на Енисее, гасло в густой тени, а потом выпархивало на солнце и летело по песчаной отмели…

— А как ты напишешь — «не» или «ни»?

— Верно. А у меня какой воротник? Красный или белый?

— А у вас… А у вас никакого — ни красного, ни белого!

— А как ты напишешь это.

Оля думает и потом твердо решает:

Василий Иванович слушает, улыбаясь: «Ишь ты, соображает головенок-то!»

— А теперь встань и пойди туда, — говорит учительница. Слышно, как Оля отодвигает стул и торопливо шагает.

— Так! Куда ты пошла?

— Какую букву поставишь в конце?

Пауза. Оля думает.

— Букву «е» поставлю. Дательный здесь — кому, чему.

— Хорошо! — радуется учительница. — А где ты стоишь?

— Возле печки. «И» здесь будет, — торопится объяснить Оля, — потому что здесь родительный — кого, чего.

Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью.

«Вот как написать бы ее нужно», — подумал Василий Иванович и закрыл дверь…

Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. И как каждая новая картина, она заняла первое место в жизни семьи. Сначала портрет был в угле, потом начал закрашиваться. Оля была терпелива — умела позировать. И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтоб Оле не скучно было стоять.

В большом мягком кресле сидела сильно исхудавшая Елизавета Августовна и занимала Олю чтением или разговором. После поездки в Сибирь здоровье ее настолько сразу ухудшилось, что ей нужно было постоянное наблюдение врача. Лечил ее профессор Черинов. Он заходил к Суриковым почти каждый день. А Василий Иванович так доверял ему и так постоянно нуждался в его советах, что даже решил написать с него портрет, чтоб он подольше бывал у них в доме. Портрет этот висел у Суриковых в гостиной, как бы охраняя хозяйку, когда Черинова не было.

Вести хозяйство Елизавета Августовна уже не могла, гулять с дочерьми тоже ей было не под силу, и Василий Иванович все делал сам, чувствуя себя виноватым в том, что потащил жену в Сибирь. Только теперь понял он, что поездка эта «съела» Лилю. Нельзя было ей неделями плыть по воде в осенних туманах, нельзя было с больным сердцем трястись по ухабам, нельзя было испытывать его в борьбе с крутой неприязнью мамы. Ах, мама, мама. Торгошинская повадка — или душу отдаст тебе, или твою душу вымотает. Всего этого нельзя было Лиле. Вот теперь и не узнать прежней, красивой, веселой, распорядительной хозяйки дома. Недаром Лиля с таким недоверием относилась к Сибири, словно чуяла, что принесет она ей погибель, как той самой княжне Марии Меншиковой, для которой она позировала.

И в это холодное декабрьское утро, укутав ноги пледом, сидела Елизавета Августовна в кресле. Под розовой фланелевой кофточкой обрисовались ее похудевшие узкие плечи, а из-под белого чепца глядело изнуренное болезнью лицо. Она всячески старалась поддержать в себе бодрость, ей, как никогда раньше, хотелось принимать участие в их общей жизни, хотелось помочь дочке позировать, развлекать ее беседой. Разложив ящик с красками на табурете, сидя на венском стуле, Василий Иванович писал Олин портрет. Для работы он надевал старый черный пиджак, весь заляпанный красками, старые серые брюки, тоже все в пятнах. В этой одежде он чувствовал себя свободным — он не терпел специальных «блуз» и халатов, в которых обычно работают художники. Тут же бегала со своей куклой семилетняя Лена. В передней позвонили. Оля насторожилась:

— Это учительница… Анна Михайловна. Где будем заниматься?

— Веди ее в детскую, я еще здесь попишу, — сказал отец.

Оля, топая ножками, помчалась открывать дверь, усадив куклу прямо на пол возле печки…

И вот они остаются втроем. Нет, все-таки не втроем. Оля смотрит на них с холста, словно и не выбегала из комнаты.

Сочинение по картине Сурикова Портрет дочери Оли (описание). Портрет дочери О.В. Суриковой

Сегодня на уроке мы научимся:

Определять его настроение

Размышление над вопросом.

Как называется картина?

Во что любила играть она?

Какие получили результаты?

Что нужно сделать еще?

Над чем еще надо работать?

Просмотр содержимого документа
«Урок по литературному чтению Картинная галерея В. И. Суриков “Портрет дочери художника”»

Урок Картинная галерея В.И. Суриков «Портрет дочери художника»

Сегодня на уроке мы отправляемся в раздел «Картинная галерея».

Цель нашего урока состоит в том, чтобы познакомиться с репродукцией картины В. И. Сурикова «Портрет дочери художника». Что мы вспомним, узнаем, чему будем учиться? Ответить на этот вопрос нам помогут вопросы из учебника на стр. 129.

Сегодня на уроке мы научимся:

Описывать внешность человека, изображенного на портрете;

Определять его настроение

Составлять словесный портрет человека.

Описание девочки, изображенной на портрете.

Девочка стоит возле стены, возможно, это стена печи, т.к. внизу есть заслонка. Она одета в красное платье с мелкими белыми горошинами, с поясом и красным бантом. Верх платья украшает большой белый кружевной бант. На ногах девочки коричневые чулки и черные туфли. В руках у девочки красивая кукла в белом пышном платье. Девочка любит свою игрушку, поэтому крепко прижимает ее к себе, нежно обнимая куклу за талию.

У девочки веселое настроение, т.к она улыбается, глаза широко открыты. Она смотрит вперед спокойно и немного застенчиво, как будто смущается.

Размышление над вопросом.

Что если бы, Суриков сделал стену темной? (девочку было не видно, и была грустной)

Назовите фамилию художника, написавшего картину?

Как называется картина?

Определите жанр этого произведения?

Составление словесного портрета девочки.

Расскажите, какой, по-вашему, была девочка?

Во что любила играть она?

Какую задачу ставили на уроке?

Удалось решить поставленную задачу?

Какие получили результаты?

Что нужно сделать еще?

Где можно применить новые знания?

Что на уроке получилось хорошо?

Над чем еще надо работать?

Дом.задание: найти другие произведения Сурикова. Записать их названия, определить жанр, рассказать, что на них изображено.

На картине я вижу маленькую девочку (она где-то мне ровесница). Эта родная дочь художника Сурикова. Девочка миленькая, крепенькая. Ее фигурка смотрится немного неуклюжей, но с возрастом это пройдет. Ребенок превратится в очаровательную, грациозную барышню, которую будут учить танцам. Кругленькое личико ребенка обрамляют темные густые короткие волосы, до плеч. Ее губы улыбаются. Глаза у девочки, крупные, смотрят прямо и немного лукаво. Чувствуется, что девочка старательно позирует своему отцу. Левая пухленькая ладошка прижата к белой стене. Мне так и хочется подержаться за нее, кажется, что она теплая, живая.

Она одета в красное платье в белый горошек. Колготки у нее на ногах: под цвет платья. Талия подпоясана красным кушаком. Я тоже люблю одежду, такого цвета. Она смотрится нарядно и создает мне хорошее настроение. Платье украшено большим ажурным белым воротничком. Видимо, кто-то из родственников смастерил его для девочки.
Она прижимает к себе игрушку (куклу). Заметно, что ребенок очень любит ее. Кукла даже чем-то похожа на свою хозяйку. У нее белокурые волосы и голубые глаза. Она наряжена в розовое платье. Всем девочкам нравится играть в куклы и мне тоже.

Лицо у девочки довольное и спокойное. Ей хорошо живется в этом доме, с близкими ей людьми. В семье она любимица. Отец тоже восхищается своей дочерью, поэтому и получился так хорошо у него этот портрет. Он хочет, чтобы его в памяти она навечно осталась милым маленьким ребенком. Мне кажется, что у девочки немного настырный характер, и она любит, чтобы исполняли все ее желания. Вот как своими крепкими ногами она опирается о пол. Также уверенно она идет по этой жизни. Говорят, если у ребенка счастливое детство, то такая же будет и взрослая жизнь. Хочется верить, что это сбудется.

2 класс

Маленькая барышня нарисована на картине: «как живая». Мне кажется, сейчас она сорвется оттуда и побежит со мной играть.

Дочь художника позирует на фоне белой печки. Черная дверца и такие же башмачки еще ярче подчеркивают наряд девочки.

У нас в деревне, у бабушки, тоже так отапливается дом. Когда я приезжаю к ней на каникулы я люблю греться у печки. Когда она натоплена, рядом уютно и тепло. Также хорошо в доме у художника.

Вообще, вся эта картина создает хорошее настроение. Мне бы хотелось, чтобы она висела в моей комнате. А я бы просыпалась по утрам и мысленно разговаривала с девочкой, загадывала бы ей свои желания и мечты.

Маковский Константин Егорович – художник России, живший в 19-20 веке, один из представителей т.к. называемых «передвижников». Маковский родился в столице в 1839 году

19-го марта 1776 г. в семье крепостного графа А. С. Минина родился Василий Андреевич Тропинин. Отец мальчика вольный человеком, управляющим поместья, а вот семья была крепостными селянами.В 1823 г. парень получил свободу.

Сочинение по картине Тропинина Кружевница 4 класс (описание)

На картине запечатлен один момент из жизни обыкновенной крепостной крестьянки, занимающейся вышивкой.

Сочинение по картине Саврасова Грачи прилетели 2 класс (описание)

На одном из наиболее известных полотен русского художника передвижника А. Саврасова – «Грачи прилетели» изображено начало весны. Пейзаж срисован был с окраины русской деревни в Костромской области в 1871 году.

Портрет создавался зимой 1887-1888 годов в Москве, в доме Кузьмина на Смоленском бульваре, где в это время жила семья Суриковых. В письмах Сурикова сохранилось упоминание о работе над этим произведением: «Пишу я дома Олин портрет в красном платье, в котором она была в Красноярске» (Письмо П.Ф. и А.И. Суриковым от 9 сентября 1887 года // Письма. Воспоминания о художнике. – Л., 1977. С. 75.).

Крепкая, живая десятилетняя девочка, по-детски неуклюжая, стоит у белой печки. Ее прямой и открытый взгляд смотрит прямо на зрителя. Вся фигура дочери схвачена художником весьма характерно. Как всегда, в суриковских портретах нет попыток придать модели нарочитую красивость.

По семейным воспоминаниям, портрет писался при следующих обстоятельствах. «Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью. Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. Оля была терпелива – умела позировать.

И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтобы Оле не скучно было стоять. Дивный портрет

Ей вскоре горе предстоит –
Она останется без мамы.
Отец ее боготворит,
Но жизнь вмешается упрямо.

Ей много в жизни предстоит –
Болезни, голод, холод, войны.
Пока же девочка глядит
На мир доверчиво, спокойно.

Она пока что под крылом
Отца, родительского дома,
Но вскоре все пойдет на слом
И ей не избежать разлома.

Но все она перенесет
И род продолжится ее,
С годами девочка войдет
В культуры русской бытие.

И в двадцать первый век шагнут
Ее далекие потомки,
И свет культуры понесут
Сквозь лет не мерянных потемки.
(Саприцкий Э.Б.)

В картине чувствуется атмосфера семейного уюта и покоя. Портрет дочери завершает самый счастливый в личном и творческом отношении период в жизни Сурикова. В феврале 1887 года на 15-й Передвижной выставке он экспонировал «Боярыню Морозову». Картина принесла ему всеобщее признание и славу первого русского живописца в историческом жанре. Но в конце 1888 года тяжело заболевает и умирает жена художника. Начинается длинная полоса депрессии и кризиса. Он надолго уедет в Красноярск, где возродится к творчеству в работе над «Взятием снежного городка».

А дочери художника Ольге Васильевне (1878-1958) предстоит большая и интересная жизнь. Она станет женой знаменитого живописца Петра Кончаловского.Впервые они увидели друг друга, когда Пете было 16 лет, а Оле – 14. Он приходил в мастерскую отца Оли – художника Василия Сурикова – брать уроки. Но серьёзную барышню тогда больше интересовали собственные занятия в гимназии. Так что в ту мимолётную встречу подростков даже не представили друг другу. Настоящее знакомство случилось спустя десять лет. И вот это уже была любовь, пусть со второго взгляда. Через три недели Пётр и Оля поняли, что жить друг без друга не могут. Василий Суриков писал по этому поводу брату: “Нужно тебе сообщить весть очень радостную и неожиданную: Оля выходит замуж за молодого художника из хорошей дворянской семьи, Петра Петровича Кончаловского. Он православный и верующий человек”. Вскоре у супругов родилась дочь Наташа.

Их дочь и внучка Сурикова – Наталья – выйдет замуж за Сергея Михалкова, известного баснописца, драматурга, автора двух гимнов: Советского Союза и Российской Федерации. В этом браке родятся два сына – известные кинорежиссеры Никита Михалков и Андрей Михалков-Кончаловский, правнуки великого художника.

Суриков В.И. Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве. 1888. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Трогательный «Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве» Суриков написал в 1888 году, тогда же с успехом показав его на 16-й передвижной выставке.

«Миловидное круглое личико, в обрамлении темных пышных волос, серьезно. Но это не характер, это отношение к труду отца – она позирует деловито и спокойно. Мягкость и добродушие таятся в углах твердо очерченного рта: вот-вот улыбнется весело и лукаво! Глаза, умные, пытливые, глядят из-под густой челки, а под ней угадывается чистый высокий лоб. В этом портрете так четко увиден и схвачен весь ее счастливый, мгновенно откликающийся на все, пылкий и веселый нрав.
Ножки ее в красных чулочках на фоне белого кафеля по-хозяйски устойчивы, и в том, как они расставлены, чувствуется ее уверенность и некоторая своенравность. Их контуры, мягкие, не очерченные твердой линией, в то же время дают ощущение крепких и плотных мышц под чулками. Детская, без талии, фигурка – в низко повязанном кушаке, и стоит девочка, слегка подавшись вперед. Круглый белый воротник оттеняет розовую матовость лица. И нет в этой девочке ни малейшего девчоночьего кокетства, хоть вся она пластична и грациозна – залог будущей женственности. Ладошка левой руки прижата к белому кафелю, и пальцы написаны так, что кажутся теплыми. Правой рукой Оля прижала к себе неизменную куклу Верочку, уставившуюся голубыми глазами куда-то в пространство. Белокурая шапка куклиных волос играет золотом на красном фоне, и пышное розовое платье и бархотка на шее выдают в ней парижанку.
Дивный портрет! В нем вся прелесть и живость девочки, вся чистота и гармония ее ума и души и вся любовь и восхищение отца и художника останутся жить навсегда». (Источник: Кончаловская Н. Дар бесценный: Романтическая быль./ Наталья Кончаловская. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1978. – 300с.)

Из книги Натальи Кончаловской «Дар бесценный» об истории создания портрета http://www.gennadij.pavlenko.name/ex-book?text=185

В соседней столовой молодая учительница-курсистка занималась с Олей грамматикой, готовя ее в первый класс гимназии.

Ну вот, какой на тебе воротник – красный? – спрашивала она Олю.

Нет… Не красный, а белый.

Василий Иванович вдруг представил себе дочь в белом воротнике поверх красного, белым горошком платья. Как оно мелькало, это платьице, в зарослях ивняка на Енисее, гасло в густой тени, а потом выпархивало на солнце и летело по песчаной отмели…

А как ты напишешь – «не» или «ни»?

Верно. А у меня какой воротник? Красный или белый?

А у вас… А у вас никакого – ни красного, ни белого!

А как ты напишешь это.

Оля думает и потом твердо решает:

Василий Иванович слушает, улыбаясь: «Ишь ты, соображает головенок-то!»

А теперь встань и пойди туда, – говорит учительница. Слышно, как Оля отодвигает стул и торопливо шагает.

Так! Куда ты пошла?

Какую букву поставишь в конце?

Пауза. Оля думает.

Букву «е» поставлю. Дательный здесь – кому, чему.

Хорошо! – радуется учительница. – А где ты стоишь?

Возле печки. «И» здесь будет, – торопится объяснить Оля, – потому что здесь родительный – кого, чего.

Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью.

«Вот как написать бы ее нужно», – подумал Василий Иванович и закрыл дверь…

Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. И как каждая новая картина, она заняла первое место в жизни семьи. Сначала портрет был в угле, потом начал закрашиваться. Оля была терпелива – умела позировать. И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтоб Оле не скучно было стоять.

В большом мягком кресле сидела сильно исхудавшая Елизавета Августовна и занимала Олю чтением или разговором. После поездки в Сибирь здоровье ее настолько сразу ухудшилось, что ей нужно было постоянное наблюдение врача. Лечил ее профессор Черинов. Он заходил к Суриковым почти каждый день. А Василий Иванович так доверял ему и так постоянно нуждался в его советах, что даже решил написать с него портрет, чтоб он подольше бывал у них в доме. Портрет этот висел у Суриковых в гостиной, как бы охраняя хозяйку, когда Черинова не было.

Вести хозяйство Елизавета Августовна уже не могла, гулять с дочерьми тоже ей было не под силу, и Василий Иванович все делал сам, чувствуя себя виноватым в том, что потащил жену в Сибирь. Только теперь понял он, что поездка эта «съела» Лилю. Нельзя было ей неделями плыть по воде в осенних туманах, нельзя было с больным сердцем трястись по ухабам, нельзя было испытывать его в борьбе с крутой неприязнью мамы. Ах, мама, мама. Торгошинская повадка – или душу отдаст тебе, или твою душу вымотает. Всего этого нельзя было Лиле. Вот теперь и не узнать прежней, красивой, веселой, распорядительной хозяйки дома. Недаром Лиля с таким недоверием относилась к Сибири, словно чуяла, что принесет она ей погибель, как той самой княжне Марии Меншиковой, для которой она позировала.

И в это холодное декабрьское утро, укутав ноги пледом, сидела Елизавета Августовна в кресле. Под розовой фланелевой кофточкой обрисовались ее похудевшие узкие плечи, а из-под белого чепца глядело изнуренное болезнью лицо. Она всячески старалась поддержать в себе бодрость, ей, как никогда раньше, хотелось принимать участие в их общей жизни, хотелось помочь дочке позировать, развлекать ее беседой. Разложив ящик с красками на табурете, сидя на венском стуле, Василий Иванович писал Олин портрет. Для работы он надевал старый черный пиджак, весь заляпанный красками, старые серые брюки, тоже все в пятнах. В этой одежде он чувствовал себя свободным – он не терпел специальных «блуз» и халатов, в которых обычно работают художники. Тут же бегала со своей куклой семилетняя Лена. В передней позвонили. Оля насторожилась:

Это учительница… Анна Михайловна. Где будем заниматься?

Веди ее в детскую, я еще здесь попишу, – сказал отец.

Оля, топая ножками, помчалась открывать дверь, усадив куклу прямо на пол возле печки…

И вот они остаются втроем. Нет, все-таки не втроем. Оля смотрит на них с холста, словно и не выбегала из комнаты.

Сочинение по картине Сурикова Портрет дочери художника Оли описание

Суриков В.И. Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве. 1888. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Трогательный «Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве» Суриков написал в 1888 году, тогда же с успехом показав его на 16-й передвижной выставке.

«Миловидное круглое личико, в обрамлении темных пышных волос, серьезно. Но это не характер, это отношение к труду отца — она позирует деловито и спокойно. Мягкость и добродушие таятся в углах твердо очерченного рта: вот-вот улыбнется весело и лукаво! Глаза, умные, пытливые, глядят из-под густой челки, а под ней угадывается чистый высокий лоб. В этом портрете так четко увиден и схвачен весь ее счастливый, мгновенно откликающийся на все, пылкий и веселый нрав.
Ножки ее в красных чулочках на фоне белого кафеля по-хозяйски устойчивы, и в том, как они расставлены, чувствуется ее уверенность и некоторая своенравность. Их контуры, мягкие, не очерченные твердой линией, в то же время дают ощущение крепких и плотных мышц под чулками. Детская, без талии, фигурка — в низко повязанном кушаке, и стоит девочка, слегка подавшись вперед. Круглый белый воротник оттеняет розовую матовость лица. И нет в этой девочке ни малейшего девчоночьего кокетства, хоть вся она пластична и грациозна — залог будущей женственности. Ладошка левой руки прижата к белому кафелю, и пальцы написаны так, что кажутся теплыми. Правой рукой Оля прижала к себе неизменную куклу Верочку, уставившуюся голубыми глазами куда-то в пространство. Белокурая шапка куклиных волос играет золотом на красном фоне, и пышное розовое платье и бархотка на шее выдают в ней парижанку.
Дивный портрет! В нем вся прелесть и живость девочки, вся чистота и гармония ее ума и души и вся любовь и восхищение отца и художника останутся жить навсегда». (Источник: Кончаловская Н. Дар бесценный: Романтическая быль./ Наталья Кончаловская. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1978. – 300с.)

Из книги Натальи Кончаловской «Дар бесценный» об истории создания портрета http://www.gennadij.pavlenko.name/ex-book?text=185

В соседней столовой молодая учительница-курсистка занималась с Олей грамматикой, готовя ее в первый класс гимназии.

— Ну вот, какой на тебе воротник — красный? — спрашивала она Олю.

— Нет… Не красный, а белый.

Василий Иванович вдруг представил себе дочь в белом воротнике поверх красного, белым горошком платья. Как оно мелькало, это платьице, в зарослях ивняка на Енисее, гасло в густой тени, а потом выпархивало на солнце и летело по песчаной отмели…

— А как ты напишешь — «не» или «ни»?

— Верно. А у меня какой воротник? Красный или белый?

— А у вас… А у вас никакого — ни красного, ни белого!

— А как ты напишешь это.

Оля думает и потом твердо решает:

Василий Иванович слушает, улыбаясь: «Ишь ты, соображает головенок-то!»

— А теперь встань и пойди туда, — говорит учительница. Слышно, как Оля отодвигает стул и торопливо шагает.

— Так! Куда ты пошла?

— Какую букву поставишь в конце?

Пауза. Оля думает.

— Букву «е» поставлю. Дательный здесь — кому, чему.

— Хорошо! — радуется учительница. — А где ты стоишь?

— Возле печки. «И» здесь будет, — торопится объяснить Оля, — потому что здесь родительный — кого, чего.

Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью.

«Вот как написать бы ее нужно», — подумал Василий Иванович и закрыл дверь…

Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. И как каждая новая картина, она заняла первое место в жизни семьи. Сначала портрет был в угле, потом начал закрашиваться. Оля была терпелива — умела позировать. И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтоб Оле не скучно было стоять.

В большом мягком кресле сидела сильно исхудавшая Елизавета Августовна и занимала Олю чтением или разговором. После поездки в Сибирь здоровье ее настолько сразу ухудшилось, что ей нужно было постоянное наблюдение врача. Лечил ее профессор Черинов. Он заходил к Суриковым почти каждый день. А Василий Иванович так доверял ему и так постоянно нуждался в его советах, что даже решил написать с него портрет, чтоб он подольше бывал у них в доме. Портрет этот висел у Суриковых в гостиной, как бы охраняя хозяйку, когда Черинова не было.

Вести хозяйство Елизавета Августовна уже не могла, гулять с дочерьми тоже ей было не под силу, и Василий Иванович все делал сам, чувствуя себя виноватым в том, что потащил жену в Сибирь. Только теперь понял он, что поездка эта «съела» Лилю. Нельзя было ей неделями плыть по воде в осенних туманах, нельзя было с больным сердцем трястись по ухабам, нельзя было испытывать его в борьбе с крутой неприязнью мамы. Ах, мама, мама. Торгошинская повадка — или душу отдаст тебе, или твою душу вымотает. Всего этого нельзя было Лиле. Вот теперь и не узнать прежней, красивой, веселой, распорядительной хозяйки дома. Недаром Лиля с таким недоверием относилась к Сибири, словно чуяла, что принесет она ей погибель, как той самой княжне Марии Меншиковой, для которой она позировала.

И в это холодное декабрьское утро, укутав ноги пледом, сидела Елизавета Августовна в кресле. Под розовой фланелевой кофточкой обрисовались ее похудевшие узкие плечи, а из-под белого чепца глядело изнуренное болезнью лицо. Она всячески старалась поддержать в себе бодрость, ей, как никогда раньше, хотелось принимать участие в их общей жизни, хотелось помочь дочке позировать, развлекать ее беседой. Разложив ящик с красками на табурете, сидя на венском стуле, Василий Иванович писал Олин портрет. Для работы он надевал старый черный пиджак, весь заляпанный красками, старые серые брюки, тоже все в пятнах. В этой одежде он чувствовал себя свободным — он не терпел специальных «блуз» и халатов, в которых обычно работают художники. Тут же бегала со своей куклой семилетняя Лена. В передней позвонили. Оля насторожилась:

— Это учительница… Анна Михайловна. Где будем заниматься?

— Веди ее в детскую, я еще здесь попишу, — сказал отец.

Оля, топая ножками, помчалась открывать дверь, усадив куклу прямо на пол возле печки…

И вот они остаются втроем. Нет, все-таки не втроем. Оля смотрит на них с холста, словно и не выбегала из комнаты.

Полное описание сурикова портрета дочери художника. Сочинение по картине Сурикова Портрет дочери Оли (описание)

Большая семья. Верхний ряд слева направо: Екатерина Семенова (дочь Натальи Петровны Кончаловской от первого брака), Наталья Петровна Кончаловская (дочь художника), сын Михаила Петровича Кончаловского от первого брака Алексей, Эсперанса (жена Михаила Петровича Кончаловского), Михаил Петрович Кончаловский (сын художника), Андрон Кончаловский. Нижний ряд слева направо: Маргот (дочь Михаила Петровича от второго брака), Ольга Васильевна Кончаловская (жена художника), Петр Петрович Кончаловский, Лаврентий (сын Михаила Петровича от второго брака), Никита Михалков, Сергей Владимирович Михалков.

Захотелось узнать,как сложилась судьба дочери Сурикова Ольги,которую мы видели на портрете.

Среди множества работ художника Петра Кончаловского есть знаменитый «Автопортрет с женой». Два смеющихся человека на полотне держат в руках бокалы с вином. Тост за счастливую семейную жизнь остаётся за кадром.

Но каждая деталь в картине говорит о том, что два любящих сердца бьются в унисон и слова «я» для них нет. А есть слово «мы».

Впервые они увидели друг друга, когда Пете было 16 лет, а Оле – 14. Он приходил в мастерскую отца Оли – художника Василия Сурикова – брать уроки. Но серьёзную барышню тогда больше интересовали собственные занятия в гимназии. Так что в ту мимолётную встречу подростков даже не представили друг другу. Настоящее знакомство случилось спустя десять лет. И вот это уже была любовь, пусть со второго взгляда. Через три недели Пётр и Оля поняли, что жить друг без друга не могут.

Василий Суриков писал по этому поводу брату: “Нужно тебе сообщить весть очень радостную и неожиданную: Оля выходит замуж за молодого художника из хорошей дворянской семьи, Петра Петровича Кончаловского. Он православный и верующий человек”. Вскоре у супругов родилась дочь Наташа.
А через три года сын Миша. Знакомые художники удивлялись: дети нисколько не помешали работе Кончаловского. Он творил без конца, и без конца возился с наследниками: пел им колыбельные, делился красками, учил рисовать, выхаживал во время болезней

В детях Кончаловские души не чаяли, и тем не менее в доме всё было подчинено профессии отца, а дисциплина установилась железная. Капризов на тему «не хочу, не буду» сын и дочь не знали. Зато отлично усвоили понятие «надо». Учёба, уроки музыки и французского – таким было каждодневное расписание Кончаловских-младших.

На этюды за границу Пётр всегда уезжал только вместе с семьёй. Поездки возникали стихийно. За утренним кофе Пётр спрашивал жену: «Лёлечка, а не поехать ли нам поучиться у мастеров в Париж?». «Конечно, Дадочка! Сейчас соберусь!» – отвечала Ольга, уверенная, что все решения мужа – правильные. К вечеру семья уже садилась в поезд.

В Париже стараниями Ольги всё устраивалось мгновенно: снималось жильё, Пётр работал, Наташа ходила на учёбу, Ольга занималась хозяйством, гуляла с Мишей, всегда отлично выглядела и позировала мужу. Его работы она часто критиковала, но вкусу Лёлечки Пётр доверял бесконечно. Стоило ей только сказать, глядя на картину: «Ох, не то, Дадочка!», как полотно уничтожалось. О потраченном времени и вдохновении Кончаловский в такие моменты не жалел.

Когда началась Первая мировая война Пётр уехал на фронт. Проводив мужа, Ольга вернулась с вокзала и рыдала на весь дом, а потом три года писала супругу подробнейшие письма о жизни семьи. Дети дополняли их своими новостями, а Наташа ещё и стихами, сочинёнными специально для папочки. Эти письма артиллерист Кончаловский все три года войны носил на груди.

Во время революционного лихолетья семья сплотилась ещё больше. Кончаловские отказались от эмиграции, лишились квартиры, мёрзли и голодали, но Ольга продолжала заниматься с детьми иностранными языками, а Пётр по-прежнему стоял у мольберта, прекрасно зная, что его пейзажи никому сейчас не нужны. Дети, глядя на родителей верили: ничего на свете не страшно, если существует такая любовь, как у их папы с мамой.

В начале тридцатых годов Кончаловские, мечтавшие о родовом гнезде, купили в Буграх, что недалеко от Москвы, дом с мезонином. Дворянская семейная традиция – проводить лето на природе – не должна была прерываться ни при какой власти. Кончаловские своим руками привели дом в порядок. Пётр Петрович оказался замечательным садовником – сирень, розы, пионы и яблони росли у него прекрасно. Лёлечка хлопотала у плиты, Дадочка рисовал, аромат пирогов смешивался с запахом красок и все были счастливы. Когда появились внуки, их воспитывали, так же как детей: в любви и дисциплине. По воскресеньям всей семьёй ходили в церковь. И ничего не боялись, словно были уверены в невидимой, но мощной защите.

Не умеющий лукавить Кончаловский отказался рисовать портрет Сталина, не подписал пасквиль на своего друга Мейерхольда и упорно продолжал работать только над тем, что было интересно ему. Когда же началась травля, Пётр Петрович и Ольга Васильевна сохраняли олимпийское спокойствие. На одном из приёмов, когда к опальному художнику и его жене, боялись даже подойти поздороваться, кто-то посоветовал Ольге Васильевне плюнуть на недоброжелателей. Она же, стоя в вишнёвом бархатном платье с горностаем на плечах царственно ответила: «На всех плевать – слюней не хватит!».

Со стороны их жизнь выглядела на редкость удачливо. Кончаловские не бросали вызов судьбе, ни с кем не конфликтовали. Они просто сумели сохранить свой мир, свои привычки и традиции. И даже на склоне лет по-прежнему ласково называли друг друга Дадочка и

На очень трогательной картине Сурикова Василия Ивановича, мы видим девочку, которая является старшей дочерью автора по имени Ольга. Она была написана в 1888 году и имела грандиозный успех.

Через портрет зритель легко чувствует с какой любовью и грациозностью изображена эта десятилетняя девочка. Она очень хороша собой и мила, хотя у нее еще немного несуразная и не пропорциональная фигура, но это с взрослением пройдет. Её выразительные глаза, но немного лукавые и игривые смотрят прямо на нас. Она любознательна. У нее круглое спокойное лицо и черные пышные короткие волосы.

Смотря на картину, мы чувствуем напряженность девочки, заключающаяся в позировании. Она старается, прижавшись к стене понравиться отцу. Ее ярко-красное платье в мелкий горох с белым кружевным воротничком и красные колготки грамотно оттеняют ее черные волосы. Автор очень правильно пользуется насыщенными цветами, которые позволяют показать яркий и живой портрет. На талии красный кушак, а на ногах темные черные туфли. Все многообразие красок дает нам ощущение тепла и жизни.

В руках у маленькой красавицы мы видим куклу. Очень видно как трепетно и любя она держит ее, которая в свою очередь немного похожа на свою хозяйку. Это и короткие светлые волосы, и круглое лицо, и фасон розового платья. Кукла ей дорога, возможно, она ее лучший друг после родителей.

По всему внешнему виду нам становится понятно, что девочке в доме хорошо живется. Она любит своих родителей и сама любима. Родители восхищаются ей и это видно через картину отца. Он любит её, показывая зрителю прекрасную детскую пору и ее легкий детский характер. У нас не создается ощущение, что ребенок капризный и вредный. Всё как раз наоборот. Она сдержанна и мила, возможно, немного не усидчива, как все нормальные дети.

Высокие отцовские чувства проявляет автор в этой картине, ведь Серов никогда не работал по заказу, он писал портреты только для родных и любимых людей. Ведь правильно говорят, что чем счастливей и радостней детство, тем лучше сложится будущая жизнь.

Описание настроения картины Портрет дочери художника Оли

Популярные сегодня темы

Картина «Заросший пруд» написана талантливым российским художником Василием Поленовым. В его полотне преобладают все оттенки зеленого цвета. Когда картина вышла в свет, он заявил

В ней, ярко выражена гордость и ум, женщин той поры. Судя по выражению лица, можно понять, что эта женщина, не является обычной крепостной девушкой.

Одним из самых известных живописных произведений в мире является Мона Лиза. Эта картина, казалось бы, проста, но почему-то приковывает к себе взгляды множества людей.

Если рассматривать картины знаменитого художника Венецианова, то можно сделать один вполне логичный вывод, этот художник специализировался на написании портретов

Карл Брюллов – один из самых знаменитых художников XIX века. На его счету множество прекрасных портретов. Он умел отлично сочетать простоту и прекрасное владенье кистью, таким образом, он творил шедевры

Портрет дочери художника, в детстве. Картина, портрет маленькой девочки, фото – Картина, рисунки,

Магические сны Василия Сурикова

“Разумеется, Суриков – русский художник. Он не чувствует и не любит абсолютной красоты форм, и он в погоне за общим поэтическим впечатлением подчиняет чисто формальную сторону содержательной. Несомненно, это слабое место в его творчестве. Но уже за то ему спасибо, что он сумел пренебречь ложной, академически понятой красотой форм, а главное, за то, что он сумел, отдаваясь вполне своему вдохновению, найти что-то совершенно своеобразное, новое, как в рисунке, так и живописи и в красках. По краскам не только «Морозова», но все его картины прямо даже красивы. Он рядом с Васнецовым внял заветам древнерусских художников, разгадал их прелесть, сумел снова найти их изумительную, странную и чарующую гамму, не имеющую ничего похожего в западной живописи.” (А.Н.Бенуа) Его долго ценили за идейно-передвижническую правду. Теперь мы знаем: ценное в нем – глубокая правда мистической поэзии. Несмотря на грубость формы, картины Сурикова – магические сны. Такого дара сновидца я не знаю ни в ком из наших художников. Может быть, этим и объясняются его недостатки – ограниченностью вкуса и сознательного умения в сравнении с надсознательною прозорливостью. Уайльд сказал о Браунинге – он заикается тысячью ртов. О Сурикове хочется сказать: он вдохновенно-косноязычен. В его творчестве – повелительная убежденность галлюцината. Он действительно видит прошлое, варварское, кровавое, жуткое прошлое России и рассказывает свои видения так выпукло-ярко, словно не знает различия между сном и явью. Эти видения-картины фантастическим реализмом деталей и цельностью обобщающего настроения вызывают чувство, похожее на испуг. Мы смотрим на них, подчиняясь внушениям художника, и бред его кажется вещим. Правда исторической панорамы становится откровением. В трагизме воскрешенной эпохи раскрывается загадочная, трагичная глубина народной души.

Суриков в хорошем и великом, равно как и в несуразном, был самим собой. Был свободен. Василий Иванович не любил делиться своими замыслами, темами ни с кем. Это было его право, и” он им пользовался до того момента, когда творческие силы были изжиты, когда дух его переселялся в картину и уже она жила им, а Василий Иванович оставался лишь свидетелем им содеянного – не больше.

Все права защищены. Пишите письма: mail (собака) сайт
Копирование или использование материалов – только с письменного разрешения Василия Сурикова

Суриков В.И. Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве. 1888. Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Трогательный «Портрет О.В. Суриковой, дочери художника, в детстве» Суриков написал в 1888 году, тогда же с успехом показав его на 16-й передвижной выставке.

«Миловидное круглое личико, в обрамлении темных пышных волос, серьезно. Но это не характер, это отношение к труду отца – она позирует деловито и спокойно. Мягкость и добродушие таятся в углах твердо очерченного рта: вот-вот улыбнется весело и лукаво! Глаза, умные, пытливые, глядят из-под густой челки, а под ней угадывается чистый высокий лоб. В этом портрете так четко увиден и схвачен весь ее счастливый, мгновенно откликающийся на все, пылкий и веселый нрав.
Ножки ее в красных чулочках на фоне белого кафеля по-хозяйски устойчивы, и в том, как они расставлены, чувствуется ее уверенность и некоторая своенравность. Их контуры, мягкие, не очерченные твердой линией, в то же время дают ощущение крепких и плотных мышц под чулками. Детская, без талии, фигурка – в низко повязанном кушаке, и стоит девочка, слегка подавшись вперед. Круглый белый воротник оттеняет розовую матовость лица. И нет в этой девочке ни малейшего девчоночьего кокетства, хоть вся она пластична и грациозна – залог будущей женственности. Ладошка левой руки прижата к белому кафелю, и пальцы написаны так, что кажутся теплыми. Правой рукой Оля прижала к себе неизменную куклу Верочку, уставившуюся голубыми глазами куда-то в пространство. Белокурая шапка куклиных волос играет золотом на красном фоне, и пышное розовое платье и бархотка на шее выдают в ней парижанку.
Дивный портрет! В нем вся прелесть и живость девочки, вся чистота и гармония ее ума и души и вся любовь и восхищение отца и художника останутся жить навсегда». (Источник: Кончаловская Н. Дар бесценный: Романтическая быль./ Наталья Кончаловская. – Красноярск: Красноярское книжное издательство, 1978. – 300с.)

Из книги Натальи Кончаловской «Дар бесценный» об истории создания портрета http://www.gennadij.pavlenko.name/ex-book?text=185

В соседней столовой молодая учительница-курсистка занималась с Олей грамматикой, готовя ее в первый класс гимназии.

Ну вот, какой на тебе воротник – красный? – спрашивала она Олю.

Нет… Не красный, а белый.

Василий Иванович вдруг представил себе дочь в белом воротнике поверх красного, белым горошком платья. Как оно мелькало, это платьице, в зарослях ивняка на Енисее, гасло в густой тени, а потом выпархивало на солнце и летело по песчаной отмели…

А как ты напишешь – «не» или «ни»?

Верно. А у меня какой воротник? Красный или белый?

А у вас… А у вас никакого – ни красного, ни белого!

А как ты напишешь это.

Оля думает и потом твердо решает:

Василий Иванович слушает, улыбаясь: «Ишь ты, соображает головенок-то!»

А теперь встань и пойди туда, – говорит учительница. Слышно, как Оля отодвигает стул и торопливо шагает.

Так! Куда ты пошла?

Какую букву поставишь в конце?

Пауза. Оля думает.

Букву «е» поставлю. Дательный здесь – кому, чему.

Хорошо! – радуется учительница. – А где ты стоишь?

Возле печки. «И» здесь будет, – торопится объяснить Оля, – потому что здесь родительный – кого, чего.

Василий Иванович вдруг ясно представил себе Олю возле печки. Он тихо встал, приоткрыл дверь и заглянул в щелку. Оля стояла в красном платье горошками на фоне ярко-белого кафеля, прижав к нему, теплому, две своих пухлых ладони. Круглое лицо ее было освещено приветливой и веселой уверенностью.

«Вот как написать бы ее нужно», – подумал Василий Иванович и закрыл дверь…

Прошел месяц. В столовой появился мольберт с холстом, на котором в рост стояла Оля возле печки. И как каждая новая картина, она заняла первое место в жизни семьи. Сначала портрет был в угле, потом начал закрашиваться. Оля была терпелива – умела позировать. И часто вся семья вместе проводила утро в столовой, чтоб Оле не скучно было стоять.

В большом мягком кресле сидела сильно исхудавшая Елизавета Августовна и занимала Олю чтением или разговором. После поездки в Сибирь здоровье ее настолько сразу ухудшилось, что ей нужно было постоянное наблюдение врача. Лечил ее профессор Черинов. Он заходил к Суриковым почти каждый день. А Василий Иванович так доверял ему и так постоянно нуждался в его советах, что даже решил написать с него портрет, чтоб он подольше бывал у них в доме. Портрет этот висел у Суриковых в гостиной, как бы охраняя хозяйку, когда Черинова не было.

Вести хозяйство Елизавета Августовна уже не могла, гулять с дочерьми тоже ей было не под силу, и Василий Иванович все делал сам, чувствуя себя виноватым в том, что потащил жену в Сибирь. Только теперь понял он, что поездка эта «съела» Лилю. Нельзя было ей неделями плыть по воде в осенних туманах, нельзя было с больным сердцем трястись по ухабам, нельзя было испытывать его в борьбе с крутой неприязнью мамы. Ах, мама, мама. Торгошинская повадка – или душу отдаст тебе, или твою душу вымотает. Всего этого нельзя было Лиле. Вот теперь и не узнать прежней, красивой, веселой, распорядительной хозяйки дома. Недаром Лиля с таким недоверием относилась к Сибири, словно чуяла, что принесет она ей погибель, как той самой княжне Марии Меншиковой, для которой она позировала.

И в это холодное декабрьское утро, укутав ноги пледом, сидела Елизавета Августовна в кресле. Под розовой фланелевой кофточкой обрисовались ее похудевшие узкие плечи, а из-под белого чепца глядело изнуренное болезнью лицо. Она всячески старалась поддержать в себе бодрость, ей, как никогда раньше, хотелось принимать участие в их общей жизни, хотелось помочь дочке позировать, развлекать ее беседой. Разложив ящик с красками на табурете, сидя на венском стуле, Василий Иванович писал Олин портрет. Для работы он надевал старый черный пиджак, весь заляпанный красками, старые серые брюки, тоже все в пятнах. В этой одежде он чувствовал себя свободным – он не терпел специальных «блуз» и халатов, в которых обычно работают художники. Тут же бегала со своей куклой семилетняя Лена. В передней позвонили. Оля насторожилась:

Это учительница… Анна Михайловна. Где будем заниматься?

Веди ее в детскую, я еще здесь попишу, – сказал отец.

Оля, топая ножками, помчалась открывать дверь, усадив куклу прямо на пол возле печки…

И вот они остаются втроем. Нет, все-таки не втроем. Оля смотрит на них с холста, словно и не выбегала из комнаты.

Ссылка на основную публикацию
×
×