×

Сочинение Пришибеев из рассказа Унтер Пришибеев Чехова (характеристика и образ героя)

Анализ рассказа Чехова «Унтер Пришибеев»

1. История создания произведения.

Рассказ «Унтер Пришибеев» впервые вышел в свет в 1885 году (Петербургская газета, № 273), с указанием авторства — А. Чехонте. Первоначальное название рассказа — «Кляузник». Под окончательным названием рассказ вошёл в собрание сочинений Чехова.

2. Жанр произведения. Признаки жанра (жанров).

«Унтер Пришибеев» — сатирический рассказ. Особенность сатирического рассказа Чехова в том, что он подобен драматической сценке. В нём сочетается комическое и драматическое. Для сатирического рассказа характерны говорящие фамилии, диалоговое построение, отсутствие лирических отступлений. Автор никак не декларирует своего отношения к героям, читатель сам должен сделать выводы.

3. Название произведения и его смысл.

В названии произведения Чехова обычно выражена его идея. Название не раскрывает идею полностью, но в нём содержится намёк. Унтер (унтер-офицер) — нижний чин в командном составе армии, фамилия Пришибеев — говорящая, образована от глагола «пришибать». Названием читатель ориентирован на знакомство с невежественным, деспотичным солдафоном.

4. От чьего лица ведётся повествование? Почему?

Повествование от третьего лица (автора) подразумевает беспристрастность объективного наблюдателя, относительную полноту в изображении внутреннего мира героя и окружающей его среды. Вместе с тем автор может косвенно выразить своё отношение к персонажу через иронию, к которой Чехов и прибегает.

5. Тема и идея произведения. Проблематика.

Тема: Доносительство рьяных поборников порядка как отрицательное явление в обществе.

Идея: Забота об общественном порядке человека невежественного и с большим самомнением выливается в доносительство и самодурство.

Проблематика: Глупый человек в почитании закона и власти лишён рассуждения, то есть «заставь дурака Богу молиться — он лоб разобьёт».

6. Сюжет (сюжетные линии) произведения. Конфликт. Ключевые эпизоды.

Отставной армейский унтер-офицер Пришибеев увидел столпившихся людей на берегу реки. Оказалось, они собрались возле утопленника. Пришибеев решил, что толпиться — не по закону, и стал разгонять народ по домам. Здесь же стоял урядник, Пришибеев посчитал, что он не исполняет свои обязанности должным образом, так как не разгоняет людей, ведёт себя пассивно. Унтер стал требовать, чтобы урядник поставил в известность мирового судью о происшествии, на что полицейский посмеялся.

Пришибеев по своей безграмотности не знал, что мировые судьи занимаются только мелкими правонарушениями, а не серьёзными происшествиями. Урядник попытался это объяснить Пришибееву, а унтер увидел в этом пренебрежение к мировому судье, а значит, посягательство на государственные устои. Пришибеев набросился на полицейского с кулаками и — оказался под судом.

На суде попытки донести до сознания Пришибеева, что не его дело наводить порядки, оказались тщетны. Получив месяц ареста за нападение на урядника, он был крайне изумлён и не понимал, за что. А когда вышел из камеры, то по привычке, вытянув руки по швам, стал хриплым голосом разгонять толпящихся мужиков.

7. Система образов произведения.

Пришибеев — бывший унтер-офицер, каптенармус. О его внешности известно, что у него колючее лицо, выпученные глаза, вытянутые по швам руки. Говорит унтер командным хриплым голосом. Он служил в Польше, потом продолжал службу «в пожарных», позднее — швейцаром в мужской прогимназии. Женат, живёт в деревне.

Пришибеев за время службы усвоил почтение к приказам, уставам, порядку и дисциплине. Выйдя в отставку, он не видит в жизни односельчан привычного ему порядка, что кажется унтеру нарушением закона. Пришибеев самочинно возлагает на себя обязанности блюстителя порядка. Таким образом, он изводит односельчан пятнадцать лет. Пришибеев ведёт записи о «нарушениях» (сидение с огнём, пение песен и т. д.), вводит абсурдные запреты, за неповиновение прибегает к физическому воздействию.

Унтер благоговеет перед властью, во имя её выявляет неблагонадёжных, воюет с беспорядками, но по иронии судьбы эта власть отправила его на скамью подсудимых. Для Пришибеева мир перевернулся, он считает, что жить в нём невозможно. Однако привычки добровольного блюстителя в Пришибееве так укоренились, что, выйдя из-под ареста, он принялся за старое.

8. Композиция произведения.

Экспозиция — начало судебного процесса.

Завязка — случай с утопленником, нападение Пришибеева на урядника.

Развитие действия — попытки суда втолковать унтеру неправомочность его действий.

Кульминация — приговор: на месяц под арест.

Развязка: Пришибеев выходит из камеры и вновь берётся за наведение «порядка».

9. Художественные средства, приёмы, раскрывающие идею произведения.

Автор характеризует героя через его речь. Так, чтобы показать необразованность героя, он наполняет его речь несообразностями: «утоплый труп мертвого человека», «причина аттестовать всякое обстоятельство во взаимности».

Для портрета Пришибеева Чехов отбирает выразительные детали: придушенный голос, выпученные глаза, колючее лицо.

10. Отзыв о произведении.

В рассказе А.П. Чехова «Унтер Пришибеев» изображён человеческий тип, который может бытовать в любое время в разных обличьях. Самомнение, которое наводит человека на мысль, что он имеет право указывать другим, как жить, в сочетании с невежеством — уже вариант пришибеевщины.

«Сверхштатный блюститель» или «Унтер Пришибеев» Чехова

Мишенью молодого Чехова, юмориста и сатирика, было нравственное уродство, проникшее во все слои общества. В каких только формах не встречается в его рассказах эта потеря человеческого в человеке. Чинопочитание и подхалимство, самоунижение и попирание чужого достоинства, корыстолюбие, взяточничество и т. д. Всего не перечесть.

Для того чтобы представить, как Чехову удавалось на двух страницах журнала или газеты создать неприглядную картину нравственного распада личности в мрачные 80-е годы, остановимся на рассказе (1885).

«Сверхштатный блюститель»— так назвал сначала свой рассказ Чехов, и заглавие это точно передает главную черту героя: Пришибеев — добровольный доносчик, шпион не по обязанности, а, так сказать, «по любви» (раб по убеждению). После того как цензура запретила печатать рассказ, написанный для юмористического журнала «Осколки», его удалось поместить в «Петербургской газете» под заглавием «Кляузник», но в этом заглавии выпал момент добровольности (сверхштатности) кляузничества. В конце-концов Чехов остановился на том заглавии, которое, как теперь нам кажется, удачнее всего. Кто сейчас не знает, что такое пришибеевщина? Фамилия образована по давней литературной традиции от слова, обозначающего главную черту характера героя — от глагола «пришибать» (вспомним Скотинина, Собакевича, Держиморду). Цель этого унтер-офицера — пришибать на корню всякое отступление от закона и «порядка», отступление действительное или выдуманное им самим.

Этой целью Пришибеев напоминает еще одного литературного своего предшественника — будочника Мымрецова из рассказа Глеба Успенского «Будка» (1868). «Тащить и не пущать» — девиз Мымрецова. «Разойдись!» — в тон ему то и дело кричит Пришибеев.

Как всегда, Чехов направляет жало сатиры не только на героя, но и на тех, с кем тот вступает в столкновение. Из-за чего Приши-беева взяли под стражу? Из-за, выражаясь его же языком, «мертвого трупа». Утопленник лежал на берегу целые сутки (урядник сообщил о нем своему начальству, становому, «еще вчера»). Но Пришибеева, конечно, волнует не это. «Нешто в законе сказано, чтобы народ табуном ходил? — возмущается он собравшейся толпой, кричит свое обычное: «Разойдись!», пускает в ход кулаки — и вот результат: человек, рьяно защищавший закон, законом же и наказан.

Уже в этой нелепости есть то, что составляет своеобразие чеховской сатиры. У Чехова, в отличие от Щедрина, нет чистой сатиры, она у него сверкает юмористическими блестками. Пришибеев не только страшен, но и смешон.

С одной стороны, это военный служака, всю жизнь верно стоявший на страже полицейского порядка. Мрачная его биография слагается из деталей, рассыпанных, как мелкий бисер, по всему его красноречивому рассказу на суде. Оказывается, военную службу он отбывал в начале 1860-х годов в Варшаве, то есть в годы подавления царскими войсками польского восстания 1863—1864 годов (это легко высчитать: в деревне он живет уже 15 лет, перед этим 2 года был швейцаром в гимназии, а еще раньше — пожарным). Но впечатление от этих невеселых сведений, поступающих к читателю из уст героя, перемежается с комическим эффектом, который производит его речь благодаря абсурдному сочетанию слов («утоплый труп мертвого человека», «причина аттестовать всякое обстоятельство во взаимности»). Да и сама логика суждений Пришибеева очень напоминает суждения умалишенных из смешного рассказика писателя под названием «Случаи» (1883): один был помешан на тему «Сборища воспрещены» и не обедал с семьей, не ходил на выборы, другой — на тему «А посиди-ка, братец!» и сажал на определенный срок в сундук кошек, собак, кур , и т. д.

Унтер Пришибеев как будто не сумасшедший, но не помешан ли он тоже на тему «Сборища воспрещены», если, разгоняя толпу, ссылается на закон, в котором не сказано, чтобы «народ табуном ходил». И что можно сказать о человеке, который всерьез считает, что если Мавра ходит по ночам доить чужих коров, значит, она ведьма.

Незадачливость добровольного кляузника достигает высшей комической точки в сцене чтения им доноса на тех, кто «с огнем сидит». Читает он по засаленной бумажке, которую вытаскивает из кармана (с помощью этой детали Чехов дает понять, как долго и старательно заполнял Пришибеев свой «черный список», то доставая, то всовывая его обратно в карман). Но, к изумлению Пришибеева, чтение списка не радует судью, а вносит сумятицу среди должностных лиц и вызывает смех в зале. Видимо, не случайно больше всех заволновался судья: в числе провинившихся перед законностью Пришибеев назвал хорошо известную всем, в том числе и судье, вдову-солдатку, живущую в «развратном беззаконии» с Семеном Кисловым.

К концу рассказа «грозное» начало в образе унтера Пришибеева побеждается смешным. Приговоренный к аресту на месяц, Пришибеев выходит растерянно из камеры, но когда взгляд его падает на столпившихся мужиков, он — вопреки здравому смыслу — опять., кричит: «Народ, расходись! Не толпись! По домам!» И ясно, что арест его ничему не научит: с натурой своей, как пишет автор, совладать он не может. Ясно также, что перед нами не характер, не личность, а какой-то психологический курьез. Человеческие пороки молодой Чехов убивал смехом.

С годами критическое отношение Чехова к подобным отступлениям от норм человеческой личности, принявшим характер массовой болезни, стало выражаться в иных формах. В его рассказах появились серьезные, даже грустные интонации. Круг жизненных явлений, на которые был устремлен взор художника, значительно расширился.

Те же самые недостатки в людях, которые в ранних рассказах Чехов высмеивал, в произведениях 1890—1900 годов получили менее острое, но зато более сложное и глубокое толкование. Такова, например, судьба мотива пошлости в творчестве Чехова, по праву считающегося среди писателей XIX—XX веков одним из самых беспощадных врагов этой черты в людях.

Самые популярные статьи:

Домашнее задание на тему: «Сверхштатный блюститель» или «Унтер Пришибеев» Чехова.

Образ унтера Пришибеева

Проект ученицы представляет собой исследование различных источников и выводы

Скачать:

ВложениеРазмер
proekt_obraz_untera_prishibeeva_po_rasskazu_a.p._chehova.docx35.35 КБ

Предварительный просмотр:

Колоколова Анастасия Андрияновна, «Образ унтера Пришибеева (по рассказу А.П. Чехова «Унтер Пришибеев»)» Краснодарский край г. Белореченск, МБОУ СОШ № 5, 10 класс

Научный руководитель: Пшеничникова З.А., учитель русского языка и литературы МБОУ СОШ 5

конкурс учебно-исследовательских проектов школьников

«Эврика » Малой академии наук учащихся Кубани

Образ унтера Пришибеева (по рассказу А.П. Чехова

Колоколова Анастасия Андрияновна

Краснодарский край, г. Белореченск,

МБОУ СОШ № 5, 10 класс

Научный руководитель: Пшеничникова З.А.,

учитель русского языка и литературы

Цель моей работы: раскрыть образ унтера Пришибеева из рассказа А.П. Чехова «Унтер Пришибеев». Для этого были изучены литературоведческие работы, информационные источники, посвященные творчеству писателя, перечитаны рассказы Чехова, рассказ Г. Щербаковой «Унтер Пришибеев», стихотворение А. Ломунова «Унтер Пришибеев».

Во вступлении рассказываю, о чём и для чего писал А.П. Чехов.

Затем знакомлю с образом главного героя из рассказа «Унтер Пришибеев»: показываю его портрет, социальное происхождение, отношение к крестьянским мужикам и подробно характеризую его речь, так как, по мнению Чехова, именно речь ярко раскрывает умственное и духовное убожество Пришибеева.

Далее привожу примеры, что чеховский герой – не единичное явление и в доказательство знакомлю с историей создания рассказа.

В заключении привожу примеры, что «злые семена» пришибеевщины продолжают прорастать и в наше время, о чём свидетельствуют произведения современных авторов: Г. Щербаковой и А. Ломунова.

Тема исследования актуальна и интересна.

Опираясь на изученные источники, автор согласно своему возрасту умело раскрыл образ главного героя рассказа А.П. Чехова «Унтер Пришибеев», также указал, что пришибеевщина, к сожалению, продолжает давать свои «всходы» и сегодня. В доказательство ученица приводит современные произведения, в которых нашла отражение эта тема.

Чехов—изумительный мастер малого жанра. С самого начала своей творческой деятельности он стремился к предельной краткости, экономии художественных средств. Менялись приемы его письма, но основное оставалось: лаконизм, сжатость формы, уменье немногими словами сказать многое. Таковы и заглавия рассказов Чехова.

Цель моей работы: раскрыть образ главного героя из рассказа А.П. Чехова «Унтер Пришибеев»

Задача: показать, что пришибеевщиной может давать «всходы» и в наше время.

В процессе работы использовались следующие методы и приёмы:

– изучение литературоведческих работ;

– исследование Интернет – ресурсов по данной теме;

– ознакомление с современными произведениями, посвященными теме пришибеевщины.

О чем пишет Чехов в своих рассказах? Он пишет о взяточничестве, бюрократизме, подхалимстве, протекционизме, общественном равнодушии и других гримасах тогдашней уродливой жизни. Простым, ясным языком крупного художника Чехов разоблачает тупого, сонного, а иногда и рабски-лукавого российского обывателя, показывает его тусклую жизнь, говорит о его невежестве, дикости, жестокости. Сначала кажется, что

А.П. Чехов пишет о всяких мелочах, о недоразумениях, происшествиях, иногда забавных, а иногда и не очень. Но это только на первый взгляд. Если задуматься, то получается, что эти и многие другие чеховские рассказы — не о случайных происшествиях, а о чем-то гораздо более важном — о смысле жизни, о том, зачем, ради чего живет человек. Задумаемся еще вот над чем: почему так легко и просто оскорбляют многие чеховские герои других людей? Это говорит о привычке не считать человеческое достоинство чем-то важным, ценным, значительным. И, пожалуй, эта привычка — самое страшное, потому что благодаря ей человек, совершающий подлость, не чувствует этого, полагает, что поступает правильно и справедливо.. Он убежден в своей правоте, и начни доказывать ему, что человек не имеет права издеваться над другим человеком.Их самоуверенная тупость может быть смешной, но может быть и мрачной, страшной. Это бывает тогда, когда с уверенностью в собственной правоте человек вмешивается в жизнь других людей, заставляет их жить так, как ему хочется, распоряжается чужой судьбой. Тогда возникают фигуры, подобные унтеру Пришибееву. Именно такая фигура возникает в рассказе «Унтер Пришибеев».

1. Портрет Пришибеева

Герой рассказа – отставной унтер – добровольный шпион и тупой самозваный администратор. Он по-своему понимает законы и нормы человеческого поведения. Этот человек терроризирует деревню, где живет, считает, что он один знает порядки, как необходимо обращаться с людьми низшего звания. Фигура Унтера вырастает в фигуру всероссийского городового, олицетворяя самодержавную власть в России.

Облик Пришибеева раскрывается уже в начальных строках рассказа, где дается портрет обвиняемого. «Пришибеев, сморщенный унтер с колючим лицом, делает руки по швам и отвечает хриплым, придушенным голосом, отчеканивания каждое слово, точно командуя». Здесь, что ни деталь, то характеристика: лицо- «колючее» , не располагающее к себе, не открытое, а, наоборот, – лицо придиры, забияки, жестокого человека.

По своему социальному происхождению Пришибеев из крестьян, из наиболее отсталых слоев деревни. До военной службы он жил в деревне., На службе Пришибеев получил закалку и военную выправку – он «делает руки по швам»- и особую манеру речи – «отчеканивает каждое слово, точно командуя».

В армии Пришибеев дослужился до чина унтер-офицера , второго высшего солдатского чина; по занимаемой должности он был в армии каптенармусом , т.е. заведовал солдатским провиантом и обмундированием в роте, в гражданской службе он был сначала пожарным , а потом служил швейцаром в мужской классической прогимназии.

Но при всех занимаемых им должностях Пришибеев был неизменным доносителем по начальству. Добровольный соглядатай, непрошеный администратор, он всегда вмешивался даже в мирные частные дела граждан, отличаясь собачьей преданностью по отношению к власти и беспощадной, тупой жестокостью ко всем тем, кто, по его мнению, «смел власть унижать» или идти «против власти».

В городе, будучи швейцаром в прогимназии, он занимался подслушиванием чужих разговоров и, заслышав «неподходящие слова», доносил о них жандармам.

3.Отношение к крестьянам .

Вернувшись в деревню, он стал пренебрегать деревенской жизнью и начал отделять себя от простых мужиков, превращаясь в добровольного жандарма.

Пришибеев полон сознания своего превосходства над крестьянами, он смотрит на себя как на человека образованного, единственного в деревне, кто «все понимает», знает законы и порядки.

«Я не мужик, – говорит он, – я унтер-офицер, отставной каптенармус»… «Все порядки знаю-с. А мужик-простой человек, он ничего не понимает и должен меня слушать, потому – для его же пользы». Он вынес из армии и крепко усвоил одно: надо служить власти, охранять «закон», «порядки вводить». Поэтому он считает себя вправе во все вмешиваться, во все входить, всем мешать, всем читать наставления, не стесняясь в средствах вразумления, на всех и на все доносить. Пришибеев, по его мнению, действует в защиту закона. Закон не позволяет народу «табуном ходить» – и он, увидав собравшихся около трупа, кричит: «Разойдись!» Он запрещает вечером с огнем сидеть, потому что нет закона, разрешающего это. Сотскому приказывает гнать народ «взашей», пускает в ход кулаки, считая, что «без того нельзя, чтоб не побить. Ежели глупого человека не побьешь, то на твоей же душе грех». Низкий уровень его развития подчеркивается и его записной книжкой, где внесён список крестьян, «которые сидят с огнем» («Игнат Сверчок занимается волшебством, и жена его Мавра есть ведьма, по ночам ходит доить чужих коров»), и непониманием приговора судьи.

Пятнадцать лет Пришибеев наводит страх на деревню, наблюдая, «чтоб чего не вышло». «Житья от него нету, вашескородие! « Пятнадцать лет от него терпим. Замучил всех!»- жалуются судье крестьяне.

– Именно так, вашескородие! – говорит свидетель староста. – Всем миром жалимся. Жить с ним никак невозможно. С образом ли ходим, свадьбу ли, или, положим, случай какой, везде он кричит, шумит, все порядки заводит. Ребятам уши дерет, за бабами подглядывает, чтоб что не вышло, словно свекор какой… Намеднись по избам ходил, приказывал, чтоб песней не пели и чтоб огней не жгли. Закона, говорит, такого нет, чтоб песни петь».

Он решительный противник воли для народа: «Где это в законе написано, чтобы народу волю давать»? – исступленно восклицает Пришибеев. – «Я не могу дозволять-с».

Несмотря на стремление везде и всюду устанавливать порядки, Пришибеев не имеет о них никакого понятия и вместо них насаждает тюремный режим. Воплощенное ничтожество, он до смешного высокомерен. Тупой, он считает себя самым умным человеком в деревне.

4. Манеры и речь.

Для того чтобы довершить характеристику Пришибеева, необходимо обратить внимание на его манеры и речь. В его манерах есть что-то марионеточно – деревянное: говоря, он «отчеканивает каждое слово, точно командуя» и неизменно « делает руки по швам» Все это признаки морального уродства духовно опустошенного казарменной муштрой человека.

В речи, по мнению Чехова, очень ярко раскрывается умственное и духовное убожество героя. Поэтому рассказ построен так, что основное место в нем занимает речь Пришибеева в камере мирового судьи. Только изредка она прерывается отдельными возгласами и репликами крестьян, присутствующих на разборе дела. Но она построена Чеховым так, что мы видим всю дикость понятий унтера и в то же время время страшную силу этого человека в деревне. По форме его речь категорична, тавтологична и отрывиста. По содержанию лишена здравого смысла: в ней совершенно нет внутренней логики. Пришибеев изъясняется алогизмами, т.е. бессмысленными выражениями. Вот примеры его лишенных смысла речений:

«Все это дело вышло из-за, царство ему небесное, мертвого трупа».

«…смотрю – стоил на берегу куча разного народа людей».

«Разгоню я народ, а на берегу, на песочке, утоплый труп мертвого человека»

«Может, этот утоплый покойник сам утоп…»

«Может, тут уголовное смертоубийство…»

«Нешто в таких делах, когда утопшие, или удавившие, или прочее тому подобное, – нешто в таких делах становой может?»

Своим словарем и синтаксисом речь Пришибеева прекрасно характеризует указанные черты этого образа. Сознание, что он блюститель порядка в деревне, охранитель закона, раскрывается в частом употреблении им слов: «закон» («по всем статьям закона», «нешто в законе сказано», «где это в законе написано», «по какой статье свода законов» и т.д.),»право» ( «по какому полному праву»), «порядок» ( «нешто это порядок») и т.п.

Окриком звучит в его устах полицейская фраза: «Наррод, расходись!» Свою «образованность» он демонстрирует как введением в свою речь «умных» слов вроде «аттестовать», «эстафет», «акт», «классическая», так и построением отдельных фраз: «Господин мировой судья, ежели пожелают, могут тебя за такие слова в иберское жандармское управление по причине твоего неблагонадежного поведения»; «Как же, говорю, ты смеешь власть уничижать?»

5.Типичность образа Пришибеева .

Образ Пришибеева – не единичное явление, а тип и в то же время – символ. Пришибеевых было много. Недаром от Пришибеева возникло нарицательное понятие – пришибеевщина. Пришибеевщина как опасное социальное явление возможна там, где нет общественного мнения, нет «гласности», где налицо одна лишь бесправная и безгласная масса людей, где никто не может дать отпора ни одному мерзавцу, вооруженному атрибутами власти или угрозой клеветы и доноса. Пришибеевы – порождение и воплощение полицейской системы царизма со всей ее дикостью и произволом. В армии они проходили школу беспрекословного послушания царской власти и бесцеремонного обращения с ее подданными.Пришибеевы были главной опорой режима подавления и растления общественного сознания. Это Пришибеевы бессмысленно расстреливали народ. Это из них формировались кадры тайных соглядатаев и доносителей.

Рассказ «Унтер Пришибеев», как и другие рассказы Чехова, представляет собою художественное обобщение явлений жизни. Наблюдения самого Чехова над окружающей действительностью, а также газеты, давали писателю богатый материал о жизни его времени.

6. История создания рассказа «Унтер Пришибеев».

Рассказ «Унтер Пришибеев» написан в 1885 г., а окончательно обработан в 1900г. Однако еще в 1983г. Чехов работает над образом полицейского не по служебному его положению, а по призванию, из любви к делу.

Среди заметок Чехова имеется одна под заглавием «случаи помешательства».

– Я знаю одного отставного капитана, бывшего станового. Этот человек помешен на теме: «Сборища воспрещены» И только потому, что сборища воспрещены, он вырубил свой лес, не обедает с семьей, не пускает на свою землю крестьянское стадо ит.п. Когда его пригласили однажды на выборы, он воскликнул: « А вы разве не знаете, что сборища воспрещены?»

– Один отставной урядник…помешан на теме: « А посиди-ка, братец!» Он сажает в сундук кошек, собак, кур и держит их взаперти определенный срок. В бутылках у него сидят тараканы, клопы, пауки .

Уже в этих набросках намечаются основные черты унтера Пришибеева. Но вот Чехов читает в «Петербургской газете» от 9 февраля 1883г. следующую заметку: Изюм. Из Изюменского уезда в газете «Южный край» пишут: «Урядник Гавриловской волости проявляет свое усердие к службе до того, что не позволяет сельской молодежи и повеселиться в длинные зимние праздничные вечера. Вооруженный нагайкой, блюститель общественного спокойствия расхаживает в сопровождении десятников каждый вечер по селу и, застав молодежь в домах, в которых замечает светящийся огонек… «парубков» разгоняет нагайкой, а «дивчат» отправляет под конвоем десятников на ночевку в кутузку при волостном правлении».

При работе над рассказом Чехов использует из этой корреспонденции, кроме необычного усердия урядников к службе, еще одну характерную деталь – светящиеся окна. В связи с идейным замыслом рассказа эта деталь получает глубокий смысл: Пришибеев боится света. Приведенная справка из истории создания рассказ ясно говорит, как стремился Чехов через конкретные, отдельные явления раскрыть общее, существенное, характерное в жизни своего времени.

Чехов много думает и над заглавием рассказа. Сначала рассказ носил название «Сверхштатный блюститель». Потом в «Петербургской газете», где был впервые напечатан рассказ, он носит название «Кляузник». В конце-концов Чехов остановился на том заглавии, которое, как теперь нам кажется, удачнее всего. Кто сейчас не знает, что такое пришибеевщина? Фамилия образована по давней традиции от слова, обозначающего главную черту характера героя — от глагола «пришибать» (вспомним Скотинина, Собакевича, Держиморду, будочника Мымрецова). Легко понять, почему Чехов отбрасывает первые два заглавия. Они его не удовлетворяют из-за отсутствия в них конкретности. Название «Унтер Пришибеев» получает нужную писателю конкретность через фамилию Пришибеев.

Так в 1900г в собрании сочинений появляется рассказ «Унтер Пришибеев».

В современной литературе также можем найти продолжение галереи образов Пришибеевых. Александр Ломунов в своём сатирическом стихотворении «Унтер Пришибеев» пишет: «А гонору, а спеси и амбиций?/. Везде нас встретит «Унтер Пришибеев»,/ И от него спасенья – просто нет!».

В рассказе Галины Щербаковой предстаёт перед нами современный тупой, самоуверенный блюститель порядка в посёлке Щербиновка. Автор вспоминает об одном случае из своей жизни, который свёл её с представителем власти. Читая рассказ, поражаешься сходству поселкового милиционера с чеховским героем: та же вседозволенность, та же уверенность во всём, что делает. «Ему бы жезл,…чем не царь…», – пишет автор. Далее мы читаем: «Вы что ведёте себя как унтер Пришибеев?»

Сравнивая образы Пришибеевых, показанных на страницах литературы XXI века с Чеховским Пришибеевым, можно сделать вывод, что, к сожалению, «злые семена» пришибеевщины продолжают давать всходы.

“Унтер Пришибеев” Чехов

Рассказ этот был написан А.П. Чеховым в 1885 году и изначально носил характер сценки под названием «Кляузник». Подписан он был псевдонимом А. Чехонте. В начале сентября 1885 года Антон Павлович предал рассказ в журнал «Осколки», озаглавив его уже как «Сверхштатный блюститель». Однако в середине сентября редактор журнала Н.А. Лейкин вернул его автору, мотивируя свой отказ затянутостью и отсутствием юмористичности рассказа. Цензор журнала в свою очередь сослался на то, что излишняя критика существующих полицейских порядков совершенно не допустима.

В конце сентября всё тот же Н.А. Лейкин предпринял попытку спасти рассказ и предложил Чехову отправить его в «Петербургскую газету». В сопроводительной записке к корректуре рассказа Лейкин посоветовал Чехову вновь переписать рассказ, чтобы не было видно рецензий цензурной комиссии и по возможности смягчить описание главного героя. Антон Павлович внял совету и дал рассказу наименование «Кляузник», давая понять, что Пришибеев кляузник по зову души, а не какой-нибудь шпион-наймит.

В добавление к этому Чехов слегка изменил описание героя рассказа, убрав излишнюю резкость. Предпринятая правка возымела своё действие, и уже в начале октября 1885 года рассказ увидел свет, напечатанным в «Петербургской газете». Однако в собрание сочинений А.П. Чехова это произведение входит под знакомым современному читателю названием «Унтер Пришибеев». В окончательном варианте реплики Пришибеева лаконичнее и лишены утрированной комичности.

«Унтер Пришибеев» краткое содержание

Общественно-политический строй России конца 19 века представлен ярко выраженным самодержавием. Император Николай II в это время при проведении очередной переписи населения называет себя «хозяином земли российской». На местах управление народом взяла на себя несчетная армия чиновников и полицейских. Разного рода урядники, старшины, сотские были наделены огромной властью. Но мало было их – приветствовались усилия сверхштатных блюстителей и добровольных защитников закона. Гражданская жизнь была устроена таким образом, что всячески поощрялось доносительство, наушничество, кляузничество. Расплодилось великое множество самостийных шпионов, доносчиков по призванию. Они представляли собой великое зло для народа.

В образе Пришибеева А.П. Чехов изобразил именно такого «сверхштатного блюстителя». Унтер твёрдо усвоил правило, заключавшееся в том, что «народу волю давать нельзя», народ должен уважать власть. А если народ не подчиняется, то надо устранить «непорядок», «пришибить». Отсюда, кстати, и возникновение фамилии – Пришибеев. Главный персонаж рьяно защищает самодержавную власть. В условиях тотальной слежки и шпионажа, культивируемых властью России в 80-х годах XIX века он является символом реакционно-полицейского строя.

Персонаж унтера Пришибеева характеризует собой массовое распространение соглядатаев в царской России. Существование подобного явления возможно лишь в обществе, где отсутствует общественное мнение, где нет свободы слова. Именно таким обществом была царская Россия конца 19 века. Никто из крестьян не мог дать достойного отпора типам, подобным унтеру Пришибееву.

Отсутствие образованности широких слоев населения, темнота и запуганность народа давали широкий простор для процветания тупого упрямства и самодовольной уверенности в своей непогрешимости Пришибеевых. На стороне унтера атрибуты власти, а также страх простого люда перед клеветой и доносом. Именно такие Пришибеевы проходили практику бесчеловечного обращения с простым народом в армии, а затем и в полицейских рядах, подавляя любые восстания и волнения, бессмысленно расстреливая недовольных.

Cатирический характер рассказа

Пришибеев, этот добровольный администатор с непомерным желанием услужить власти, привести всех и вся к порядку в его понимании этого слова, остро сатирически показан А.П. Чеховым. Автор не оставил без внимания такие качества в поведении главного персонажа как покорность раба, тупое упрямство, обедненный духовный мир. Острого сатиризма в своем Чехов добивается при помощи специальных литературных приемов, выбирая наиболее отталкивающие характеристики в описании Пришибеева. Здесь и «колючее лицо», и «вытянутые по швам руки», и «хриплый придушенный голос».

Предельно резко описана Чеховым ограниченность взглядов Пришибеева. Ведь унтеру везде и во всем видятся вольнодумства, непослушание и анархия. Поют ли песни крестьяне, зажигают ли свет по вечерам в домах – везде чудится «непорядок». «Кто позволил?», «Как посмели?». Нельзя народу ни смеяться, ни вести беседы между собой. Чехов показывает с присущим ему остроумием, как Пришибеев во всем видит «беспорядки» и повсюду улавливает «политические слова».

Умственное и духовное убожество, невежество и тупость Пришибеева прекрасно переданы А.П. Чеховым в речи главного персонажа. Он говорит, например, «труп мертвого человека», «по слабости болезни» (видимо, подразумевая слабость здоровья), «скалите зубья», «эстафет», «жалятся». Чехов показывает, что в своей речи Пришибеева непрерывно сыплет словами «составить акт», «взыскивать», «угнать». Настойчиво унтер ссылается на закон, применяя такие выражения: «По какому такому основанию?», «По какой статье свода законов?». Автор ярко сатирически характеризует Пришибеева, не способного даже при помощи всех «законных актов» выразить свою мысль: «По всем статьям закона выходит причина аттестовать всякое обстоятельство по взаимности».

Сатира и талант Чехова позволяют ему в рассказе «Унтер Пришибеев» художественно обобщить острые явления жизни. Действительно сама жизнь того времени давала Чехову богатый материал к написанию своих сатирических произведений. Ведь, несмотря на проведенные в России реформы, ничего не изменилось в отношении власть придержащих к простому народу. Прошло двадцать лет с тех пор, но Пришибеев все также груб с людьми, ведет себя деспотически необузданно. Чехов обличает презрение Пришибеева к крестьянам всего одной фразой «Мужик — простой человек, он ничего не понимает».

Казалось бы, рассказ смешной, но все сатирические моменты совсем не веселят, а напротив, заставляют серьёзно задуматься о многих проблемных явлениях. Произведение Чехова способно поднимать на борьбу с изжившим себя самодержавным строем, насилием, произволом и несправедливостью.

Рассказ Чехова “Толстый и тонкий” – это произведение раннего Чехова, тема этого рассказа – чинопочитание, причем чинопочитание самое низменное и отвратительное.

Наша следующая статья посвящена произведениям Чехова, которые он рекомендовал к прочтению детям. Не так много рассказов он создал специально для них.

Мастерство писателя

Рассказ «Унтер Пришибеев» зачислен в ранг общественного достояния. Ещё при жизни А.П. Чехова это произведение было переведено на немецкий, чешский, болгарский и сербохорватский язык. Чехов – непревзойденный мастер произведений малого формата. Он всегда стремился к лаконичности и краткости. Его коньком всегда была сжатость формы. Восхищает способность Антона Павловича сказать многое немногими словами. В рассказе «Унтер Пришибеев» Чехов обличает повсеместно распространившееся подглядывание и подслушивание.

Осуждение донощиков
В лице Пришибеева автор гневно клеймит самозваных шпионов и кляузников. Вместе с тем не щадит он и представителей власти, потворствующих сверхштатным блюстителям.

По ходу рассказа может показаться, что представитель закона настроен против Пришибеева и даже приговаривает к месячному аресту. На самом деле власти были заинтересованы в таких «унтерах», доносчиках по зову души. Несмотря на период времени после реформы, народу не давалось никакой свободы. Чехов бесстрашно обнажает лицемерие тогдашних судов.

В произведении Чехова образ Пришибеева перерос в образ общероссийского городового. Он стал олицетворением власти самодержавия в дореволюционной России. Имя «Унтер Пришибеев» стало именем нарицательным, характеризующим людей, во всё вмешивающихся, желающих навести повсюду самочинный порядок, любящих поучать.

Образ России в ранних рассказах Чехова

Скачать сочинение
Тип: Анализ творчества поэта/писателя

В первой половине 80-х годов 19 века А.П. Чехов выпустил несколько сборников рассказов – «Сказки Мельпомены» (1884), «Пёстрые рассказы» (1886), «В сумерках» (1887), «Невинные речи» (1887). Их основу составляли юмористические произведения писателя. Но, несмотря на веселый, задорный смех, которым искрятся эти небольшие рассказы, далеко не все они носят развлекательный характер. Во многих из ранних произведений Чехова явно слышна резкая сатирическая нота, которая найдет свое развитие в творчестве писателя позднее.
В таких рассказах А.П. Чехова, как «Смерть чиновника», «Маска», «Хамелеон» (1884), «Унтер Пришибеев» (1885), дана серьёзная критика современной писателю действительности. С помощью традиционных для сатирической литературы (Н.В. Гоголь, М.Е. Салтыков-Щедрин) приемов Чехов рисует перед нами картину России второй половины 19 века.
Так, в рассказе «Унтер Пришибеев» главный герой становится символом реакции, полицейской силы, тормозящей развитии страны, губящий собственный народ. У этого героя «говорящая» фамилия и «говорящая» внешность: «сморщенный унтер с колючим лицом, делает руки по швам и отвечает хриплым, придушенным голосом, отчеканивая каждое слово, точно командуя».
Пришибеев с маниакальной настойчивостью следит за тем, чтобы крестьяне «песней не пели», «огней не жгли», «табуном» не ходили. Унтер полностью убежден, что он один имеет право наводить порядок: «Никто порядков настоящих не знает, во всем селе только я один, можно сказать, ваше высокородие, знаю, как обходиться с людями простого звания, и, ваше высокородие, я могу все понимать».
Пришибеев боготворит власть как явление. Все, что исходит от этой власти, он считает единственно верным, неприкосновенным, почти священным. Поэтому, когда в народе герой замечает «неуважение» к власти (в лице мирового судьи), то не может сдержать себя. Он делает все, чтобы хоть немного восстановить уважение: «Обидно стало, что нынешний народ забылся в своеволии и неповиновении, я размахнулся и. » И недоумевает, когда видит, что судья, ведущий его дело, встает на сторону обвиняющих. По мнению Пришибеева, люди, представляющие власть, – это одна каста, которая должна иметь одинаковые убеждения, одинаковый взгляд на мир.
Чехов показывает нам, что герой превратился в робота, четко выполняющего инструкции, но потерявшего душу, свою индивидуальность. Пришибеев в своем стремлении к порядку доходит до абсурда, он жалок и смешон. Однако за этой нелепой фигурой встает огромная машина подавления, тотального контроля, существовавшая в России.
В ряде рассказов Чехов подчёркивает «алогизм и абсурдность» самодержавно-полицейского режима. Одним из лучших произведений писателя, посвященных этой теме, является рассказ «Хамелеон». В нем распространенный человеческий порок – способность изменять свое мнение в зависимости от обстоятельств – ярко раскрывает сущность российской власти. Чехов рисует ее как полностью «прогнившую», коррумпированную, ориентирующуюся не на закон, а на «сильных мира сего».
Главный герой рассказа, полицейский надзиратель Очумелов, оказывается втянутым в разбирательство уличного беспорядка. Случилось мелкое происшествие – собака укусила за палец золотых дел мастера Хрюкина. Поначалу Очумелов, не раздумывая, решает уничтожить собаку: «А собаку истребить надо. Не медля! Она наверное бешеная. » А также найти хозяина и наказать его «хорошенько».
Мы видим, что герой чувствует себя всевластным. Он здесь хозяин и может делать все, что ему заблагорассудится. Но вот возникает одна небольшая, но существенная деталь – выясняется, что собака принадлежит генералу Жигалову. От этой новости Очумелова бросает в жар: «Генерала Жигалова? Гм. Сними-ка, Елдырин, с меня пальто. Ужас, как жарко!»
И тут же, как истинный «хамелеон», герой встает на сторону собаки. Теперь виновным этого происшествия он считает Хрюкина. Но через минуту опять «перебегает» на сторону укушенного – вроде бы у генерала нет собак, похожих на эту «подлость». В итоге выясняется, что кусачий пес принадлежит «генералову брату». А следовательно, эта собака – особа неприкосновенная. Потерпевший Хрюкин оказывается виноватым и становится посмешищем для зевак. А успокоившийся Очумелов, вновь надев маску хозяина города, «продолжает свой путь по базарной площади».
В рассказе «Толстый и тонкий» (1883) раскрыта другая сторона жизни России – чиновничья. Здесь, впрочем, как и везде, царит пресмыкательство слабых и полное всевластие сильных. Важно, что «табель о рангах» регулирует все человеческие чувства и отношения, проникает в сферу любви и дружбы. Так, теплая встреча двух старых друзей мгновенно перерастает в подобострастное пресмыкание, когда один друг узнает, что другой дослужился уже до «тайного»: «Тонкий вдруг побледнел, окаменел, но скоро лицо его искривилось во все стороны широчайшей улыбкой; казалось, что от лица и глаз его посыпались искры. Сам он съежился, сгорбился, сузился. »
Вся искренность и теплота моментально пропали, остались лишь лицемерие и страх. «Толстый» попытался восстановить прежний тон, но это было решительно невозможно. Поэтому он лишь «отвернулся от тонкого и подал ему на прощанье руку».
Таким образом, ранние рассказы Чехова – это не только задорный смех и юмористическое изображение мира. Во многих произведениях писателя сатирически изображаются различные стороны общественной жизни России, выражающие и отражающие существенные черты национального характера, русской жизни в целом.

0 человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Чехов А.П. / Разное / Образ России в ранних рассказах Чехова

Смотрите также по разным произведениям Чехова:

“Сверхштатный блюститель” или “Унтер Пришибеев” Чехова

Мишенью молодого Чехова, юмориста и сатирика, было нравственное уродство, проникшее во все слои общества. В каких только формах не встречается в его рассказах эта потеря человеческого в человеке. Чинопочитание и подхалимство, самоунижение и попирание чужого достоинства, корыстолюбие, взяточничество и т. д. Всего не перечесть.

Для того чтобы представить, как Чехову удавалось на двух страницах журнала или газеты создать неприглядную картину нравственного распада личности в мрачные 80-е годы, остановимся на рассказе .

“Сверхштатный блюститель”- так назвал сначала свой рассказ Чехов, и заглавие это точно передает главную черту героя: Пришибеев – добровольный доносчик, шпион не по обязанности, а, так сказать, “по любви” . После того как цензура запретила печатать рассказ, написанный для юмористического журнала “Осколки”, его удалось поместить в “Петербургской газете” под заглавием “Кляузник”, но в этом заглавии выпал момент добровольности кляузничества. В конце-концов Чехов остановился на том заглавии, которое, как теперь нам кажется, удачнее

Фамилия образована по давней литературной традиции от слова, обозначающего главную черту характера героя – от глагола “пришибать” . Цель этого унтер-офицера – пришибать на корню всякое отступление от закона и “порядка”, отступление действительное или выдуманное им самим.

Этой целью Пришибеев напоминает еще одного литературного своего предшественника – будочника Мымрецова из рассказа Глеба Успенского “Будка” . “Тащить и не пущать” – девиз Мымрецова. “Разойдись!” – в тон ему то и дело кричит Пришибеев.

Как всегда, Чехов направляет жало сатиры не только на героя, но и на тех, с кем тот вступает в столкновение. Из-за чего Приши-беева взяли под стражу? Из-за, выражаясь его же языком, “мертвого трупа”.

Утопленник лежал на берегу целые сутки . Но Пришибеева, конечно, волнует не это. “Нешто в законе сказано, чтобы народ табуном ходил? – возмущается он собравшейся толпой, кричит свое обычное: “Разойдись!”, пускает в ход кулаки – и вот результат: человек, рьяно защищавший закон, законом же и наказан.

Уже в этой нелепости есть то, что составляет своеобразие чеховской сатиры. У Чехова, в отличие от Щедрина, нет чистой сатиры, она у него сверкает юмористическими блестками. Пришибеев не только страшен, но и смешон.

С одной стороны, это военный служака, всю жизнь верно стоявший на страже полицейского порядка. Мрачная его биография слагается из деталей, рассыпанных, как мелкий бисер, по всему его красноречивому рассказу на суде. Оказывается, военную службу он отбывал в начале 1860-х годов в Варшаве, то есть в годы подавления царскими войсками польского восстания 1863-1864 годов . Но впечатление от этих невеселых сведений, поступающих к читателю из уст героя, перемежается с комическим эффектом, который производит его речь благодаря абсурдному сочетанию слов . Да и сама логика суждений Пришибеева очень напоминает суждения умалишенных из смешного рассказика писателя под названием “Случаи” : один был помешан на тему “Сборища воспрещены” и не обедал с семьей, не ходил на выборы, другой – на тему “А посиди-ка, братец!” и сажал на определенный срок в сундук кошек, собак, кур, и т. д.

Унтер Пришибеев как будто не сумасшедший, но не помешан ли он тоже на тему “Сборища воспрещены”, если, разгоняя толпу, ссылается на закон, в котором не сказано, чтобы “народ табуном ходил”. И что можно сказать о человеке, который всерьез считает, что если Мавра ходит по ночам доить чужих коров, значит, она ведьма.

Незадачливость добровольного кляузника достигает высшей комической точки в сцене чтения им доноса на тех, кто “с огнем сидит”. Читает он по засаленной бумажке, которую вытаскивает из кармана . Но, к изумлению Пришибеева, чтение списка не радует судью, а вносит сумятицу среди должностных лиц и вызывает смех в зале. Видимо, не случайно больше всех заволновался судья: в числе провинившихся перед законностью Пришибеев назвал хорошо известную всем, в том числе и судье, вдову-солдатку, живущую в “развратном беззаконии” с Семеном Кисловым.

К концу рассказа “грозное” начало в образе унтера Пришибеева побеждается смешным. Приговоренный к аресту на месяц, Пришибеев выходит растерянно из камеры, но когда взгляд его падает на столпившихся мужиков, он – вопреки здравому смыслу – опять., кричит: “Народ, расходись! Не толпись!

По домам!” И ясно, что арест его ничему не научит: с натурой своей, как пишет автор, совладать он не может. Ясно также, что перед нами не характер, не личность, а какой-то психологический курьез. Человеческие пороки молодой Чехов убивал смехом.

С годами критическое отношение Чехова к подобным отступлениям от норм человеческой личности, принявшим характер массовой болезни, стало выражаться в иных формах. В его рассказах появились серьезные, даже грустные интонации. Круг жизненных явлений, на которые был устремлен взор художника, значительно расширился.

Те же самые недостатки в людях, которые в ранних рассказах Чехов высмеивал, в произведениях 1890-1900 годов получили менее острое, но зато более сложное и глубокое толкование. Такова, например, судьба мотива пошлости в творчестве Чехова, по праву считающегося среди писателей XIX-XX веков одним из самых беспощадных врагов этой черты в людях.

Ссылка на основную публикацию
×
×