×

Анализ повести Сорока-воровка Герцена

Александр Иванович Герцен
1812—1870

«Сорока -воровка».

Вслед за романом «Кто виноват?» Герцен пишет повесть «Сорока -воровка» и посвящает ее М. С. Щепкину. Созданная в январе 1846 года, она смогла появиться в свет с большими цензурными искажениями лишь в 1848 году. В основу ее был положен действительный случай, происшедший с артисткой Кузьминой в Орловской труппе графа С. М. Каменского. Герцен услышал его из уст М. С. Щепкина, с которым познакомился в Москве в 1839 году.

«Сорока -воровка» продолжает антикрепостническую тему всех предшествующих произведений писателя. Весьма оригинальная по структуре, эта повесть сочетает публицистичность и яркую художественность. Повесть открывается спором на тему, «почему в России нет талантливых актрис». Дискуссия развертывается между демократом (остриженным под гребенку), либералом-западником (вовсе не стриженным) и славянофилом (остриженным в кружок). По сути дела, это спор об условиях и возможностях развития русского искусства, всей русской культуры. Славянофил, проповедуя патриархальную покорность, утверждает, что место русской женщины, преданной семье, поглощенной ее интересами, «дома , а не на позорище». По его мнению, она скромная, покорная, безгласная, «никогда не привыкнет выходить на помост сцены». Поэтому так мало крупных русских актрис. Западник-космополит, проявляя барское пренебрежение ко всей отечественной культуре, считает, что русская женщина не способна стать большой артисткой по своей национальной ограниченности, по бедности культуры, по примитивизму мысли и чувств. Демократ, оспаривая мнения того и другого, видит причину недостатка русских артисток лИшь в положении русской женщины, занятой семейными обязанностями и лишенной образования. Об этом споре Белинский сказал: «Прелесть , умно чертовски». Дискуссия решается в пользу демократа. Знаменитый артист рассказывает о крепостной артистке, виденной им в небольшом провинциальном городке в труппе князя Скалинского — помещика-мецената.

Искусство композиции образов крепостной артистки и мецената заключается в том, что они лепятся постепенно, приобретая все большую ясность и рельефность. Великая, человечески прекрасная артистка возникает в начале рассказа перед читателями явно символически в глубоко родной ей роли несчастной Ане-ты из исторической мелодрамы Кенье и д’Обиньи «Сорока -воровка» ( «La pie voleuse»). Уже здесь, в ее игре, гордое сознание своей правоты. Она показана затем в условиях казарменно-тюремного застенка, в противопоставлении себялюбиво-чванливому тирану — меценату Скалинскому, применяющему к ней самые жестокие средства истязания. В обрисовке князя Скалинского используются приемы сатиры. Ведущие свойства его характера — тщеславная надменность, необузданный деспотизм, лицемерие, мстительность, грубость крепостника, видящего в подвластном не человека, а раболепного холопа, обязанного беспрекословно выполнять все желания господина. Образ «просвещенного » мецената постепенно, но последовательно разоблачается. Оказывается, что у этого человека «огромного вкуса» и с «тактом роскоши» все артисты живут взаперти, за малейшую провинность их сажают «в сибирку», за ними шпионят. Трагическая история исполнительницы роли Анеты окончательно срывает с него ложную маску мецената.

В рассказе артиста искусно сочетается повествование от первого лица с диалогом. При этом в диалоге индивидуальность обоих собеседников очерчена с изумительной рельефностью. Лишь тонкий знаток человеческой психологии, мастер сценического искусства и художник слова, каким рекомендуется «известный художник» — артист, мог с такой проникновенностью понять и с такой выпуклостью воспроизвести все оттенки игры крепостной артистки в роли Анеты. Только женщина могучей нравственной силы и незаурядной культуры, какой является крепостная артистка, побывавшая в Италии и Франции, видевшая Тальму и Марс (Анна Буте), могла рассказать свою историю с такой потрясающей простотой сердечности.

Герцен, будучи истинным художником, возвел жизненный эпизод до огромного обобщения. Его рассказ о судьбе крепостной актрисы перерастает в критику всего крепостного строя. Рисуя в повести горестную историю выдающейся крепостной актрисы, сохранившей свою человеческую гордость и в уничижении, в рабстве, писатель утверждает гениальную даровитость, неисчерпаемые творческие возможности, духовное величие порабощенного русского народа. Против крепостничества, за свободу личности, за эмансипацию женщины — такова основная идейная направленность повести. «Герцен , — писал Горький, — первый в 40-х годах в своем рассказе „Сорока-воровка“ смело высказался против крепостного права».

Сюжет повести “Сорока-воровка”

Взаимоотношения крепостной актрисы и ее владельца, помещика Скалинского, положенные в основу сюжета «Сороки-воровки», и раскрывают это трагическое противоречие между полным бесправием женщины и внутренней силой ее нравственного самоутверждения, перед которой вынуждены отступать самые грубые инстинкты.

Скалинский видит в талантливой актрисе свою «крепостную девку». Но морально она стоит гораздо выше его. Аннета из “Сороки-воровки” по своему характеру и по своей судьбе очень близка к Любе Круциферской из романа “Кто виноват?”. И для нее пробуждение обернулось гибелью.

В повести “Сорока-воровка” Герцен обнажает пагубное влияние крепостничества на развитие искусства, ратует за личную и творческую свободу деятелей сцены.

Повесть открывается спором на тему, «почему в России нет талантливых актрис». Дискуссия развертывается между демократом (остриженным под гребенку), либералом-западником (вовсе не стриженным) и славянофилом (остриженным в кружок). По сути дела, это спор об условиях и возможностях развития русского искусства, всей русской культуры.

Славянофил, проповедуя патриархальную покорность, утверждает, что место русской женщины, преданной семье, поглощенной ее интересами, «дома, а не на позорище». По его мнению, она скромная, покорная, безгласная, «никогда не привыкнет выходить на помост сцены». Поэтому так мало крупных русских актрис. Западник-космополит, проявляя барское пренебрежение ко всей русской культуре, считает, что русская женщина не способна стать большой артисткой по своей национальной ограниченности, по бедности культуры, по примитивизму мысли и чувств. Демократ, оспаривая мнения того и другого, видит причину недостатка русских артисток лишь в положении русской женщины, занятой семейными обязанностями и лишенной образования. В общем, все приходят к выводу, что появление хорошей актрисы в русском театре невозможно. Об этом споре Белинский сказал: «Прелесть, умно чертовски». После того как все высказали свое мнение, неожиданно, в разговор вмешивается “известный художник”. И сразу, как бы в глубине сцены, поднимается второй занавес, и открывается вид на театр Скалинского. Знаменитый художник, человек искусства, служивший когда-то в театре опровергает теоретические выкладки примером: он встречал в своей жизни, несомненно, талантливую, и, даже великую русскую актрису, причем, что удивляет всех, не в Москве или Петербурге, а в маленьком губернском городе. Окружающие с радостью готовы его слушать, и садятся поближе.

Характеристика образа Художника

Когда-то в молодости художник (его прототип — М.С. Щепкин, которому и посвящена повесть) служил в одном из провинциальных театров, дела которого приходят в упадок. Тогда же распространяется слух о театре князя Скалинского, и наш герой думает перебраться туда. Рассказывая о первом спектакле, увиденном в театре Скалинского, артист почти вторит «европейцу», хотя и смещает акценты существенным образом: «Было что-то натянутое, неестественное в том, как дворовые люди представляли лордов и принцесс». Но художник решает остаться в театре, но пока он думает об этом, у него появляется возможность посетить один из спектаклей театра Скалинского. Героиня его рассказа появляется на сцене во втором спектакле — во французской мелодраме «Сорока-воровка». Сюжет пьесы заключается в подозрении, а потом и казни за воровство драгоценностей, служанки Аннеты. Действительной воровкой была сорока, которой очень нравились блестящие предметы. Служанку Аннету играла та самая удивительная актриса. Развратный судья предлагает ей «потерей чести купить свободу». И здесь в игре крепостной актрисы рассказчик видит «ту непонятную гордость, которая развивается на краю унижения». Исполнение, «глубокая ирония лица» героини особенно поражают наблюдателя; во всех ее движениях чувствовался огромный талант, а ее голос вызывал восторг каждого, чьего уха он касался. У пьесы счастливый конец — открывается, что девушка невинна, а воровка — сорока, но при этом актриса в финале играет существо, смертельно измученное. Полное перевоплощение актрисы в Аннету поражает художника. В то же время и сам князь, сидя в своей ложе, как заметил художник, восторгался игрой актрисы, зрители же не вызывают актрису и возмущают потрясенного и почти влюбленного рассказчика пошлыми замечаниями. Сам театр, который посещает художник, приходится ему по вкусу, да и князь человек широкой русской души производит положительное впечатление. После спектакля герой пытается увидеть актрису, чтобы сказать ей о своем восхищении, но в гримерную его не пропускают, объясняют, что её можно видеть только с разрешения князя. На следующее утро рассказчик отправляется за разрешением и в конторе князя встречает, между прочим, артиста, третьего дня игравшего лорда, чуть ли не в смирительной рубашке. Билет является письменным разрешением князя, князь любезен с рассказчиком, потому что хочет заполучить его в свою труппу, и объясняет строгость порядков в театре излишней заносчивостью артистов, привыкших на сцене к роли вельмож. C великим трудом ему удается достать билет на посещение ее дома. Пока герой достигает флигеля, в котором живет актриса, его несколько раз останавливают лакеи и сторожа: билет побеждает все препятствия. Когда он входит в комнату, к нему выбегает миловидная женщина с измученным лицом и заливается слезами. Она и есть актриса, с таким успехом игравшая на сцене Аннету. Она встречает товарища по искусству как родного человека, говорит, что к ней давно никто не приходит и просит позволения “рассказать свою историю”. Искусство композиции образов крепостной артистки и мецената заключается в том, что они лепятся постепенно, приобретая все большую ясность и рельефность. Великая, человечески прекрасная артистка возникает в начале рассказа перед читателями явно символически в глубоко родной ей роли несчастной Аннеты из исторической мелодрамы Кенье и д’Обиньи «Сорока-воровка» («La pie voleuse»). Уже здесь, в ее игре, гордое сознание своей правоты. Она показана затем в условиях казарменно-тюремного застенка, в противопоставлении себялюбиво-чванливому тирану — меценату Скалинскому, применяющему к ней самые жестокие средства истязания. В обрисовке князя Скалинского используются приемы сатиры. Ведущие свойства его характера — тщеславная надменность, необузданный деспотизм, лицемерие, мстительность, грубость крепостника, видящего в подвластном не человека, а раболепного холопа, обязанного беспрекословно выполнять все желания господина. Образ «просвещенного» мецената постепенно, но последовательно разоблачается. Оказывается, что у этого человека «огромного вкуса» и с «тактом роскоши» все артисты живут взаперти, за малейшую провинность их сажают «в сибирку», за ними шпионят. Трагическая история исполнительницы роли Аннеты окончательно срывает с него ложную маску мецената.

В рассказе артиста искусно сочетается повествование от первого лица с диалогом. При этом в диалоге индивидуальность обоих собеседников очерчена с изумительной рельефностью. Лишь тонкий знаток человеческой психологии, мастер сценического искусства и художник слова, каким рекомендуется «известный художник» — артист, мог с такой проникновенностью понять и с такой выпуклостью воспроизвести все оттенки игры крепостной артистки в роли Аннеты. Только женщина могучей нравственной силы и незаурядной культуры, какой является крепостная артистка, побывавшая в Италии и Франции, видевшая Тальму и Марс (Анна Буте), могла рассказать свою историю с такой потрясающей искренностью.

Идейно-художественное своеобразие повести А. И. Герцена «Сорока-воровка».

« Сорока-воровка » продолжает антикрепостническую тему всех предшествующих произведений писателя. Весьма оригинальная по структуре, эта повесть сочетает публицистичность и яркую художественность. Повесть открывается спором на тему, «почему в России нет талантливых актрис». Дискуссия развертывается между демократом (остриженным под гребенку), либералом-западником (вовсе не стриженным) и славянофилом (остриженным в кружок). По сути дела, это спор об условиях и возможностях развития русского искусства, всей русской культуры. Славянофил, проповедуя патриархальную покорность, утверждает, что место русской женщины, преданной семье, поглощенной ее интересами, «дома, а не на позорище». По его мнению, она скромная, покорная, безгласная, «никогда не привыкнет выходить на помост сцены». Поэтому так мало крупных русских актрис. Западник-космополит, проявляя барское пренебрежение ко всей отечественной культуре, считает, что русская женщина не способна стать большой артисткой по своей национальной ограниченности, по бедности культуры, по примитивизму мысли и чувств. Демократ, оспаривая мнения того и другого, видит причину недостатка русских артисток лИшь в положении русской женщины, занятой семейными обязанностями и лишенной образования. Об этом споре Белинский сказал: «Прелесть, умно чертовски». Дискуссия решается в пользу демократа. Знаменитый артист рассказывает о крепостной артистке, виденной им в небольшом провинциальном городке в труппе князя Скалинского — помещика-мецената.

Искусство композиции образов крепостной артистки и мецената заключается в том, что они лепятся постепенно, приобретая все большую ясность и рельефность. Великая, человечески прекрасная артистка возникает в начале рассказа перед читателями явно символически в глубоко родной ей роли несчастной Анеты из исторической мелодрамы Кенье и д’Обиньи « Сорока-воровка » ( «La pie voleuse»). Уже здесь, в ее игре, гордое сознание своей правоты. Она показана затем в условиях казарменно-тюремного застенка, в противопоставлении себялюбиво-чванливому тирану — меценату Скалинскому, применяющему к ней самые жестокие средства истязания. В обрисовке князя Скалинского используются приемы сатиры. Ведущие свойства его характера — тщеславная надменность, необузданный деспотизм, лицемерие, мстительность, грубость крепостника, видящего в подвластном не человека, а раболепного холопа, обязанного беспрекословно выполнять все желания господина. Образ «просвещенного» мецената постепенно, но последовательно разоблачается. Оказывается, что у этого человека «огромного вкуса» и с «тактом роскоши» все артисты живут взаперти, за малейшую провинность их сажают «в сибирку», за ними шпионят. Трагическая история исполнительницы роли Анеты окончательно срывает с него ложную маску мецената.

В рассказе артиста искусно сочетается повествование от первого лица с диалогом. При этом в диалоге индивидуальность обоих собеседников очерчена с изумительной рельефностью. Лишь тонкий знаток человеческой психологии, мастер сценического искусства и художник слова, каким рекомендуется «известный художник» — артист, мог с такой проникновенностью понять и с такой выпуклостью воспроизвести все оттенки игры крепостной артистки в роли Анеты. Только женщина могучей нравственной силы и незаурядной культуры, какой является крепостная артистка, побывавшая в Италии и Франции, видевшая Тальму и Марс (Анна Буте), могла рассказать свою историю с такой потрясающей простотой сердечности.

Герцен, будучи истинным художником, возвел жизненный эпизод до огромного обобщения. Его рассказ о судьбе крепостной актрисы перерастает в критику всего крепостного строя. Рисуя в повести горестную историю выдающейся крепостной актрисы, сохранившей свою человеческую гордость и в уничижении, в рабстве, писатель утверждает гениальную даровитость, неисчерпаемые творческие возможности, духовное величие порабощенного русского народа. Против крепостничества, за свободу личности, за эмансипацию женщины — такова основная идейная направленность повести . «Герцен, — писал Горький, — первый в 40-х годах в своем рассказе „ Сорока-воровка “ смело высказался против крепостного права».

“Сорока-воровка” – самая известная повесть Герцена с очень сложной внутренней театральной структурой. Сначала на сцене появляются три беседующих лица – “славянин”, “европеец” и “автор”. Потом к ним присоединяется “известный художник”. И сразу, как бы в глубине сцены, поднимается второй ранавес, и открывается вид на театр Скалинского. Причем “известный художник” переходит на эту вторую сцену в качестве действующего лица Но и это еще не все. В театре Скалинского есть своя сцена, на которой, в самой глубине и в центре этой тройной перспективы, возникает фигура главной героини, выступающей в рола Айеты из знаменитой в те годы пьесы “Сорока-воровка” [В 1816 году была написана Кенье и д’Обиньи пьеса “Сорока-воровка”, а в 1817 году Дж. Россини создал оперу по мотивам этой пьесы].

Рассказ был написав в самый разгар споров между западниками и славянофилами. Герцен вывел их на сцену как самые характерные типы времени. И предоставил возможность каждому высказаться сообразно со своим характером и убеждениями. Герцен, как Гоголь, полагал, что споры западников и славянофилов – это “страсти ума”, бушующие в отвлеченных сферах, в то время как жизнь идет своим путем; и пока они спорят о национальном характере и о том, прилично или неприлично русской женщине быть на сцене, где-то в глуши, в крепостном театре гибнет великан актриса, и князь кричит ей: “Ты моя крепостная девка, а не astTpnca”.

Рассказ посвящен М. Щепкину, он и является на “сцене” под именем “знаменитого художника”. Это придает “Сороке-воровке” особенную остроту. Ведь и Щепкин был крепостным; его случай избавил от рабства “Вы ,шаете црвдание о “Сороке-воровке”, – говорит “знаменитый художник”, действительность не так слабонервна, как драматические писатели, она идет до конца: Анету казнили”. И весь рассказ о крепостной актрисе был вариацией на тему “Сороки-воровки”, вариацией на тему о виноватых 6ез вины.

Анета из “Сороки-воровки” по своему характеру и по своей судьбе очень близка к Любе Круциферской из романа “Кто виноват?”. И для нее пробуждение обернулось гибелью. Вот правда, перед которой умолкают споры: “Молодые люди молчали: они представляли прекрасную надгробную группу Анете”, Это был драматический финал герценовской повести.

6.Своеобразие поэзии Ф.И. Тютчева: темы – мотивы – образы.

Великий русский поэт Федор Иванович Тютчев оставил потомкам богатое творческое наследие. Он жил в эпоху, когда творили Пушкин, Жуковский, Некрасов, Толстой. Современники считали Тютчева умнейшим, образованнейшим человеком своего времени, называли «настоящим европейцем». С восемнадцати лет поэт жил и учился в Европе, а на родине его произведения стали известны только в начале 50-х годов XIX века.

Отличительной чертой лирики Тютчева было то, что поэт не стремился переделывать жизнь, а пытался понять ее тайны, ее сокровенный смысл. Именно поэтому бо льшую часть его стихотворений пронизывают философские мысли о таинственности Вселенной, о связи человеческой души с космосом.

Лирику Тютчева тематически можно разделить на философскую, гражданскую, пейзажную и любовную. Но в каждом стихотворении эти темы тесно переплетаются, превращаясь в удивительно глубокие по смыслу произведения.

К гражданской лирике относятся стихотворения «14-е декабря 1825», «Над этой темною толпой…», «Последний катаклизм» и другие. Тютчев был свидетелем многих исторических событий в русской и европейской истории: война с Наполеоном, революции в Европе, польское восстание, Крымская война, отмена крепостного права в России и других. Как человек государственно мыслящий, Тютчев мог сравнивать и делать выводы о путях развития разных стран.

В стихотворении «14-е декабря 1825», посвященном восстанию декабристов, поэт гневно обличает самодержавие, развратившее правящую верхушку России:

Народ, чуждаясь вероломства,

Поносит ваши имена —

И ваша память от потомства,

Как труп в земле, схоронена.

Стихотворение «Над этой темною толпой…» напоминает нам пушкинскую вольнолюбивую лирику. В нем Тютчев возмущается «растленьем душ и пустотой» в государстве и выражает надежду на лучшее будущее:

…Взойдешь ли ты когда, Свобода,

Блеснет ли луч твой золотой?

Стихотворение «Наш век» относится к философской лирике. В нем поэт размышляет над состоянием души современного ему человека. В душе много сил, но она вынуждена молчать в условиях несвободы:

Не плоть, а дух растлился в наши дни,

И человек отчаянно тоскует…

Он к свету рвется из ночной тени

И, свет обретши, ропщет и бунтует.

По мнению поэта, человек потерял веру, без света которой душа «иссушена», а мучения его невыносимы. Во многих стихотворениях звучит мысль, что человек не справился с возложенной на него миссией на Земле и его должен поглотить Хаос.

Пейзажная лирика Тютчева наполнена философским содержанием. Поэт говорит, что природа мудра и вечна, она существует независимо от человека. Между тем он только в ней черпает силы для жизни:

Так связан, съединен от века

Союзом кровного родства

Разумный гений человека

С творящей силой естества.

Стихотворения Тютчева о весне «Вешние воды» и «Весенняя гроза» стали очень известными и популярными. Поэт описывает бурную весну, оживление и радость нарождающегося мира. Весна вызывает у него мысли о будущем. Осень поэт воспринимает как пору грусти, увядания. Она настраивает на размышления, покой и прощание с природой:

Есть в осени первоначальной

Короткая, но дивная пора —

Весь день стоит как бы хрустальный,

И лучезарны вечера.

Из осени поэт перемещается сразу в вечность:

А там, в торжественном покое

Разоблаченная с утра,

Сияет белая гора,

Как откровенье неземное.

Тютчев очень любил осень, недаром он говорит о ней: «Продлись, продлись, очарованье».

В любовной лирике поэта пейзаж часто соединен с чувствами влюбленного героя. Так, в чудесном стихотворении «Я встретил вас…» читаем:

Как поздней осенью порою

Бывают дни, бывает час,

Когда повеет вдруг весною

И что-то встрепенется в нас.

К шедеврам тютчевской любовной лирики относится «денисьевский цикл», посвященный его возлюбленной Е. А. Денисьевой, отношения с которой продолжались 14 лет до самой ее смерти. В этом цикле поэт подробно описывает этапы их знакомства и последующей жизни. Стихотворения представляют собой исповедь, как бы личный дневник поэта. Последние стихотворения, написанные на смерть любимой, потрясают трагичностью:

Любила ты, и так, как ты, любить —

Нет, никому еще не удавалось!

О Господи. и это пережить…

И сердце на клочки не разорвалось…

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Для студентов недели бывают четные, нечетные и зачетные. 9654 – | 7533 – или читать все.

194.79.23.6 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

Курсовая работа: Повесть А.И Герцена “Сорока–воровка”

по истории русской литературы 19 в.

студентки 3-го курса

Бакинского Государственного Университета

Повесть А.И. Герцена

“Сорока–воровка”

1. Тема и роль повести “Сорока-воровка”

2. Сюжет повести “Сорока-воровка”

3. Характеристика образа Художника

4. Характеристика образа Актрисы

Александр Иванович Герцен (1812—1870) — замечательный публицист и один из самых талантливых мемуаристов мировой литературы, выдающийся политический деятель, основатель русского вольного книгопечатания, родоначальник русской политической эмиграции. Ленин характеризовал Герцена как «писателя, сыгравшего великую роль в подготовке русской революции».

Плеханов писал о Герцене: «Как политический публицист он до сих пор (1912) не имеет у нас себе равного. В истории русской общественной мысли он всегда будет занимать одно из самых первых мест». «Могучий литературный талант» Герцена признается всеми без исключения, писавшими о Герцене на русском или иностранных языках. Алексей Веселовский пишет о «силе слова и художественности образов и форм, доходящих у Герцена до гениального блеска».

Различными сторонами своей деятельности Герцен входит в историю русской беллетристики, критики, политической публицистики и историографии, но основной остается его роль как родоначальника «русского социализма», критика буржуазной цивилизации и провозвестника новой эпохи в истории мировой социалистической мысли. В России Герцен оставался запрещенным писателем вплоть до революции 1905. Полное собрание его сочинений было закончено только после Октябрьской революции. Изучение деятельности Герцена и популяризация его произведений до сих пор далеко отстают от исторической роли Герцена и высоких художественных и просветительных достоинств его работ.

«Незаконный» сын большого русского барина, И.А. Яковлева, и воспитательницы его детей, немки Луизы Гааг, Герцен в детстве испытал на себе благотворное влияние крепостной прислуги и потрясения, вызванного в дворянском обществе движением и судьбой декабристов.

Мировоззрение Герцена сложилось под влиянием левых гегельянцев, Фейербаха и французских социалистов-утопистов. С самого начала оно было действенным и антиправительственным.

Герцен – одна из самых спорных фигур в русской культуре. Несомненно, он был одним из самых умных людей 19 века. Он был светским человеком, нескучным собеседником, с мощным интеллектом. Едва ли не единственный русский европеец. Он сумел войти на равных в круг европейских мыслителей – Корнель, Прудон и т.п. Он был психологом и вообще человеком проницательным. Все произведения Герцена являются шедеврами.

В литературном наследстве Герцена законченные беллетристические, философские или социологические произведения составляют незначительную и не самую ценную часть. Все остальное — свободный, сознательно ломающий все установленные литературные формы, рассказ-исповедь о себе и о своей эпохе.

1. Тема и роль повести “Сорока-воровка”

“Сорока-воровка” – самая известная повесть Герцена с очень сложной внутренней театральной структурой. Рассказ был написан в самый разгар споров между западниками и славянофилами. Герцен вывел их на сцену как самые характерные типы времени. И предоставил возможность каждому высказаться сообразно со своим характером и убеждениями. Герцен, как Гоголь, полагал, что споры западников и славянофилов – это “страсти ума”, бушующие в отвлеченных сферах, в то время как жизнь идет своим путем; и пока они спорят о национальном характере и о том, прилично или неприлично русской женщине быть на сцене, где-то в глуши, в крепостном театре гибнет великая актриса, и князь кричит ей: “Ты моя крепостная девка, а не актриса”. Рассказ посвящен М. Щепкину, он и является на “сцене” под именем “знаменитого художника”. Это придает “Сороке-воровке” особенную остроту. Ведь и Щепкин был крепостным; его случай избавил от рабства. “Вы знаете предание о “Сороке-воровке”; – говорит “знаменитый художник”, – действительность не так слабонервна, как драматические писатели, она идет до конца: Анету казнили”. И весь рассказ о крепостной актрисе был вариацией на тему “Сороки-воровки”, вариацией на тему о виноватых без вины.

Созданная в январе 1846 года, она смогла появиться в свет с большими цензурными искажениями лишь в 1848 году. Описанные Герценом события происходили при С.М. Каменском (1771-1835), “просвещенном” театрале, сыне убитого своими крестьянами за жестокость в 1809 году генерал-фельдмаршала М.Ф. Каменского. В Орле действительно долгое время существовал крепостной театр графов Каменских. А.И. Герцен изобразил его в повести “Сорока-воровка”, но не мог в то время назвать имя хозяина театра. В основу ее был положен действительный случай, происшедший с артисткой Кузьминой в Орловской труппе графа С.М. Каменского. Герцен услышал его из уст М.С. Щепкина, с которым познакомился в Москве в 1839 году.

«Сорока-воровка» продолжает антикрепостническую тему всех предшествующих произведений писателя. Весьма оригинальная по структуре, эта повесть сочетает публицистичность и яркую художественность. В повести Герцен показал душевную красоту русского человека, русской женщины и огромную силу нравственного протеста против бесчеловечного уклада жизни.

Повесть “Сорока–воровка” – лишь малая часть огромного и разностороннего творческого наследия Александра Ивановича Герцена. Среди повестей середины 40-х годов, раскрывавших внутреннюю, нравственную жизнь народа, эта повесть заняла особенное место. Подобно Тургеневу, Некрасову, Герцен обратил в ней внимание русского общества на особенно тяжелое, бесправное положение крепостной женщины. Герцен, полный интереса к идейному развитию угнетенной личности, обнаружил в характере русской женщины из народа возможности самостоятельного умственного роста и художественного творчества, ставящие женщину на такую интеллектуальную и нравственную высоту, которая уже совершенно несовместима с ее положением подневольной рабы.

2. Сюжет повести “Сорока-воровка”

Взаимоотношения крепостной актрисы и ее владельца, помещика Скалинского, положенные в основу сюжета «Сороки-воровки», и раскрывают это трагическое противоречие между полным бесправием женщины и внутренней силой ее нравственного самоутверждения, перед которой вынуждены отступать самые грубые инстинкты.

Скалинский видит в талантливой актрисе свою «крепостную девку». Но морально она стоит гораздо выше его. Аннета из “Сороки-воровки” по своему характеру и по своей судьбе очень близка к Любе Круциферской из романа “Кто виноват?”. И для нее пробуждение обернулось гибелью.

В повести “Сорока-воровка” Герцен обнажает пагубное влияние крепостничества на развитие искусства, ратует за личную и творческую свободу деятелей сцены.

Повесть открывается спором на тему, «почему в России нет талантливых актрис». Дискуссия развертывается между демократом (остриженным под гребенку), либералом-западником (вовсе не стриженным) и славянофилом (остриженным в кружок). По сути дела, это спор об условиях и возможностях развития русского искусства, всей русской культуры.

Славянофил, проповедуя патриархальную покорность, утверждает, что место русской женщины, преданной семье, поглощенной ее интересами, «дома, а не на позорище». По его мнению, она скромная, покорная, безгласная, «никогда не привыкнет выходить на помост сцены». Поэтому так мало крупных русских актрис. Западник-космополит, проявляя барское пренебрежение ко всей русской культуре, считает, что русская женщина не способна стать большой артисткой по своей национальной ограниченности, по бедности культуры, по примитивизму мысли и чувств. Демократ, оспаривая мнения того и другого, видит причину недостатка русских артисток лишь в положении русской женщины, занятой семейными обязанностями и лишенной образования. В общем, все приходят к выводу, что появление хорошей актрисы в русском театре невозможно. Об этом споре Белинский сказал: «Прелесть, умно чертовски». После того как все высказали свое мнение, неожиданно, в разговор вмешивается “известный художник”. И сразу, как бы в глубине сцены, поднимается второй занавес, и открывается вид на театр Скалинского. Знаменитый художник, человек искусства, служивший когда-то в театре опровергает теоретические выкладки примером: он встречал в своей жизни, несомненно, талантливую, и, даже великую русскую актрису, причем, что удивляет всех, не в Москве или Петербурге, а в маленьком губернском городе. Окружающие с радостью готовы его слушать, и садятся поближе.

3. Характеристика образа Художника

Когда-то в молодости художник (его прототип — М.С. Щепкин, которому и посвящена повесть) служил в одном из провинциальных театров, дела которого приходят в упадок. Тогда же распространяется слух о театре князя Скалинского, и наш герой думает перебраться туда. Рассказывая о первом спектакле, увиденном в театре Скалинского, артист почти вторит «европейцу», хотя и смещает акценты существенным образом: «Было что-то натянутое, неестественное в том, как дворовые люди представляли лордов и принцесс». Но художник решает остаться в театре, но пока он думает об этом, у него появляется возможность посетить один из спектаклей театра Скалинского. Героиня его рассказа появляется на сцене во втором спектакле — во французской мелодраме «Сорока-воровка». Сюжет пьесы заключается в подозрении, а потом и казни за воровство драгоценностей, служанки Аннеты. Действительной воровкой была сорока, которой очень нравились блестящие предметы. Служанку Аннету играла та самая удивительная актриса. Развратный судья предлагает ей «потерей чести купить свободу». И здесь в игре крепостной актрисы рассказчик видит «ту непонятную гордость, которая развивается на краю унижения». Исполнение, «глубокая ирония лица» героини особенно поражают наблюдателя; во всех ее движениях чувствовался огромный талант, а ее голос вызывал восторг каждого, чьего уха он касался. У пьесы счастливый конец — открывается, что девушка невинна, а воровка — сорока, но при этом актриса в финале играет существо, смертельно измученное. Полное перевоплощение актрисы в Аннету поражает художника. В то же время и сам князь, сидя в своей ложе, как заметил художник, восторгался игрой актрисы, зрители же не вызывают актрису и возмущают потрясенного и почти влюбленного рассказчика пошлыми замечаниями. Сам театр, который посещает художник, приходится ему по вкусу, да и князь человек широкой русской души производит положительное впечатление. После спектакля герой пытается увидеть актрису, чтобы сказать ей о своем восхищении, но в гримерную его не пропускают, объясняют, что её можно видеть только с разрешения князя. На следующее утро рассказчик отправляется за разрешением и в конторе князя встречает, между прочим, артиста, третьего дня игравшего лорда, чуть ли не в смирительной рубашке. Билет является письменным разрешением князя, князь любезен с рассказчиком, потому что хочет заполучить его в свою труппу, и объясняет строгость порядков в театре излишней заносчивостью артистов, привыкших на сцене к роли вельмож. C великим трудом ему удается достать билет на посещение ее дома. Пока герой достигает флигеля, в котором живет актриса, его несколько раз останавливают лакеи и сторожа: билет побеждает все препятствия. Когда он входит в комнату, к нему выбегает миловидная женщина с измученным лицом и заливается слезами. Она и есть актриса, с таким успехом игравшая на сцене Аннету. Она встречает товарища по искусству как родного человека, говорит, что к ней давно никто не приходит и просит позволения “рассказать свою историю”. Искусство композиции образов крепостной артистки и мецената заключается в том, что они лепятся постепенно, приобретая все большую ясность и рельефность. Великая, человечески прекрасная артистка возникает в начале рассказа перед читателями явно символически в глубоко родной ей роли несчастной Аннеты из исторической мелодрамы Кенье и д’Обиньи «Сорока-воровка» («La pie voleuse»). Уже здесь, в ее игре, гордое сознание своей правоты. Она показана затем в условиях казарменно-тюремного застенка, в противопоставлении себялюбиво-чванливому тирану — меценату Скалинскому, применяющему к ней самые жестокие средства истязания. В обрисовке князя Скалинского используются приемы сатиры. Ведущие свойства его характера — тщеславная надменность, необузданный деспотизм, лицемерие, мстительность, грубость крепостника, видящего в подвластном не человека, а раболепного холопа, обязанного беспрекословно выполнять все желания господина. Образ «просвещенного» мецената постепенно, но последовательно разоблачается. Оказывается, что у этого человека «огромного вкуса» и с «тактом роскоши» все артисты живут взаперти, за малейшую провинность их сажают «в сибирку», за ними шпионят. Трагическая история исполнительницы роли Аннеты окончательно срывает с него ложную маску мецената.

В рассказе артиста искусно сочетается повествование от первого лица с диалогом. При этом в диалоге индивидуальность обоих собеседников очерчена с изумительной рельефностью. Лишь тонкий знаток человеческой психологии, мастер сценического искусства и художник слова, каким рекомендуется «известный художник» — артист, мог с такой проникновенностью понять и с такой выпуклостью воспроизвести все оттенки игры крепостной артистки в роли Аннеты. Только женщина могучей нравственной силы и незаурядной культуры, какой является крепостная артистка, побывавшая в Италии и Франции, видевшая Тальму и Марс (Анна Буте), могла рассказать свою историю с такой потрясающей искренностью.

4. Характеристика образа Актрисы

В труппе князя она недавно. До этого она служила в другом провинциальном театре, прежний помещик был добрый, уважал и ценил ее талант, и актриса побывала даже в Италии и Париже. Вскоре помещик умирает, а в его бумагах так и не находят отпускных, о которых он всегда говорил. Актеров и актрис продают с публичного торга и князь покупает всю труппу. Любящий раболепство, он сразу приходится многим не по вкусу. Вскоре актриса начинает замечать особое внимание князя к своей особе. Однажды князь присылает своего управителя с предложением получить отпускную на условии известного характера. Девушка прогоняет управителя и на некоторое время преследования прекращаются… Как-то вечером она сидит за чтением, как вдруг кто-то входит в комнату. Это оказывается князь. Он, усмехаясь, говорит: Не разыгрывай недотрогу, не дурачься, посмотри же на меня не так; другие за счастье поставили бы себе. Девушке князь кажется отвратительным стариком, и она подводит его к зеркалу. Расхохотавшись, она кричит, что никогда не пойдет к плешивому старику. Князь бледнеет, даже, кажется, хочет ударить, но потом кричит: Ты не актриса, ты моя крепостная девка, я тебя научу забываться!… С тех пор жизнь актрисы превращается в мучение. Ее никогда не выпускают, новых платьев не шьют. В мыслях ее постоянно были одни и те же слова князя: Ты моя крепостная девка! Чтобы чистота и честь ее не достались князю, она заводит роман. Роман без любви и счастья, роман от безысходности. В театре она играет одну и ту же роль – роль своей жизни. И, даже когда она думает о ребенке, ее не покидает мысль, что и он, едва родившись, будет принадлежать князю… Рассказчику она кажется «статуей изящного страдания», он почти любуется тем, как она «изящно гибнет».

Через два месяца после родов актриса умерла. А художник, послушав ее историю, решил вернуться в свой прежний театр. Слушатели молчали. Каждый думал о том, что талант можно уничтожить так просто, так нелепо и беспричинно.

Герцен, будучи истинным художником, возвел жизненный эпизод до огромного обобщения. Его рассказ о судьбе крепостной актрисы перерастает в критику всего крепостного строя. Рисуя в повести горестную историю выдающейся крепостной актрисы, сохранившей свою человеческую гордость и в уничижении, в рабстве, писатель утверждает гениальную даровитость, неисчерпаемые творческие возможности, духовное величие порабощенного русского народа. Против крепостничества, за свободу личности, за эмансипацию женщины — такова основная идейная направленность повести. «Герцен, — писал Горький, — первый в 40-х годах в своем рассказе „Сорока-воровка“ смело высказался против крепостного права». Герцен как писатель был необычайно музыкален. “Одна фальшивая нота и оркестр погиб”, – говорил он. Отсюда его стремление к завершенности и внутренней цельности каждого характера и эпизода. Некоторые из этих характеров заключали в себе возможности новых вариаций, изменений и развития. И тогда Герцен возвращался к ним в новых произведениях.

записки сумасшедших редакторов

Название: Повесть А.И Герцена “Сорока–воровка”
Раздел: Рефераты по зарубежной литературе
Тип: курсовая работа Добавлен 10:06:13 22 августа 2009 Похожие работы
Просмотров: 360 Комментариев: 8 Оценило: 3 человек Средний балл: 4.3 Оценка: неизвестно Скачать
26, 27 / Герцен “Доктор Крупов”, “Сорока-воровка”:
Recent Entries | Archive | Friends | Profile | Previous Entry | Next Entry

Profile
записки сумасшедших редакторов
palata_number_6

January 2010
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

June 17th, 2008

26, 27 / Герцен “Доктор Крупов”, “Сорока-воровка” @ 03:10 am

26. А.И. Герцен. “Доктор Крупов”. Особенности сатиры.

Повесть написана в 1846 году.
Доктор Семён Крупов – сквозное лицо почти всех повестей Герцена и романа «Кто виноват?». Он доктор психиатрии. Здесь рассказана его история. В детстве у него был приятель Лёвка, не очень умный парень. Они дружили и Лёвка был предан Семёну. Отец Крупова был диаконом. А у Лёвки отец был пономарь, это была очень бедная семья. Пономарь пытался научить сына, но тому ничего не давалось и его отпустили. Он пропадал днями, потом возвращался и молчал в углу или бормотал околесицу. В 12 лет Крупова отправили в семинарию. На третий год он приехал домой и первым его встретил радостный Лёвка. Он так сильно любил Сеньку, что даже побежал за ним на сельский праздник в Поречье и потом отвёз его домой на лодке. Тогда у Крупова умер отец. И он уволился из семинарии и поехал в Москву в медицинский институт. Он начал изучать сумасшедших. Вспоминая Лёвку, он встречал много подобных в больницах. Он изучал их повадки, что они признают друг друга, у них даже иерархия существует. Мещанка Матрёна Бучкина была одной из его пациенток. Её муж постоянно бил, напивался, все выходные так проходили. Ребёнок её умер, не выдержав. Крупов убедил Матрёну, что она сделала ошибку, выйдя за этого человека. От чиновников он перешёл к другим жителям городка и понял, что все они малость повреждённые. Анна Фёдоровна (больная в горячке, которую Крупов убедил, что замуж она вышла не по любви и муж её не любит, так зачем им жить вместе. К тому же у мужа была любовница). Одним словом, он разрешал семейные неурядицы.
В конце Крупов советует всем обратиться к курсу психиатрии и говорит, что средства борьбы есть, что он будет продолжать посвящать им себя.

Впервые Герцен в русской литературе подошел к сатирическому осмыслению не отдельных сторон жизни господствующих слоев, но всей системы общественных взглядов и установлений, служащей для защиты строя, основанного на порабощении и эксплуатации народа. Герцен приходит к мысли об исторической бессмысленности этих взглядов, установлений и связанных с ними моральных норм. И он противопоставляет всему этому простоту, естественность мыслей и чувств, которые еще можно найти в жизни крестьянства.
В сюжете повести эта идейная концепция получает гиперболическое выражение, в котором сказывается «антропологический» материализм автора. Доктор Крупов в результате своих медицинских наблюдений приходит к выводу, что подавляющее большинство членов общества, ведущих, как им кажется, нормальный образ жизни, вытекающий из нормальных понятий и представлений, на самом деле живут и мыслят ненормально и с медицинской точки зрения должны считаться умственно поврежденными, или попросту «сумасшедшими».
Среди тех случаев, которые приведены Круповым, намечаются разные виды такого «сумасшествия». Один из них — это признание святости и нерушимости насильственных браков, заключенных ради выгоды и связавших людей, друг друга не любящих. Таков, например, брак Анны Федоровны и Никанора Ивановича; они ведут между собой непрерывные семейные баталии, но соблюдают «закон и приличие» и не желают разойтись. Другой, особенно распространенный вид «сумасшествия» — это мания чинопочитания. Ею заражен «главный директор» дома умалишенных, который являлся к больным увешанный орденами и с удовольствием слушал, как фельдшера называли его «ваше превосходительство».
Но маниакальность свойственна не только отдельным людям в быту. Она, по мнению Крупова, лежит в основе целых учреждений и корпораций. Такова по своей сущности реакционная царская бюрократия. Крупов дает очень острое сатирическое изображение небольшого русского города, бюрократического центра, который в целом представляет собой «губернское правление, обросшее разными домами и жителями, собравшимися около присутственных мест». В нем «начальство составило сущность. города», а «остальные жители больше находились для порядка». В другом месте Крупов зло пародирует весь феодальный правопорядок, изображая его в виде палаты номер пять сумасшедшего дома. Здесь один из больных сумел внушить всем другим, что он имеет законное право получать с каждого полпорции его пищи на том основании, что «его отец умер от объедения, а дед опился». По характеру идейного содержания и вытекающим из него принципам и приемам творческой типизации эти маленькие сатирические картинки повести Герцена предвосхищают лучшие сатирические полотна Салтыкова-Щедрина, где подобные особенности содержания и формы доведены до гораздо большей законченности и совершенства.
У Герцена же эти особенности только найдены, намечены, но не разработаны. При этом сатирические зарисовки жизни общества сосредоточены у него лишь во второй главе повести. Первая же глава заключает в себе ее социальную антитезу, а вместе с тем предысторию рассказчика и мотивировку его рассказа. В ней изображен крестьянский мальчик Левка. Он из-за своей действительной умственной неполноценности стоит вне традиционных нравственных представлений и предрассудков, но в личных отношениях с окружающими обнаруживает ту простоту и искренность переживаний, которые отчасти еще свойственны патриархальной народной среде и в которых, по мнению автора, можно видеть прообраз нормальных человеческих отношений, не изуродованных классовым порабощением и эксплуатацией.
Повседневные бытовые сцены первой части повести контрастируют со второй, заостренно-сатирической частькэ и не соответствуют ей по форме. Однако, несмотря на такую неравномерность изображения, «Доктор Крупов» является очень важным идейным достижением Герцена, открывающим новый этап в развитии русской сатиры.
По художественным особенностям «Сорока-воровка» и «Доктор Крупов» во многом примыкают к роману «Кто виноват?». В них также преобладает интерес писателя к идейному развитию своих героев, которое сюжетно раскрыто в их встречах, разговорах, спорах, а композиционно — в их внутренних и внешних монологах. И пафосом повествования в этих произведениях также являются горькие и насмешливые размышления автора или рассказчика над обстоятельствами жизни героев, препятствующими их развитию и искажающими их жизнь. И здесь «вольтеровская» ирония Герцена господствует в изображении характеров, и подчиняясь «очевидной власти обстоятельств», и вместе с тем выступая против нее. Так развивалось художественное творчество Герцена в 40-е годы, когда он еще жил в России, когда для него литература была основной формой выражения мысли, основной его «трибуной». Поощрение со стороны Белинского и успехи «натуральной школы» способствовали развитию собственно художественных замыслов Герцена. Переезд писателя за границу прервал его творческую работу, и новый роман «Долг прежде всего», из которого были написаны только «биографии» предков главного героя, остался незаконченным и неясным по замыслу.

27. А.И. Герцен. “Сорока-воровка” как повесть “натуральной школы”.

Среди повестей середины 40-х годов, раскрывавших внутреннюю, нравственную жизнь народа, эта повесть заняла особенное место. Подобно Тургеневу, Некрасову, Герцен обратил в ней внимание русского общества на особенно тяжелое, бесправное положение крепостной женщины. Герцен, полный интереса к идейному развитию угнетенной личности, обнаружил в характере русской женщины из народа возможности самостоятельного умственного роста и художественного творчества, ставящие женщину на такую интеллектуальную и нравственную высоту, которая уже совершенно несовместима с ее положением подневольной рабы.

Взаимоотношения крепостной актрисы и ее владельца, помещика Скалинского, положенные в основу сюжета «Сороки-воровки», и раскрывают это трагическое противоречие между полным бесправием женщины и внутренней силой ее нравственного самоутверждения, перед которой вынуждены отступать самые грубые инстинкты. Скалинский видит в талантливой актрисе свою «крепостную девку». Но морально она стоит гораздо выше его.

Трое разговаривают о театре: «славянин», остриженный в кружок, «европеец», «вовсе не стриженный», и стоящий вне партий молодой человек, остриженный под гребенку (как Герцен), который и предлагает тему для обсуждения: почему в России нет хороших актрис. Что актрис хороших нет, согласны все, но каждый объясняет это согласно своей доктрине: славянин говорит о патриархальной скромности русской женщины, европеец — об эмоциональной неразвитости русских, а для остриженного под гребенку причины неясны. Спор выглядит нелепо на фоне одной человеческой судьбы, загубленной из-за несправедливого социального положения.

После того, как все успели высказаться, появляется новый персонаж — человек искусства и опровергает теоретические выкладки примером: он видел великую русскую актрису, причем, что удивляет всех, не в Москве или Петербурге, а в маленьком губернском городе. Следует рассказ артиста. Его прототип — М. С. Щепкин, которому и посвящена повесть, и он, кстати, тоже был крепостным (училище театральное «Щепка» – это в его честь)

Когда-то в молодости (в начале XIX в.) он приехал в город N, надеясь поступить в театр богатого князя Скалинского. Рассказывая о первом спектакле, увиденном в театре Скалинского, артист почти вторит «европейцу», хотя и смещает акценты существенным образом:

«Было что-то натянутое, неестественное в том, как дворовые люди представляли лордов и принцесс». Героиня появляется на сцене во втором спектакле — во французской мелодраме «Сорока-воровка», она играет служанку Анету, несправедливо обвиненную в воровстве, и здесь в игре крепостной актрисы рассказчик видит «ту непонятную гордость, которая развивается на краю унижения». Развратный судья предлагает ей «потерей чести купить свободу». Исполнение, «глубокая ирония лица» героини особенно поражают наблюдателя; он замечает также необычное волнение князя. У пьесы счастливый конец — открывается, что девушка невинна, а воровка — сорока, но актриса в финале играет существо, смертельно измученное несправедливостью.

Зрители возмущают потрясенного и почти влюбленного рассказчика пошлыми замечаниями. За кулисами, куда он бросился сказать ей о своем восхищении, ему объясняют, что её можно видеть только с разрешения князя. На следующее утро рассказчик отправляется за разрешением и в конторе князя встречает, между прочим, артиста, третьего дня игравшего лорда, чуть ли не в смирительной рубашке. Князь любезен с рассказчиком, потому что хочет заполучить его в свою труппу, и объясняет строгость порядков в театре излишней заносчивостью артистов, привыкших на сцене к роли вельмож.

«Анета» встречает товарища по искусству как родного человека и исповедуется перед ним. Рассказчику она кажется «статуей изящного страдания», он почти любуется тем, как она «изящно гибнет». Помещик, которому она принадлежала от рождения, увидев в ней способности, предоставил все возможности развивать их и обращался как со свободною, она обучалась во Франции; но! он умер скоропостижно, а заранее выписать отпускные для своих артистов не позаботился; их продали с публичного торга князю. Князь начал домогаться героини, она уклонялась; наконец произошло объяснение (героиня перед тем читала вслух «Коварство и любовь» Шиллера), и оскорбленный князь сказал: «Ты моя крепостная девка, а не актриса». Эти слова так на нее подействовали, что вскоре она была уже в чахотке.

Князь, не прибегая к грубому насилию, мелочно досаждал героине: отнимал лучшие роли и т. п. За два месяца до встречи с рассказчиком её не пустили со двора в лавки за тканью на костюм, который она сама хотела сшить и оскорбили, предположив, что она торопится к любовникам. Оскорбление было намеренное: поведение её было безупречно. «Так это для сбережения нашей чести вы запираете нас? Ну, князь, вот вам моя рука, мое честное слово, что ближе году я докажу вам, что меры, вами избранные, недостаточны!».

В этом романе героини, по всей вероятности, первом и последнем, не было любви, а только отчаяние; она ничего почти о нем не рассказала. Она сделалась беременна, больше всего её мучило то, что ребенок родится крепостным; она надеется только на скорую смерть свою и ребенка по милости Божией.

Рассказчик уходит в слезах, и, нашедши дома предложение князя поступить к нему в труппу на выгодных условиях, уезжает из города, оставив приглашение без ответа. После он узнает, что «Анета» умерла через два месяца после родов.

Взволнованные слушатели молчат. «Все так, — сказал, вставая, славянин, — но зачем она не обвенчалась тайно. »

Натуральная школа — презрительная кличка, брошенная Ф. Булгариным по адресу русской лит-ой молодежи 40-х гг. и затем укоренившаяся в критике той поры уже без какого бы то ни было порицательного оттенка Наиболее общими признаками, на основании к-рых писатель считался принадлежащим к Н. ш., являлись следующие: общественно-значимая тематика, захватывавшая более широкий круг, чем даже круг социальных наблюдений (зачастую в «низких» слоях общества), критическое отношение к социальной действительности, реализм художественного выражения, боровшийся против прикрашивания действительности, самоцельного эстетства, романтической риторики. Белинский выделяет реализм Н. ш., утверждая важнейшей особенностью «истину», а не «ложь» изображения; он указывал, что «лит-ра наша. из риторической стремилась стать естественной, натуральной». Белинский подчеркивал социальную направленность этого реализма как его особенность и задачу, когда, протестуя протестуя против самоцельности «искусства для искусства», утверждал, что «в наше время искусство и лит-ра больше, чем когда-либо, сделались выражением общественных вопросов».

Александр Иванович Герцен
1812—1870

«Сорока -воровка».

Вслед за романом «Кто виноват?» Герцен пишет повесть «Сорока -воровка» и посвящает ее М. С. Щепкину. Созданная в январе 1846 года, она смогла появиться в свет с большими цензурными искажениями лишь в 1848 году. В основу ее был положен действительный случай, происшедший с артисткой Кузьминой в Орловской труппе графа С. М. Каменского. Герцен услышал его из уст М. С. Щепкина, с которым познакомился в Москве в 1839 году.

«Сорока -воровка» продолжает антикрепостническую тему всех предшествующих произведений писателя. Весьма оригинальная по структуре, эта повесть сочетает публицистичность и яркую художественность. Повесть открывается спором на тему, «почему в России нет талантливых актрис». Дискуссия развертывается между демократом (остриженным под гребенку), либералом-западником (вовсе не стриженным) и славянофилом (остриженным в кружок). По сути дела, это спор об условиях и возможностях развития русского искусства, всей русской культуры. Славянофил, проповедуя патриархальную покорность, утверждает, что место русской женщины, преданной семье, поглощенной ее интересами, «дома , а не на позорище». По его мнению, она скромная, покорная, безгласная, «никогда не привыкнет выходить на помост сцены». Поэтому так мало крупных русских актрис. Западник-космополит, проявляя барское пренебрежение ко всей отечественной культуре, считает, что русская женщина не способна стать большой артисткой по своей национальной ограниченности, по бедности культуры, по примитивизму мысли и чувств. Демократ, оспаривая мнения того и другого, видит причину недостатка русских артисток лИшь в положении русской женщины, занятой семейными обязанностями и лишенной образования. Об этом споре Белинский сказал: «Прелесть , умно чертовски». Дискуссия решается в пользу демократа. Знаменитый артист рассказывает о крепостной артистке, виденной им в небольшом провинциальном городке в труппе князя Скалинского — помещика-мецената.

Искусство композиции образов крепостной артистки и мецената заключается в том, что они лепятся постепенно, приобретая все большую ясность и рельефность. Великая, человечески прекрасная артистка возникает в начале рассказа перед читателями явно символически в глубоко родной ей роли несчастной Ане-ты из исторической мелодрамы Кенье и д’Обиньи «Сорока -воровка» ( «La pie voleuse»). Уже здесь, в ее игре, гордое сознание своей правоты. Она показана затем в условиях казарменно-тюремного застенка, в противопоставлении себялюбиво-чванливому тирану — меценату Скалинскому, применяющему к ней самые жестокие средства истязания. В обрисовке князя Скалинского используются приемы сатиры. Ведущие свойства его характера — тщеславная надменность, необузданный деспотизм, лицемерие, мстительность, грубость крепостника, видящего в подвластном не человека, а раболепного холопа, обязанного беспрекословно выполнять все желания господина. Образ «просвещенного » мецената постепенно, но последовательно разоблачается. Оказывается, что у этого человека «огромного вкуса» и с «тактом роскоши» все артисты живут взаперти, за малейшую провинность их сажают «в сибирку», за ними шпионят. Трагическая история исполнительницы роли Анеты окончательно срывает с него ложную маску мецената.

В рассказе артиста искусно сочетается повествование от первого лица с диалогом. При этом в диалоге индивидуальность обоих собеседников очерчена с изумительной рельефностью. Лишь тонкий знаток человеческой психологии, мастер сценического искусства и художник слова, каким рекомендуется «известный художник» — артист, мог с такой проникновенностью понять и с такой выпуклостью воспроизвести все оттенки игры крепостной артистки в роли Анеты. Только женщина могучей нравственной силы и незаурядной культуры, какой является крепостная артистка, побывавшая в Италии и Франции, видевшая Тальму и Марс (Анна Буте), могла рассказать свою историю с такой потрясающей простотой сердечности.

Герцен, будучи истинным художником, возвел жизненный эпизод до огромного обобщения. Его рассказ о судьбе крепостной актрисы перерастает в критику всего крепостного строя. Рисуя в повести горестную историю выдающейся крепостной актрисы, сохранившей свою человеческую гордость и в уничижении, в рабстве, писатель утверждает гениальную даровитость, неисчерпаемые творческие возможности, духовное величие порабощенного русского народа. Против крепостничества, за свободу личности, за эмансипацию женщины — такова основная идейная направленность повести. «Герцен , — писал Горький, — первый в 40-х годах в своем рассказе „Сорока-воровка“ смело высказался против крепостного права».

Ссылка на основную публикацию
×
×