×

Анализ произведения Каин Байрона

Мистерии Д.Г. Байрона «Манфред» и «Каин». Образ главного героя.

Герой мистерии Д.Г.Байрона «Каин» (1821). В интерпретации Байрона библейский Каин превращается в романтического героя — богоборца, революционера духа, восставшего против божества. Он упрекает Бога в том, что тот не даровал людям бессмертия, а своих родителей, Адама и Еву, — в том, что, сорвав плод с древа знания, они не сорвали плода с древа жизни. Услышав стенания К., к нему является скорбный дух Люцифер. Он приходит к единственному из людей, кто, подобно ему, восстал против Бога и доказал, что творимое им зло не есть добро. Бунт во имя человека оборачивается насилием. Ева проклинает сына-братоубийцу, ангел клеймит его печатью отверженного. Каин и Ада с детьми уходят в изгнание. Но главное наказание К.— его вечное сомнение. Мотив самосокрушения нарастает трагедии Байрона «Каин», где главный герой встает прямо на край бездны. В сущности, здесь вспыхивает бунт уже не только против «людского стада», «рабьей покорности» и всевозможных людских установлений, стесняющих личность, но и против человеческой природы вообще, которая сама по себе оказывается слаба, тесна для истинно свободных порывов духа. Байрон вновь очень рано ставит «конечные» вопросы, к которым литература подойдет вплотную в эпоху Достоевского и которые в то время просто ошеломили публику. Существование зла наравне с добром, равноправие зла как силы, действующей в мире, — вот такие бездны открывает перед Каином байроновский Люцифер, который, конечно, сродни мильтоновскому Сатане, но это уже не Сатана-воитель, Сатана-богоборец, как у Мильтона, а глубочайший и чисто отрицательный возмутитель сознания, оставляющий главного героя в состоянии поистине каиновой опустошенности.

“Манфред”

В 1817 году великий английский поэт навсегда покинул свою Родину, унося в душе печаль и горькую обиду изгнанника. С этого переломного момента в жизни Байрона начинается второй период его творчества, на протяжении которого были созданы поразительные по глубине и художественной силе произведения. Рассмотрим одно из них, наиболее важное для развития образа Каина. Это – драматическая поэма Байрона “Манфред”.

Итак, “Манфред” становится фактически первым серьезным драматургическим опытом Байрона. Эта драматическая поэма начата им в год изгнания, 1817. В её создании важную роль сыграли впечатления поэта от путешествия по Швейцарии. Величественные пейзажи, заснеженные горные вершины, прекрасная и дикая природа Альп поразили воображение Байрона, побудили его изобразить эти великолепные картины в стихотворной форме. Вся поэма проникнута холодной красотой гор, донесенной до нас гением поэта.

В хрустальном океане горных льдов,

Мы без следа скользим по их изломам,

По глыбам, взгроможденным друг на друга,

Застывшим посреди водоворота….

Одновременно с этим его терзали чувства горького разочарования, одиночества, отверженности, которые он также вложил в свое удивительное произведение. Однако нет сомнений в том, что замысел “Манфреда” обусловлен не просто капризной фантазией Байрона, не просто пережитым им личным горем, но выражает существенную сторону философской мысли эпохи. Страдания Манфреда, заточившего себя в неприступном одиночестве своего горного замка и погибающего под бременем раскаяния и сознания своего непреодолимого разрыва с человечеством, отражает тяжелые размышления самого Байрона, в конечном счете порожденные…общим кризисом просветительской мысли в Европе.

Манфред – не очень большая поэма, в ней происходит не так уж много событий, и, по большому счету, все происходящее является лишь иллюстрацией философской идеи, лежащей в основе произведения. Многие современники Байрона считали, что “Манфред” был написан под впечатлением от “Фауста” Гете. Действительно, на первый взгляд, кажется, что существует множество сходств – готическая атмосфера, ученость главных героев и их обращение к потусторонним силам, мистические события, гибель возлюбленной…

Однако Байрон отрицал связь своей поэмы с Фаустом. Если Фауст утверждает невозможность подлинного знания, то герой “Манфреда” убежден, что знание лишь увеличивает страдания человека. Эта его позиция заявлена уже в самом начале поэмы.

Скорбь – знание, и тот, кто им богаче,

Тот должен был в страданиях постигнуть,

Что древо знания – не древо жизни…

Эти строки напрямую связаны с проблематикой “Каина”; размышления над вопросом о сущности знания и месте человека в системе мироздания в “Каине” получат особое значение и развитие.

Другим мотивом, унаследованным от предыдущих произведений Байрона и переданным в дальнейшем “Каину”, станет уже известный нам мотив тираноборчества, отказа от преклонения перед высшими силами. В “Манфреде” этот протест наиболее ярко выражен в конце поэмы, когда герой отказывается повиноваться властителю злых сил Ариману и следовать за могучим духом, призванным вести его навстречу смерти.

Я презираю вас, – я с каждым вдохом

Теряю жизнь, но презираю вас!

Я не смирюсь, покуда сердце бьется…

Манфред, постигший различные науки жаждет забвения и свободы от своего опыта, он мечтает о небытии.

Забвенья – лишь забвенья.

Вы мне сулите многое, – ужели

Не в силах дать лишь одного?

Его тяготит чувство вины, так как он стал причиной гибели своей возлюбленной Астарты, подобно другим героям драматургии Байрона, он “мучительно переживает самый факт своего бытия”.

Итак, рассмотрев “Манфреда”, последовавшего за Восточными поэмами, мы можем проследить за изменениями образа байронического героя и за изменениями во взглядах самого поэта. Настроение произведений Байрона с 1817 года становится более пессимистическим, вера его героя в человечество слабеет, отчуждение от общества увеличивается, и вместе с ним возрастает его гордыня, более яростным и отчаянным становится протест против зла и несправедливости. В образе Манфреда трагизм романтического мировоззрения Байрона достигает высшей точки. Однако наряду с типом героя, постепенно развивавшимся от Чайлд-Гарольда к Манфреду и позднее, к Каину, великий поэт создал ещё один неповторимый образ, значительно отличавшийся от всех остальных и любопытным образом контрастировавший с образом “Каина”. Речь идет о “Дон Жуане”, одном из величайших произведений литературы XIX века.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 9149 – | 7302 – или читать все.

194.79.23.6 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.

Отключите adBlock!
и обновите страницу (F5)

очень нужно

2. Анализ произведения «Каин»

Мистерию, действие которой развёртывается в «местности близ рая», открывает сцена вознесения молитвы Иегове. В молении участвует все немногочисленное «человечество»: изгнанные из райских кущ в воздаяние за грех Адам и Ева, их сыновья Каин и Авель, дочери Ада и Селла и дети, зачатые дочерьми Адама от его же сыновей. Против нерассуждающей набожности родителей и брата, покорно приемлющих карающую длань господню, инстинктивно восстаёт Каин, воплощающий собой неустанное вопрошание, сомнение, неугасимое стремление во всем «дойти до самой сути». Он вполне искренен, признаваясь: «Я никогда не мог согласовать / Того, что видел, с тем, что говорят мне». Его не удовлетворяют уклончивые ответы родителей, во всем ссылающихся на Его всеблагие веления: «У них на все вопросы / Один ответ: „Его святая воля,

А он есть благ“. Всесилен, так и благ?»

В сознании Каина не сформировалось представление о Боге как о воплощении справедливости. У Каина свободное сознание.

Байрон создает образ героя-бунтаря. Каин не принимает мир, в котором вынужден жить, не считает его справедливым, формируется богоборческий конфликт.

Как только Каин сомневается, появляется еще один персонаж. Это Люцифер (буквальный перевод – несущий свет), внешне он похож на ангела.

В трактовке образа вечного оппонента предвечного, низринутого с небесных высей и обречённого на беспрестанные скитания в пространстве, но несломленного духом, всего отчётливее проявилось дерзновенное новаторство Байрона — художника и мыслителя. В отличие от большинства литераторов, так или иначе касавшихся этой темы, автор мистерии не проявляет ни малейшей предвзятости; в его видении Сатаны нет и тени канонической стереотипности. Симптоматично, что Люцифер Байрона не столько даёт прямые ответы на вопросы, которыми засыпают его Каин и вернувшаяся зачем-то Ада, сколько внушает им мысль об императивной необходимости вечного вопрошания, о спасительности познания как ключа к бессмертию духа. Всем своим поведением он опровергает ходячее представление о себе как низком, корыстном искусителе. И Каин не в силах не поверить ему, когда тот недвусмысленно заявляет: «Ничем, / Помимо правды, я не соблазняю».

Каин хочет разобраться, что представляют собой эти два начала. После обмена несколькими словами у Каина возникает чувство родства душ. Сближает Байрон этих двух персонажей на основе того, что оба они бунтари, не желающие смириться с несвободой. Люцифер поднял восстание в раю, но потерпел поражение. Люцифер дает знания, он берет Каина. в путешествие по мирам, только не сообщает, что такое смерть.

Каину открывается беспредельность пространства и бесконечность времени. Люцифер невозмутимо комментирует:

«Есть многое, что никогда не будет

Лишь время и пространство неизменны,

Хотя и перемены только праху

На неисчислимом множестве планет, пролетающих перед их взорами, узнает ошеломлённый Каин, есть и свои эдемы, и даже люди «иль существа, что выше их». Но его любопытство неутолимо, и Люцифер показывает ему мрачное царство смерти. «Как величавы тени, что витают / Вокруг меня!» — восклицает Каин, и Сатана открывает ему, что до Адама Землю населяли высшие существа, не похожие на людей, но силою разума намного их превышавшие. Иегова покончил с ними «смешением стихий, преобразивших / Лицо земли». Перед ними проплывают призраки левиафанов и тени существ, которым нет названия. Их зрелище величественно и скорбно, но, по уверению Люцифера, несравнимо с бедами и катастрофами, которые ещё грядут, которым суждено выпасть на долю адамова рода. Каин опечален: он любит Аду, любит Авеля и не в силах смириться с тем, что все они, все сущее подвержено гибели. И он вновь просит Сатану открыть ему тайну смерти. Тот отвечает, что сын Адама пока ещё не в силах постичь её; надо лишь уразуметь, что смерть — врата.

«Каин. Но разве смерть их не откроет?

Каин. Так, значит, смерть приводит

К чему-нибудь разумному! Теперь

Я менее боюсь её»

Каин сознаёт, что его «проводник» по неисчислимым мирам, затерянным во времени и пространстве, не уступает мощью всесильному Иегове. Но разве сам Люцифер — не орудье Божие?

И тут Сатана взрывается. Нет и ещё раз нет:

«Он победитель мой, но не владыка.

Великая нещадная борьба,

Доколе не погибнет Адонаи

И на прощание даёт ему совет:

«Один лишь добрый дар

Дало вам древо знания — ваш разум:

Так пусть он не трепещет грозных слов

Тирана, принуждающего верить

Наперекор и чувству и рассудку.

Терпи и мысли — созидай в себе

Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть:

Сломи в себе земное естество

И приобщись духовному началу!»

Лишь бессмертие духа способно воспрепятствовать всемогуществу смертного удела, отведённого Иеговой людям, — таков прощальный урок, преподанный герою Сатаной.

Вернувшись к близким, Каин застаёт их за работой: они готовят алтари к жертвоприношению. Но жертвоприношение — знак смирения перед уделом, заранее уготованным и несправедливым; против него-то и восстаёт вся страстная, неукротимая натура Каина: «Я сказал, / Что лучше умереть, чем жить в мученьях / И завещать их детям!»

И тут впервые напоминает о себе не присутствующий на сцене, но неизменно напоминающий о себе персонаж мистерии — Бог: он благосклонно принимает закланного младшим братом, скотоводом Авелем, агнца и далеко раскидывает по земле плоды — жертву земледельца Каина. Авель невозмутимо советует брату принести на алтарь новые дары вседержателю. «Каин. Так его отрада — / Чад алтарей, дымящихся от крови, / Страдания блеющих маток, муки / Их детищ, умиравших под твоим / Ножом благочестивым! Прочь с дороги!»

Авель стоит на своём, твердя: «Бог мне дороже жизни». В приступе неконтролируемого гнева Каин поражает его в висок головнёй, схваченной с жертвенника.

Авель умирает. На стоны медленно осознающего содеянное старшего сына Адама сбегаются его близкие. Адам растерян; Ева проклинает его. Ада робко пытается защитить брата и супруга. Адам повелевает ему навсегда покинуть эти места.

С Каином остаётся только Ада. Но прежде чем начать влачить мириаду унылых бессчётных дней, братоубийце предстоит пережить ещё одно испытание. С небес спускается ангел Господень и налагает на его чело неизгладимую печать.

Они собираются в нелёгкий путь. Их место — в безрадостной пустыне, «к востоку от рая». Раздавленный своим преступлением Каин не столько выполняет волю отца и Иеговы, сколько сам отмеряет себе кару за грех. Но дух протеста, сомнения, вопрошания не угасает в его душе:

«Каин. О, Авель, Авель!

Эти слова завершают пьесу Байрона, трансформировавшего мистерию о смертном грехе в волнующее таинство непримиримого богоборчества.

Байрон в течение всей жизни был убежден в том, что вера необходима человеку для осознания своей нравственной полноценности и может служить опорой в мире, потерявшем прочные устои. В то же время он не был ортодоксальным христианином. Интеллектуальная честность и пытливость ума побуждали Байрона к неустанным религиозно-философским и этическим исканиям и к постоянной полемике с различными доктринами, не дающими удовлетворительных ответов на важнейшие онтологические вопросы. Осознание невозможности найти такие ответы в сфере религии и философии побудило поэта обратиться к поиску художественных средств для постановки важнейших мировоззренческих проблем.

«Манфред» не столько трагедия характера, сколько трагедия идеи абсолютного. Титанический герой неизмеримо несчастнее обычного человека; абсолютная власть делает властителя рабом; полное знание раскрывает бесконечность зла в мире; бессмертие оборачивается мукой, пыткой, в человеке возникает жажда смерти — таковы некоторые трагические идеи «Манфреда». Главная же из них: абсолютная свобода освещает жизнь человека прекрасной целью, но ее достижение уничтожает в нем человечность, приводит его к «мировой скорби».

И все же Манфред до конца сохраняет свою свободу, на пороге смерти бросая вызов и церкви, и потусторонним силам.

Каин — один из «вечных» образов мировой культуры. Как и Манфреду, знание не приносит Каину счастья. Оно лишь наполняет его сознанием несправедливости тех законов, по которым устроено мироздание. Канн не может примириться с велениями верховного божества «жить, словно червь», «трудиться, чтобы умереть». Его бунт принимает всеобъемлющий характер: он не только протестует против тех условий, в которых осуждены жить люди на земле, но и против всего мирового порядка, против самих законов природы, бросая этим гордый вызов богу.

Подобно «Манфреду», драму «Каин» можно скорее назвать драматической поэмой, чем пьесой.

Однако «Каин» является вместе с тем и свидетельством роста революционности мировоззрения английского поэта, что очень заметно, если сравнить образ Каина и образ Манфреда. Каин -не одинокий протестант, равнодушный к судьбе других людей (как Манфред). Он гуманист, восстающий против власти и авторитета бога во имя счастья других людей, его глубоко печалит судьба грядущих поколений человечества.

Смелые атеистические и гуманистические идеи Байрона произвели огромное впечатление на передовых современников Байрона. Вальтер Скотт назвал «Каина» «величественной и потрясающей драмой». Гете заметил, что «красота произведений такова, что подобной миру не увидеть во второй раз».

Байрон. Избранные произведения. – М., ГИХЛ, 1953, с, 453.;

http://www.lib.ru/POEZIQ/BAJRON/byron4_4.txt (электронный ресурс);

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%E5%F0%E4%F6%E5_%F2%FC%EC%FB (электронный ресурс).

Байрон. Дневники. Письма. М., Изд-во АН СССР, 1963, с. 311.

Свобода как аксиологическая категория в мистерии Дж. г. Байрона «Каин» Текст научной статьи по специальности « Языкознание и литературоведение»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Жилина Наталья Павловна

Рассматривается произведение Байрона , основой которого стал широко известный библейский сюжет, кардинально переработанный и видоизмененный поэтом. Анализ одной из ключевых категорий романтизма, центральной в творчестве Байрона , дает возможность показать, что художественный конфликт драмы, реализованный в образах сыновей Адама, имеет в своей основе антитезу истинной и ложной свободы , а всем художественным строем мистерии автор приводит читателя к выводу о невозможности для человека оставаться «по ту сторону добра и зла».

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Жилина Наталья Павловна

Freedom as an axiological category in G. G. Byron’s mystery Cain

This article cons >Byron ’s work based on the well-known Biblical story, which was radically transformed by the poet. An analysis of one of the key categories of Romanticism – central to Byron ’s oeuvre – helps show that the fictional conflict of the drama manifested in the images of Adam’s sons is based on the antithesis between the true and false freedom , whereas the general literary structure of the mystery is used to direct the reader to the conclusion that it is impossible for a human being to stay beyond good and evil .

Текст научной работы на тему «Свобода как аксиологическая категория в мистерии Дж. г. Байрона «Каин»»

СВОБОДА КАК АКСИОЛОГИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ В МИСТЕРИИ ДЖ. Г. БАЙРОНА «КАИН»

Рассматривается произведение Байрона, основой которого стал широко известный библейский сюжет, кардинально переработанный и видоизмененный поэтом. Анализ одной из ключевых категорий романтизма, центральной в творчестве Байрона, дает возможность показать, что художественный конфликт драмы, реализованный в образах сыновей Адама, имеет в своей основе антитезу истинной и ложной свободы, а всем художественным строем мистерии автор приводит читателя к выводу о невозможности для человека оставаться «по ту сторону добра и зла».

This article considers Byron’s work based on the well-known Biblical story, which was radically transformed by the poet. An analysis of one of the key categories of Romanticism – central to Byron’s oeuvre – helps show that the

© Жилина Н. П., 2013

Вестник Балтийского федерального университета им. И. Канта. 2013. Вып. 8. С. 100 — 106.

fictional conflict of the drama manifested in the images of Adam’s sons is based on the antithesis between the true and false freedom, whereas the general literary structure of the mystery is used to direct the reader to the conclusion that it is impossible for a human being to stay beyond good and evil.

Ключевые слова: Байрон, Каин, свобода, рабство, грех, добро, зло, Бог, дьявол.

Key words: Byron, Cain, freedom, slavery, sin, good, evil, God, devil.

Философская драма «Каин» (1821), жанрово определенная самим автором как мистерия, подводит своеобразный итог «относительной эволюции байроновского героя» [6, с. 106], характерные черты которого проявились как в субъекте его лирики, так и в персонажах поэм и трагедий. Положенный в основу произведения широко известный библейский сюжет кардинально перерабатывается и видоизменяется. Прежде всего производится небольшой, но очень значимый временной сдвиг: главный герой — старший сын Адама и Евы — в начале событий предстает уже женатым человеком, отцом двух детей; появляется персонаж, который согласно каноническому источнику не имеет непосредственного отношения к этой ситуации, — Люцифер; и, наконец, самое главное, — изменяется мотив братоубийства и его психологические причины. Замышленная заранее по библейскому изложению расправа Каина с братом (чей дар был принят Богом в противоположность его собственному) превращается у Байрона в нечаянный выпад, удар, нанесенный в состоянии аффекта человеком, страдающим от несправедливости мироустройства и находящимся в постоянном поиске смысла жизни. В такой интерпретации библейский персонаж продолжает ряд прежних героев Байрона с их романтическим мировосприятием и жаждой свободы как главной ценности жизни.

Знакомство читателя с действующими лицами драмы происходит в момент семейной молитвы: все члены Адамова рода в определенном порядке — дети вслед за родителями — рано утром, на восходе солнца, воздают хвалу Богу. Действие совершается, как указано автором, в местности «близ рая» [1, с. 385]. Согласно тексту Священного Писания Адам и Ева были единственными людьми, которые имели возможность прямого и непосредственного контакта с Богом, сотворившим их «по Своему образу и подобию» (Быт. 1: 26 — 27) и остававшимся для них и после грехопадения хотя и строгим, но любящим Небесным Отцом. Между тем их молитвы, содержащие перечисление всего того, что было совершено Создателем, и прославление Его величия, исполнены смирения и покорности, но лишены искренней любви и благодарности. Слово Авеля, являясь продолжением родительских речей, имеет очень важные отличия: в его благоговейной молитве впервые упоминается о любви. Вслед за младшим сыном хвалу Богу воздают дочери Ада и Селла, и на этом общем фоне еще заметнее молчание Каина, который не скрывает своей иронии к громким хвалебным словам своих родных.

Отказ принимать участие в общем славословии Творца старший сын Адама объясняет прямо и просто: «Мне не о чем молиться» [1, с. 387]. Так, с первой же сцены намечается художественный конфликт произведения: противостояние Каина всем остальным (пока немногочисленным) населяющим землю людям. Это внешнее, открытое столкновение имеет скрытую внутреннюю основу: жизненная позиция каждого из членов Адамовой семьи определяется отношением к мирозданию и его Творцу, а в более частном виде — к такому переломному событию человеческой истории, как грехопадение.

Проблема свободы занимает каждого из байроновских персонажей, но взгляды на нее кардинально различны. Очевидно, что никто в семье, кроме Каина, не склонен задумываться над сутью произошедших когда-то событий, все объясняют их для себя «волей Бога». Таким образом, вопрос о подчинении чужой — пусть даже и божественной — воле с самого начала произведения становится центральным, реализуясь в сознании главного героя в оппозиции свобода / рабская покорность. Не желая, как это делают другие члены семейства, принимать непонятное ему наказание за нарушение божественного запрета, совершенное когда-то его родителями, Каин пытается, опираясь на собственный разум, найти ответы на мучающие его вопросы. Главное противоречие для него заключается в том, что знание есть безусловное благо, а Творец хотел лишить его Своим запретом. Грех родителей представляется Каину лишь нелепой ошибкой: по его мнению, им следовало бы прежде вкусить плод от древа жизни — тогда исчезла бы угроза смерти и зависимость от Бога. Воспринимая райский сад как свое «законное наследье» [1, с. 389], старший сын Адама не может смириться с его потерей и необходимостью вести жизнь в трудах и заботах, пребывая в ожидании смерти за прегрешение отца. Утрата полного бессмертия представляется Каину страшной и неоправданной карой за незначительный проступок. Необходимо отметить, что страдания и бунт Каина вызваны не столько его собственным несчастьем, сколько несправедливым, по его мнению, устройством мира, тяжкой участью будущего человечества.

После утренней молитвы и столкновения с семьей Каин, находясь в сильном душевном волнении, уходит от родных, стремясь к уединению, и снова и снова повторяет вопросы, которые не дают ему покоя. В этот момент и происходит встреча героя с Люцифером. М. М. Бахтин указывал, что мотив встречи еще с древности играл важнейшую роль в сюжетах «не только романов разных эпох и разных типов, но и литературных произведений других жанров» [2, с. 247]. Как известно, именно встреча нередко является тем центральным событием, вокруг которого организуется весь сюжет. Внезапно возникший дух, похожий на архангела, но необыкновенно мрачный и скорбный, вызывает в душе человека неизъяснимый трепет и в то же время привлекает чем-то непонятным. «Кто ты, о дух?» — обращается к нему Каин. И слышит в ответ: «Я повелитель духов» [1, с. 390]. С появлением этого действующего лица Каин обретает наконец внимательного собеседника, расположенного к

диалогу, способного и готового объяснить явления, столь непонятные и мучительные для героя. Сказав, что знает мысли смертных, Люцифер вскоре подтверждает это: повернув разговор к главному для первых людей вопросу (о причинах произрастания древа познания добра и зла в райском саду), он решительно утверждает, что Создатель «Растил плоды запретные к соблазну / Существ, душой невинных, любопытных / В своей святой невинности» [1, с. 394]. Таким образом, повелитель духов предстает как покровитель и защитник людей, полностью снимающий с них вину за первородный грех, которая, по его мнению, должна быть целиком отнесена только к Богу.

Стоит напомнить, что в религиозном сознании Люцифер — одно из имен диавола (греч. «клеветник, обольститель»), которым стал «ангел, первым воспротивившийся Богу и соблазнивший других ангелов, ставших демонами, или злыми духами» [5, с. 314]. Имя Люцифер (лат. «светоносец») дано ему как одно из обозначений «горделивого и бессильного подражателя тому свету, который составляет мистическую “славу” божества» [3, с. 84]. Байроновский Люцифер вполне отвечает определению, которое дается ему в Евангелии — «отец лжи» (Ин. 8: 44). С первого же мгновения, во всем противопоставляя себя Творцу, он стремится привлечь Каина на свою сторону, заявляя о своем «сострадании смертным»: «Я б создал / Богами вас, а Он лишил вас рая. » [1, с. 394]. Однако повелитель духов в то же время не в состоянии скрыть своего подлинного презрения к людям, оно прорывается помимо его воли: узнав, что Каин чувствует себя несчастным, Люцифер не может удержаться от восклицания: «О жалкий прах! Ты смеешь / Считать себя несчастным?» [1, с. 391] В дальнейшем это обозначение человека — «прах», «жалкий прах» — еще не раз будет использовано Люцифером в их беседе.

Отвергая обвинения в коварстве и соблазнении людей, повелитель духов говорит: «.ничем / Помимо правды я не соблазняю» [1, с. 394] — и утверждает свою «правду», всеми возможными средствами создавая собственный образ Бога — контрастный тому, который уже существует в сознании первых людей. Люцифер, стремясь вызвать недоверие к Создателю, рисует перед Каином свою, противоположную библейской, картину мироздания, где Творец предстает как «всесильный тиран» [1, с. 392], «разрушитель» [1, с. 397], развлекающийся уничтожением того, что было создано им ранее. Так в сознании Каина устанавливается образ мира как воплощения бессмыслицы и утверждается идея необходимости вступить в борьбу против Создателя. В интерпретации Люцифера лишь богоборцы — бунтари и мятежники — обладают настоящей свободой, смирение же — всегда удел существ подневольных с низменным рабским сознанием.

Обличение тех, кто живет в покорности Творцу, сопровождается со стороны Люцифера утверждением себя как абсолютно свободного существа, неподвластного и самому Творцу. Повелитель духов призывает и Каина познать все и обрести истинную свободу — жить, не страшась

даже смерти. На просьбу человека «Наставь меня» он отвечает: «С условием. Пади и поклонись мне как владыке». «Ты разве Бог?» [1, с. 398 — 399] — удивляется Каин и с гордостью заявляет, что не поклоняется и самому Творцу: «Я никогда еще / Пред Божеством отца не преклонялся. / Зачем же мне склоняться пред тобой?» Люцифер удивлен: «Ты никогда пред Ним не преклонялся?» И с удовлетворением констатирует: «Но не поклонник Бога — мой поклонник» [1, с. 399]. Последняя фраза Люцифера, как видим, содержит императив об обязательной ориентированности каждого человека на одну из таких полярно противоположных сил, как свет и мрак, добро и зло, Бог и диавол, и о невозможности полной независимости от них. Именно этого не понимает Каин, стремящийся к абсолютной свободе и считающий ее главной ценностью в жизни. Гордость и самомнение байроновского героя настолько высоки, что он дерзает, не обращаясь к Божией помощи, вступить в своеобразное словесное единоборство с повелителем духов, нередко открыто выражая свое несогласие с его утверждениями и показывая, что тот вовсе не всесилен. Непочтительность Каина не остается незамеченной: несколько раз Люцифер допускает прямые насмешки по поводу его притязаний, но настоящая расплата наступит уже после их расставания.

Демонстрируя свое могущество, Люцифер по просьбе Каина поднимается с ним в небесное пространство, а затем опускается в преисподнюю. Это путешествие напомнило Каину о неосуществленном желании его родителей стать «как боги» и заставило окончательно почувствовать свою ничтожность. Вопросы, мучившие его прежде, только обострились, а враждебность к родным и Богу стала почти непреодолимой. Поддавшись на просьбы Авеля, он согласился совершить жертвенное всесожжение, но перед алтарем стоит, «не преклоняя колен» [1, с. 453], а его молитвенное слово больше походит на обличительную речь богоборца. Увидев, что вихрь опрокинул жертвенник Каина и далеко разбросал по земле плоды, коленопреклоненный Авель попросил брата быстрее готовить другую жертву, однако Каин, разгневанный и взбешенный, устремился к его алтарю с намерением уничтожить его. Пытаясь удержать брата, Авель встал на защиту священного предмета, но упал, пораженный головней в висок от руки Каина. Смерть Авеля становится для байроновского героя истинным потрясением, он долго не может поверить, что брат действительно ушел из жизни и виновником этой первой на земле смерти — он сам, а когда понимает, приходит в безнадежное отчаяние.

В ответ на обвинение ангела («Строптив ты был и жёсток с дня рожденья.» [1, с. 464]) Каин пытается объяснить особенности своего характера высшими обстоятельствами, в какой-то мере перекладывая ответственность на судьбу: «Я был зачат в дни первых слез о рае, / Когда отец еще скорбел о нем, / А мать была еще под властью змия. / Я сын греха; я не стремился к жизни, / Не сам создал свой темный дух» [1, с. 464]. В то же время, определяя свой дух «темным», Каин соглашается с ангелом и признает существование противоположного — светлого —

духа, который был присущ Авелю. Гибель брата заставила Каина впервые увидеть нравственное превосходство Авеля, чистоту его души, особенно ярко проявившуюся в последние мгновения его жизни: поняв, что умирает, Авель подает руку брату и просит для него прощения у Бога: «О Боже сил! Прими мой дух смиренный / И отпусти убийце: он не ведал, / Что делает» [1, с. 456]. В отличие от библейского Каина бай-роновский герой искренне и глубоко раскаивается в страшном грехе, предлагая свою жизнь в обмен на жизнь брата, а когда понимает, что это невозможно, со смирением принимает назначенное ему тяжкое и суровое наказание. Финальный монолог героя заставляет думать, что его душа отныне и навсегда будет лишена покоя.

Таким образом, центральная в мистерии Байрона идея свободы воплощается в контексте христианской аксиологии, в которой это понятие является одним из центральных и включает несколько значений. Вот что пишет об этом известный современный богослов А. И. Осипов:

Понимание свободы имеет несколько смыслов. Первый — . свобода воли, выражающаяся во внутреннем самоопределении личности перед лицом выбора прежде всего между добром и злом. Над этой свободой человека не властен никто: ни другой человек, ни общество, ни законы, ни какая угодно власть, ни демоны, ни ангелы, ни Сам Бог. Второе измерение свободы — свобода духовная. Она, в отличие от внешней свободы, означает власть человека над своим эгоизмом, своими страстями, греховными чувствами, желаниями — над самим собой. Христианство. в принципе отрицает возможность существования какой-то абсолютной свободы. в человеке» [4, с. 210 — 211]. (Курсив и подчеркивание автора. — Н. Ж.)

События философской драмы убедительно показывают, что, стремясь к достижению абсолютной свободы без каких-либо внешних ограничений, человек не в состоянии самостоятельно защитить себя от духовного плена страстей, оказывающих разрушительное воздействие на его душу и нередко приводящих к катастрофическим последствиям. Художественный конфликт произведения, реализованный в образах сыновей Адама, имеет в основе антитезу истинной и ложной свободы: принятие высшего нравственного закона, сделанное Авелем не из страха, а от искренней и глубокой любви к Богу, противопоставляется предельно гордому стремлению Каина судить деяния Творца и тем возвыситься над миром. Всем художественным строем мистерии автор приводит читателя к выводу о невозможности для человека оставаться «по ту сторону добра и зла» и о непреложности христианской истины: «Свобода там, где Дух Господень» (2 Кор. 3: 17).

1. Байрон Дж. Г. Каин (мистерия) // Байрон Дж. Г. Сочинения : в 3 т. М., 1974. Т. 2. С. 382—466.

2. Бахтин М. М. Формы времени и хронотопа в романе : очерки по исторической поэтике // Бахтин М. М. Вопросы литературы и эстетики. М., 1975. С. 234—407.

3. Мифы народов мира : энциклопедия : в 2 т. М., 1991—1992. Т. 2.

4. Осипов А. И. Путь разума в поисках истины (основное богословие). М., 1999.

5. Православие : словарь-справочник. М., 2007.

6. Урнов Д. М. Романтизм: Блейк. «Озерная школа». Вальтер Скотт. Байрон. Шелли. Китс. Эссеисты и другие прозаики // История всемирной литературы : в 8 т. М., 1983—1994. Т. 6. С. 87—112.

Наталья Павловна Жилина — д-р филол. наук, проф., Балтийский федеральный университет им. И. Канта, Калининград.

Анализ произведения «Каин»

Мистерию, действие которой развёртывается в «местности близ рая», открывает сцена вознесения молитвы Иегове. В молении участвует все немногочисленное «человечество»: изгнанные из райских кущ в воздаяние за грех Адам и Ева, их сыновья Каин и Авель, дочери Ада и Селла и дети, зачатые дочерьми Адама от его же сыновей. Против нерассуждающей набожности родителей и брата, покорно приемлющих карающую длань господню, инстинктивно восстаёт Каин, воплощающий собой неустанное вопрошание, сомнение, неугасимое стремление во всем «дойти до самой сути». Он вполне искренен, признаваясь: «Я никогда не мог согласовать / Того, что видел, с тем, что говорят мне». Его не удовлетворяют уклончивые ответы родителей, во всем ссылающихся на Его всеблагие веления: «У них на все вопросы / Один ответ: „Его святая воля,

А он есть благ“. Всесилен, так и благ?»

В сознании Каина не сформировалось представление о Боге как о воплощении справедливости. У Каина свободное сознание.

Байрон создает образ героя-бунтаря. Каин не принимает мир, в котором вынужден жить, не считает его справедливым, формируется богоборческий конфликт.

Как только Каин сомневается, появляется еще один персонаж. Это Люцифер (буквальный перевод – несущий свет), внешне он похож на ангела.

В трактовке образа вечного оппонента предвечного, низринутого с небесных высей и обречённого на беспрестанные скитания в пространстве, но несломленного духом, всего отчётливее проявилось дерзновенное новаторство Байрона — художника и мыслителя. В отличие от большинства литераторов, так или иначе касавшихся этой темы, автор мистерии не проявляет ни малейшей предвзятости; в его видении Сатаны нет и тени канонической стереотипности. Симптоматично, что Люцифер Байрона не столько даёт прямые ответы на вопросы, которыми засыпают его Каин и вернувшаяся зачем-то Ада, сколько внушает им мысль об императивной необходимости вечного вопрошания, о спасительности познания как ключа к бессмертию духа. Всем своим поведением он опровергает ходячее представление о себе как низком, корыстном искусителе. И Каин не в силах не поверить ему, когда тот недвусмысленно заявляет: «Ничем, / Помимо правды, я не соблазняю».

Каин хочет разобраться, что представляют собой эти два начала. После обмена несколькими словами у Каина возникает чувство родства душ. Сближает Байрон этих двух персонажей на основе того, что оба они бунтари, не желающие смириться с несвободой. Люцифер поднял восстание в раю, но потерпел поражение. Люцифер дает знания, он берет Каина. в путешествие по мирам, только не сообщает, что такое смерть.

Каину открывается беспредельность пространства и бесконечность времени. Люцифер невозмутимо комментирует:

«Есть многое, что никогда не будет

Лишь время и пространство неизменны,

Хотя и перемены только праху

На неисчислимом множестве планет, пролетающих перед их взорами, узнает ошеломлённый Каин, есть и свои эдемы, и даже люди «иль существа, что выше их». Но его любопытство неутолимо, и Люцифер показывает ему мрачное царство смерти. «Как величавы тени, что витают / Вокруг меня!» — восклицает Каин, и Сатана открывает ему, что до Адама Землю населяли высшие существа, не похожие на людей, но силою разума намного их превышавшие. Иегова покончил с ними «смешением стихий, преобразивших / Лицо земли». Перед ними проплывают призраки левиафанов и тени существ, которым нет названия. Их зрелище величественно и скорбно, но, по уверению Люцифера, несравнимо с бедами и катастрофами, которые ещё грядут, которым суждено выпасть на долю адамова рода. Каин опечален: он любит Аду, любит Авеля и не в силах смириться с тем, что все они, все сущее подвержено гибели. И он вновь просит Сатану открыть ему тайну смерти. Тот отвечает, что сын Адама пока ещё не в силах постичь её; надо лишь уразуметь, что смерть — врата.

«Каин. Но разве смерть их не откроет?

Каин. Так, значит, смерть приводит

К чему-нибудь разумному! Теперь

Я менее боюсь её»

Каин сознаёт, что его «проводник» по неисчислимым мирам, затерянным во времени и пространстве, не уступает мощью всесильному Иегове. Но разве сам Люцифер — не орудье Божие?

И тут Сатана взрывается. Нет и ещё раз нет:

«Он победитель мой, но не владыка.

Великая нещадная борьба,

Доколе не погибнет Адонаи

И на прощание даёт ему совет:

«Один лишь добрый дар

Дало вам древо знания — ваш разум:

Так пусть он не трепещет грозных слов

Тирана, принуждающего верить

Наперекор и чувству и рассудку.

Терпи и мысли — созидай в себе

Мир внутренний, чтоб внешнего не видеть:

Сломи в себе земное естество

И приобщись духовному началу!»

Лишь бессмертие духа способно воспрепятствовать всемогуществу смертного удела, отведённого Иеговой людям, — таков прощальный урок, преподанный герою Сатаной.

Вернувшись к близким, Каин застаёт их за работой: они готовят алтари к жертвоприношению. Но жертвоприношение — знак смирения перед уделом, заранее уготованным и несправедливым; против него-то и восстаёт вся страстная, неукротимая натура Каина: «Я сказал, / Что лучше умереть, чем жить в мученьях / И завещать их детям!»

И тут впервые напоминает о себе не присутствующий на сцене, но неизменно напоминающий о себе персонаж мистерии — Бог: он благосклонно принимает закланного младшим братом, скотоводом Авелем, агнца и далеко раскидывает по земле плоды — жертву земледельца Каина. Авель невозмутимо советует брату принести на алтарь новые дары вседержателю. «Каин. Так его отрада — / Чад алтарей, дымящихся от крови, / Страдания блеющих маток, муки / Их детищ, умиравших под твоим / Ножом благочестивым! Прочь с дороги!»

Авель стоит на своём, твердя: «Бог мне дороже жизни». В приступе неконтролируемого гнева Каин поражает его в висок головнёй, схваченной с жертвенника.

Авель умирает. На стоны медленно осознающего содеянное старшего сына Адама сбегаются его близкие. Адам растерян; Ева проклинает его. Ада робко пытается защитить брата и супруга. Адам повелевает ему навсегда покинуть эти места.

С Каином остаётся только Ада. Но прежде чем начать влачить мириаду унылых бессчётных дней, братоубийце предстоит пережить ещё одно испытание. С небес спускается ангел Господень и налагает на его чело неизгладимую печать.

Они собираются в нелёгкий путь. Их место — в безрадостной пустыне, «к востоку от рая». Раздавленный своим преступлением Каин не столько выполняет волю отца и Иеговы, сколько сам отмеряет себе кару за грех. Но дух протеста, сомнения, вопрошания не угасает в его душе:

«Каин. О, Авель, Авель!

Эти слова завершают пьесу Байрона, трансформировавшего мистерию о смертном грехе в волнующее таинство непримиримого богоборчества.

Драматическая мистерия Байрона «Каин» (по мотивам Библии и Корана)

Рубрика: 4. Художественная литература

Статья просмотрена: 5048 раз

Библиографическое описание:

Курбонов П. А. Драматическая мистерия Байрона «Каин» (по мотивам Библии и Корана) [Текст] // Современная филология: материалы Междунар. науч. конф. (г. Уфа, апрель 2011 г.). — Уфа: Лето, 2011. — С. 100-103. — URL https://moluch.ru/conf/phil/archive/23/319/ (дата обращения: 09.01.2020).

Какое виляние оказало на мировоззрение Байрона его знакомство с Востоком? Какие впечатления оставляют у него путешествие по Востоку с иной цивилизацией, иной религией? В переписках с Френсисом Ходжсоном Байрон обсуждает религиозные проблемы. Поэт в своих посланиях критикует религиозные положения (принципы), ищет справедливости.

«Если нет спасения кроме христианства, почему же тогда все люди не становятся убежденными христианами? Справедливо ли отправлять духовное лицо, произносящего слова Бога, только в Иудею, Галилею? Справедливо ли оставлять темнокожих и других в темноте (как их кожа), не указывая ни одного пути к свету? Кто поверит в то, что Бог их отправит в ад за то, что они не знают того, чему их не учили? Я верю в то, что говорю от чистого сердца, я думал так, когда был болен в иной стране, а около меня не было ни одного друга, никого, кто бы успокоил меня ». 1

Байрон, как и другие романтики, смотрит на религию как на составную часть традиций национальной культуры, он ценит яркость, выразительность всех мифологических представлений и обрядов. Поэт, понимающий, что в каждой вере есть определенная часть Истины, чувствует свою принадлежность к христианским культурным традициям. Именно исходя из этого, он объясняет свое сложное драматическое отношение к ней на протяжении всего своего творчества.

Процветание великой государственности Англии в начале XIX века, унижение зависимых народов колониальных стран, запрет передового свободомыслия соотечественников, высокомерие и лицемерие высшего сословия, аристократов, коррупция явились причиной того, что такие свободомыслящие поэты гуманисты как Ж.Байрон и П. Шелли, покинули страну. Английские пуритане не дали житья на своей родине таким благочестивым консерваторам как Байрон и Шелли так же, как французские аристократы и лицемеры изгнали Руссо.

Духовенство, будучи более культурным и более радушным, милосердным; лорды, чиновники, стоящие во главе правительства, под маской борьбы за чистоту религии, начали изгонять свободомыслящих поэтов и ученых.

Формировавшийся и мирно трудившийся рабочий класс Англии стал увольняться с работы из-за научно-технических открытий. Рабочие луддиты лишались возможности прокормить семью, а также средств к существованию. Они были привлечены к суду в соответствии с государственным законом. Во время обсуждения Билля – закона, направленного против трудящихся на собрании правительственной палаты, лорд Байрон защитил трудящихся несколько раз, произнеся пламенную речь. Разумеется, такие выступления возмутили духовенство и представителей высшего сословия, они вмешивались и в его семейную жизнь, и, в конце концов, добились развода с любимой женой и ребенком. Молодой гений, заметив, что его самого посадят и уничтожат, покинул Англию и помог национально- освободительной борьбе албанцев и греков. В 1809-1811гг поэт путешествовал по Португалии, Испании, Греции, Албании, Турции, острову Мальта.

Впечатления от путешествия Байрон отразил в лиро-эпической поэме «Паломничество Чайльда Гарольда» в 1812г. Поэт в этой поэме от лица главного героя – путешественника выразил свою безграничную ненависть по отношению к низким лицемерным богачам, чиновникам различных стран, угнетающим трудящийся народ своим эгоизмом и негодяйством. Глубоко не изучив причин этой несправедливости и беззакония, поэт приходит к неверному выводу о том, что во всем этом виновен Бог, являющийся другом угнетателей и мучающий хороших людей.

Поэт в драматической мистерии «Каин» об Адаме и Еве, Каине и Авеле показал царя-угнетателя Земли в качестве Бога в образе Иегова (бога евреев), в качестве народного героя, борющегося против угнетателей – в образе Люцифера – Дьявола. Это произведение Байрона, разумеется, не свидетельствует о его атеизме, неверии в Бога. Он был не против религии, а против несправедливости. Драму-мистерию «Каин» Байрон посвящает великому писателю – Вальтеру Скотту (Шотландец), явившемуся в то время ведущим литератором Англии. Поэту казалось, что это посвящение спасет его произведение от различных напастей. Это посвящение В.Скотт одобрил. Действительно, надежды В. Скотта оправдались, Байрон проявил свою поэтическую гениальность в поэмах «Гяур», «Невеста Абидосса», «Корсар», «Лара», «Блокада Коринфа», написанных в 1813-1816 гг. В частности, в поэме «Паломничество Чайльда Гарольда» он логическими реальными доказательствами разоблачил угнетателей: скупых алчных, лицемерных лордов, баронов, политиканов.

В XVIII главе поэм ы , ( когда покидал Англию ) поэт посредством изображения природн ы х сил ­ бури, вьюги, волн океана ­ описывает социальный кризис и содрогания общества, приводящих Англию к разрушению. 1

Байрон, написав письмо своему издателю Джону Муррею, и, назвав часть драмы «Манфред» «Каином», спрашивал его о том, согласится ли писатель В. Скотт драму-мистерию «Каин» посвятить ему. Издатель, написав письмо В.Скотту, отправил ему один экземпляр «Каина» и сказал о предложении Байрона. Прочитав произведение, В.Скотт дал ему очень высокую оценку. Праздник девушек Вакха – возлюбленных Вакха – Диониса также представляет собой мистерию. Мистерия, являясь неофициальным праздничным представлением 2 , была описана в античной литературе во времена Орфея. Но мистерия Байрона в «Каине» основана на официальной древней книге евреев, Толмуте («Древний обет»), в которой описываются основные события изгнания из рая Адама и Евы, обман Дьявола; убийство тихого безобидного, служащего богу и отцу Авеля братом бунтовщиком Каином, также нашло отражение в священной книге мусульман «Коран». Не преклоняться человеку (не создавать себе кумира, кроме бога), а также бунт дьявола по отношению к Богу упоминается в сурах 1 Корана: 2, 7, 15, 17, 18, 38. В 34-37 стихах 2-й суры «Корова» отмечается следующее:

«Вспомните (Эй, Магомет), как только мы сказали ангелам «Преклоняйтесь человеку!», они склонились для преклонения» 2 . В предыдущих стихах, когда Бог изъявил желание создать человека, ангелы возразили ему: «Ты будешь создавать человека, сеющего смуты и раздоры на Земле, проливающего кровь? Между тем, как мы будем, дружно прославляя, возвеличивать Тебя». В продолжении 34 стиха суры «Корова» можно ознакомиться со следующими размышлениями. «Только Дьявол стал неверным из-за гордыни и стыда. 35. И мы оказали: «О Люди, вы местом жительства определите рай и вкушайте без стеснения в любом его, выбранном вами, месте. Только не приближайтесь к этому дереву, в противном, случае, вы превратитесь в угнетателей (деспотов, тиранов)». Довольно, их (Адама и Еву), Дьявол вывел из истинного пути и мы сказали: «Спуститесь из рая на Землю!» Вы и Дьявол – враги друг другу» 3 . Продолжение этого явления повествуется в 7 м стихе «Ал-Аъроф» 4 «Корова». Когда, по велению Бога, все ангелы преклоняются человеку, дьявол не следует этому и говорит: «Я лучше него (человека), меня ты создал из огня, а человека – из глины (земли)». Господь сказал: «В таком случае, спустись из рая. Это (рай) не место для надменных! Разумеется, ты будешь из униженных». 5

В следующих стихах отмечается, что Дьявол, изгнанный из рая, с целью отмщенья человеку, предлагает ему вкусить запретный плод. Вначале этот плод вкушает Ева, а затем, повинуясь ей, пробует плод и Адам. Ни в Библии, ни в Коране не указывается, что это за запретное древо, и что это за запретный плод. Исследователи отмечают, что одно из этих деревьев – это древо познания, а другое – древо вечной жизни. Одно дает плоды добра, а другое – зла.

Отмечают также, что плоды добра горьки, а плоды зла – сладки. Мусульманский писатель, хорезмийский толкователь Носириддин Рабгузи в произведении « Қиссаъул – анбиё » следующим образом толкует событие об Авеле и Каине, приведенное в «Коране». Когда Дьявол не преклонился, послышался возглас. «Почему не преклоняешься?» Дьявол сказал: «Я лучше (чище) него (человека), меня создал из огня, его – из черной земли». После этого имя его стало Дьяволом, что означает «нет надежды». Рабгузи опять пишет: «Дьявол проклятый сказал, что огонь лучше земли, не зная, что земля лучше огня. Огонь – есть вор, что бы, ты не дал огню, он его уничтожит. Если же земле дать одну пригоршню зерна, она тебе дает из десяти сто». В произведения Рабгузия плодом запретного древа, запрещенного Адаму и Еве для вкушения – является зерно, это логически неверно. Пшеница не может быть плодом зла. Кроме этого, один из последователей религиозного исламского шиизма, направления исмаилизма, заверяет, верно, что Дьявол не преклоняется человеку. Так как Бог сказал: «Кроме меня никому не преклоняйтесь!» И другому придется преклоняться. В большинстве случаев, Дьявол идет против слов Бога, и постоянно спорит с ним. Выдающийся поэт направления исмаилизма, философ Насыр Хисрав в стихотворении «Полемика с Богом», признавая Его безграничное величие, мощь, резко возражает против Его некоторых дел. В Библии и Коране бунт против Бога не оправдан, так как он (бунт) происходит под вилянием Люцифера – Дьявола. В драме – мистерии «Каин» Байрона Люцифер-Дьявол и Каин выражают недовольство делами Бога. В то время, когда изгнание из рая, и работавшие на поле Адам, Ева и их сын Авель, во время отдыха искренне молились и дружно прославляли Иегову, Адам и Ева восхваляют Бога за то, что Он создал мир, отделил свет и тьму, ночь и день; создал воду, море, землю и небо. Авель искренне прославляет Бога за то, что Он создал четыре элемента – Землю, Воду, Огонь и Воздух, Солнце и Луну, а также людей, молящихся и прославляющих Его, любя.

Только Каин, словно усмехаясь, молча наблюдает, как проводят богослужение отец, мать, младший брат, сестры. Адам спрашивает, почему Каин не молится. Каин отвечает: “Достаточно того, что в ы прославляете Бога. а я – не желаю! « На вопрос “Почему?” Каин ре з ко отвечает : «Бог мне ничего не дал, почему я должен Его прославлять?» Отец ему отвечает: «Бог дал тебе жизнь» (пояснения наши П.К). Каин, говоря «Для смерти?», выражает свою обиду за то, что этой семье Бог не дал вечной жизни. Расстроившись от этого слова-бунта, Ева молвила: «О, какое несчастье! Созрели плоды запретного древа!» «О, Боже!» Почему ты дал нам вкусить плоды от древа жизни?» Каин предупреждает отца:

Почему ты вкусил плоды от древа жизни?

Тогда ты не боялся

Человек: О, Каин! Не сомневается в Боге,

Каин: Зм и й сказал пра в ду. В этих словах Каина прос лежива е т ся за щита змия. В действительности же, языком Змия говорил Люцифер (Дьявол). Здесь Байрон описывает эгоизм Каина, его нелюбовь к труду, отрицательные стороны, присущие аристократии. В монологе Каина (когда он остается один) говорится следующее:

Труд ись , труд ись? Но почему я должен

Трудиться? Потому, что мой отец

Утратил рай. Но в чем же я виновен?

Байрон в своей драме «Каин» в качестве повелителей небесных душ показал Люцифера. Каин спрашивает у него «Откуда ты узнал мои мысли?» Люцифер отвечает ему, что мышление свойственно не всем людям, оно характерно только для достойных, редких людей, мыслящий человек не умирает. Этими словами Люцифер подчеркивает, что он хорошо знает мощь мышления. Каин, не поддерживая его слов, говорит: «Зная, что я – смертен, не желаю жить». Люцифер, возражая, отвечает: «Ты будешь жить вечно. Твоя сущность – не тело, Твоя сущность-это твой дух, хотя и умирает твое тело (превратясь в пепел), сущность-дух твой, не умрет». Он отмечает: «Люди подобные тебе, похожи на меня». На вопрос Каина «Ты кто?» Люцифер с гордостью заявляет: «Я держусь с создателем моим на равных. Если бы я был создателем, я создал бы их по-другому: не покорными, смиренными, а самостоятельно мыслящими». «Мы с тобой не только смиренные, мы не верим тем, кто говорит, что гнет Бога-это милосердие, высшее великодушие. 1 Этими словами Люцифера поэт разоблачает притеснение и гнет представителей высшего сословия Англии, приравнивающих себя Богу.. »

Поэт допускает художественный вымысел согласно своей социально-философской, поэтической идее, хотя и создавал свое произведение на основе мистерии – праздничного религиозного представления по сюжету Библии. Он описывает Каина не так, как изображено в Библии, в качестве злого убийцы младшего брата из-за красивой женщины, а как – восхваляющего только Бога, покорного, безыдейного, не знающего своих человеческих достоинств; ненавидящего себя как раба, не знающего своих прав, своих человеческих достоинств, нечаянно убившего своего брата в порыве гнева. Каин призывал брата Авеля бороться против угнетателей, не восхваляя их. Этим драма «Каин» превращается в истинно революционное произведение, призывающее бороться против злодеев высшего сословия общества Англии.

1 Байрон. Ж. Г. Дневники. Письма. – Москва. «Наука». 1953 – 36 С

1 Дж. Г.Байрон. Сочинения в трех томах. Том II . Москва. «Художественная литература». 1974.- С . 385 -386

2 The New Encyclopedia Britannica. Volume 8. The U.S.A. 1987. – p 469

1 Сура – Глава Корана.Узбекско – Русский словарь. – Ташкент. «Чулпон».1988. – С. 401

2 Коран. Ташкент. «Чулпон». 1992 –С.9 (перевод Алоуддина Мансура). 2-я сура «Корова», 36 стих

3 Коран. Ташкент. «Чулпон». 1992 – С 9. (перевод Алоуддина Мансура) стих 7. «Аъроф» («Неведение»)

4 Там же. 7 стих. «Ал-Аъроф». Аллах Всевыши из «Неведение, Между небом и землей»

5 Там же. 7 стих. «Ал-Аъроф». (букв: Аъроф – это стена, отделяющая рай от ада, на каторой ожидают своей участи от Аллаха люди третьего сословия. См. Коран. – Ташкент. «Чулпон» .1992. (перевод Алоуддина Мансура).- С. 175

Похожие статьи

Особенности использования мотивов Корана в «Подражаниях. »

Основные термины (генерируются автоматически): подражание, Коран, Пушкин, текст, стихотворение, Бог, верная ослица.

Драматическая мистерия Байрона «Каин» (по мотивам Библии. ) В XVIII главе поэмы, (когда покидал Англию) поэт посредством изображения.

Биби-сешанба — богиня или святая? | Статья в сборнике.

III международная научная конференция «Вопросы исторической науки» (Москва, январь 2015).

Вып. 1. Ташкент, 1927. 2. Аширов А. А. Древние религиозные верования в

11. Рахимов Р. Р. Коран и розовое пламя: (размышления о таджикской культуре).

«Не славой — участью я равен был тебе…» (Русский поэт. )

В “Подражаниях Коранупоэт реабилитирует Мухаммеда: “сияющий Коран” ему был “открыт” “милосердным” Аллахом.

Еврейский поэт и писатель Исхуда ал-Харири писал: “…поэзия среди сынов арабов есть их наследие со дня их появления на земле.

Хуруфизм и его влияние на азербайджанскую литературу

Наими показывал, что Коран, написанный из 28 букв, и есть земля, воздух, вода и огонь.

Москва, 2003.

К.Д.Бальмонт в большей степени не формально, а по существу как поэт-практик был одним из лидеров становящегося литературного направления и оказал большое влияние.

Религиозно-антропологические представления в катаризме

Этот Бог запретил Адаму, есть с древа познания.

Материя, порождение дьявола, приковала их к земле, и в этом их наказание за грехопадение.

Указание на происхождение Каина от дьявола еретики находили в Библии (Быт.

«Нет лучше добра, который делаешь другому, даже не зная его», писал поэт.

«Среднеазиатский поэт и суфий Хувайдо» (о статье российского. )

Ташкент.1927.

«Не славой — участью я равен был тебе…» (Русский поэт. ) Пушкин “первым в русской поэзии обратился к Корану” [10, 65]. Стал “поэтом Корана” [16, 63]. Он был до того увлечен гиперболической поэзией произведения, что почел за долг.

Образ дьявола в культуре (на основе романа Л.Андреева. )

Поэт в драматической мистерии «Каин» об Адаме и Еве, Каине и Авеле показал царя-угнетателя Земли в качестве Бога в образе Иегова (бога евреев), в качестве народного героя, борющегося против угнетателей – в образе Люцифера – Дьявола.

Три аспекта понимания смерти в ранних упанишадах

Во-первых, смерть — это неотвратимый необратимый процесс, который произойдет рано или поздно с каждым и то, как именно этот процесс пройдет и является решающей точкой отправления либо в мир богов, либо обратно на землю, в качестве нового живого существа.

Библия как исторический источник | Статья в сборнике.

В иудейской (впрочем, как и в мусульманской) религиозной традиции, Бог — только трансцендентен и, соответственно, Он, по определению, не может воплотиться

Деоптик Д. В. Библейская археология и древнейшая история Святой земли. Москва: Изд-во ПСТГУ, 2011.

Джордж Гордон Байрон «Каин»: другой взгляд на известный библейский сюжет

Драму-мистерию «Каин» Байрон посвятил писателю — Вальтеру Скотту (Шотландец), явившемуся в то время ведущим литератором Англии. Поэт в драматической мистерии об Адаме и Еве, Каине и Авеле показал царя-угнетателя Земли в качестве Бога в образе Иегова (бога евреев), в качестве народного героя, борющегося против угнетателей — в образе Люцифера – Дьявола. Свидетельствует ли это о его неверии в Бога? О чем на самом деле написана мистерия Джорджа Байрона «Каин»?

О книге

Мистерия «Каин» (Cain, 1821) — крупнейшее произведение позднего Байрона. Это лирическая драма, созданная на основе библейского текста, но автор всё же «следует своим собственным путём». Байрон прослеживает сложный и мучительный путь Каина к преступлению, подчёркивая при этом его закономерность. Каин позволил себе усомниться в величии Бога, позволил сравнить себя с Ним. Убив брата, после минутного оцепенения Каин в отчаянии кидается к нему, пытаясь вернуть его к жизни. Вскоре к месту убийства приходят их жёны и родители, Адам и Ева. Не хватило Каину мужества признаться в содеянном. «Поник он преступной головой и закрывает свирепый взор кровавыми руками». Но разве обманешь материнское сердце?! Ева проклинает Каина. Уходит Каин с женой Адой в «мёртвый край». Нет ему места на этой земле… Нет ему жизни среди людей…

Борьба против Бога или нет?

Хотя в предисловии к «Каину» Байрон заверяет, что он с предельной точностью следовал библейскому сюжету, на самом деле его трактовка легенды о Каине и Авеле предлагает другую перспективу. Бог для Байрона источник не всеобщего блаженства, а зла. Если он создал мир, то почему он наполнил страданиями жизнь людей? Эта мысль, возникающая в сознании Каина, еще более укрепляется при его встрече с Люцифером. Они оба отпадают от Бога, становятся его убежденными противниками, ибо Бог создал зло, и он же требует от человека покорности злу.

Каин и Авель противопоставлены друг другу именно в их отношении к тому, как создан мир.

Авель покорно приемлет весь существующий порядок вещей. Каин, в противоположность ему, наделен пытливым умом и страстностью. Разум Каина вопрошает, а страсть возмущается. Страсть нетерпелива и иногда обгоняет разум, приводя к тем поступкам, в которых сам Каин потом будет раскаиваться. Именно это и случается, когда оба брата приносят жертву Богу.

A post shared by Kano_Mack (@xkano_mackx) on Jan 2, 2018 at 12:34pm PST

Разум Каина увидел несправедливость и жестокость Бога, которому была угодна кровавая жертва Авеля. Но решение принял не разум, а страсть Каина, и она побудила его нанести удар, который принес в мир первую смерть. Перед Каином открывается, что он носит зло в самом себе, а Люцифер убеждает в том, что зло и смерть – неумолимые законы бытия. Душой Каина овладевает глубокое отчаяние. Но он не ищет забвения, его разум стремится постигнуть мировое зло во всей его грандиозности. Противостоять злу – вот решение, принятое Каином и поддержанное в нем Люцифером. Пусть зло огромно и всемогуще, — человек должен найти в себе силы не покоряться ему. Титанизм героев пьесы говорит о том, что, хотя Байрон видел противоречия в природе человека, все же веры в человека он не терял. Однако человеком в его глазах мог быть только тот, кто не мирился со злом жизни и восставал против него, чего бы это ему ни стоило.

Джордж Гордон Байрон

Джордж Байрон (1788 — 1824) был одним из величайших английских поэтов эпохи романтизма. Сын древнего шотландского дворянского рода. Его предки пришли в Англию вместе с норманнскими завоевателями в XI веке. Байрон как — то раз отметил: «Единственное фамильное достояние, которое не уменьшается в нашем роду, — это наши удивительные приключения». Байрон получил блестящее образование, был воспитан на классицистических образцах гражданственности и добродетели. В 1798 г. Байрону досталось наследство от своего двоюродного деда — Уильяма Байрона — титул пэра.

В 1807 году он издаёт первый сборник своих стихов. В поэзии Байрона отразилось отчаяние человека, разочаровавшегося в идеалах, провозглашённых французской революцией. Байрон при жизни вызывал массу неоднородных, и даже противоречивых оценок. Его буквально смешивали с грязью, осуждали его аморализм, его гордость и презрение к авторитетам. Другие наоборот ему завидовали, поклонялись и подражали ему.

Байрон едва ли не единственный поэт — романтик, который в реальной жизни полностью соответствует лирическому герою своего литературного творчества. Байрон был вынужден покинуть свою родину. Он путешествовал по разным странам. В Италии он помогал карбонариям, в Греции он снаряжал на свои средства корабли и вооружал людей, желая оказать помощь грекам в свержении турецкого ига. В Греции Байрона настигает смерть от лихорадки. Герой байроновской поэзии, как и сам Байрон, неотделим от национально — освободительной борьбы. Это герой своего времени, мечтающий найти себя, своё место под солнцем.

Байрон — зачинатель целой эпохи в развитии мировой литературы.

Ф. М. Достоевский писал:

«Байронизм — это целая философия, система взглядов, возникшая в период страшной тоски людей, разочарования их и почти отчаяния, когда старые кумиры лежали разбитые. И именно в это время появляется великий гений, страстный поэт, в звуках которого и звучала вся тоска человечества и мрачное разочарование в обманувших его идеалах».

INVICTORY теперь на Youtube, Instagram и Telegram!

Хотите получать самые интересные материалы прямо на свои любимые платформы? Мы готовим для вас обзоры новых фильмов, интересные подкасты, срочные новости и полезные советы от служителей на популярных платформах. Многие материалы выходят только на них, не попадая даже на сайт! Подписывайтесь и получайте самую интересную информацию первыми!

Рекомендуем Смотреть все

Церковь – совесть государства? Что значит быть солью земли и как не пересолить

Shares Преподобный доктор Мартин Лютер Кинг-младший говорил: «Церкви нужно напомнить, что она не хозяин и не слуга государства, но скорее совесть государства. Она может

Ссылка на основную публикацию
×
×