×

Анализ произведения Ерофеева Москва – Петушки

Анализ произведения Москва – Петушки Ерофеева (сочинение)

Венедикт Васильевич Ерофеев написал поэму «Москва — Петушки» в 1969-1970 г-х. На первый взгляд поэма может показаться странной, непонятной. Во время чтения читатель натыкается на мужчину, который ищет любым способом отыскать алкоголь, и напиться им. При этом читатель ощущает его глубокую противоречивую и неопровержимую эрудицию. В подобных неоднозначных событиях можно рассмотреть в человеке многостороннею индивидуальность.

История создания

Венедикт Ерофеев хочет сотворить что-то немыслимое. Собственное амбициозные идеи он вкладывает в поэму «Москва-Петушки». У писателя еще с детства есть стремление выделиться из толпы людей. Это и отражается в его жизни и в его творческих произведениях. Очень быстро поэма опубликовалась в самиздате, затем вкратце выпустили в журнале «Трезвость и культура», но только спустя 18 лет ее издали в России.

В чем суть произведения?

Автор взял за основу творения историю Венички, который считался образованным мужчиной средних лет. Он любил побаловать себя алкогольными напитками. Веня собирался на свидание к своей любимой, которая проживала в Петушках. Главный герой садиться на поезд Москва-Петушки и едет к ней. Но главный персонаж выходит на каждой станции и употребляет весь алкоголь, который ему попадает подругу. Каждая глава поэмы делиться на станции, на которых сходил Веня. В пьяном бреду он делиться своими секретами с попутчиками. Когда осталась одна станция до Петушков, Веня задремывает и пробуждается только тогда, когда едет в возвратную сторону. Его подкараулили «четверо», которые и подвели Веню к трагическому финалу.

Особенности книги

Произведение Ерофеева стала культовой во времена жизни писателя и остается по сей день. Это произведение неоднозначное. Если вчитаться поглубже, то читатель найдет глубокие и разносторонние миры аллюзий, ссылки, цитаты и интерпретации. В основу создания легло цитирование. Автор прячет свою эрудиции и открывает ее в главном персонаже.

Жандр и композиция

Жанровые особенности и цитирование позволяют отнести поэму к постмодернизму. Раздельные главы по станциям разрешают провести параллельную с жанром систематического путешествия, но Ерофеев в пространстве не делал никаких реальных полос. Такое выражается внутри самого персонажа и вагонами.

Характерные черты персонажа от носятся к постмодернизму. Его постоянное пьяное состояние пробуждает отвращение. Какую роль играет спиртное в поэме? Может Венечка пытается скрыться от жизни, притупить ощущения безысходности. Его душа страдает и душевный голос толкает к посылке, что тут присутствует жанр исповеди.

В чем проблема героя?

Со слов Вячеслава Курицына, персонаж никому и ничему не относится, он есть нематериальная духовная субстанция, исполняющая роль в ситуациях «социального дна». Жизнь многих граждан практически не чем не отличается от мира внутри поезда, который одет в Петушки. Что и наталкивает Вени к бегству. Ему не нравиться принципиальные люди и его жизнь в целом. Это подтверждается тем, что герой много иронизирует. Но бежать некуда, остается только соблазнительные спиртные напитки.

В чем смысл поэмы?

Веня приходит трудный путь через грехи и страдания к Богу. Отсылки к Евангелию показывают, что именно этот единственно верный путь видит Венечка. Он хочет идти по этому пути, несмотря на его образ жизни. Герой стремиться добраться до конечного пункта и обрести состояние покоя, но опять оказывается в Москве, где его встречают четверо палачей, которые его, «пригвоздив к полу». Герой умирает в попытках найти бога, но ему этого не удаются.

В поэме описывается два мира: внутренний и внешний. Они переплетаются и перевертываются друг с другом. Сам переворот идет в прямом в смысле слова, когда поезд едет в обратную сторону. Так и мир героя стал переворачиваться.

В поэме «Москва – Петушки» одно исходит от другого, а второе поднимается. По такому же принципу выстроены занимательные случаи.

Крылатые выражения

В тексте автор добавляет разнообразные способы формулирования, цитаты и отсылки. Читатели разобрали текст на выписки, называемые крылатыми фразами. Ерофеев иронизирует, мучается и в тоже время смеется над своими мучениями. В следствие этого у автора рождаются ироничные и потешные высказывания. Но в тоже время есть и поучительные цитаты, какие не имеют особого подтекста. Тем не менее читателям они тоже запомнились.

Значение произведения

Автор во время написания поэмы вышел за грани советской литературы. Он буквально подорвал советскую литературу своим новаторством. Сложно представить «Мир внутри мира». Разные этапы понимания «Москва – Петушки» можно применить в собственных мышлениях и эрудициях. В поэме, за словами укрывается целый мир подтекстов, которого можно разгадать.

Вариант 2

Подобно произведению Мертвые души, которое написано в прозе, Венедикт Ерофеев тоже называет собственную прозу Москва – Петушки поэмой и в этом есть определенный смысл. Ведь поэма представляет собой целостное произведение, которое в отличие от прозы в строгом смысле не может претерпевать исключения какого-либо элемента. Проще говоря, если из стихотворения (или поэмы) убрать хотя бы слово, то теряется изначальный ритм и рифма.

Касательно поэмы Москва – Петушки данное утверждение полностью верно. Как ни странно, но довольно свободный текст, который иногда может казаться даже небрежно зафиксированным потоком сознания, в действительности является монолитным. Ерофеев использует массу аллюзий и иносказаний, которые как розы из навоза проступают из его произведения, описывающего алкоголизм, всяческие скабрезности и подобное.

В предисловии к поэме автор дает краткое пояснение к одной из глав, где помимо фразы «и немедленно выпил» отсутствуют какие-либо слова. Ерофеев в шутливой форме объясняет, мол там раньше было полстраницы отборной матерщины и он говорил об этом в предисловии, дабы приличные дамы не дискредитировали себя чтением подобной непотребщины. При этом, по словам писателя, дамы наоборот непременно отправлялись сразу читать именно эту главу и остальной поэмы могли даже не читать.

Понятное дело, Ерофеев подает подробность в саркастическом смысле, однако за его словами есть и некий более глубокий смысл. Ведь, несмотря на всю художественную ценность произведения у многих людей чуть ли не единственными воспоминаниями оттуда являются рецепты невероятных коктейлей наподобие Слезы комсомолки. В чем-то автор действительно говорил верно и нередко многие простые читатели непременно отправляются смотреть главу с этими рецептами.

Структурно произведение представляет собой описание поездки на поезде Москва – Петушки, то есть до Подмосковья, этот маршрут действительно существует также как существует и означенная станция, до которой главный герой никак не мог доехать. Фигура главного героя представляет собой интеллигентного алкоголика, включающего в себя образ юродивого, Иисуса и множество других смысловых рифм, которые сочетаются с произведениями литературы самых разных времен. Во многом произведение является биографическим, Ерофеев рассказывает некоторые подробности из собственного опыта, к слову, концовка является также пророческой и частично предсказывает особенности гибели Венедикта Ерофеева.

Анализ произведения Москва – Петушки Ерофеева

Несколько интересных сочинений

В книге «Сотников» – два главных героя, Сотников и Рыбак. В них много общего, они оба – храбрые и смелые войны, оба на фронте с первых дней войны

Ключевым персонажем произведения, наряду с Медным Всадником, является Евгений, представленный поэтом в образе мелкого петербургского чиновника, не отличающегося никакими талантами и не имеющего особых заслуг.

Произведение под названием «Бесы» написано русским писателем Федором Михайловичем Достоевским. Она по праву считается одним из самых глубоких и трудных к восприятию творением этого автора

Лебезятникова Андрея Семеновича можно назвать отрицательным персонажем. Он играет не главную роль в романе, но тем не менее от этого персонажа зависит многое. Несмотря на свою честность

Если обратиться к словарям русского языка, то в них мы прочтём, что сирота – это ребёнок, у которого один или оба родителя умерли. Наше время несколько расширило это понятие.

Анализ произведения Ерофеева Москва – Петушки

Произведение создается одним из ярких представителей постмодернизма в стремлении к созданию нечто особого, непохожего ни на что иное.

Сюжетная линия произведения повествует об истории скитаний в Подмосковье главного героя Венички, представленного в образе интеллигента среднего возраста, который сильно злоупотребляет спиртными напитками. Основу книги составляет поездка героя на пригородном поезде по маршруту Москва-Петушки для встречи с любимой женщиной, на протяжении которой Веничка постоянно употребляет алкоголь, который провоцирует его на откровения со случайными попутчиками. Не доехав одной станции до конечной цели поездки, герой погружается в сон, а просыпается, обнаружив себя на обратном пути в столицу, где попадает под давление хулиганов, закончив свою жизнь трагически.

Отличительной особенностью произведения представляется его неоднозначность, основанная на цитировании в сочетании с разнообразными аллюзиями, ссылками, интерпретациями.

Жанровой направленностью поэмы является постмодернизм в сочетании с сентиментализмом и исповедальным стилем.

Композиционная структура произведения представляет собой главы, которые распределены в соответствии со станциями маршрута Москва-Петушки. Повествование в произведении ведется от лица рассказчика, который изображается автором как нематериальная духовная субстанция, воспринимающая большинство своих соотечественников как мир внутри поезда, идущего по установленному героем маршруту.

Проблематика главного героя заключается в невозможности Венички скрыться от не устраивающей его жизни и окружающих людей, соответственно, герой пытается спастись в соблазнительной бессознательности алкоголизма.

Однако герою удается найти еще один выход через признание грехопадения и направлении к богу, что передается писателем с использованием многочисленных отсылок к божественному писанию в виде эпизодических включений и фабульных выражений (встреча с ангелами, интонация воскрешения, преследование четверыми палачами в финале). Венечка уверен в правильности выбранного способа, даже несмотря на неправильное жизненное существование.

Своеобразие произведения заключается в изображении писателем двух миров в виде ненастоящего, являющегося пародией, и реального, внешнего и внутреннего, находящихся в постоянном взаимодействии.

Сюжетное повествование поэмы отличается применением автором многочисленных средств выражения, цитат, отсылок, а также крылатых фраз, ироничных и забавных, порой печальных высказываний, часто используемых в отношении спиртных напитков.

Смысловая нагрузка произведения заключается в новаторском подходе автора в отношении формирования и комбинирования текстового формата, предлагая читательской аудитории рассмотреть мир внутри мира, отличающийся единством глубокомысленности и эрудиции, изображенных с помощью контрастов большинства эпизодов произведения.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ произведения Ерофеева Москва – Петушки

Популярные сегодня темы

Наверное, каждый человек может согласиться с тем, что месть не является довольно приятным и добрым чувством. Как правило, она не берется ни с чего, ее очень долго продумывают и вынашивают, но тот, кто ее исполняет должен обладать

Произведение под названием «Кролики и удавы» написано советским писателем Искандером. Анализ данного произведения представлен в этой статье.

Роман был написан в 1920 году, на писателя повлияли события революции и последующей гражданской войны. Е.И. Замятин был в оппозиции к партии большевиков, поэтому в романе много моментов

О городе впервые говорится в XIII веке, но до русских переселенцев здесь жили болгаро-чувашские племена. В 1992 году город становится столицей республики. Город считается благоустроенным городом.

Шукшин Василий Макарович – писатель известный своими произведениями, которые легки в прочтении, но при этом несут духовность и некоторую осмысленность. Одно из его произведений Солнце, старик и девушка, написанное в 1963 году

7 секретов «Москвы — Петушков»

Как события из жизни Венедикта Ерофеева и цитаты из книг, которые он читал, просочились в текст знаменитой поэмы

1. Тайна рецепта «Сучьего потроха»

Вот рецепт одного из коктейлей, созданных главным героем поэмы Веничкой, напитка, «затмевающего все»:

«Пиво „жигулевское“ — 100 г
Шампунь „Садко — богатый гость“ — 30 г
Резоль для очистки волос от перхоти — 70 г
Клей БФ — 15 г
Тормозная жидкость — 30 г
Дезинсекталь для уничтожения мелких насекомых — 30 г».

Таким рецепт «Сучьего потроха» видели читатели первого отдельного издания «Москвы — Петушков» в Советском Союзе (издательство «Прометей», 1989). Но уже в следую­щем издании («Интербук», 1990) рецепт немного другой: дезин­секталя нужно не 30, а 20 граммов. В альманахе «Весть», где впервые в Совет­­ском Союзе был опубли­кован полный текст, отличий еще больше: клея БФ нужно 12 граммов, а тормоз­ной жидкости — 35. Какой же из рецептов правильный? Ведь Веничка говорит, что «жизнь дается человеку один только раз, и прожить ее надо так, чтобы не ошибиться в рецептах».

­ Обложка книги «­Москва — Петушки». Издательство . Париж, 1977 год Аукционный дом и художественная галерея «Литфонд»

Однако в самом первом издании «Москвы — Петушков» 1973 года, напечатан­ном в Израиле, в рецепте «Сучьего потроха» не было ни клея БФ, ни тормозной жидкости, вместо них было средство от потливости ног — составная часть другого коктейля, упоминаемого в поэме, «Дух Женевы». Этот повтор автор заметил не сразу, а уже после того, как с рукописи была сделана машинописная копия. Поэтому во всех зарубежных изданиях повтор сохранился, на что указы­вает сам Ерофеев в письме к венгерской переводчице Эльжбете Вари (сваливая вину на французское издатель­ство , где книга Ерофеева вышла в 1977 году, и в очеред­ной раз меняя точное количество граммов в рецепте):

«И еще о рецептах: произвольно исказило рецепт „Сучьего потроха“. Никакого „средства от потливости ног“ в нем нет. А есть (между резолью и дезинсекталем): тормозная жидкость — 25 г, клей БФ — 8 грамм. Ошибаться в рецептах в самом деле нельзя».

В современных изданиях средства от потливости ног в «Сучьем потрохе» нет, но разнобой в количестве граммов сохранился: все зависит от того, по какому изданию печатается текст. Ну а читателю, видимо, остается выбирать точную дозировку на свое усмотрение.

2. Тайна «классических рож»

Веничка так говорит о внешности своих убийц:

«Как бы вам объяснить, что у них были за рожи? Да нет, совсем не разбойничьи рожи, скорее даже наоборот, с налетом классического…»

Как следует понимать это описание? Считается, что «с налетом классического» — намек на римских легионеров, распинающих Христа. Как и легионеров, убийц Венички четверо, в сцене убийства они «пригвождают» героя к полу, а сам Веничка незадолго до смерти повторяет предсмертный вопрос Христа: «Для чего, Господь, ты меня оставил?»

Что сцена убийства героя в «Москве — Петушках» так или иначе связана с евангельским сюжетом, не вызывает сомнений, но указание на «классичес­кий налет» в лицах Веничкиных палачей, по всей видимости, значит нечто другое. В записной книжке, которую Ерофеев вел в го­дах (время написания романа), есть следующая фраза:

«И рожи у них гладкие, классически-яс­ные. Если и есть прыщи, то у загривка».

Определение «с налетом классического» служит указанием на ненави­стную автору безупреч­ность, «безызъянность» облика убийц. Вот что говори­ла о Ерофееве поэт Ольга Седакова:

«Во всем совершенном и стремящемся к совер­шенству он подозревал бесчеловеч­ность. Челове­ческое значило для него несовершенное, и к не­совершен­ному он требовал относиться „с первой любовью и последней нежностью“, чем несовер­шен­нее — тем сильнее так относиться. Самой большой нежности заслуживал, по его мнению (цитирую), „тот, кто при всех опысался“» Несколько монологов о Венедикте Ерофееве. // Театр. № 9, 1991. .

«Тот, кто при всех опысался» — это, конечно, председатель из рассказа старого Митрича в «Москве — Петуш­ках», который «стоит и плачет, и пысает на пол, как маленький». Председатель «весь в чирьях», а у старого Митрича «вся физионо­мия — в оспинах, как расстрелянная в упор». Веничка, разумеется, испытывает сострадание и к тому, и к другому.

3. Тайна одной цитаты

В электричке попутчица Венички рассказывает фантасмагорическую историю своих отношений с комсоргом Евтюшкиным:

«И дико, , рассмеялся, схватил меня, проломил мне череп и уехал во Владимир-на-Клязьме. Зачем уехал? К кому уехал? Мое недоумение разделяла вся Европа».

Почему недоумение «разделяет вся Европа» и что это вообще значит? Проще всего предположить, что здесь обыгры­вается газетное клише: в официальной советской прессе было принято писать о радости, скорби или гордости, которые вместе с Советским Союзом разделяют другие народы или даже «все прогрессив­ное человечество» — почему бы «всей Европе» не разделять недоумения Веничкиной попутчицы, тем более что Ерофеев в «Москве — Петушках» часто пародирует официальный советский язык. Однако на самом деле источник этой фразы совсем другой, а именно это почти точная цитата из романа Анатоля Франса «Аметистовый перстень», изданного в Советском Союзе в переводе Григория Ярхо. Герой романа г-н Бержере получает письмо от своего миланского друга Карло Аспертини, в котором тот отвечает на вопрос своего корреспондента об одном старинном заупокойном гимне и добавляет в постскриптуме:

«Почему французы упрямо не желают признать бесспорной юридической ошибки, которую им так легко исправить без ущерба для кого бы то ни было? Я тщетно стараюсь найти причину их упорства. Все мои соотечественники, вся Европа, весь мир разделяют мое недоумение».

Речь, разумеется, о деле Дрейфуса, г-н Бержере с самого начала — сторонник невиновности офицера, но как эта фраза оказалась в речи Веничкиной попутчицы? В 1966 году Ерофеев читает «Аметистовый перстень» и выписы­вает оттуда несколько фраз (так он делал всегда, читая книги). «Москва — Петушки», как и другие сочинения Ерофеева, полны таких цитат — будь то Библия, Махабхарата, роман Франса, радиопередача, статья в «Правде» или выписка из отрывного календаря, — а также реплик друзей или случайных знакомых. Но контекст для Ерофеева, как правило, не важен. Он берет цитаты из самых разных источников и, как из кирпичиков, выстраивает из них свой собственный текст.

4. Тайна финской песенки

В главе «Салтыковская — Кучино» Веничка сидит у детской кроватки и пыта­ется приободрить заболевшего сына:

«Ты еще встанешь, мальчик, и будешь снова плясать под мою „поро­сячью фарандолу“ — помнишь? Когда тебе было два года, ты под нее плясал».

Но потом поправляет себя:

«…нет, мы фарандолу плясать не будем. Там есть слова, не идущие к делу… „На исхо-де ав-густа ножки протяну-ла…“ это не годится. Гораздо лучше вот что: „Раз-два-туфли-надень-ка-как-ти-бе-не-стыдно-спать?“»

«У меня особые причины любить эту гнусность…»

Что это за причины? Возможно, дело в том, что Веничка предлагает сыну сплясать под «Еньку» — популярную в 1960-е годы финскую песенку. В Советском Союзе эта мелодия была известна в разных аранжировках и с разным текстом: тот вариант, который упоминает Ерофеев, исполнялся на музыку Геннадия Подэльского и слова Дмитрия Иванова. А причина авторской любви к этой мелодии кроется в его особом отношении к Скандинавии и вообще северным странам.

«Енька» в исполнении Кальмера Тенносаара. 1966 год

Ерофеев родился на Кольском полуострове, там же закончил школу и в конце жизни даже утверждал, что впервые пересек Полярный круг только в 17 лет, когда отправился поступать в МГУ Но это утверждение неверно — в начале войны Ерофеев два года прожил с семьей у родственников в селе Елшанка (в двух часах езды от Сызрани), а после 5 класса ездил в пионерлагерь в Рыбинске. . Север действи­тель­но занимал особое место в его жизни: будучи студентом, Ерофеев написал несколько статей о норвеж­ских писателях, причины любви к которым, как объяснял сам автор, кроются опять же в географии. Позднее в одном из интервью Ерофеев говорил об этом так:

«…я был тогда ослеплен вот этой моей скандинавской литературой. И только о ней и писал. Потому что они — мои земляки. Генрик Ибсен, Кнут Гамсун в особен­ности. Да я, в сущности, и музыку люблю только Грига и Яна Сибелиуса. Тут уже с этим ничего не поде­лаешь».

5. Тайна «индивидуальных графиков»

Веничка, ненадолго ставший бригадиром и потерпевший неудачу в деле просвещения своих подчиненных, придумывает систему «индивидуальных графиков»:

«Итак, по истечении месяца рабочий подходит ко мне с отчетом: в день выпито и , в другой , et cetera. А я, черной тушью и на веленевой бумаге, изображаю все это красивою диаграммою».

Этот остроумный эпизод только кажется выдуманным. В конце 1960-х годов Ерофеев действительно работал кабельщиком-спайщиком в подмос­ковном ПТУСе ПТУС — производственно-техническое управление связи. , и в записной книжке годов упоминается некий Тотошкин, которому писатель был должен 20 копеек. Ту же фамилию носит один из членов Веничкиной бригады.

Анализ поэмы Ерофеева «Москва — Петушки»

Автор: Guru · Опубликовано 24.07.2017 · Обновлено 08.10.2017

Поэма Венедикта Васильевича Ерофеева «Москва — Петушки», написанная в 1969-1970х годах, с первого взгляда может показаться произведением странным и совершенно непонятным, даже грязным. В процессе чтения в глаза бросаются непомерное стремление главного героя напиться любым доступным способом и одновременно его абсолютно парадоксальная и неоспоримая эрудиция. Таким образом, книга состоит из пересечений «высокого» и «низкого» начал, и в этой неоднозначности можно усмотреть попытку постичь многогранность человеческой личности.

История создания

Венедикт Ерофеев, как и другие постмодернисты, стремился создать нечто особое и из ряда вон выходящее. Свои творческие амбиции он воплотил в поэме «Москва-Петушки». Писатель с самых ранних лет стремился выделиться из серой массы, что отразилось как на его книгах, так и на жизненной позиции. Моментально распространившаяся в самиздате, а затем в кратком виде опубликованная в журнале «Трезвость и культура», поэма полностью была официально напечатана в России спустя восемнадцать лет.

Что же такого крамольного написал автор? В его произведении бдительные цензоры усмотрели опасность, сравнимую с эффектом радищевского «Путешесвия» в царской России. Слишком много видел из окна своей электрички пьяный и честный герой Ерофеева, чересчур остро передается атмосфера безысходности обреченной на гибель страны.

В чем суть произведения?

В основе произведения лежит история подмосковных скитаний Венички – интеллигентного человека средних лет, злоупотребляющего спиртным. Он сначала собирался, а потом добирался из Москвы в Петушки на пригородной электричке навстречу свой возлюбленной. Собственно, главной является непосредственно сама поездка, главы делятся по станциям и местам пребывания героя. На протяжении всего повествования он выпивает все спиртное, что попадается на его пути. Немыслимые коктейли вдохновляют его на откровения. Он ведет беседы со случайными спутниками, а когда остается 1 станция до Петушков, Веничка засыпает и просыпается уже на пути в обратно в Москву. Там его начинают преследовать «четверо», которые и подводят героя к трагичному финалу.

Особенности книги

Поэма стала культовой не только для своего времени, но и остается таковой до сих пор. Что же стало причиной тому, что подобное неоднозначное произведение стало таким важным пластом литературы 20го века? Я считаю, что именно эта неоднозначность.

Если начать копать глубже, читатель обнаруживает широчайший, глубочайший и разнообразнейший мир аллюзий, ссылок, цитат и интерпретаций. Цитирование составляет основу всего произведения. За эрудицией Венички скрывается истинная эрудиция Ерофеева, охватить которую сложно даже мысленно.

Жанр и композиция

Относить произведение к постмодернизму дают повод не только интертекстуальность, цитирование, но и жанровые особенности. Разделение глав по станциям на пути Венечки (отданная дань радищевскому «Путешествию из Петербурга в Москву») позволяет провести параллель с жанром сентиментального путешествия, однако у Ерофеева пространство не имеет никаких реальных черт, оно выражается исключительно миром внутри самого героя и ограничивается вагонами и тамбуром электрички с ее пассажирами. Окружающий мир можно рассмотреть разве что мельком, пока Веничка находится в Москве.

Но характеристика главного героя отметает возможность отнесения поэмы к постмодернизму. Беспробудное пьянство сперва-наперво, лично у меня, пробуждает отвращение к самой сущности этого занятия. Какова же роль алкоголя в поэме Москва-Петушки? Можно предположить, что Венечка переживает «горе от ума», или, иначе говоря, пытается таким образом сбежать от тщетности бытия, притупить чувство безысходности, к которому многие глубокомысленные личности склонны. Страдания его души очевидны, а внутренний диалогизированный монолог подталкивает к выводу о том, что тут также имеет место жанр исповеди.

В чем проблема героя?

Как сказал Вячеслав Курицын, герой-рассказчик никому и ничему не принадлежит, является нематериальной духовной субстанцией, которая играет какую-то конкретную роль только в условиях «социального дна». Для автора и рассказчика существование большинства сограждан немногим отличаются от мира внутри поезда, идущего в Петушки. Это наталкивает Веничку на единственное желание – сбежать. Жизнь его не устраивает, люди с их принципами – тоже. Подтверждается это тем, например, как много он по их поводу иронизирует.

Публика посмотрела на меня почти безучастно, круглыми и как будто ничем не занятыми глазами… Мне это нравится. Мне нравится, что у народа моей страны глаза такие пустые и выпуклые.

Но бежать оказывается некуда, кроме как в себя или в соблазнительную бессознательность пьянства. На эту тему можно много философствовать, а бегство от действительности посредством алкоголизма можно приравнять к позиции экзистенциалиста Альберта Камю, который полагал, что единственным выходом из тщетности бытия является суицид или смирение.

В чем смысл поэмы?

Герой находит еще один путь – путь через грехи и страдания к Богу. Многочисленные отсылки к Евангелию, как эпизодические, так и фабульные (например, ангелы, мотив воскрешения, четверо палачей в конце), доказывают, что именно такой путь в глазах Венички является единственно верным. Он настаивает на этом, несмотря на собственный образ жизни.

Путь в Петушки можно интерпретировать как путь в Эдем, так как Веничка место это идеализирует, оно выглядит для нас местом утопическим, почти нереальным. Но, несмотря на его стремление, от Петушков он только удаляется, в один момент мир «переворачивается» (возможная аллюзия на Данте), и он вновь едет в Москву. То есть, при всем своем стремлении добраться до конечного пункта и обретения столь желанного покоя, он вновь оказывается в Москве, где его поджидают четверо палачей (возможно, отсылка к палачам Христа), которые убивают его, «пригвоздив к полу». Последнее распятие нового Христа не заканчивается воскрешением. Герой принимает смерть человека, искавшего Бога, но не нашедшего его. Искал ли он вокруг себя или же только внутри?

В произведении имеет место явление «карнавала» по Бахтину, которое подразумевает наличие двух «миров»: второй мир – ненастоящий – является пародией на первый – реальный – но пародия не насмехающаяся, а возрождающая. В поэме два мира – внешний и внутренний – находятся в постоянном взаимодействии, крутятся, совмещаются и переворачиваются. Причем «переворот» миров происходит не только на уровне личности, но и в буквальном смысле, когда поезд, неожиданно для героя, меняет направление на противоположное. «Карнавально перевернутые» ценности Венички претерпели фиаско, его мир вновь начал переворачиваться, все стало возвращаться на свои места.

В поэме «Москва – Петушки» «низкое» и «высокое» взаимодействуют, сливаются, создают новое смысловое единство. Одно нисходит до другого, второе возвышается. На таких контрастах построено большинство интересных эпизодов (например, описание «белобрысой дьяволицы», исследование икоты).

Крылатые выражения

Свой текст Венедикт Ерофеев не только насыщает многочисленными средствами выражения, цитатами и отсылками, но и сам текст в последствие читатели буквально разобрали на цитаты, которые уже можно назвать крылатыми фразами. Автор иронизирует, страдает и смеется над собственными страданиями. В результате у него родились ироничные и забавные, но печальные высказывания, которые вызывают полную мучительной боли улыбку.

«Надо чтить, повторяю, потемки чужой души, надо смотреть в них, пусть даже там и нет ничего, пусть там дрянь одна — всё равно: смотри и чти, смотри и не плюй», — говорит рассказчик. Здесь можно рассмотреть один из наглядных примеров того, как посредством иронии Ерофеев доносит до читателя какую-то серьезную жизненную истину.

С другой стороны есть цитаты, которые, казалось бы, выглядят поучительно, но на деле не имеют никакого подтекста, однако читателям они тоже по-своему запоминаются. «Пить просто водку, даже из горлышка — в этом нет ничего кроме томления духа и суеты».

Значение произведения

Поэма «вышла за пределы» советской литературы того времени, взорвала ее своим новаторским подходом к формированию и комбинированию текста. «Мир внутри мира», каковым является для меня это произведение, сложно представить с первого раза. Различные уровни понимания «Москва – Петушки» можно использовать в качестве мерила собственной глубокомысленности и эрудиции. Я вижу перед собой книгу, вижу слова, но осознание того, что за ними реально скрывается целый мир подтекстов, и его можно расшифровать, не дает мне покоя. Это похоже на уходящий куда-то внутрь цветастый туннель, колодец, который блестит и переливается. По нему можно пройти, но никогда нельзя узнать, что же на самом дне.

“Москва-Петушки” – краткое содержание поэмы Венедикта Ерофеева

История поэмы

Венедикт Ерофеев, создавший поэму, страдал алкоголизмом, что не мешало ему творить. Как рассказывает писатель, ничто не предвещало увлечения спиртным. Проблема подкралась неожиданно: когда он прогуливался по Москве, возникло желание купить водки — она была выставлена на витрине. В дополнение Венедикт Васильевич приобрёл пачку «Беломора». Выпив один раз, он уже не сумел остановиться.

По словам современников, хорошо знавших писателя, он вёл нищенский образ жизни и был практически бездомным. Но пьянство не было обусловлено одним лишь слабоволием, как это обычно случается у людей, страдающих разного рода зависимостями. Ерофеев протестовал против общепринятых норм, традиций и устоев, а спиртное стало наиболее подходящим и простым способом выразить свою позицию.

Произведение «Москва — Петушки» задумывалось как автобиографическое, и даже главного героя зовут так же, как автора. Создание поэмы началось в 1969 г., а в 1970 г. произведение было готово. Об издании в СССР в те годы не могло быть и речи. Сначала распространению поэмы способствовал Самиздат.

Автор не ожидал, что его детище станет популярным. По его словам, поэма о путешествии алкоголика на небольшое расстояние была написана для нескольких друзей, чтобы в первой части они посмеялись, а во второй — задумались и опечалились. Во вступлении Ерофеев предупредил, что в главе «Серп и молот — Карачарово» много матерщины, но впоследствии предпочёл убрать из текста почти все нецензурные выражения, так как на него ополчились критики.

Первое издание «Москва — Петушки» вышло в Израиле в 1973 г., а в СССР публикации пришлось ждать до 1980 г. Произведение появилось в журнале «Трезвость и культура», но не целиком: оно подверглось серьёзной цензуре и было опубликовано в урезанной версии. Спустя 10 лет Ерофеев скончался от рака горла.

Примечательно, что сына писателя тоже зовут Венедиктом, и живёт он именно в Петушках. Образ жизни во многом похож на отцовский, с той разницей, что отпрыск не работает, не занимается творчеством и в целом не имеет источника дохода, кроме переиздания книг Ерофеева. Журналисты неоднократно спрашивали Венедикта Венедиктовича о том, не жаль ли ему бездарно прожитых лет. Он отвечал так: «Жизнь прошла, как прошла, ну и чёрт с ней».

Схема произведения

Книга «Москва — Петушки» Венедикта Ерофеева — это одновременно и поэма в прозе, и автобиографическая повесть. По объёму она небольшая, и прочесть весь текст можно за 2,5−3,5 часа. Структура довольно необычна для такого произведения: текст разделён на множество коротких глав, причём длина некоторых не превышает 2−3 абзацев. Это авторский приём, цель которого — показать связь между событиями и отрезками пути.

Действие каждой главы разворачивается в промежутке между двумя соседними остановками. Похожую структуру ранее использовали и другие авторы, в основном те, которых можно причислить к новаторам. Первые главы, где рассказывается о приключениях Вени до того, как он покинул Москву, тоже небольшие. Они поделены по такому принципу: каждая миниатюрная часть посвящена событиям, случившимся с героем в определённом месте:

  • на пути к Курскому вокзалу;
  • на площади;
  • в ресторане;
  • по дороге из магазина на электричку.

Краткое содержание

Проводить анализ произведения «Москва — Петушки» невозможно без ознакомления с сюжетом. Повесть начинается с того, что главный герой направляется к Курскому вокзалу, чтобы посмотреть расписание и сесть на электричку до Петушков, а по дороге вспоминает, как провёл вчерашний день. Его мучает сильное похмелье, но приобрести спиртное негде, потому что магазины ещё закрыты. Венедикт заходит в ресторанчик, где надеется выпить, но получает отказ. Герой упорствует в своём стремлении купить «хересу», и в итоге сотрудники заведения вышвыривают его с чемоданом на улицу.

Путь на Курский вокзал продолжается, и по дороге герою всё же удаётся раздобыть алкоголь. Он идёт к поезду и ведёт мысленную беседу с читателем. В чемодане у любителя выпить лежат 3 бутылки со спиртным, из которых одна уже наполовину выпита. Кроме «Российской» и «Кубанской» водки, персонаж запасся бутербродами, чтобы было чем закусить.

Сначала герой пребывает в плохом настроении, но по мере приближения к электричке понемногу оживляется. В дороге он разговаривает с ангелами, Богом и непонятными людьми, причём все персонажи — плод воспалённого воображения. По ходу повествования к Вене будут являться и другие сущности, например, Сфинкс. Добравшись до электрички, Веня выпил, но приободриться ему удалось не сразу, а только у станции Карачарово.

Воспоминания Вени и знакомство с попутчиками

Ерофеев, с которым можно отождествлять главного героя, разбавляет повествование историями, происходившими в его жизни в разное время. Обо всём он рассказывает с чёрным юмором, в характерной издевательской манере, которая сохраняется на протяжении всей повести. Пример — увольнение с должности бригадира.

На работе бригада Венедикта должна была разматывать барабан с кабелем. Затем провода укладывали под землю. На самом деле рабочие весь день распивали алкоголь, а «наверх» регулярно отправляли отчёты, из которых следовало, что рабочий процесс идёт своим чередом. Однажды Вениамин решил усовершенствовать досуг рабочих и ввёл систему графиков. С того дня каждый рабочий должен был отчитываться о количестве выпитого. Бумаги с графиками случайно увидело руководство, после чего Веничку «наконец-то, и попёрли».

От расстройства незадачливый герой решил «плюнуть на каждую ступеньку общественной лестницы». Он предвкушает встречу с подругой, живущей в Петушках. Чтобы развлечь себя в дороге, Веничка пьёт «Кубанскую». Философские монологи продолжаются. Теперь герой рассказывает, как вызвать икоту и отыскать периодичность в её появлении. Веня подходит к исследованию серьёзно, составляя сложные уравнения.

Рассуждения об икоте сменяются рецептами алкогольных напитков. Это не простые коктейли, а «благородные» составленные из парфюмерных средств и других компонентов, не предназначенных для внутреннего употребления. Например, в состав «Ханаанского бальзама» входят такие жидкости:

  • очищенная политура;
  • бархатное пиво;
  • денатурат.

Ещё один загадочный коктейль — «Дух Женевы». По мнению Венички, его следует пить вместо «бальзама», чтобы предотвратить «вызревание тёмных сил». Рецепт благородного напитка, приведённый героем:

  • спиртовой лак — 150 г;
  • пиво «Жигулёвское» — 200 г;
  • средство от потливости ног — 50 г;
  • одеколон «Белая сирень» — 50 г.

Через некоторое время Ерофеев знакомится с соседями по вагону. Среди них тоже есть любители алкоголя, поэтому сразу завязывается непринуждённая беседа. Веничка рад блеснуть эрудицией и поговорить как о вечном, так и о насущном. Герой увлечённо рассказывал, как свободно он пересекал границы и однажды его представили самой королеве Британии. На самом интересном месте монолог прервался, потому что в вагон зашли контролёры.

Галлюцинации и забытье

Семёныч был старшим ревизором, и у него было своё правило. Поскольку до Петушков почти все ехали без билетов, он штрафовал «зайцев», но делал это особым образом. С безбилетников пожилой контролёр взимал таксу — по 1 грамму спиртного за километр. Так, если человек ехал в Усад из Чухлинки, он должен был налить 90 граммов. После этого пассажир мог ехать спокойно, что он обычно и делал, вальяжно раскинувшись на сиденье.

Когда контролёры ушли, Веничка и его попутчики продолжили поглощать спиртное, попутно обсуждая политику, культуру, искусство и другие «высокие материи». Периодически главный герой впадает в забытье, и во время одного такого эпизода к нему приходит Сфинкс. Это фантастический монстр с «бандитской рожей», зато без хвоста и ног. Герою чудится, что Сфинкс загадывает ему загадки, одна сложнее другой. Веня отказывается разгадывать эти головоломки, ссылаясь на то, что все они с «поросячьим» подтекстом.

Когда изрядно пьяному герою не удалось ответить ни на один вопрос, чудище потащило его в тамбур, а затем, хохоча, растворилось. Путешественник понемногу пришёл в себя и увидел отдаляющуюся надпись «Покров». Тогда он понял, что скоро будет станция Петушки. Душа успокоилась, но через несколько мгновений снова забеспокоилась. Ведь надпись была не с той стороны, где ей положено находиться, когда поезд направляется из Москвы.

Получалось, что Веня ехал в противоположном направлении и скоро должен был снова оказаться на Курском вокзале. Путешественник заметался, пытаясь вспомнить, где стоял его чемоданчик. Герой снова впал в беспамятство, ему стали чудиться странные вещи и мерещиться разные люди. Одни кричали на него, другие хватали, третьи били, а четвёртые лезли целоваться. Одна галлюцинация сменяла другую, и всё это напоминало «пламень», «лёд» и «жаркий туман». Когда Ерофеев пришёл в себя, поезд уже прибыл в Москву.

Возвращение в столицу

Когда состав доехал до Курского вокзала и остановился, Веня долго не мог понять, где он находится, и до последнего надеялся, что в Петушках. Улицы подозрительно расширились, и только когда вдалеке показался Кремль, ситуация прояснилась.

Жить герою оставалось недолго, но он об этом ещё не знал. Его поразило, что Кремль, к которому он столько раз шёл, попадая вместо этого на Курский вокзал, сиял «во всём великолепии» именно теперь, когда не нужен. Блуждать по городу мужчине пришлось недолго — на него напали налётчики. Путешественник спасался бегством, молил Господа и ангелов о помощи, но тщетно.

Догнав пьяного героя в подъезде какого-то дома, молодчики стали его избивать, а затем один из них достал шило с деревянной рукояткой. Пока остальные держали мужчину за руки, главарь вонзил остриё Вене в горло. Перед смертью герой увидел большую букву «Ю» и ощутил такую боль, о которой ранее не подозревал.

Литературная ценность

Жанр произведения «Москва — Петушки» — поэма. Текст сложно охарактеризовать как повесть, потому что в нём нет множества событий. Также он не подходит под определение романа, поскольку отсутствует большое количество сюжетных линий. В основе повествования — похождения и размышления главного героя, но произведение ценно не этим, а богатством лексики. Автору удалось передать и переплести несколько уровней языка:

  • социального дна;
  • религии;
  • идеологии;
  • искусства;
  • официальных газет;
  • производства.

В обычной жизни они не пересекаются, и герой, пока остаётся трезвым, придерживается рамок. Но как только Веничка напивается, он получает ключ к свободному выражению мыслей, и тогда в его рассуждениях переплетаются все языковые стили. Научные термины соседствуют с матерщиной, а возвышенная лексика — с просторечными выражениями и канцеляритом.

Знатоки русского языка, истории, культуры, философии и религии найдут в этом произведении немало материала для анализа. Автор проводит параллели с сюжетами из Библии, обогащает текст образами, характерными для Ренессанса и Средневековья, делает отсылки к классическим литературным произведениям, и это только вершина айсберга. Недаром после публикации полной версии некоторые цитаты стали афоризмами, например, «и немедленно выпить».

Отзывы

В школьные годы поэму «Москва — Петушки» изучали, но то ли я её не читал, то ли не помню впечатлений. По-настоящему открыл для себя это произведение уже в солидном возрасте. Хорошо понимаю автора, так как сам вырос в советское время. С другой стороны, пить или нет — личный выбор каждого, и не стоит оправдывать алкоголизм убеждениями и принципами.

В школе проходили поэму, но восторгов у меня она не вызвала. Думаю, что особого смысла здесь нет, таких «героев» много в каждом городе и посёлке. Просто рассуждения пьющего человека выдали за интеллектуальный юмор.

Автор блестяще передал атмосферу советского периода и показал, каким опасным бывает город ночью. Недаром по мотивам поэмы есть множество театральных постановок. На одном спектакле мне даже удалось побывать, но в комментарии всего не расскажешь. Отмечу только, что сюжет произведения достоин большой сцены, а Ерофеев был настоящим гуманистом, а не просто любителем выпить.

«Рейган в Сирии уже»

Почему поэма «Москва-Петушки» повествует о путешествии к апокалипсису

Многие считают поэму Венедикта Ерофеева «Москва-Петушки» исповедью алкоголика, разочаровавшегося в жизни и заливающего свое горе вином. Но в горячечных образах, которые описывает герой писателя, может крыться тайный смысл, ведь это произведение о путешествии к концу, к апокалипсису. Об этом в ходе своей лекции, состоявшейся на книжном фестивале «Красная площадь», рассказал историк-востоковед, религиовед Алексей Муравьев. «Лента.ру» записала основные тезисы его выступления.

Кем был Венедикт Ерофеев

Мой отец, переводчик и литературный критик Владимир Муравьев, оказался однокурсником и впоследствии крестным отцом Ерофеева. Я впервые увидел Венечку в начале 70-х годов, будучи совсем маленьким. Это необыкновенно воздушный, грациозный человек, которого я никогда не видел не то что пьяным, но даже просто неадекватным.

Очень многое во внутреннем мире Венедикта Васильевича определялось его культурными пристрастиями. Все знают о его любви к Игорю Северянину, тоже эксплуатировавшему в некотором смысле пошловатую риторику для создания своих футуристических конструкций. Венечка также был завзятым меломаном, поклонником классической музыки, глубоко культурным человеком. Поэтому мне показалось очень странным, когда я уже в 80-х годах прочел, что «Москва-Петушки» — это история о том, как русский алкоголик топит свою тоску в вине.

В предисловии к «Москва-Петушки», написанном в жанре литературной мистификации, Ерофеев упоминает главу «Серп и Молот-Карачарово» (которой в поэме никогда не было), из которой по цензурным соображениям якобы пришлось выкинуть весь мат. Вопреки этому, Венечка выражался исключительно литературно и никогда записным матерщинником не был.

Ерофеев приехал в Москву из Хибин, Мурманской области, будучи медалистом, отличником в школе. Тем не менее его культурный горизонт соответствовал тому месту, где он родился. Неожиданно, познакомившись с моим отцом и его компанией, он попал в странный для него круг общения. Эта лавина новой культуры полностью преобразовала Венечку и определила эсхатологизм его произведений.

Тогда много говорили не о будущих надеждах, этот дискурс закончился в 50-х годах, а о конце света (конечно, тему называли по-другому, так как люди в то время были не очень религиозными). Апокалипсизм, конец ощущался в 70-х иначе, чем в 50-х.

Что такое «Москва-Петушки»

Меня всегда поражало, насколько неправильно на Западе называют эту книгу. Зарубежные издатели придумывали свои названия: французские — «Москва на водке», польские — что-то вроде «Осторожно, двери закрываются, следующая станция — “Алкогольная”». На самом деле в оригинальном названии заложена очень важная идея. Это путешествие, но откуда и куда? Москва, Кремль, Петушки — понятно. Но мне кажется, что «Москва-Петушки» несколько о другом.

Когда мы начинаем разматывать эту историю, пытаться понять, куда и зачем едет герой, обнаруживается странная вещь. Прежде всего, в его понимании, у него есть две цели. Одна — его возлюбленная, живущая в Петушках, где «солнце не заходит и сирень не отцветает», а вторая — младенец.

Обе этих цели глубоко встроены в культуру и имеют сложный религиозный и культурный подтекст. Про младенца, который знает одну только букву «ю», мы сразу что-то понимаем. В русской языковой культуре этот образ имеет четкую привязку.

Многие обращают пристальное внимание на какую-то странную, противоестественную эротичность истории с белоглазой красавицей, алкогольной любовью Ерофеева. Она эротичная, но в то же время стерильная. В чем тут дело? В том, что герой заливает вином либидо? Совсем нет.

Где в культуре встречается образ белоглазой женщины? То, что Ерофеев читал Коран и знал, что такая книга существует, — факт. В нем есть известное упоминание о том, что праведников на том свете ждут некие «белоглазые». Обычно с арабского это переводят как «прекрасные гурии», но главная черта их — светлые глаза.

Удивительным образом эта эротическая героиня Ерофеева и эти эротические образы в Коране коррелируют, не напрямую. Между ними есть очень тонкая связь, потому что Коран — эсхатологическая книга.

Цель путешествия

На мой взгляд, «Москва-Петушки» — эсхатологическое путешествие. Оно не имеет конца, герой не доезжает до цели, в Покрове он понимает, что едет в обратную сторону. Это некая поворотная точка.

Есть и другие. Я много думал о том, из чего создан ерофеевский язык, почему он вызывает такое странное ощущение узнавания и некоего диссонанса. Оказалось, что в нем сосуществуют три уровня. Первый — это интимный монолог героя-интеллигента; второй — библейские, евангельские цитаты как на русском, так и на церковнославянском (и эти славянизмы играют разную роль). Третий уровень — это советский новояз: «все просвещенное человечество», «миролюбивая политика».

Все эти формы практически без стыка встроены в исповедальную прозу, что оставляет абсолютно фантасмагорическое впечатление. Такую стилистическую конструкцию Ерофеев использует, чтобы описать последнее путешествие к пределу, к концу.

Апокалипсис

Венечка действительно не ассоциируется у меня с образом русского алкоголика, желающего умереть. Скорее он говорит о восхождении, а не о нисхождении, но куда? Сам Ерофеев дал ключ к пониманию этого, когда написал свою последнюю большую пьесу из серии Drei Nachte — «Три ночи» (первая и вторая не были дописаны, он закончил только третью, «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора»). В пятом ее действии Алеха, умирающий от того, что выпил метилового спирта, поет следующую песню:

Вот он, вот он — конец света
Завтра встанем в неглиже
Встанем-вскочим — света нету
Правды нету! Денег нету!
Ничего святого нету! —
Рейган в Сирии уже

А дальше хор поет: «Ничего святого нету, Рейган в Вологде уже!» Про Сирию, конечно, тогда никто ничего не знал, это такой инсайт от Ерофеева, как и его конечная история о смерти от удара в горло (он умер от рака гортани).

Что за Рейган, почему он «в Сирии уже»? На самом деле, это апокалипсис, конец света, и люди к нему готовятся, чтобы «встать в неглиже». Но чтобы встать в неглиже, нужно в это неглиже перейти. А Рейган тут, конечно, исполняет роль Сатаны.

Герой поэмы «Москва-Петушки» беседует с дьяволом. Венечка плавно подводит читателя к встрече с Сатаной — упоминаются некие «песьи модуляции», есть и другие намеки. Но, конечно, больше помнят не ее, а беседу с ангелами и Богом. Герой напрямую у него спрашивает: «Господь, ты видишь, чем я обладаю?», вспоминая знаменитый чемоданчик.

Он едет к младенцу со своим достоянием, чемоданчиком с водкой и розовым крепким за 1 рубль 37 копеек, который у него крадут. Здесь у Венечки есть несколько интересных вставок — некие псевдонаучные трактаты и одно псевдопутешествие на Запад, в Сорбонну, чтобы написать трактат о чистой любви на французском языке (отсылка к письмам русских путешественников).

Один из трактатов снабжен графиками о том, кто как пьет — как пьет герой Ерофеева, как пьет молодой парень и как пьет член партии с 1936 года. Другой посвящен икоте (очень важная история). Венечка говорит, что многие думают, будто пьяная икота — это просто пьяная икота, а на самом деле — нет, это такая штука, которая человека приводит к Богу.

Дальше, путем довольно сложных рассуждений, он объясняет, как происходит опустошение перед лицом Господа. Здесь становится очевиден сюжетный поворот: герой Ерофеева едет к Богу, но доехать он может, только опустошив, выпотрошив себя и, в конце концов, пройдя через смерть. Четыре человека, о которых говорится в этом трактате, — это четыре Всадника апокалипсиса (они упоминаются и в начале произведения).

Поэтому я думаю, что читать поэму Ерофеева нужно не как историю алкоголика, топящего свою жизнь в вине и разочаровавшегося в жизни, а как повествование о человеке, который через аскезу, через «священную икоту» едет к концу, ведь «Рейган в Вологде уже».

Ссылка на основную публикацию
×
×