×

Анализ произведения Быкова Его батальон

Суровые будни войны в повести В. Быкова «Его батальон»

Пройдя суровыми дорогами войны, Василь Быков пытается рассказать об увиденном, запечатлеть в своих произведениях разные лица, характеры, их очень много было на его пути. Надо успеть рассказать об этих людях, чтобы молодые могли узнать правду жизни, учиться у своих «отцов и дедов», сверять свою жизнь по их подвигам и будням. Автор не описывает какие-то исключительные ситуации, экстраординарных героев, он день за днем повествует о тяжелых и неброских военных буднях, которые потом назовут героическими, суровыми, драматическими.

Для него же — это жизнь его и близких, друзей, товарищей, «героев» его произведений. В повести «Его батальон» автор описывает один из череды эпизодов войны — взятие высоты. Комбату Волошину очевидно, что высотку надо было брать с ходу, пока немцы еще не укрепились, но «наступление выдохлось» и высота осталась у немцев. Теперь предстояло ее брать, но у артиллеристов не более 10 снарядов, местность не разведана и штурмовать высоту сейчас — самоубийство для батальона. Волошин не трус, он бережет людей, умеет воевать, а не безрассудно соваться куда попало. В. Быков показывает сложную ситуацию, когда свои промахи командир полка хочет решить за счет других, бросая батальон Волошина в пекло, а когда комбат сопротивляется бессмысленной гибели людей, заменяет его более послушным и исполнительным Маркиным. Писатель не раз говорил в своих интервью, что на фронте часто были случаи, когда людей бросали в пекло, не жалея, заранее зная, что это малоэффективно, почти бессмысленно. Мол, война все спишет. Волошин выступает против такой практики. Комбат не хочет бестолково погубить «свой» батальон. Да, на войне приказы надо выполнять, но не бездумно, не соваться под огонь. А продуманно и с умом выполнять поставленную задачу. И в какой-то момент кажется, что Маркин погубит людей, но Волошин, и отстраненный от командования, не перестает быть «комбатом в душе». Он с людьми до последнего, помогая своим опытом, волей, решительностью — и побеждает. Автор не скрывает, что война — это всегда невосполнимые потери. И в сцене похорон погибших мы чувствуем боль комбата за гибель бойцов, к которым «прикипел душой». «Вот так бывает,— покаянно думал он (Волошин), расслабленно выпрямляясь.— Не хватило настойчивости вовремя отправить из батальона, теперь, пожалуйста,— закапывай в землю. » Где-то в середине ряда лежал с простреленной головой Самохин, здесь же ляжет и Вера, его фронтовая любовь, невенчаная жена ротного. И с ними останется так и не рожденный третий». Очень символично звучит последняя фраза повести: «Война продолжалась». Да, это лишь один эпизод, каких было немало и предстоит еще пережить или погибнуть в одном из них, но автор устами своего героя высказывает мысль, что, как бы ни было тяжело, невыносимо на фронте, всегда надо оставаться человеком. «Шла война, гибли сотни тысяч людей, человеческая жизнь, казалось, теряла обычную свою цену и определялась лишь мерой нанесенного ею ущерба врагу. И тем не менее, будучи сам солдатом и сам ежечасно рискуя, Волошин не мог не чувствовать, что все-таки самое ценное на войне — жизнь человека. И чем значительнее в человеке истинно человеческое, тем важнее для него своя собственная жизнь и жизнь окружающих его людей». Эту мысль писатель проводит во всех своих повестях, в этом великий гуманизм быковских произведений, суровый и необходимый, чтобы сохранить в себе душу, остаться человеком.

Готовое сочинение Великой Отечественной войны стала на долгие годы одной из главных тем литературы XX века. Причин тому много. Это и непреходящее осознание тех ничем не восполнимых потерь, которые принесла война, и острота нравственных коллизий, которые возможны лишь в экстремальной ситуации, и то, что из советской литературы надолго было изгнано всякое правдивое слово о современности – Готовое сочинение войны оставалась порой единственным островком подлинности в потоке надуманной, фальшивой прозы, где все конфликты, согласно указаниям «свыше», должны были отражать борьбу хорошего с лучшим. Но и правда о войне пробивалась нелегко, что-то мешало сказать ее до конца.

Сегодня ясно, что невозможно понять события тех лет, человеческие характеры, если не учитывать, что 1941 году предшествовал страшный 1929 год «великого перелома», когда за ликвидацией «кулачества как класса» не заметили, как ликвидировано было все лучшее в крестьянстве, и 1937 год.

Одной из первых попыток сказать правду о войне стала повесть писателя В. Быкова «Знак беды». Повесть эта стала этапной в творчестве белорусского писателя. Ей предшествовали его произведения о войне, ставшие уже классикой литературы XX века: «Обелиск», «Сотников», «Дожить до рассвета» и другие. После «Знака беды» творчество писателя обретает новое дыхание, углубляется в историзм, прежде всего в таких произведениях, как «В тумане», «Облава». В центре повести «Знак беды» – человек на войне. Не всегда человек идет на войну, она сама порой приходит в его дом, как это случилось с двумя белорусскими стариками, крестьянами Степанидой и Петраком Богатько. Хутор, на котором они живут, оккупирован. В усадьбу являются полицаи, а за ними немцы. Они не показаны В. Быковым как намеренно зверствующие, просто они приходят в чужой дом и располагаются там как хозяева, следуя идее своего фюрера, что всякий, кто не ариец, – не человек, в его доме можно учинить полный разор, а самих обитателей дома воспринимать как рабочую скотину. И поэтому так неожиданно для них то, что Степанида не готова подчиниться им беспрекословно. Не позволить себя унижать – вот исток сопротивления этой немолодой женщины в такой драматической ситуации. Степаниада – сильный характер. Человеческое достоинство – вот главное, что движет ее поступками. «За свою трудную жизнь она все-таки познала правду и по крохам обрела свое человеческое достоинство. А тот, кто однажды почувствовал себя человеком, никогда уже не станет скотом», – так пишет В. Быков о своей героине. При этом писатель не просто рисует нам этот характер, – он размышляет о его истоках. Необходимо задуматься о смысле названия повести – «Знак беды». Это цитата из стихотворения А. Твардовского, написанного в 1945 году: «Перед войной, как будто в знак беды. » То, что творилось еще до войны в деревне, стало тем «знаком беды», о котором пишет В. Быков.

Степанида Богатько, которая «шесть лет, не жалея себя, надрывалась в батрачках», поверила в новую жизнь, одной из первых записалась в колхоз – недаром называют ее сельской активисткой. Но вскоре она поняла, что нет той правды, которую она искала и ждала, в этой новой жизни. Когда требуют новых раскулачиваний, опасаясь подозрения в потворстве классовому врагу, именно она, Степанида, бросает гневные слова незнакомому мужчине в черной кожанке: «А справедливость не нужна? Вы, умные люди, разве не видите, что делается?» Не раз еще пытается вмешаться Степанида в ход дела, заступиться за арестованного по ложному доносу Левона, отправить Петрока в Минск с прошением к самому председателю ЦИК. И всякий раз ее сопротивление неправде натыкается на глухую стену. Не в силах изменить ситуацию в одиночку, Степанида находит возможность сохранить себя, свое внутреннее чувство справедливости, отойти от того, что творится вокруг: «Делайте что хотите. Но без меня». В предвоенных годах – источник характера Степаниды, и не в том, что она была колхозницей-активисткой, а в том, что сумела не поддаться всеобщему упоению обманом, словами о новой жизни, страху, сумела пойти за собой, за своим врожденным чувством правды и сохранить в себе человеческое начало. И в годы войны оно определило ее поведение. В финале повести Степанида погибает, но погибает, не смирившись с судьбой, сопротивляется ей до последнего. Один из критиков заметил иронически, что «был велик урон, нанесенный Степанидой армии врага». Да, видимый материальный урон не велик. Но бесконечно важно другое: Степанида своей гибелью доказывает, что она – человек, а не рабочая скотина, которую можно покорить, унизить, заставить подчиниться. В сопротивлении насилию проявляется та сила характера героини, которая как бы опровергает смерть, показывает читателю, как много может человек, даже если он один, даже если он в безвыходной ситуации.

Рядом со Степанвдой Петрок показан как характер если не противоположный ей, то, во всяком случае, совсем иной, не активный, а скорее робкий и мирный, готовый пойти на компромисс. Бесконечное терпение Петрока основано на глубоком убеждении, что можно с людьми поговорить добром. И лишь в конце повести этот мирный человек, исчерпав весь запас своего терпения, решается на протест, открытый отпор. Насилие побудило его к непокорности. Такие глубины души раскрывает необычная, экстремальная ситуация в этом человеке. Народная трагедия, показанная в повести В. Быкова «Знак беды», раскрывает истоки подлинных человеческих характеров.

Содержание повести Быкова «Его батальон» — глава «Итог»

Было тихо, как прошлой ночью. Волошин хоронил убитых. Подровняв воронку, углубившую траншею, двое раненых и двое из комендантского взвода сносили убитых со склона высоты. «Не очень аккуратная, зато на хорошем месте, с широким обзором в тыл… Немецкие очереди сюда не залетали, и ничто уже не тревожило отрешенный покой убитых». Крайним положили Круглова, Волошин стоял молча, всем деловито распоряжался Гутман.

После смещения Волошина ординарец, чтобы не идти к Маркину, сбежал в девятую роту, где по собственной инициативе возглавил взвод новичков. При атаке его ранило в шею, но он не ушел в санчасть. Маркина с простреленной голенью отправили в тыл.

Подсчитав восемнадцать убитых, Гутман огорчился, что могила оказалась маловатой. Принесли еще одно тело. Посветив фонариком, Волошин застыл: «Вера». Она погибла в спирали Бруно. «Вот так бывает, — покаянно подумал Волошин, расслабленно распрямляясь. — Не хватило настойчивости вовремя отправить из батальона, теперь пожалуйста — закапывай в землю…» В могиле лежал Самохин с простреленной головой, здесь же ляжет

И с ними останется так и не рожденный третий. Волошин сглотнул тяжелый ком в горле. Капитан боялся, что вот-вот принесут Иванова, но среди убитых его не было, не было и в воронке, где днем его перевязывал Волошин.

Возможно, командира батареи успели отправить в тыл, после ранения его никто здесь не видел.

Хоронили Гайнатулина. «Вот и еще один знакомец, — подумал капитан, — значит, не минула его немецкая пуля. Не много же тебе пришлось испытать этой войны, дорогой боец, хотя и испытал ты ее полной мерой. За один день пережил все, от трусости до геройства, а как погиб — неизвестно». Погибшего и изуродованного Чернорученко комбат приказал перевязать.

Гутман, стоя в могиле, быстро обмотал голову и лицо Чернорученко бинтом, стали хоронить остальных. Крайним оказался Самохин, капитан приказал рядом положить санинструктора Веретеннико-ву. «Пусть лежат. Тут уж никого бояться не будут», — пробормотал Гутман.

Волошин подумал: «Тут уже никому ничего не страшно, уже отбоялись».

Погибших уместили в два ряда, Гайнатулина втиснули в узкую щель в изголовье.

«А чем плохо? — сказал Гутман. — Отдельно, зато как командир будет».

Погребение закончилось, оставалось закопать могилу и соорудить земляной холмик, в который завтра тыловики вкопают дощатую фанерную пирамидку со звездой. Батальон пойдет дальше,, когда получит приказ наступать, пополнится новыми бойцами, офицерами и еще меньше останется тех, кто пережил этот адский бой и помнил тех, кого они закопали. А потом и совсем никого не останется.

Постоянным будет лишь номер полка, номера батальонов, и где-то в дали военного прошлого, как дым, растает их фронтовая судьба.

Выполнив долг перед мертвыми, живые закурили. Гутман сказал, что не надеялся выжить, а вот ведь пришлось закапывать других. Волошин промолчал, не поддержав словоохотливого ординарца. С каким-то большим куском в его жизни отошло его трудное командирское прошлое, и вот-вот должно было начаться новое.

Сегодня он в полной мере хватил солдатского лиха и уплатил свою кровавую плату за этот вершок отбитой с боем земли.

Волошин думал, куда идти, он был ранен и формально имел право идти в санроту, откуда на недельку-другую могли отослать в медсанбат. Соблазнительно было отоспаться и отдохнуть. Но если бы там можно было забыть обо всем пережитом, вычеркнуть из памяти то, что будет грызть и мучить. Он знал, что тыловой покой за день-два надоест, и он будет рваться в бой — это его фронтовая судьба, кроме которой у него ничего больше нет.

Другой, на беду или на счастье, ему не дано.

Гутман первым увидел и показал капитану на бегущего к ним Джима. Пес бросился на грудь хозяина, едва не свалив с ног, облизал его шершавую щеку. После пережитого обретение Джима оказалось куцей, невсамделишной радостью. Гутман показал на обрывок поводка: «Он же у них сорвался. Во же скотина!» «Скотина — не то слово, Гутман», — ответил Волошин, усаживая собаку рядом.

Быстро успокоившись, Джим привычно «застриг ушами», осторожно оглядываясь по сторонам. Волошин приказал Гутману сопроводить раненых в санчасть. Ординарец удивился, что раненый комбат остается.

Они распрощались, надеясь еще свидеться.

Кликнув Джима, Волошин пошел к себе в батальон. Неважно, что его ждало там, не имело значения, как ему будет дальше. Главное — быть с теми, с кем он в муках сроднился на пути к этой траншее. И пусть он для них не комбат, что это меняет?

Он — их товарищ. Генералы не властны над его человечностью. Потому что Человек иногда, несмотря ни на что, становится выше судьбы и, стало быть, выше могущественной силы случая.

Он устало шел к недалекой вершине. Война продолжалась.

Справка из архива

«Командир 294-го стрелкового полка Герой Советского Союза майор Волошин Николай Иванович убит 24 марта 1945 года и похоронен в братской могиле, находящейся в 350 метрах северо-западнее населенного пункта Штайндорф «.

Дайджест:

Волошин и Маркин. Сравнительная характеристика героев повести В. Быкова «Его батальон» Чем значительнее в человеке истинно человеческое, тем важнее для него своя собственная жизнь и жизнь окружающих его людей. В. Быков Василий Владимирович Быков — вдумчивый и серьезный художник, его произведения. .

О повести «Его батальон» Василий Владимирович Быков вдумчивый и серьезный художник, его произведения интересны не только правдой о войне, но и тем отношением к описываемым событиям, которые неизменно высказывает автор. Пройдя войну, видя кровь. .

Краткое содержание повести Быкова «Сотников» Зимней ночью, хоронясь от немцев, кружили по полям и перелескам Рыбак и Сотников, получившие задание добыть продовольствие для партизан. Рыбак шел легко и быстро, Сотников отставал. Ему вообще не следовало. .

Краткое содержание повести Быкова «Круглянский мост» Сидящий в яме по причине отсутствия в партизанском отряде специального помещения для арестованных, Степка Толкач перебирал в памяти обстоятельства последних дней. Не везло Степке в этом отряде, не очень ему. .

Краткое содержание повести Быкова «Облава» Действие происходит в белорусской деревне в середине тридцатых годов. Уже прошла коллективизация, создан колхоз, раскулачены и выселены в необъятные места так называемые кулаки, а на самом деле — крепкие хозяева. .

Что такое подвиг? На примере повести Быкова «Обелиск» Василь Быков — автор многих книг о Великой Отечественной войне. Он сам был участником войны в восемнадцать лет. Было военное училище, был фронт. Сначала пехота, потом истребительная противотанковая артиллерия. Подобно. .

Народная трагедия, показанная в повести В. Быкова «Знак беды» Тема Великой Отечественной войны стала на долгие годы одной из главных тем литературы XX века. Причин тому много. Это и непреходящее осознание тех ничем не восполнимых потерь, которые принесла война. .

Проблема исторической памяти в повести Быкова «Знак беды» Почти вся литературная деятельность Василия Быкова посвящена Великой Отечественной войне. Он сам прошел войну от начала до конца. Собственный опыт писателя превращается в беспощадную правду жизни. Повесть В. Быкова «Знак. .

Корни размежевания Сотникова и Рыбака в повести Василя Быкова Далеко не случайно сюжет повести состоит из двух этапов. На первом — герои проходят испытание крайне неладно складывающимися обстоятельствами: хутор, на который они направлялись, сожжен, в предрассветных сумерках попались на. .

Пересказ повести Платова «В прекрасном и яростном мире» — глава 1 В Толубеевском депо лучшим паровозным машинистом считался Александр Васильевич Мальцев. Ему было лет тридцать, но он уже имел квалификацию машиниста первого класса и давно водил скорые поезда. Когда в наше. .

Краткое изложение повести Беляева «Мистер смех» — глава «На распутье» Спольдинг вспомнил счастливые, как ему казалось, минуты, когда он положил в портфель аттестат об окончании политехнического института. Он инженер-механик, и перед ним открыт весь мир. Для него светит солнце. Для. .

Краткое изложение повести «Обелиск» — глава «Борьба» Теперь уже была половина десятого, автобус, наверно, давно прошел, на чем добираться до города, оставалось неизвестным. Но дорожные заботы лишь скользнули по краю моего сознания, едва затронув его, — мыслями. .

«В том-то и признак настоящего искусства, что оно всегда современно, насущно, полезно…» Ф. М. Достоевский. По повести В. Быкова «Сотников» 1. Тема войны в творчестве В. Быкова. 2. Внутренний мир героев. 3. Повесть В. Быкова «Сотников». Свое сочинение мне хотелось бы посвятить творчеству В. Быкова. Творчество этого писателя сводится к. .

Краткое изложение повести Беляева «Мистер смех» — глава «Королева слез» Во втором этаже находилась широкая застекленная веранда, выходившая в садик с чахлыми деревцами и двумя клумбами. Веранда была своего рода клубом для жильцов миссис Адаме. Здесь стояли столики, плетеная мебель. .

Краткое изложение повести Беляева «Мистер смех» — глава «Эврика» Месяц спустя после разговора с Бульвер Спольдинг однажды, возвращаясь домой в вагоне подземной железной дороги, прочитал в газете: «Концерну Бэкфорда угрожает крах». Спольдинга интересовало все, что касалось возвышения и падения. .

«Война с чрезвычайной быстротой образует новые характеры людей и ускоряет процесс жизни…» . По повести В. В. Быкова «Сотников» 1. Василь Быков: окопная правда. 2. Человек перед лицом выбора в произведениях Быкова. 3. «Сотников»: психологический контраст персонажей. 4. Негероический героизм. Тема Великой Отечественной войны занимает важное место в творчестве. .

Краткое содержание «Круглянский мост» Быкова Василь Быков Произведение «Круглянский мост» Сидящий в яме по причине отсутствия в партизанском отряде специального помещения для арестованных, Степка Толкач перебирал в памяти обстоятельства последних дней. Не везло Степке в. .

Краткое содержание «Дожить до рассвета» Быкова В. В Зима. Снег. Война. Группа солдат на лыжах под руководством старшины Дюбина и лейтенанта Ивановского отправляется на задание. Проверить, хорошо ли все в группе стоят на лыжах, возможности не представилось. Идет. .

Краткое содержание «Знака беды» Быкова Степанида и Петрок Богатька живут на хуторе Яхимовщина, в трех километрах от местечка Выселки. Их сын Федя служит в танковых войсках, дочь Феня учится «на докторшу» в Минске. Начинается война. .

Краткое содержание «Обелиск» Быкова В. В Умер в белорусской деревне Сельцо не старый еще учитель Миклашевич. Еще подростком принимал он участие в партизанских делах. Его друзья-школьники расстреляны немцами в сорок втором. Миклашевич добился, чтобы в их. .

Трагический итог жизни князя Мышкина Для автора в его художественно-реалистическом задании это мотивирует возможное правдоподобие совершенной исключительности духовного облика идеального персонажа. Другая сторона — это «идиотизм» Мышкина в резонации на него со стороны других лиц. .

Краткое содержание «Знак беды» Быкова Василь Быков Произведение «Знак беды» Степанида и Петрок Богатька живут на хуторе Яхимовщина, в трех километрах от местечка Выселки. Их сын Федя служит в танковых войсках, дочь Феня учится «на. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 1 МЕРТВЫЕ ДУШИ Глава 1 В губернский город NNвъехала небольшая бричка с господином средних лет недурной на­ружности, не толстым, но и не тонким. Приезд не произвел никакого впечатления на обитателей го­рода. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 3 Глава 3 Чичиков поехал к Собакевичу в самом прият­ном расположении духа. Он даже не заметил, что Селифан, радушно принятый людьми Манилова, был пьян. Поэтому бричка быстро сбилась с пути. Кучер. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 7 Глава 7 Чичиков проснулся в прекрасном расположении духа. Встав с постели, он решил тут же заняться делом: «сочинить крепости, написать и перепи­сать, чтоб не платить ничего подьячим». Через два часа. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 4 Глава 4 Подъехав к трактиру, Чичиков приказал оста­новиться, для того чтобы дать отдохнуть лошадям и самому перекусить. Далее следует небольшое авторское лирическое отступление по поводу уникальности желудка господина средней руки. .

Содержание романа Гоголя «Мертвые души». Глава восьмая, девятая и десятая Покупки Чичикова оказались в центре внимания городских сплетников. В городе шли разговоры о том, выгодно ли покупать крестьян для переезда в новые имения. Все эти разговоры оказались для Чичикова благоприятными. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 5 Глава 5 Чичиков долго не мог прийти в себя от посеще­ния Ноздрева. Был недоволен помещиком и Сели­фан, поскольку коням не дали овса. Бричка лете­ла во весь опор, пока не столкнулась. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 6 Глава 6 Довольно скоро Чичиков въехал на середину обширного села со множеством изб и улиц. Особая ветхость была заметна во всех деревенских стро­ениях. Затем показался господский дом: «каким — то. .

Краткое содержание: «Евгений Онегин» — Глава 8 Глава открывается лирическим отступлением о поэзии, о музе и о поэтической судьбе Пушкина. На светском рауте автор встречает Онегина. Онегин, Убив на поединке друга, Дожив без цели, без трудов До. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 11 Глава 11 Утром выяснилось, что выехать немедленно нет никакой возможности, поскольку лошади не подкованы, а у колеса нужно сменить резину. Чи­чиков вне себя от негодования приказал Селифа­ну тут же найти. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 9 Глава 9 Утром следующего дня одна из дам города NNрезво вспорхнула в коляску и отправилась с ви­зитом к другой даме с намерением поскорее рас­сказать той новость. Она нетерпеливо выглядывала в. .

Краткое содержание: «Господа Головлевы» — Глава 1 «Семейный суд» Богатая барыня Арина Петровна Головлева получает известие, что ее сын Степан, прозванный в семье Степкой-балбесом, продал дом в Москве за 8 тысяч рублей. Этот дом, «родительское благословение», Арина Петровна в. .

Краткое содержание: Мертвые души, Глава 10 Глава 10 Чиновники собрались у полицмейстера, чтобы решить, что дальше делать. Назначение нового генерал-губернатора и разросшиеся слухи совер­шенно выбили многих из колеи. Все боялись за свои места. Стали гадать, кто. .

Талант Василя Быкова Талант Василя Быкова был разбужен атмосферой «оттепели», в которой литература об Отечественной войне обретала второе дыхание. Быков и сейчас не упускает возможности с благодарностью вспомнить о том влиянии, которое оказали. .

На тему: ФИЛЬМЫ ЛЕОНИДА БЫКОВА ФИЛЬМЫ ЛЕОНИДА БЫКОВА Удивительная вещь — слезы. Только человек может пла­кать и от боли, и от горя, и от радости. А если есть одновремен­но слезы радости и печали, то это. .

Тема войны в творчестве В. Быкова. Внутренний мир героев Свое сочинение мне хотелось бы посвятить творчеству В. Быкова. Творчество этого писателя сводится к одной ведущей теме — теме войны. Но, тем не менее, эта тема предстает в книгах в. .

Главная тема творчества Василя Быкова Школьное сочинение по повести Василя Быкова «Сотников». Василь Быков в своем творчестве в основном освещал военные темы, но в его произведениях мало батальных сцен, описаний эффектных исторических событий, зато ему. .

Краткое содержание рассказа О. Генри «Дары волхвов» Торгуясь с зеленщиком, бакалейщиком и мясником так, что горели уши, Делла насобирала всего доллар и восемьдесят пять центов. На эти гроши она должна купить подарок на рождество своему мужу Джиму. .

АНАЛИЗ ВОЕННОЙ ПРОЗЫ В. БЫКОВА Победу над фашистской Германией называют Великой. Это потому что ежедневно и ежечасно, на протяжении бесконечно долгих 1418 дней и ночей, она создавалась не­человеческим напряжением миллионов людей на фронте и в. .

Василий Быков – Его батальон

Василий Быков – Его батальон краткое содержание

Его батальон читать онлайн бесплатно

Чернорученко передал на «Волгу» генеральский вызов, и в землянке опять все замолчали, как при покойнике. В этой настороженной тишине привычно прошуршала палатка, из-под которой в землянку проскользнула Веретенникова, санитарный инструктор седьмой стрелковой роты. За нею влез Гутман. Волошин мрачно двинул бровями и тихо про себя выругался – Веретенникова сутки назад должна была отбыть из батальона. Он уже получил за нее выговор от командира полка, и теперь вот, наверно, предстоит получить второй. Веретенникова тем временем быстро окинула взглядом знакомых и незнакомых в землянке людей и, вскинув к ушанке руку, уверенно шагнула к раненому:

– Товарищ генерал, младший сержант Веретенникова прибыла для оказания первой помощи при огнестрельном ранении.

Наверно, не каждый старшина роты сумел бы доложить так складно и уверенно, как эта девчонка в явно широковатой для нее солдатской шинели. Строгое, насупленное лицо генерала удовлетворенно разгладилось.

– Хорошо, дочка! Посмотри, что тут мне фрицы наделали.

Веретенникова, однако, не трогаясь с места, снова вскинула руку к краю своей цигейковой шапки:

– И разрешите обратиться по личному вопросу, товарищ генерал.

Генерал уже несколько удивленно приподнял голову, но, прежде чем он ответил, Веретенникова выпалила:

– Прикажите комбату оставить меня в батальоне.

Озадаченный ее обращением, генерал неопределенно хмыкнул и искоса из-под сурово надвинутых бровей взглянул на комбата. Волошин выдавливал на щеках желваки, едва сдерживая в себе возмущение за эту более чем бесцеремонную выходку санитарного инструктора.

– А что, он вас прогоняет отсюда? – холодно спросил генерал.

– Отправляет в тыл.

– Таков приказ по полку, – сдержанно объяснил комбат. – Санинструктор Веретенникова комиссована как непригодная к строевой службе. А вы, товарищ младший сержант, должны бы знать, как в армии полагается обращаться к старшим начальникам!

Веретенникова, однако, оставив без внимания его слова, по-прежнему держала руки по швам и, не сводя глаз с генерала, ждала ответа. Генерал едва заметно повел левым плечом:

– Я не могу этого решить. Обращайтесь к вашему непосредственному начальству.

Девушка обиженно прикусила губу и резким, почти демонстративным движением рванула вперед санитарную сумку. Генерал повернулся раной к свету, Веретенникова бегло осмотрела его висок.

– Всего? – удивился генерал с нотками юмора в голосе.

Веретенникова генеральский юмор оставила без внимания:

– Ну что ж! Стриги, если есть чем.

Она вынула из сумки ножницы и довольно ловко остригла седоватый висок генерала. Генерал поморщился, терпеливо пережидая парикмахерскую операцию. Затем Веретенникова достала из сумки сверток бинта, и ее маленькие руки в подвернутых рукавах шинели начали ловко выстраивать сложную схему головной повязки. Несколько раз обмотав бинтом голову, она пропустила его под челюсть, и это не понравилось генералу:

– Отсюда убери. Шея у меня здоровая.

– Так надо, – сказала Веретенникова. – Согласно наставлению.

Генерал резко повернулся к ней всем своим грузным телом:

– Какое наставление! Мне руководить войсками, а вы из меня чучело делаете!

– Иначе повязка не будет держаться.

– Тогда ты не умеешь перевязывать.

– Умею. Не вас первого.

– Так перевязывайтесь сами!

Точным сильным рывком она оборвала бинт, и не успели еще присутствующие в землянке что-либо понять, как взметнулась на входе палатка и санинструктор исчезла в траншее.

– Что за безобразие! – почти растерялся генерал. Возле его уха висели длинный и короткий несвязанные концы бинта. Все время молчавший майор вскочил с соломы и угрожающе бросился к выходу:

– Товарищ санинструктор! А ну вернитесь!

– Не вернется! – тихо сказал в углу Гутман, и Волошин, едва сдерживая гнев, выразительно взглянул на него. Но майор уже обращался к командиру батальона:

– Как то есть не вернется? Комбат!

Это был приказ, комбат обязан был что-то предпринять, чтобы выполнить волю начальства, и, хотя сам почти был уверен, что Веретенникова не вернется, решительно вышел в траншею:

– Младший сержант Веретенникова!

Ночь ударила в лицо глухой молчаливой тьмой, ветер крутил над траншеей дым из трубы. Комбат прислушался: поблизости нигде не слышно было ни звука.

Она не откликнулась, и он, борясь с нахлынувшим чувством гнева, постоял еще несколько минут, охваченный продымленным холодом. Это было черт знает что, не хватало еще ему, командиру батальона, бегать за этой своевольной девчонкой. Позор, да и только! Но хорош и ротный – лейтенант Самохин, которому он еще вчера утром лично приказал отправить санинструктора в распоряжение начсанслужбы дивизии. Самохин тогда сказал «есть!», а теперь вот это ее скандальное появление перед генералом.

Возвратясь в землянку, комбат, нарочно ни к кому не обращаясь, бросил вполголоса «не догнал», и генерал с едва скрываемым презрением посмотрел на него. Комбат ждал гневных упреков, выговора и, наверно, выслушал бы их молча, сознавал, что был виноват. Но там, где дело касалось военных девчат, он чувствовал себя беспомощным. Вся его воспитанная за годы воинской службы логика поведения заходила в тупик, когда он сталкивался с самым банальным девичьим капризом. Впрочем, как и многие на войне, он считал, что армия и женщина несовместимы, что это недоразумение – женщина на войне.

Но генерал в этот раз лишь устало вздохнул и смолк, на его грубом лице застыло до поры сдерживаемое и в общем понятное теперь недовольство. Майор кое-как связал на его голове обрывки бинта и сел на солому. Комбат стал на прежнее место. В землянке опять воцарилась неловкая, скованная присутствием большого начальства тишина, которую, к счастью, вскоре нарушили долетевшие сверху звуки. Это был конский топот, затем короткий, но более громкий, нежели обычно, окрик часового с НП. Волошин с облегчением выдохнул – приехал командир полка.

Майор Гунько решительно вошел в землянку, быстрым взглядом окинул фигуры присутствующих, безошибочно определив среди них начальство, и коротко, но четко представился. Генерал, однако, неподвижно сидел на ящике, нахмурив брови, и Гунько смущенно переступил с ноги на ногу. В тишине слышно стало, как прошуршала его наброшенная поверх шинели палатка и тоненько звякнула на сапоге шпора.

– Вы что – командир кавалерийского полка? – тоном, не обещавшим ничего хорошего, спросил генерал.

– Никак нет! Стрелкового, товарищ генерал.

– На какого же черта тогда у вас шпоры?

Майор в замешательстве передернул плечами и снова замер, не отрывая взгляда от генерала, который вдруг энергично вскочил с ящика. Тень от его грузной фигуры накрыла половину землянки.

– Вы бы лучше порядок у себя навели! И менее заботились о своем кавалерийском виде! А то у вас бардак в полку, товарищ майор!

Видно, еще мало что понимая, майор стоял смирно и невинно смотрел в рассерженное лицо генерала. А тот, вдруг замолчав, через плечо бросил бойцам, столпившимся возле печки:

– А ну – покурите там!

Гутман, Чернорученко, боец в бушлате и разведчик вылезли в траншею. В землянке стало просторней, генерал отступил в сторону, и огонек фонаря тускло осветил немолодое, страдальчески напряженное лицо командира полка.

– Какая у вас позиция? Где вы засели? В болоте? А немцы сидят на высотах! Вы что, думаете, они вам оттуда будут букеты бросать? Платочками махать?

– Я так не думаю, товарищ генерал! – невозмутимо сказал Гунько.

– Ах, вы не думаете? Вы уже поняли? А вы знаете, что все подъезды к вам простреливаются пулеметным огнем? Вот полюбуйтесь! – генерал ткнул пальцем в свой забинтованный лоб. – Едва к архангелу Гавриилу не отправили. А «виллис» колесами вверх лежит. Новый вы мне дадите?

– Виноват, товарищ генерал!

Комбат едва заметно улыбнулся – уже и виноват! В чем тут вина командира полка, трудно было себе представить, не то что признаться в ней. Скорее всего виноват шофер, не сумевший проехать в темноте и, наверно, включивший подфарники. Но майор Гунько, донятый гневом большого начальника, по-видимому, готов был принять на себя любую вину, лишь бы не раздражать генерала. Впрочем, возможно, в этом и был резон, так как генерал, не встретив возражения, скоро замолк, подошел к угасавшей без присмотра печурке и начал толкать в нее разбросанный по земле хворост. В землянку повалил дым, генерал закашлялся, притворил дверцу.

– И вот он тоже виноват! – повернул он голову в сторону командира батальона. – Он должен был взять высоту. А не сидеть в болоте.

– Так точно, товарищ генерал! – вдруг бодро ответил Гунько и почти обрадованно обернулся к Волошину. Страдальческое выражение на его лице сменилось надменно-требовательным оттого, что начальственный гнев переходил на другого. Волошин с холодным недоумением пожал плечами:

Суровые будни войны в повести В. Быкова “Его батальон”

Пройдя суровыми дорогами войны, Василь Быков пытается рассказать об увиденном, запечатлеть в своих произведениях разные лица, характеры, их очень много было на его пути. Надо успеть рассказать об этих людях, чтобы молодые могли узнать правду жизни, учиться у своих “отцов и дедов”, сверять свою жизнь по их подвигам и будням. Автор не описывает какие-то исключительные ситуации, экстраординарных героев, он день за днем повествует о тяжелых и неброских военных буднях, которые потом назовут героическими, суровыми, драматическими. Для него же

В повести “Его батальон” автор описывает один из череды эпизодов войны – взятие высоты. Комбату Волошину очевидно, что высотку надо было брать с ходу, пока немцы еще не укрепились, но “наступление выдохлось” и высота осталась у немцев. Теперь предстояло ее брать, но у артиллеристов не более 10 снарядов, местность не разведана и штурмовать высоту сейчас – самоубийство для батальона. Волошин не трус, он бережет людей, умеет воевать, а не безрассудно соваться куда попало.

В. Быков показывает сложную ситуацию, когда

Волошин выступает против такой практики. Комбат не хочет бестолково погубить “свой” батальон. Да, на войне приказы надо выполнять, но не бездумно, не соваться под огонь. А продуманно и с умом выполнять поставленную задачу.

И в какой-то момент кажется, что Маркин погубит людей, но Волошин, и отстраненный от командования, не перестает быть “комбатом в душе”. Он с людьми до последнего, помогая своим опытом, волей, решительностью – и побеждает. Автор не скрывает, что война – это всегда невосполнимые потери. И в сцене похорон погибших мы чувствуем боль комбата за гибель бойцов, к которым “прикипел душой”. “Вот так бывает,- покаянно думал он , расслабленно выпрямляясь.- Не хватило настойчивости вовремя отправить из батальона, теперь, пожалуйста,- закапывай в землю…” Где-то в середине ряда лежал с простреленной головой Самохин, здесь же ляжет и Вера, его фронтовая любовь, невенчаная жена ротного.

И с ними останется так и не рожденный третий”. Очень символично звучит последняя фраза повести: “Война продолжалась”. Да, это лишь один эпизод, каких было немало и предстоит еще пережить или погибнуть в одном из них, но автор устами своего героя высказывает мысль, что, как бы ни было тяжело, невыносимо на фронте, всегда надо оставаться человеком. “Шла война, гибли сотни тысяч людей, человеческая жизнь, казалось, теряла обычную свою цену и определялась лишь мерой нанесенного ею ущерба врагу.

И тем не менее, будучи сам солдатом и сам ежечасно рискуя, Волошин не мог не чувствовать, что все-таки самое ценное на войне – жизнь человека. И чем значительнее в человеке истинно человеческое, тем важнее для него своя собственная жизнь и жизнь окружающих его людей”. Эту мысль писатель проводит во всех своих повестях, в этом великий гуманизм быковских произведений, суровый и необходимый, чтобы сохранить в себе душу, остаться человеком.

Похожие сочинения:

Суровые будни войны. (По повести К. Д. Воробьева “Убиты под Москвой”)Суровые будни войны. (По повести К. Д. Воробьева “Убиты под Москвой”) Мужество есть великое свойство души; народ, им отмеченный, должен гордиться собою. Н. М. Карамзин Читая “русскую, святую, классическую” литературу.

Волошин и Маркин. Сравнительная характеристика героев повести В. Быкова “Его батальон”Чем значительнее в человеке истинно человеческое, тем важнее для него своя собственная жизнь и жизнь окружающих его людей. В. Быков Василий Владимирович Быков – вдумчивый и серьезный художник, его произведения.

Сочинение на тему: “Суровые будни войны”Глядя на всю нашу современную жизнь практически невозможно поверить в то, что когда-то люди жили совсем по-другому, и причиной тому было такое явление, как война. Казалось бы, современная ситуация на.

Тема Великой Отечественной войны в современной отечественной прозе. (По повести В. Быкова “В списках не значился”)Тема Великой Отечественной войны в современной отечественной прозе. (По повести В. Быкова “В списках не значился”) Великая Отечественная война – одно из самых значимых событий XX века для России. Она.

Тема войны в творчестве В. В. БыковаВасилий Владимирович Быков прошел всю войну взводным. Война стала главной темой творчества белорусского писателя. Основой сюжетов произведений Быкова является ситуация нравственного выбора. В его произведениях мало батальных сцен, эффектных исторических.

НЕВЕРОЯТНАЯ ЯВЬ ВОЙНЫ (по повести В. Кондратьева “Привет с фронта”) – ТЕМА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКАС каждым годом все меньше и меньше остается среди нас тех, кто встретил роковой рассвет 22 июня 1941 года. Тех, кто суровой осенью 1941 года защищал Москву, кто видел кровавый.

Тема войны в повести Ю. Бондарева “Батальоны просят огня”“Батальоны просят огня” – второе по счету произведение Ю. Бондарева о войне, но первая его повесть, в которой настолько ярко проявился талант писателя, соединяющего в своих работах анализ человеческой души.

Нравственные образы повести В. Быкова “СотниковНовый этап в творческом развитии В. Быкова открыла повесть “Сотников” – одно из самых глубоких произведений не только самого писателя, но и во всей многонациональной советской литературе про войну. Сотников.

Мотивы испытания на человечность в повести В. Быкова “Сотников”Основная идея его произведений – поведение людей в экстремальных ситуациях, когда в одно мгновенье приходится решать такие сложные вопросы, как: Кто прав? Кто виноват? Умереть или предать?. “Сотников” не исключение.

Нравственный выбор героев в повести В. Быкова “Сотников”“Война есть противное человеческому естеству состояние”, – писал Л. Толстой, и мы вынуждены согласиться с этим утверждением, ведь война приносит страх, кровь, слезы. Война также является и испытанием для человека.

ПРОБЛЕМА НРАВСТВЕННОГО ВЫБОРА В ПОВЕСТИ В. БЫКОВА “СОТНИКОВ”“Война есть противное человеческому естеству состояние”, – писал Лев Толстой, и мы вынуждены согласиться с этим утверждением, ведь война приносит страх, кровь, слезы. Война также является и испытанием для человека.

ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ (по повести Василя Быкова “Сотников”)Тема Великой Отечественной войны занимает важное место в творчестве Василя Быкова. Честь, совесть, достоинство, верность своему долгу – именно эти проблемы затрагиваются писателем. Но все-таки главной темой творчества Быкова остается.

ПРИРОДА В ПОВЕСТИ В. БЫКОВА “ПОЙТИ И НЕ ВЕРНУТЬСЯ”Василий Владимирович Быков – большой мастер слова. Он включает в повествование различные метафоры, не столько украшающие его доходчивую и яркую речь, сколько помогающие понять читателю замысел автора, проникнуться его идеей.

Нравственная проблематика, образы Сотникова и Рыбака, две “точки зрения” в повести В. В. Быкова “Сотников”Творчество Василя Быкова почти полностью посвящено теме Великой Отечественной войны. Уже в первых повестях писатель пытался освободиться от стереотипов при показе военных действий и поведения солдат и офицеров. В произведениях.

НРАВСТВЕННЫЙ ПОДВИГ В ПОВЕСТИ В. БЫКОВА “ОБЕЛИСК”Василь Быков – автор многих книг о Великой Отечественной войне. Он сам был участником войны в восемнадцать лет. Было военное училище, был фронт. Сначала пехота, потом истребительная противотанковая артиллерия. Подобно.

ВОЙНА В ПОВЕСТИ В. КОНДРАТЬЕВА “САШКА” – ТЕМА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКАГлубинным импульсом, послужившим написанию Вячеславом Кондратьевым рассказов и повестей о тяжелых военных буднях, стала его вера в то, что он обязан рассказать о войне, о своих товарищах, которые сложили голову.

Тема войны в повести К. Воробьева “Это мы, Господи. ”Предметом своей литературы К. Воробьев сделал личный, исключительно трудный, не укладывающийся в рамки обычных человеческих горестей, жизненный опыт. Этот опыт, помноженный на опыт людей, которые, как и сам Воробьев, жили.

ТРАГЕДИЯ ФЕДОРА РОВБЫ – ТРАГЕДИЯ КРЕСТЬЯНИНА-ТРУЖЕНИКА В ПЕРИОД КОЛЛЕКТИВИЗАЦИИ (по повести В. Быкова “Облава”)Писатель Василь Быков известен нам как правдивый, искренний рассказчик о человеческой судьбе в годы Великой Отечественной войны. Тема войны является основной в его творчестве. Большую известность получили такие его повести.

ЧЕЛОВЕК НА ВОЙНЕ (по повести В. Некрасова “В окопах Сталинграда”) – ТЕМА ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ В ЛИТЕРАТУРЕ XX ВЕКАВиктор Некрасов… Удивительна судьба этого человека, и многое в ней еще нам неизвестно. Виктор Платонович Некрасов родился в 1911 году, окончил архитектурный институт и актерскую студию, играл в нескольких театрах.

Солдатские будниНо покуда вздох в запасе, Толку нет о смертном часе. В муках тверд и в горе горд, Теркин жив и весел, черт! А. Твардовский Александр Трифонович Твардовский пришел в большую.

СОЛДАТСКИЕ БУДНИ ВАСИЛИЯ ТЕРКИНАНо покуда вздох в запасе, Толку нет о смертном часе. В муках тверд и в горе горд, Теркин жив и весел, черт! А. Твардовский Александр Трифонович Твардовский пришел в большую.

Суровые нравы города Калинова. По пьесе А. Н. Островского “Гроза”Русская литература 2-й половины XIX века Суровые нравы города Калинова. (По пьесе А. Н. Островского “Гроза”) Тема добра и зла явно или скрыто, но присутствует в произведениях искусства. Литература раскрывает.

Нравственная сила советских людей в годы Великой Отечественной войны. (На примере рассказа М. Шолохова “Судьба человека” и повести В. Распутина “Живи и помни”)Сквозные темы Нравственная сила советских людей в годы Великой Отечественной войны. (На примере рассказа М. Шолохова “Судьба человека” и повести В. Распутина “Живи и помни”) Двадцать второго июня тысяча девятьсот.

Человек на войне Война в рассказе Василия Быкова “Одна ночь”Когда в жизни людей врывается война, он всегда приносит горе и несчастье, нарушает привычный уклад жизни. О самой жестокой, чудовищной войне – Великой Отечественной – вспоминают и поныне. Василий Быков.

Судьба человека в годы Великой Отечественной войны (по повести М. А. Шолохова “Судьба человека”)Шолохов – один из тех писателей, для которых действительность часто открывается в трагических ситуациях и судьбах. Рассказ “Судьба человека” – истинное тому подтверждение. Для Шолохова было очень важно емко и.

Сочинение на тему Солдатские будни в поэме А. Твардовского “Василий Теркин”Поэма А. Т. Твардовского “Василий Теркин” стала одним из самых популярных произведений о Великой Отечественной войне. Поэма, писал позже автор, была “моей лирикой, моей публицистикой, песней и поучением, анекдотом и.

Сочинение на тему: “Жестокий лик войны”Война-это одно из самых страшных слов во всем мире! Не кто не задумывается о войне пока ее не переживет. Я бы не кому не пожелала бы пережить это страшное время…Ты.

Рецензия на повесть В. В. Быкова “Карьер”В одном из журналов была опубликована повесть Быкова “Карьер”. И вновь о войне, о многострадальной земле Белоруссии, о трагических испытаниях, которые выдерживают или не выдерживают люди, оказавшиеся в ситуации, где.

ГЛАВНАЯ ТЕМА ВАСИЛЯ БЫКОВАВасиль Быков в своем творчестве в основном освещал военные темы, но в его произведениях мало батальных сцен, описаний эффектных исторических событий, зато ему удается с потрясающей глубиной передать ощущения рядового.

Сочинение на тему: “Нравственные уроки войны”Война. Как многое она меняет в сознание людей, о сколком заставляет задуматься. Только на войне можно понять, кто друг, кто враг, кого ты по-настоящему любишь. Нравственные уроки – уроки морали.

Василий Быков – Его батальон

Василий Быков – Его батальон краткое содержание

Его батальон читать онлайн бесплатно

Чернорученко передал на «Волгу» генеральский вызов, и в землянке опять все замолчали, как при покойнике. В этой настороженной тишине привычно прошуршала палатка, из-под которой в землянку проскользнула Веретенникова, санитарный инструктор седьмой стрелковой роты. За нею влез Гутман. Волошин мрачно двинул бровями и тихо про себя выругался – Веретенникова сутки назад должна была отбыть из батальона. Он уже получил за нее выговор от командира полка, и теперь вот, наверно, предстоит получить второй. Веретенникова тем временем быстро окинула взглядом знакомых и незнакомых в землянке людей и, вскинув к ушанке руку, уверенно шагнула к раненому:

– Товарищ генерал, младший сержант Веретенникова прибыла для оказания первой помощи при огнестрельном ранении.

Наверно, не каждый старшина роты сумел бы доложить так складно и уверенно, как эта девчонка в явно широковатой для нее солдатской шинели. Строгое, насупленное лицо генерала удовлетворенно разгладилось.

– Хорошо, дочка! Посмотри, что тут мне фрицы наделали.

Веретенникова, однако, не трогаясь с места, снова вскинула руку к краю своей цигейковой шапки:

– И разрешите обратиться по личному вопросу, товарищ генерал.

Генерал уже несколько удивленно приподнял голову, но, прежде чем он ответил, Веретенникова выпалила:

– Прикажите комбату оставить меня в батальоне.

Озадаченный ее обращением, генерал неопределенно хмыкнул и искоса из-под сурово надвинутых бровей взглянул на комбата. Волошин выдавливал на щеках желваки, едва сдерживая в себе возмущение за эту более чем бесцеремонную выходку санитарного инструктора.

– А что, он вас прогоняет отсюда? – холодно спросил генерал.

– Отправляет в тыл.

– Таков приказ по полку, – сдержанно объяснил комбат. – Санинструктор Веретенникова комиссована как непригодная к строевой службе. А вы, товарищ младший сержант, должны бы знать, как в армии полагается обращаться к старшим начальникам!

Веретенникова, однако, оставив без внимания его слова, по-прежнему держала руки по швам и, не сводя глаз с генерала, ждала ответа. Генерал едва заметно повел левым плечом:

– Я не могу этого решить. Обращайтесь к вашему непосредственному начальству.

Девушка обиженно прикусила губу и резким, почти демонстративным движением рванула вперед санитарную сумку. Генерал повернулся раной к свету, Веретенникова бегло осмотрела его висок.

– Всего? – удивился генерал с нотками юмора в голосе.

Веретенникова генеральский юмор оставила без внимания:

– Ну что ж! Стриги, если есть чем.

Она вынула из сумки ножницы и довольно ловко остригла седоватый висок генерала. Генерал поморщился, терпеливо пережидая парикмахерскую операцию. Затем Веретенникова достала из сумки сверток бинта, и ее маленькие руки в подвернутых рукавах шинели начали ловко выстраивать сложную схему головной повязки. Несколько раз обмотав бинтом голову, она пропустила его под челюсть, и это не понравилось генералу:

– Отсюда убери. Шея у меня здоровая.

– Так надо, – сказала Веретенникова. – Согласно наставлению.

Генерал резко повернулся к ней всем своим грузным телом:

– Какое наставление! Мне руководить войсками, а вы из меня чучело делаете!

– Иначе повязка не будет держаться.

– Тогда ты не умеешь перевязывать.

– Умею. Не вас первого.

– Так перевязывайтесь сами!

Точным сильным рывком она оборвала бинт, и не успели еще присутствующие в землянке что-либо понять, как взметнулась на входе палатка и санинструктор исчезла в траншее.

– Что за безобразие! – почти растерялся генерал. Возле его уха висели длинный и короткий несвязанные концы бинта. Все время молчавший майор вскочил с соломы и угрожающе бросился к выходу:

– Товарищ санинструктор! А ну вернитесь!

– Не вернется! – тихо сказал в углу Гутман, и Волошин, едва сдерживая гнев, выразительно взглянул на него. Но майор уже обращался к командиру батальона:

– Как то есть не вернется? Комбат!

Это был приказ, комбат обязан был что-то предпринять, чтобы выполнить волю начальства, и, хотя сам почти был уверен, что Веретенникова не вернется, решительно вышел в траншею:

– Младший сержант Веретенникова!

Ночь ударила в лицо глухой молчаливой тьмой, ветер крутил над траншеей дым из трубы. Комбат прислушался: поблизости нигде не слышно было ни звука.

Она не откликнулась, и он, борясь с нахлынувшим чувством гнева, постоял еще несколько минут, охваченный продымленным холодом. Это было черт знает что, не хватало еще ему, командиру батальона, бегать за этой своевольной девчонкой. Позор, да и только! Но хорош и ротный – лейтенант Самохин, которому он еще вчера утром лично приказал отправить санинструктора в распоряжение начсанслужбы дивизии. Самохин тогда сказал «есть!», а теперь вот это ее скандальное появление перед генералом.

Возвратясь в землянку, комбат, нарочно ни к кому не обращаясь, бросил вполголоса «не догнал», и генерал с едва скрываемым презрением посмотрел на него. Комбат ждал гневных упреков, выговора и, наверно, выслушал бы их молча, сознавал, что был виноват. Но там, где дело касалось военных девчат, он чувствовал себя беспомощным. Вся его воспитанная за годы воинской службы логика поведения заходила в тупик, когда он сталкивался с самым банальным девичьим капризом. Впрочем, как и многие на войне, он считал, что армия и женщина несовместимы, что это недоразумение – женщина на войне.

Но генерал в этот раз лишь устало вздохнул и смолк, на его грубом лице застыло до поры сдерживаемое и в общем понятное теперь недовольство. Майор кое-как связал на его голове обрывки бинта и сел на солому. Комбат стал на прежнее место. В землянке опять воцарилась неловкая, скованная присутствием большого начальства тишина, которую, к счастью, вскоре нарушили долетевшие сверху звуки. Это был конский топот, затем короткий, но более громкий, нежели обычно, окрик часового с НП. Волошин с облегчением выдохнул – приехал командир полка.

Майор Гунько решительно вошел в землянку, быстрым взглядом окинул фигуры присутствующих, безошибочно определив среди них начальство, и коротко, но четко представился. Генерал, однако, неподвижно сидел на ящике, нахмурив брови, и Гунько смущенно переступил с ноги на ногу. В тишине слышно стало, как прошуршала его наброшенная поверх шинели палатка и тоненько звякнула на сапоге шпора.

– Вы что – командир кавалерийского полка? – тоном, не обещавшим ничего хорошего, спросил генерал.

– Никак нет! Стрелкового, товарищ генерал.

– На какого же черта тогда у вас шпоры?

Майор в замешательстве передернул плечами и снова замер, не отрывая взгляда от генерала, который вдруг энергично вскочил с ящика. Тень от его грузной фигуры накрыла половину землянки.

– Вы бы лучше порядок у себя навели! И менее заботились о своем кавалерийском виде! А то у вас бардак в полку, товарищ майор!

Видно, еще мало что понимая, майор стоял смирно и невинно смотрел в рассерженное лицо генерала. А тот, вдруг замолчав, через плечо бросил бойцам, столпившимся возле печки:

– А ну – покурите там!

Гутман, Чернорученко, боец в бушлате и разведчик вылезли в траншею. В землянке стало просторней, генерал отступил в сторону, и огонек фонаря тускло осветил немолодое, страдальчески напряженное лицо командира полка.

– Какая у вас позиция? Где вы засели? В болоте? А немцы сидят на высотах! Вы что, думаете, они вам оттуда будут букеты бросать? Платочками махать?

– Я так не думаю, товарищ генерал! – невозмутимо сказал Гунько.

– Ах, вы не думаете? Вы уже поняли? А вы знаете, что все подъезды к вам простреливаются пулеметным огнем? Вот полюбуйтесь! – генерал ткнул пальцем в свой забинтованный лоб. – Едва к архангелу Гавриилу не отправили. А «виллис» колесами вверх лежит. Новый вы мне дадите?

– Виноват, товарищ генерал!

Комбат едва заметно улыбнулся – уже и виноват! В чем тут вина командира полка, трудно было себе представить, не то что признаться в ней. Скорее всего виноват шофер, не сумевший проехать в темноте и, наверно, включивший подфарники. Но майор Гунько, донятый гневом большого начальника, по-видимому, готов был принять на себя любую вину, лишь бы не раздражать генерала. Впрочем, возможно, в этом и был резон, так как генерал, не встретив возражения, скоро замолк, подошел к угасавшей без присмотра печурке и начал толкать в нее разбросанный по земле хворост. В землянку повалил дым, генерал закашлялся, притворил дверцу.

– И вот он тоже виноват! – повернул он голову в сторону командира батальона. – Он должен был взять высоту. А не сидеть в болоте.

– Так точно, товарищ генерал! – вдруг бодро ответил Гунько и почти обрадованно обернулся к Волошину. Страдальческое выражение на его лице сменилось надменно-требовательным оттого, что начальственный гнев переходил на другого. Волошин с холодным недоумением пожал плечами:

Содержание повести Быкова “Его батальон” – глава “Итог”

Было тихо, как прошлой ночью. Волошин хоронил убитых. Подровняв воронку, углубившую траншею, двое раненых и двое из комендантского взвода сносили убитых со склона высоты. “Не очень аккуратная, зато на хорошем месте, с широким обзором в тыл… Немецкие очереди сюда не залетали, и ничто уже не тревожило отрешенный покой убитых”. Крайним положили Круглова, Волошин стоял молча, всем деловито распоряжался Гутман. После смещения Волошина ординарец, чтобы не идти к Маркину, сбежал в девятую роту, где по собственной инициативе возглавил взвод новичков. При атаке его ранило в шею, но он не ушел в санчасть. Маркина с простреленной голенью отправили в тыл.

Подсчитав восемнадцать убитых, Гутман огорчился, что могила оказалась маловатой. Принесли еще одно тело. Посветив фонариком, Волошин застыл: “Вера”. Она погибла в спирали Бруно. “Вот так бывает, – покаянно подумал Волошин, расслабленно распрямляясь. – Не хватило настойчивости вовремя отправить из батальона, теперь пожалуйста – закапывай в землю…” В могиле лежал Самохин с простреленной головой, здесь же ляжет

Хоронили Гайнатулина. “Вот и еще один знакомец, – подумал капитан, – значит, не минула его немецкая пуля. Не много же тебе пришлось испытать этой войны, дорогой боец, хотя и испытал ты ее полной мерой. За один день пережил все, от трусости до геройства, а как погиб – неизвестно”. Погибшего и изуродованного Чернорученко комбат приказал перевязать. Гутман, стоя в могиле, быстро обмотал голову и лицо Чернорученко бинтом, стали хоронить остальных. Крайним оказался Самохин, капитан приказал рядом положить санинструктора Веретеннико-ву. “Пусть лежат. Тут уж никого бояться не будут”, – пробормотал Гутман. Волошин подумал: “Тут уже никому ничего не страшно, уже отбоялись”.

Погибших уместили в два ряда, Гайнатулина втиснули в узкую щель в изголовье.

“А чем плохо? – сказал Гутман. – Отдельно, зато как командир будет”.

Погребение закончилось, оставалось закопать могилу и соорудить земляной холмик, в который завтра тыловики вкопают дощатую фанерную пирамидку со звездой. Батальон пойдет дальше,, когда получит приказ наступать, пополнится новыми бойцами, офицерами и еще меньше останется тех, кто пережил этот адский бой и помнил тех, кого они закопали. А потом и совсем никого не останется. Постоянным будет лишь номер полка, номера батальонов, и где-то в дали военного прошлого, как дым, растает их фронтовая судьба.

Выполнив долг перед мертвыми, живые закурили. Гутман сказал, что не надеялся выжить, а вот ведь пришлось закапывать других. Волошин промолчал, не поддержав словоохотливого ординарца. С каким-то большим куском в его жизни отошло его трудное командирское прошлое, и вот-вот должно было начаться новое. Сегодня он в полной мере хватил солдатского лиха и уплатил свою кровавую плату за этот вершок отбитой с боем земли.

Волошин думал, куда идти, он был ранен и формально имел право идти в санроту, откуда на недельку-другую могли отослать в медсанбат. Соблазнительно было отоспаться и отдохнуть. Но если бы там можно было забыть обо всем пережитом, вычеркнуть из памяти то, что будет грызть и мучить. Он знал, что тыловой покой за день-два надоест, и он будет рваться в бой – это его фронтовая судьба, кроме которой у него ничего больше нет. Другой, на беду или на счастье, ему не дано.

Гутман первым увидел и показал капитану на бегущего к ним Джима. Пес бросился на грудь хозяина, едва не свалив с ног, облизал его шершавую щеку. После пережитого обретение Джима оказалось куцей, невсамделишной радостью. Гутман показал на обрывок поводка: “Он же у них сорвался. Во же скотина!” “Скотина – не то слово, Гутман”, – ответил Волошин, усаживая собаку рядом. Быстро успокоившись, Джим привычно “застриг ушами”, осторожно оглядываясь по сторонам. Волошин приказал Гутману сопроводить раненых в санчасть. Ординарец удивился, что раненый комбат остается. Они распрощались, надеясь еще свидеться.

Кликнув Джима, Волошин пошел к себе в батальон. Неважно, что его ждало там, не имело значения, как ему будет дальше. Главное – быть с теми, с кем он в муках сроднился на пути к этой траншее. И пусть он для них не комбат, что это меняет? Он – их товарищ. Генералы не властны над его человечностью. Потому что Человек иногда, несмотря ни на что, становится выше судьбы и, стало быть, выше могущественной силы случая.

Он устало шел к недалекой вершине. Война продолжалась.

Справка из архива

“Командир 294-го стрелкового полка Герой Советского Союза майор Волошин Николай Иванович убит 24 марта 1945 года и похоронен в братской могиле, находящейся в 350 метрах северо-западнее населенного пункта Штайндорф (Восточная Пруссия)”.

О повести “Его батальон” Василий Владимирович Быков вдумчивый и серьезный художник, его произведения интересны не только правдой о войне, но и тем отношением к описываемым событиям, которые неизменно высказывает автор. Пройдя войну, видя кровь.

Содержание романа Гоголя “Мертвые души”. Глава восьмая, девятая и десятая Покупки Чичикова оказались в центре внимания городских сплетников. В городе шли разговоры о том, выгодно ли покупать крестьян для переезда в новые имения. Все эти разговоры оказались для Чичикова благоприятными.

Народная трагедия, показанная в повести В. Быкова “Знак беды” Тема Великой Отечественной войны стала на долгие годы одной из главных тем литературы XX века. Причин тому много. Это и непреходящее осознание тех ничем не восполнимых потерь, которые принесла война.

Краткое изложение повести Беляева “Мистер смех” – глава “На распутье” Спольдинг вспомнил счастливые, как ему казалось, минуты, когда он положил в портфель аттестат об окончании политехнического института. Он инженер-механик, и перед ним открыт весь мир. Для него светит солнце. Для.

Краткое изложение повести Беляева “Мистер смех” – глава “Королева слез” Во втором этаже находилась широкая застекленная веранда, выходившая в садик с чахлыми деревцами и двумя клумбами. Веранда была своего рода клубом для жильцов миссис Адаме. Здесь стояли столики, плетеная мебель.

Краткое изложение повести “Обелиск” – глава “Борьба” Теперь уже была половина десятого, автобус, наверно, давно прошел, на чем добираться до города, оставалось неизвестным. Но дорожные заботы лишь скользнули по краю моего сознания, едва затронув его, – мыслями.

Идейное содержание повести Вольтера “Простак” В 1767 году Вольтер создает повесть “Простак”. Здесь впервые в философской прозе он переносит действие из экзотических стран во Францию. Человек, который способен “воспринимать все предметы в неискаженном виде, гурон.

Краткое изложение повести Беляева “Мистер смех” – глава “Эврика” Месяц спустя после разговора с Бульвер Спольдинг однажды, возвращаясь домой в вагоне подземной железной дороги, прочитал в газете: “Концерну Бэкфорда угрожает крах”. Спольдинга интересовало все, что касалось возвышения и падения.

“Стужа” Так называется новая книга Василя Быкова Сюжет этой повести прост. Проклятый сорок первый год. Скованный морозом белорусский лес. Холодный, продутый ветрами шалаш. Рассвет. Под одной шинелью спят два человека: Азевич бывший райкомовский работник, и Городилов районный.

Тема войны в творчестве В. Быкова. Внутренний мир героев Свое сочинение мне хотелось бы посвятить творчеству В. Быкова. Творчество этого писателя сводится к одной ведущей теме – теме войны. Но, тем не менее, эта тема предстает в книгах в.

Поэма “Кому на Руси жить хорошо” – итог раздумий автора о судьбах страны и народа Кому на Руси жить хорошо – с этого вопроса начинается поэма. Сюжет ее, подобно сюжету народных сказок, построен как путешествие крестьян-стариков в поисках счастливого человека. Странники ищут его среди всех.

“Облава” Быкова в кратком изложении Действие происходит в белорусской деревне в середине тридцатых годов. Уже прошла коллективизация, создан колхоз, раскулачены и выселены в необъятные места так называемые кулаки, а на самом деле – крепкие хозяева.

“Знак беды” Быкова в кратком изложении Степанида и Петрок Богатька живут на хуторе Яхимовщина, в трех километрах от местечка Выселки. Их сын Федя служит в танковых войсках, дочь Феня учится “на докторшу” в Минске. Начинается война.

Содержание очерка Паустовского Очерк “Алмазный язык” Нет таких звуков, красок, образов и мыслей – сложных и простых, – для которых не нашлось бы в нашем языке точного выражения. К. Г. Паустовский. Эпиграф выбран мной не случайно.

Содержание романа Ярослава Ивашкевича “Икар” У художника Брейгеля есть картина под названием “Падение Икара”. На ней изображены крестьянин, пашущий землю, пастух, с безучастным видом пасущий стадо, рыболов, вытаскивающий из моря удочки, и вдали – спокойный.

Содержание рассказа Танидзаки Дзюнъитиро “Татуировка” “Это было во времена, когда люди почитали легкомыслие за добродетель, а жизнь еще не омрачали, как в наши дни, суровые невзгоды. То был век праздности…” Люди шли на все ради.

Содержание рассказа Мисима Юкио “Патриотизм” 28 февраля 1936 г., на третий день после военного путча, устроенного группой молодых националистически настроенных офицеров, недовольных слишком либеральным правительством, гвардейский поручик Синдзи Такэяма, не в силах смириться с приказом.

Содержание романа Хартли “Посредник” Стареющий Лионель Колстон вспоминает о тех днях, которые он провел мальчиком у своего школьного товарища Маркуса Модели в поместье Брэндем-Холл летом 1900 г. Убеждение в незыблемости сложившегося веками порядка, когда.

Литературное содержание тетради Лермонтова “1830 год” Содержание следующей по времени тетради относится к началу весны и лету 1830 года. Тетрадь размера обычной ученической, без обложки, исписана выцветшими чернилами. Она состоит из 35 листов. На первой странице.

Содержание пьесы “Вишневый Сад” Пьеса “Вишневый сад” последнее произведение Чехова. В восьмидесятые годы Чехов передавал трагическое положение людей, утративших смысл своей жизни. Пьеса была поставлена на сцене Художественного театра в 1904 году. Наступает двадцатый.

Ссылка на основную публикацию
×
×