×

Анализ произведения Великий Гэтсби (роман Фицджеральда)

Анализ произведения Великий Гэтсби (роман Фицджеральда)

История создания будущего шедевра литературы началась в далеком 1925 году.

По словам самого Френсиса Скотта Фицджеральда, представителя так называемого в литературе «потерянного поколения», люди всегда приходят в восторг от жизни голливудских звезд, не зная, что на самом деле таится за их гламурной жизнью. Его задумкой этого величайшего романа было раскрыть ту самую «американскую мечту», за которой все гнались, не осознавая, что это не смысл жизнь, а он сам в частности был выходцем из семьи, где воплощалась пленяющая многих «американская мечта».

Великий Гэтсби – невероятно трогательный, душераздирающий роман о надеждах и мечтах, которые по своей сути несостоятельные, о людях, преследовавших призрачные цели.

Сюжет и герои

История Джея Гэтсби рассказывается от лица его друга, лучшего друга, если быть точнее и, пожалуй, единственного – Ника Каррауэйя, который всегда мечтал стать писателем, и именно с этой мечтой он приехал в Нью-Йорк из Чикаго, и именно история жизни самого Гэтсби воплотилась в его первую книгу.

Каждые выходные на протяжении лета в поместье Гэтсби играла музыка, в лунном свете мужчины и женщины порхали как мотыльки в облаках из шёпота, шампанского и звёзд.

Никто никогда не видел Гэтсби, не знал кто он на самом деле, у каждого на этот счёт были свои предположения и догадки, но было то, в чём сходились все: он богаче самого Господа Бога.

Лонг-Айленд – место, где замок, выстроенный под средневековье, которым владел Гэтсби, всегда сиял огнями. Он купил это поместье, на другом берегу залива, чтобы быть рядом с Дейзи, и каждый вечер приходил на свой пирс, чтобы взглянуть на зеленый огонёк, который каждый вечер, виднелся на причале дома Дейзи, в котором он видел надежду. Он закатывал вечеринки для всего Нью-Йорка в надежде, что однажды она придёт. В каждой идеи, в каждой вещи этого великолепия присутствует дух его любви к ней. Всё, что он имеет, он создавал для неё. Он хранил все её письма, собирал вырезки о ней. Его любовь жила все те пять лет, которые они не виделись. Он безумно ждал встречи с ней, и очень нервничал, когда такая возможность была ему дарована. Он смотрел на неё таким взглядом, о котором мечтали все. Её присутствие делало всё необыкновенным. Каждая минута, проведённая с ней была всего лишь мигом, который он так жаждал превратить в вечность. Дейзи являлась для Гэтсби идеальной девушкой, но лишь потому, что он сам сделал её такой в своих мечтах. Она была для него воплощением американской мечты.

Ник – беспечный и любопытный, он всегда был и внутри и снаружи, заворожённый неистощимым разнообразием жизни, невольный хранитель чужих секретов. Единственный человек за всю историю вечеринок, кто когда-либо получал приглашение от Гэтсби, ведь весь Нью-Йорк не нуждался в приглашениях, они из без того, считали себя полноправными гостями, и единственный, чья цель жизни ни коим образом не была связана с ценностями материального характера. Он оказался в мире богатых, поселившись по соседству с таинственным и известным миллионером Джеем Гэтсби, в мире их иллюзий, любви и обманов.

Гэтсби – поистине джентльмен, человек, который добился всего сам, сколотил своё состояние на подпольной торговле, человек, порой не знающий чувства меры, но зато обладатель большого сердца, несокрушимого дара надежды, дара, который не встречался Нику ни в одном из людей, дара, которого Ник никогда уже не встретит. В своём собственном воображении он был сыном Бога, обречённого на будущее величие. Его благородство лишило его жизни. Его жизнь стала ценой его любви к Дейзи.

Дейзи – любовь всей жизни Гэтсби, золотая девушка. Она излучала обезоруживающее тепло, словно никому на свете она не была так рада, как тебе.

Главной темой произведения является неравенство людей в обществе. Все построено на предосудительных отношениях богатых и бедных.

Далее затрагивается проблема жизни в иллюзиях, в той самой американской мечте, где наяву все не так красочно и радужно, как в мечтах.

Следующая тема – о дружбе и семье. Фантомные чувства поглощают Гэтсби, и он не замечает той искренней дружбы с Ником, искренней любви отца.

Вера занимает также важное место в романе: Гэтсби верил в зелёный огонёк (символ мечты, бесплодной надежды, за которой так гнался Гэтсби, это ещё одно из возможных отражений американской мечты – безумно красивой, но такой далёкой, дико манящей, но такой пустой внутри.

И последней проблемой, которую стоит упомянуть – это страх отбросить привычку. Данную проблему демонстрирует Дейзи, которая боится уйти от мужа, которого она никогда вовсе и не любила и полностью отдаться настоящим чувствам, которые спустя столько лет не погасли.

Смысл романа заключается в том, что жизнь преподносит разные испытания, пройдя которые человек становится сильнее, но не всегда в конце пути можно встретить хороший финал. Удача, как и любовь чувство капризное.

В целом у романа положительные отзывы, однако, не однозначные, ведь каждый критик по-своему смотрит на произведение. Популярность не в одночасье явилась к Фицджеральду, а лишь спустя 20 лет, а спустя почти столетие его роман обрел свою экранизацию, благодаря любви поклонников творчества американского писателя.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ произведения Великий Гэтсби (роман Фицджеральда)

Популярные сегодня темы

Гражданскую войну можно назвать самой безжалостной и беспощадной. Порой она сталкивает братские народы лбами, в результате чего у людей не остается иного выхода, кроме как идти с оружием на тех, с кем некогда они были близкими.

Говорят, что у абсолютно каждого человека есть своя радость жизни. У кого-то она большая, у кого-то маленькая, одни измеряют ее финансовым благополучием, другие – душевным комфортом и теплом.

Сюжет автобиографического рассказа В.П.Астафьева очень прост (в глухое сибирское довоенное село Овсянка по приглашению учителя приезжает фотограф, чтобы сделать снимки школьников) но, несмотря на кажущуюся непритязательность

Финляндию также называют страной тысячи озер. Как известно, рыбалка там является весьма распространенным развлечением и до сих пор рыбачат и сами жители страны и приезжает много туристов.

В этом мире ценности делятся на материальные и не материальные. К первым относятся различное имущество, финансы и подобное, а ко вторым: личные качества, социальное положение и другие различные феномены

Сайт ege-ruslit

  • Автор: admin
  • 01 Ноя 2015
  • Ваш отзыв

«Мой роман — о том, как растрачиваются иллюзии, которые придают миру такую красочность, что, испытав эту магию, человек становится безразличен к понятию об истинном и ложном»

Роман своего времени.

Роскошь, развлечения, экономический бум, погоня за радостями жизни, вечный карнавал – время, названное самим Фицджеральдом «Веком Джаза», с его ценностями и приоритетами владело умами целого поколения молодых людей и девушек. Мы видим атмосферу лихорадочного веселья, отсутствие какой бы то ни было ответственности и даже намека на внешнее сохранение «моральных устоев». Вот каким было время, отраженное в романе «Великий Гэтсби». Вот какой была обстановка, на фоне которой происходит основная драма произведения.

«Великий Гэтсби» — это, безусловно, одно из центральных произведений всей американской литературы XX века, в котором, возможно, дано самое глубокое раскрытие величия и крушения «американской мечты».[1] Действительно, тема романа тесно связана с важнейшим компонентом «американской мечты» — богатством. Мы видим великолепные приемы у Гэтсби, где «на столах, в сверкающем кольце закусок, выстраивались окорока, нашпигованные специями, салаты, пестрые, как трико арлекина, поросята, запеченные в тесте, жареные индейки, отливающие волшебным блеском золота». Во время экскурсии по дому, устроенной Гэтсби для Дэзи, рассказчик замечает немало предметов роскоши в доме главного героя. Машина Джея Гэтсби поражает воображение читателей, а его костюмы всегда безупречны. Но разве богатство, которое, казалось бы, может дать человеку все, избавить его от душевных терзаний и превратить жизнь в бесконечный праздник, вводит Гэтсби в то общество, быть членом которого он так отчаянно стремится? Разве, обладая всеми этими привилегиями, публично и неустанно показывая свое богатство, он становится достаточно хорошим для Дэзи? Чтобы понять это, посмотрим на главных героев романа.

Образная система романа.

Дэзи и Том Бьюкенен – истинные представители «высшего общества». Они, как пишет сам Фицджеральд о праздном классе в рассказе «Молодой богач» — «из другого теста». Я начала анализ героев именно с них не просто так: они полноправные хозяева жизни и этой истории. Эти герои привыкли к легкости и привилегиям, которые дает им их положение. Том Бьюкенен всегда неизменно уверен в себе: он спокойно изменяет жене, рассуждает о недопустимости браков «белых» с «цветными», не колеблясь, покупает любовнице собачку и тут же разбивает девушке нос. Он может делать все, что угодно, ведь он уверен в себе, и у него есть деньги. Даже в, казалось бы, критической ситуации, когда Дези произносит роковые слова о том, что уходит от него, он не теряется. Он начинает доказывать ей, что она не права, что она любит его и что Гэтсби – не тот, кого она себе представляет. Уверенность Тома в чем бы то ни было – в своем превосходстве или верховенстве белой расы – подкреплена его положением. Он, не колеблясь, говорит, кто был за рулем желтой машины и фактически убивает Джея Гэтсби чужими руками. Он жесток, но, по его мнению, эта жестокость оправдана.

Дэзи – это центральная женская фигура романа. Она красива, интересна, иронична, но в то же время инфантильна и жестока. Она делает все, опираясь лишь на собственные желания и не хочет нести ответственность за свои поступки. Дэзи выросла в богатом доме: ее всегда окружали красивые платья, влюбленные молодые люди, высшее общество. А потом она вышла замуж за человека из ее круга, так и не дождавшись молодого военного, в которого когда-то была влюблена. В ее голосе «звенят деньги», и она всегда радостна, весела и беспечна.

Прекрасно зная о изменах Тома, она ничего не предпринимает и долго не может решиться принять от Гэтсби предложение открыться мужу. Её выход – это сбежать. И неважно, какая проблема перед ней: нелюбимый муж, которому страшно рассказать о любовнике, или задавленная машиной девушка, которая может нуждаться в ее помощи.

Очень важен момент, когда Дэзи меняет свое решение уйти от мужа к Джею Гэтсби. Том приводит множество аргументов, но по-настоящему действенен для Дэзи лишь один. Том рассказывает о том, как Гэтсби сделал состояние, говорит об истории с аптеками и намекает на новые аферы. И что мы видим? «Дэзи, сжавшись от страха, смотрела в пространство между мужем и Гэтсби…» Что ее так пугает? Неужели ее смутила незаконность поступков Гэтсби? Нет, просто это опять выбивало его из ее круга, делало, несмотря на его богатство, человеком, не подходящим ей по статусу. Дэзи не хочет трудностей, она к ним не готова. Она может убежать на край света, лишь бы не нести ответственность за свои поступки и не менять привычный уклад жизни. Когда она думала, что, выбрав Гэтсби, она просто сменит одного богатого и влиятельно мужа на другого, она была готова на этот поступок. Но поняв, что Гэтсби – лишь аферист, пусть и крупного масштаба, она попросту испугалась.

Том и Дэзи действительно сделаны из одного теста. «Они были беспечными существами, Том и Дэзи, они ломали вещи и людей, а потом убегали и прятались за свои деньги, свою всепоглощающую беспечность или еще что-то, на чем держался их союз, предоставляя другим убирать за ними».

Но почему Гэтсби влюбляется именно в эту девушку, зачем делает ее своим «идеалом», своей «мечтой»? Вспомним историю самого Гэтсби.

Джей Гэтсби — он же Джеймс Гетц — сын бедного фермера из Северной Дакоты, который, как и подобает энергичному молодому американцу, еще мальчуганом выходит на поиски богатства и счастья.[2] Еще в юности он придумывает новое имя, которое, в сущности, «выросло из его раннего идеального представления о себе», ведь Гэтсби всегда мечтал о блистательном будущем. К моменту вступления США в первую мировую войну Гэтсби уже был молодым офицером. Военный мундир на время служил ему пропуском в более высокие слои общества, благодаря этому он и познакомился с Дэзи. Все, что было после этого, он делал только ради нее.

Избалованный женским вниманием юный Гэтсби выбирает Дэзи не просто так: для него она идеал той недостижимой жизни, о которой он мечтает. Она была не такой, как другие женщины: она была «мечтой», прекрасной девушкой из прекрасного мира. И он полюбил ее. «Он знал: стоит ему поцеловать эту девушку, слить с ее тленным дыханием свои не умещающиеся в словах мечты, — и прощай навсегда божественная свобода полета мысли».

Но при этом Гэтсби прекрасно понимал, кто такая Дэзи. Заработать деньги и стать состоятельным человеком стало его главной целью. И даже окружающая жизнь, захватившая Гэтсби в цепкие руки и превратившая в афериста международного масштаба, не смогла отнять и растоптать «мечту». Деньги, состояние, материальное превосходство необходимы были Гэтсби только для достижения своих целей. А его целью была Дэзи, ведь полюбив ее, он воплотил в ней все свои юношеские мечты и стремления.

Таким образом, в душе главного героя на протяжение всего романа разворачивается конфликт двух несовместимых устремлений, двух совершенно разнородных начал. Одно из этих начал — «наивность», простота сердца, негаснущий отблеск «зеленого огонька», звезды «неимоверного будущего счастья», в которое Гэтсби верит всей душой. Другое же — трезвый ум привыкшего к небезопасной, но прибыльной игре воротилы-бутлегера, который и в счастливейший для себя день, когда Дэзи переступает порог его дома, раздает по телефону указания филиалам своей «фирмы». На одном полюсе мечтательность, на другом — практицизм и неразборчивость в средствах, без чего не было бы ни загородного особняка, ни миллионов. На одном полюсе наивная чистота сердца, на другом — поклонение Богатству, Успеху, Возможностям, почитание тех самых фетишей, которые самому же Гэтсби так ненавистны в Томе Бьюкенене и людях его круга.[3]

Но почему же Гэтсби назван великим? Дело в том, что Джей Гэтсби воплощает ярчайший тип американского «мечтателя», хотя «мечта» и ведет его сначала на опасную тропу бутлегерства, затем — в совершенно чужой его натуре мир Тома Бьюкенена и, наконец, к катастрофе. Гэтсби сочетает в себе чувства и стремления к богатству, любовь и желание поразить, надежду и франтовство. Но все-таки он никогда не перестает верить, и именно это делает его великим.[4]

Повествование в романе «Великий Гэтсби» ведется от лица молодого человека с Запада Ника Каррауэя. Этот герой не участвует в развертывающейся в романе драме, однако именно его глазами мы видим все происходящее, а его оценка событий является важным фактором для восприятия героев. Важно также то, что Ник, как он сам говорит о себе, «один из немногих честных людей, которые ему известны». Поэтому некоторые оценки этого героя мы можем воспринимать в качестве взгляда с позиций общечеловеческой морали.

Несомненно, с образом Ника связаны и авторские симпатии в романе. Ник — писатель и рассказчик — видит двойственность стремлений Гэтсби, сложность его незаурядной натуры и является в сущности единственным человеком, который остается верным ему до конца.[5] При этом, сам Ник делает определенные выводы из этой истории; благодаря Гэтсби, он понимает свое место в жизни. Веселая и богатая жизнь тоже прельщает его – не зря же он влюбляется в подругу Дэзи Джордан. Ему не чужды «мечты» Гэтсби и его романтическое восприятие жизни. Но в отличие от Гэтсби, Ник делает другой выбор: он порывает с эгоистичной и инфантильной Джордан, а на похоронах Гэтсби окончательно осознает ужасную жестокость того общества, которым окружал себя герой.

Именно Ник, пусть и не совсем очевидно, но подводит итог всей этой истории. Крушение «мечты» и иллюзий Гэтсби вскрыло нравственную несостоятельность не только самой «мечты», но и всего американского общества в целом: цивилизация, в которой духовная жизнь подчинена полностью идее материального благополучия, не может быть гуманной. В заключительной главе романа нельзя не заметить у Ника определенные ноты скептицизма и грусти, которые навеяны гибелью Гэтсби и трезвой оценкой всего случившегося.[6]

Конфликт в романе.

Ко времени появления романа «Великий Гэтсби» писатель Скотт Фицджеральд и эпоха настолько отождествились в массовом представлении, что книгу, ставшую высшим завоеванием Фицджеральда, читали как еще одну грустную «сказку века джаза», хотя ее проблематика намного сложнее. Определяя значение этого романа, А. Зверев писал: «Вобрав в себя гамму распространенных тогда настроений, «Великий Гэтсби» резко выделился на фоне всего написанного Фицджеральдом прежде, главным образом за счет обретенного историзма мышления, что позволило автору связать кризис веры, который происходил в 20-е гг., с драматической эволюцией давнего национального мифа-«американской мечты»[7]

По мнению многих критиков, история эволюции и крушения мечты Гэтсби — это история его тщетной и трагической попытки приобщиться к уровню жизни американских богачей, в самом голосе которых «звучат деньги».[8] Гэтсби не удалось войти в этот круг, который для него состоял из одной Дэзи. Дело в том, что, несмотря на приобретенное богатство, для настоящих богачей он навсегда останется простым аферистом. Дэзи не просто так отказывается от него: она это понимает, ведь для нее этот мир – родной, и она не готова его покинуть.

Джей Гэтсби в контексте «американской мечты», владевшей умами людей до Великой депрессии, — не просто герой, он идеал для подражания, с которого должны были бы делать жизнь все обдумывающие житье американские юноши. Но американская мечта рассыпается на глазах. Гэтсби несметно богат, влиятелен, хорош собой — только всего этого недостаточно даже в Америке. Гости, сотнями слетающиеся на его вечеринки, распускают за его спиной гнусные сплетни. И дело вовсе не в том, что они завидуют его богатству. Они ничего не знают о его прошлом и поэтому не доверяют.

И сам Гэтсби не доверяет себе. Когда он выходит по вечерам из своего дома и смотрит на противоположный берег залива, протягивает к нему руки — он тянется не к женщине, которую когда-то знал и которую до сих пор любит. Но при этом он не понимает, что тянется к прошлому, которого не было. Символический смысл его любви прозрачен: он влюблен в Ту, что на другом берегу, он боится, что Она его отвергнет, ради Нее он богатеет и устраивает балы, он любит не только Ее самое, но и память о своем прошлом, связанным с Ней, — о прошлом, которое у него отняли.[9]

Гэтсби пытается жить по законам и правилам мира Дэзи и Тома, однако у него это не получается. Да, он закатывает шикарные вечера, его фигура окружена ореолом таинственности, но он остается слишком наивен для того общества, в которое хочет попасть. «Гэтсби верил в зеленый огонек, свет неимоверного будущего счастья, которое отодвигается с каждым годом. Пусть оно ускользнуло сегодня, не беда — завтра мы побежим еще быстрее, еще дальше станем протягивать руки… И в одно прекрасное утро…»

Но все дело как раз в том, что прекрасного утра наступить не может. Идеал недостижим. Ибо «мы пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое». Перефразируя метафору, которой заканчивается роман, можно сказать, что все дальше отодвигается осуществление «мечты», а идеал «американской мечты» все больше выглядит лишь обманчивой грезой.[10]

[1] Владимир Прозоров «Фрэнсис Скотт Фицджеральд. Солист «Века Джаза»

[2] А. Старцев «Скотт Фицджеральд и его роман «Великий Гэтсби»»

[3] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[4] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[5] М. Петрухина «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ И МИР ФРЭНСИСА СКОТТА ФИЦДЖЕРАЛЬДА».

[6] М. Петрухина «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ И МИР ФРЭНСИСА СКОТТА ФИЦДЖЕРАЛЬДА».

[7] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[8] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[9] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

[10] Л. Романчук «Проблематика героя в романе Фитцджеральда «Великий Гэтсби».

Смысл книги Великий Гэтсби — Фрэнсис Скотт Фицджеральд

«Великий Гэтсби» был написан Фрэнсисом Скоттом Фицджеральдом. Исследователи считают это произведение основой века джаза.

Статья раскрывает скрытые смыслы и мотивы, заложенные в «Великий Гэтсби» Ф. С. Фицджеральдом в название, содержание и финал произведения.

Смысл названия книги Великий Гэтсби

Если рассматривать название романа Ф. С. Фицджеральда, то его можно разделить на две части:

  1. «Гэтсби» — имя главного героя произведения.
  2. Эпитет «великий», который можно понимать с двух точек зрения.

Во-первых, Гэтсби является богачом, но репутация его достижения этого богатства таинственна. Все свои празднества герой устраивает для одной единственной девушки – Дэзи. Он старается таким образом привлечь ее внимание. С этой точки зрения, Фицджеральд показывают свое ироническое отношение к главному герою. Автор выступает здесь в роли моралиста.

Во-вторых, Гэтсби можно считать великим из-за его предубеждений:

  • Чувства героя по-настоящему сильны;
  • Он предан своей мечте;
  • Гэтсби щедр;

В другом мире, реальности все эти черты сделали бы главного героя романа «Великий Гэтсби» положительным персонажем. Все эти черты открываются в тот момент, когда Дэзи отвергает его. Герой перестает чувствовать влечение к своему богатству, он не видит в этом никакого смысла.

О чем книги Великий Гэтсби

Один из героев романа – Ник возвращается с войны и уезжает в Нью-Йорк. Там он решает заняться кредитованием. Герой снимает дом. На другой стороне района проживает его кузина Дэзи со своим мужем по имени Том. Вместе с Томом когда-то учился Ник. Муж Дэзи – богатый человек. Он не скрывает от Дэзи, что изменяет ей.

Том знакомит Ника со своей любовницей по имени Миртл – жена Джорджа Уилсона. Джордж занимается ремонтом машин.

Ник, узнав про измены Тома, решается избавить от этого брака свою кузину.

В соседней усадьбе рядом с Ником живет Джей Гэтсби, который по выходным устраивает празднества с громкой музыкой и горящими огнями.

Однажды Гэтсби приглашает на одну из таких вечеринок и Ника. Как ни странно, но мало кто из гостей знал в лицо хозяина дома. Но по всему городу о Гэтсби разносятся различные слухи и пересуды. Нику удается познакомиться с хозяином лицом к лицу. Они становятся хорошими друзьями и много времени проводят вместе. Гэтсби просит Ника сделать ему одолжение – пригласить Дэзи на чай. Таким образом он хочет случайно встретиться и познакомиться с девушкой.

Оказалось, что молодые люди уже были знакомы. Несколько лет назад молодые люди были влюбленной парой. Тогда, перед самой свадьбой, девушка получила письмо, из-за которого уже собиралась отменить торжество. Но ее уговорили, и она обвенчалась со своим мужем.

Встреча была удивительной. Гэтсби показывал свое имение Дэзи, они вспоминали прошлое. Между молодыми людьми вновь вспыхнули чувства. После этой встречи девушка становится частой гостьей в доме Гэтсби.

Джей просит Дэзи, чтобы та призналась в нелюбви Тому. Гэтсби собирался уехать вместе с ней куда-нибудь.

Дэзи с Томом устраивают званый обед, на котором присутствует и Джей. После обеда они вместе с гостями решают прокатиться в город. В одной из машин оказали все трое: Дэзи, ее муж и Джей. Том сообщает, что хочет покинуть город вместе со своей женой, они уедут отсюда. Он стал подозревать ее в порочных связях. На этот момент муж Дэзи считает Гэтсби своим соперником. Он боится, что Джей уведет его жену.

Когда все приехали в Нью-Йорк, то между Томом и Гэтсби состоялся разговор. Джей рассказал, что между ним и Дэзи есть любовные чувства. Что они когда-то уже были любовниками. А за Тома девушка вышла замуж лишь потому, что главный герой был в то время беден. В ответ Том разоблачает Гэтсби в нелегальном способе заработка. Услышав это, Дэзи собирается остаться при муже.

На обратном пути Миртл выскакивает из машины и попадает под колеса. Она подумала, что в одной из машин, где на самом деле ехали Джей и Дэзи, едет Том. Именно эта машина и сбила любовницу Тома. Когда все приехали домой, то Том узнал, что за рулем сидела его жена. Всю ночь Гэтсби просидел под окнами у дома Дэзи, а Том, тем временем, уговаривал ее уехать.

Раскрывается настоящее имя главного героя – его зовут Джеймс Гетц. Герой рассказывает всю правду о своей жизни Нику. Всю жизнь он хотел любить Дэзи, но родился в бедной семье. Для знакомства с девушкой герою потребовалось очень много времени.

На следующий день в дом Гэтсби врывается Джордж Уилсон. Он узнал, чья была машина, которая сбила его супругу. В порыве злости он застрелил Джея.

Ник пытался найти Дэзи, которую увез Том. Но все попытки были тщетны. На похороны к Джею Гэтсби никто не пришел.

Смысл произведения Великий Гэтсби

Ф. С. Фицджеральд в своем романе «Великий Гэтсби» хотел показать то, что необходимо ценить людей, которые вас окружают. Самое главное – никогда и никого нельзя осуждать, если достоверно неизвестна его правда. Именно от этого Гэтсби и не мог так долго познакомиться со своей возлюбленной. Поэтому Джей и умер.

Смысл финала книги Великий Гэтсби

За финалом популярного произведения Фрэнсиса Фицджеральда «Великий Гэтсби» также кроется скрытый смысл. Джордж Уилсон убивает Джея Гэтсби. Он убил главного героя, потому что думал, что Гэтсби убийца его жены. Такой вывод он сделал из того, кому принадлежала машина, которой была сбита Миртл.

На похороны к Джею пришел только Ник. Он знал всю правду о главном герое. А остальные люди склонялись лишь к домыслам и сплетням о Джее.

«Великий Гэтсби» — одно из значимых произведений прошлого столетия. Роман был переведен на множество языков. Весь мир после публикации книги восхищался творчеством Фицджеральда. Но это было единственным произведение автора, которое покорило мир.

Напишите в комментариях своё мнение, о чем книга «Великий Гэтсби». Мы с нетерпением будем ждать!

Проблематика романа «Великий Гэтсби»

Ко времени появления романа «Великий Гэтсби» писатель и эпоха, в которую взошла его звезда, настолько отождествились в массовом представлении, что книгу, оказавшуюся высшим завоеванием Фицджеральда, читали как еще одну грустную «сказку века джаза», хотя ее проблематика намного сложнее.

Определяя значение этого романа, А. Зверев писал: «Вобрав в себя гамму распространенных тогда настроений, «Великий Гэтсби» резко выделился на фоне всего написанного Фицджеральдом прежде, главным образом за счет обретенного историзма мышления, что позволило автору связать кризис веры, который происходил в 20-е гг., с драматической эволюцией давнего национального мифа – «американской мечты» [Зверев, 1990, 517].

Замысел «Великого Гэтсби» претерпел долгую эволюцию. Первоначально Фицджеральд намеревался отнести действие к 80-м годам прошлого века, избрав фоном событий Нью-Йорк и Средний Запад того времени. Этот план был изложен в двух письмах издателю М. Перкинсу, датированных июнем 1922 г. С замыслом романа связаны новеллы Фицджеральда «Зимние мечты» и «Отпущение грехов».

В самом романе «Великий Гэтсби» нашло отражение дело крупного нью-йоркского маклера Фуллера-Макджи, объявившего себя банкротом, о котором много писали в 1923 году американские газеты. Как выяснило следствие, руководство фирмы Фуллера-Макджи незаконно использовало средства своих акционеров для рискованной биржевой игры. По многочисленным уликам, за спиной Фуллера стоял один из крупнейших спекулянтов времен «просперити» А. Ротстайн, однако ему удалось выйти сухим из воды. В 1922 году Фицджеральд провел лето на Лонг-Айленде по соседству с виллой Фуллера, чем объясняется повышенный интерес писателя к этому делу. В облике главного героя Гэтсби есть безусловное сходство с Фуллером, а его взаимоотношения с Вулфшимом напоминают отношения Фуллера и Ротстайна. Прослеживается сходство с биографией Фуллера и в основных коллизиях Гэтсби.

Роман «Великий Гэтсби» появился одновременно с «Американской трагедией» Драйзера. Герои обеих книг стремятся воплотить в жизнь «американскую мечту», которая сводится для них к богатству и престижности, и терпят сокрушительное поражение. Клайд Грифитс и Джей Гэтсби, как пишет А.Н. Николюкин, «два варианта одного и того же социального типа, молодого человека, готового идти на все ради осуществления своей мечты, прислушивающегося лишь к одному зову – «барабанным зорям своей судьбы». Роскошные и беспорядочные приемы на вилле Гэтсби – микрокосм американского «века джаза»…, сквозь который просвечивают иллюзии и мечты самого Гэтсби, его смешная вульгарность и мнимое величие» [Николюкин, 49].

История эволюции и крушения мечты Гэтсби – это история его тщетной и трагической попытки приобщиться к уровню жизни американских богачей, в самом голосе которых «звучат деньги». Краткое содержание проблематики романа А.Н. Николюкин передает такими словами: «Пылкое воображение толкает Гэтсби к самоутверждению по образцу Бенджамина Франклина или героев популярных в свое время романов Хорейшо Элджера о преуспевающем молодом человеке. Он страстно жаждал стать богачом, хотя и не знал еще, что означает на деле богатство и успех. Встреча с миллионером Дэном Коди решает его судьбу. Осознав свой идеал, Гэтсби стремится найти вне себя нечто такое, ради чего стоило бы жить. Эта вторая мечта Гэтсби осуществляется, когда он знакомится с Дэзи, дочерью богатых родителей, становится ее возлюбленным. Однако связь с миром богатства ведет к гибели Гэтсби с такой же закономерной неизбежностью, как и гибель драйзеровского Клайда, пожалевшего приобщиться к тому же миру богатства. Сама «американская мечта» таит в себе ловушку» [Николюкин, 32].

Но проблематику романа нельзя свести к коллизиям, характерным для недолговечной «джазовой» эпохи американской жизни. По мнению А. Зверева, «трагедия, описанная в «Великом Гэтсби», оказалась типично американской трагедией, до такой степени не новой, что вину за нее было невозможно возложить лишь на золотой ажиотаж времен «процветания», погубивший не одну жизнь. Корни главного конфликта уходят гораздо глубже. Они тянутся к истокам всего общественного опыта Америки, освященного недостижимой мечтой о «земном святилище для человека-одиночки», о полном равенстве возможностей и безграничном просторе для личности. Они уходят в «американскую мечту», завладевшую и героем романа Джеем Гэтсби. «Правила, которые он с юности для себя установил, – это в своем роде законченный кодекс поведения для всякого верующего в «мечту» и твердо вознамерившегося старанием, бережливостью, трезвым расчетом и упорным трудом пробить себе путь в жизни, собственным примером доказать, что шансы равны для всех и решают только качества самого человека» [Зверев, 1982, 39].

Гэтсби ведомы и устремления совсем другого рода – не утилитарные, не своекорыстные. И такие устремления тоже созвучны «мечте». «В некоторых отношениях, – пишет далее А. Зверев, – Гэтсби – это законченный «новый Адам», каких и до Фицджеральда немало прошло через американскую литературу: от куперовского Натти Бампо до Гека Финна. Но в 20-е годы что-то всерьез поколебалось в самосознании американцев. Впервые и сама «мечта» начала осознаваться как трагическая иллюзия, не только не возвышающая личность, но, наоборот, отдающая ее во власть губительных индивидуалистических побуждений или обманывающая заведомо пустыми и тщетными надеждами. Это была тема Драйзера и Льюиса. Фицджеральд нашел свой угол зрения и свою тональность. Сказалась его особая чуткость к болезненным явлениям «века джаза». Сказалась «незатухающая ненависть» к богатым, к людям типа Тома Бьюкенена, который олицетворяет в романе мир бездушного утилитаризма, агрессивного своекорыстия, воинствующей буржуазной аморальности. Сказалась способность Фицджеральда безошибочно распознавать трагедию, даже когда она скрыта за блистательным маскарадом. Сказалось, наконец, его недоверие к любым иллюзиям и «легендам», обострившееся и оттого, что «легенда» уже сопутствовала ему самому, став для писателя непереносимой и побудив его весной 1924 года уехать в Европу с единственной целью – «отбросить мое прежнее «я» раз и навсегда» [Зверев, 1982, 40].

«Великий Гэтсби» – книга, где всего полнее раскрылась своеобразная черта дарования Фицджеральда, которую критики определяют как «двойное видение», имея в виду его способность «одновременно удерживать в сознании две прямо противоположные идеи», вступающие одна с другой в конфликтные отношения, тем самым создавая драматическое движение сюжета и развитие характеров; сам он в «Крушении» назвал эту способность критерием подлинной культуры духа.

«В «Гэтсби» авторское сознание «удерживает» всю противоречивость содержания «американской мечты» – и главное – постигнутую Фицджеральдом закономерность ее банкротства» [Старцев, 12].

Когда редактор М. Перкинс, прочитав рукопись, присланную Фицджеральдом из Парижа, посоветовал четче обрисовать фигуру главного героя, Фицджеральд ответил ему так: «Странно, но расплывчатость, присущая Гэтсби, оказалась как раз тем, что нужно» [Фицджеральд, 1971, 162-163].

В «Великом Гэтсби» все и держится на двойственности главного персонажа, неясности его побуждений. Двойственным является сам сюжет, внешне схожий с сюжетами «романа тайн» (таинственная вилла и ее хозяин, о котором ходят разные слухи: «будто он когда-то убил человека» [Фицджеральд, 1985, 53], или же «во время войны был немецким шпионом» [Фицджеральд, 1985, 54]; романтическая интрига, детективное расследование, тайна гибели), но вмещающий серьезное, философское содержание. О том же пишет и А. Зверев: «Роман, построенный как история преступления по бытовым мотивам, перерастал в философское повествование, касающееся болезненной проблематики, сопряженной с деформациями американского нравственного идеала личности, утверждающей самое себя в борьбе за счастье и этой целью оправдывающей собственный индивидуализм» [Зверев, 1990, 517]. Двойственны мотивы действий персонажей второго плана (Джордан Бейкер, гости на приемах Гэтсби), поскольку все они стремятся развеять таинственность, которая окутала равного героя задолго до того, как он появится в рассказе Ника Каррауэя.

Все повествование насыщено метафорами, своим контрастом подчеркивающими эту двойную перспективу происходящих в нем событий: карнавал в поместье Гэтсби – и соседствующая с его домом свалка отбросов, «зеленый огонек» счастья, на миг посветивший герою, – и мертвые глаза, смотрящие с гигантского рекламного щита, и т.п. Хрупкая поэзия «века джаза» и его обратная сторона – разгул стяжательских амбиций, порождающих аморализм, – переданы писателем в их нерасторжимом единстве.

Двойственность проявляется в сопоставлении различных мотивов: карнавала и трагедии, праздничности и холодной расчетливости, веселья и холодной мертвенности, любви и продажности.

Так, «магия» карнавала, не прекращающегося на протяжении почти всего действия романа, усиливается и приобретает драматический оттенок ввиду близкого присутствия «гибельного места» – Долины Шлака: здесь, под колесами автомобиля, которым управляет Дэзи, погибнет любовница Бьюкенена, а Гэтсби расплатится жизнью за трагедию, в которой неповинен.

В праздничной атмосфере беспечного разгула гости Гэтсби, словно бы и впрямь вернувшие себе естественную раскованность, праздничность восприятия жизни, разговаривают голосами, в которых «звенят деньги». К дому Гэтсби, в котором, как в загородном увеселительном парке, всегда оживленно и радостно, нужно ехать мимо рекламного щита с нарисованными на нем пустыми и холодными глазами доктора Эклберга – мертвого идола, царящего над свалкой несбывшихся надежд.

Фицджеральд настойчиво стремится создать у читателя ощущение какой-то загадки, таящейся в судьбе Гэтсби, и это стремление, безусловно, не продиктовано лишь требованиями детективного жанра. Дело и не в недостаточно умелой выписанности главного персонажа.

Неясность, «расплывчатость» заключена в самом характере Гэтсби. Как справедливо отмечает А. Зверев, «он «расплывчат» по сути, потому что в душе Гэтсби разворачивается конфликт двух несовместимых устремлений, двух совершенно разнородных начал. Одно из этих начал – «наивность», простота сердца, негаснущий отблеск «зеленого огонька», звезды «неимоверного будущего счастья», в которое Гэтсби верит всей душой; типичнейшие черты взращенного американской историей (а в еще большей степени – американской социальной мифологией) «нового Адама». Другое же – трезвый ум привыкшего к небезопасной, но прибыльной игре вороти-лы-бутлегера, который и в счастливейший для себя день, когда Дэзи переступает порог его дома, раздает по телефону указания филиалам своей «фирмы». На одном полюсе мечтательность, на другом – практицизм и неразборчивость в средствах, без чего не было бы ни загородного особняка, ни миллионов. На одном полюсе наивная чистота сердца, на другом – поклонение Богатству, Успеху, Возможностям, почитание тех самых фетишей, которые самому же Гэтсби так ненавистны в Томе Бьюкенене и людях его круга» [Зверев, 1982, 41-42].

Двойственность заглавного персонажа, в котором стойкая приверженность идеалу «нового Адама», доверяющего лишь голосу сердца, сочетается с оправданием аморализма в борьбе за житейский успех, придает трагический колорит образу этого бутлегера, воплотившего в себе исходное противоречие национального сознания.

Соединение столь полярных начал в образе героя, конечно же, не может не закончиться «взрывом». И гибель Гэтсби, по первому впечатлению нелепая, на деле – закономерный, единственно возможный финал. Дело в том, что средства, избранные героем для завоевания счастья, каким он себе его представляет, неспособны обеспечить его, каким его. «Мечта» рушится – не только потому, что Дэзи оказывается продажной, но и потому, что “непреодолимо духовное заблуждение самого Гэтсби, который «естественное» счастье вознамерился завоевать бесчестным, противоестественным путем, выплатив за Дэзи большую, чем Бьюкенен, сумму и не брезгуя ничем, чтобы ее собрать. А без «мечты» существование «нового Адама» бессмысленно. Выстрел обманутого автомеханика, который должен был настичь Бьюкенена, а угодил в Гэтсби, подобен удару кинжала, каким в средневековье из милосердия приканчивали умирающего от ран» [Зверев, 1982, 42].

Возникает правомерный вопрос: почему же в таком случае Фицджеральд назвал своего героя великим? В заглавии романа обычно видят авторскую иронию. И на первый взгляд это так: Гэтсби, человек явно незаурядный, растерял себя в погоне за ничтожной целью – богатством. Ничтожным оказалось и его божество – Дэзи, к чьим ногам положена вся его жизнь, ничтожен и пуст весь оплаченный Гэтсби «праздник жизни» (карнавал), завершающийся – уже после гибели героя – телефонным разговором о туфлях для тенниса, позабытых одним из гостей, и ругательством, нацарапанным на ступеньках лестницы.

Но в определенном смысле Гэтсби действительно велик. Он воплощает ярчайший тип американского «мечтателя», хотя «мечта» и ведет его сначала на опасную тропу бутлегерства, затем – в совершенно чужой его натуре мир Тома Бьюкенена и, наконец, к катастрофе.

Сам повествователь, Ник Каррауэй, для которого Гэтсби до знакомства с ним воплощал все заслуживающие презрения черты: самодовольство нувориша, культ безвкусной роскоши и т. п., – не может не признаться себе в том, что в Гэтсби есть «нечто поистине великолепное». «Должно быть, – рассуждает он, – и в самом деле было что-то романтическое в этом человеке, если слухи, ходившие о нем, повторяли шепотом даже те, кто мало о чем на свете считал нужным говорить, понизив шепот» [Фицджеральд, 1985, 54]. Причиной была не только щедрость Гэтсби, его старания скрасить будни праздничностью. Когда рассказчик впервые своими глазами видит Гэтсби, перед ним – влюбленный, романтик, разглядывающий усыпанное звездами летнее небо. «Второй облик» Гэтсби явно не согласуется с первым, а вместе с тем неспроста у Каррауэя мелькнула мысль, что богатый сосед прикидывает, какой бы кусок небосвода отхватить для одного себя, – подобные побуждения точно так же в натуре Гэтсби, как и мечтательность, романтичность, «естественная» для «нового Адама» доброта, «естественное» для него стремление сделать счастливыми всех. Поэтому так колеблется оценка рассказчиком образа Гэтсби. «И тут улыбка исчезла – и передо мною был просто расфранченный хлыщ, лет тридцати с небольшим, отличающийся почти смехотворным пристрастием к изысканным оборотам речи» [Фицджеральд, 1985, 57]; «За этот месяц я встречался с Гэтсби несколько раз и, к своему разочарованию, убедился, что говорить с ним не о чем. Впечатление незаурядной личности, которое он произвел на меня при первом знакомстве, постепенно стерлось, и он стал для меня просто хозяином великолепного ресторана, расположенного по соседству» [Фицджеральд, 1985, 69].

На протяжении всего романа в Гэтсби будут выявляться совершенно несовместимые качества и побуждения. «Здесь, – по мнению А. Зверева, – не только внутренняя необходимость «расплывчатости» Гэтсби, каким он предстает читателю. Здесь и неопровержимая логика социальных законов, которыми предопределена реальная жизненная судьба и реальная этическая позиция «мечтателя» наподобие Гэтсби. Не случайно Фицджеральд, говоря о своем романе, указывал на «Братьев Карамазовых» как на образец, которому стремился следовать: «Великий Гэтсби» не столько драма отдельной личности, сколько драма идеи, получившей совершенно ложное воплощение» [Зверев, 1982, 43]. Это, безусловно, так, однако тут, по нашему мнению, присутствует в определенной степени и элемент игры, попытка сыграть в разные образы.

Конечно, Гэтсби понимал всю несовместимость этих образов. Но он был «велик» именно своей стойкой приверженностью идеалу «нового Адама». Как пишет Фицджеральд, подводя итог роману, «Гэтсби верил в зеленый огонек, свет неимоверного будущего счастья, которое отодвигается с каждым годом. Пусть оно ускользнуло сегодня, не беда – завтра мы побежим еще быстрее, еще дальше станем протягивать руки… И в одно прекрасное утро…» [Фицджеральд, 1985, 160].

Но все дело как раз в том, что прекрасного утра наступить не может. Идеал недостижим. Ибо «мы пытаемся плыть вперед, борясь с течением, а оно все сносит и сносит наши суденышки обратно в прошлое» [Фицджеральд, 1985, 160]. Перефразируя метафору, которой заканчивается роман, можно сказать, что все дальше отодвигается осуществление «мечты», а «новый Адам» все больше выглядит лишь обманчивой грезой.

Сам Идеал оборачивается против Гэтсби, заставляя его следовать правилам Успеха, выгодной коммерции, обогащения, – ведь иначе вершин счастья не покорить, а «стремление к счастью» присуще человеку по самой его природе и, стало быть, оправдывает любые усилия личности для его достижения.

«Великим Гэтсби» было открыто выражено неверие в то, что Америка и впрямь когда-нибудь сделается «земным святилищем для человека-одиночки». В заключительной сцене романа Каррауэй провидит «древний остров, возникший некогда перед взором голландских моряков, – нетронутое зеленое лоно нового мира. Шелест его деревьев, тех, что потом исчезли, уступив место дому Гэтсби, был некогда музыкой последней и величайшей человеческой мечты; должно быть, на один короткий, очарованный миг человек затаил дыхание перед новым континентом, невольно поддавшись красоте зрелища, которого он не понимал и не искал, – ведь история в последний раз поставила его лицом к лицу с чем-то, соизмеримым заложенной в нем способности к восхищению» [Фицджеральд, 1985, 159]. Но так и не придет «одно прекрасное утро», как за ним ни гнаться, как бы старательно ни инсценировать его приход разгульным весельем «века джаза». Для Ника Каррауэя это главный вывод из истории, происшедшей у него на глазах. Писательское поколение, выступившее в 30-е годы, уже примет финальные строки «Великого Гэтсби» как аксиому.

Заканчивая «Гэтсби», он писал одному из друзей: «Мой роман – о том, как растрачиваются иллюзии, которые придают миру такую красочность, что, испытав эту магию, человек становится безразличен к понятию об истинном и ложном» [Фицджеральд, 1971, 163].

В «Великом Гэтсби» выразился и трагизм «века джаза», и его особая, болезненная красота. Через всю книгу проходят два образных ряда, соотнесенных в грустной и поэтической тональности романа.

Показывая беспочвенность и бесперспективность «мечты» в современном автору американском обществе, вскрывая ее несовместивость с буржуазными идеалами и ценностями, Фицджеральд одновременно оплакивает эту мечту, сожалея о ее недостижимости. Отсюда тот свойственный его произведениям налет грусти и трагизма рядом с внешней праздничной карнавальностью, который придает особое очарование и одновременно метафизичность его художественным текстам.

Как видим, проблематика романа «Великий Гэтсби» далеко выходит за рамки первоначального понимания его лишь как очередной грустной сказки века джаза. Думается, содержание романа не исчерпывается и вышеизложенными мотивами, а будет все более раскрываться по мере его литературного и исторического анализа, со все большим осознаванием роли Фицджеральда в американской литературе ХХ столетия.

Анализ произведения «Великий Гэтсби» (Фрэнсис Скотт Фицджеральд)

Автор: Guru · 08.07.2018

Фрэнсис Фицджеральд — знаменитый американский писатель. Фактически все произведения автора написаны об «эпохе джаза». Этот термин литератор придумал сам, он означает счастливое десятилетие в жизни Америки между окончанием Первой Мировой Войны и начало Великой депрессии, когда молодое поколение взбунтовалось против традиционной культуры. Ей на смену пришла бешеная и темпераментная негритянская музыка, которой дали название «джаз». Именно о ней он написал легендарный роман «Великий Гэтсби».

История создания

«Великого Гэтсби» автор начал писать в 1925 году во Франции. Перед выходом романа был выпущен небольшой рассказ «Зимние грезы». По словам автора, он является как бы наброском будущей книги. Писатель кропотливо трудился над этим произведением, изменяя и дорабатывая главы. Изначально повествование истории шло от самого Гэтсби, но затем литератор сменил повествователя, так как образ Гэтсби был каким-то расплывчатым и непонятным. Фицджеральду настолько понравилась обложка первого издания, что он даже внес элемент обложки в произведение (большие глаза на рекламном плакате в Долине Шлака).

В своем романе Фицджеральд отразил дело крупного нью-йоркского маклера Фуллера-Макджи. Он объявил себя банкротом, в то время как его компания незаконно использовала деньги своих аукционеров. Писатель жил в соседней вилле от Фуллера, этим можно объяснить его интерес к этому делу, которое активно обсуждали все газеты Нью-Йорка. Безусловно, есть некое сходство между Фуллером и Гэтсби.

Название книги тоже имеет свою особую историю. Его автор сменил около 6 раз. Есть мнение, что Фицджеральд назвала Гэтсби «великим» для того, чтобы показать свою иронию относительно судьбы этого героя.

Жанр, направление

Произведение написано в жанре «роман». Для автора в этой работе характерно направление реализма. Некоторые из критиков называют его роман хроникой джаза. Фицджеральд смог точно передать жизнь того времени. Добавляя музыку, краски, смешивая тайны и недомолвки, присыпая все это глубоким чувством и легким отчаянием, Френсис Фицджеральд готовит во истину великолепный шедевр. Он водит нас по лабиринту жизненного пути Гэтсби, сплетая его с судьбами других людей. И только к середине романа писатель раскрывает нам истинную причину всех действий главного героя.

В этой истории нет чистой любви, как, например, в романах 19-ого века. Это произведение как молоток для розовых очков читателей. Автор тонко и четко рисует мир таким, каков он бывает, когда люди ведут себя эгоистично.

Сам автор говорил, что основная мысль произведения – это показать всю несправедливость судьбы бедного юноши, который не может жениться на той девушке, о которой мечтает. Фицджеральд утверждал, что подобная тема постоянно крутится в его голове, так как он сам был в таком положении.

Когда-то молодой, никому не известный честолюбивый юноша дерзнул просить руки дочери крупного дельца и владельца приличного состояния. Разумеется, сама девушка со смехом отказала, ведь она вращалась в светских кругах, где жизненно необходимо быть богачом. Но она оставила издевательскую надежду: жених должен был заработать миллион, и тогда она сможет стать его женой. И тогда Фицджеральд стал писать. Его работы сначала не имели успеха, но один роман перевернул его судьбу: популярность принесла ему богатство. Зельде, возлюбленной Скотта, пришлось уступить, да сама она уже этого хотела. Ее знакомый стал знаменитостью, был вхож в лучшие дома искушенных буржуа. Так, писатель добился своей цели, но всегда помнил, какой ценой.

Главные герои и их характеристика

Темы и проблемы

Смысл

Идея произведения состоит в том, что жизнь – это не сказка, а трагедия, даже если вокруг звучит музыка и слышится рыбий плеск ладоней. На твою долю может выпасть огромное количество испытаний и, к сожалению, это не значит, что в конце тебе повезет, и все вдруг станет оправдано. Джэй Гэтсби прожил тяжелую жизнь, он был немного скрытен, но хранил в сердце любовь и надежду, что рано или поздно будет счастлив с Дейзи. Но, как мы можем заметить, все иначе. Она побоялась уйти от мужа и ребенка ради старой любви. Гэтсби умирает в полном одиночестве. Дейзи даже не пришла на его похороны. Значит, даже когда тебе кажется, что ты заслужил счастье, пережив множество трудностей, это вовсе не означает, что какая-то эфемерная сила вроде справедливости должна принести в зубах награду. Удача также капризна и непредсказуема как любовь: героиня выбрала порочного и грубого мужчину, а не преданного и любящего.

Также автор хотел показать личную жизнь своей страны, то, как складываются близкие отношения людей в эпоху разгулявшегося капитализма. Через драму главного героя мы видим, как человек становится всего лишь производителем материальных ценностей и владельцем всяческих благ. Его оценивают в денежном эквиваленте, поэтому он вынужден гнаться за финансовой состоятельностью, не щадя себя. Так проходит его время. Так упустил свое счастье Гэтсби, думая, что еще успеет заработать и предстать королем, но, увы, течение жизни равнодушно к людям и их стараниям. К мужчине пришел успех, но и он не помог ему повернуть время вспять.

Критика

Роман получил хорошие отзывы в печатных изданиях, но, тем не менее, книга раскупалась не так уж и быстро, как хотелось бы писателю. Критики того времени также не особо охотно вообще как-либо отзывались о его работе.

Положительно о романе отозвались знаменитый писатель Эрнест Хемингуэй и Эдит Уортон, написавшая за всю жизнь более 20 романов. Только лишь с 1945 года популярность Френсиса Фицджеральда возрастает. При жизни писателя рецензенты весьма необъективно относились к его творчеству и только после его смерти изменили свою точку зрения.

До сих пор не существует единого мнения по поводу важности, индивидуальности и даже гениальности его романа. Каждый из критиков по-своему воспринимает и оценивает «Великого Гэтсби».

Анализ фильма Великий Гэтсби

Фильм смотрю второй раз. Первый раз интерес был полностью адресован Гэтсби. Во второй раз ситуация поменялась. Заинтересовал прежде всего Ник Кэррэуэй. Остальные герои ушли на второй фон.

Само ощущение от фильма было таким же, как ощущение от фильма Алиса в стране чудес. Фильм яркий, сказочный, чарующий. Некоторое недоумение вызывал музыкальный переплёт. Переплёт старой музыки и современной. Но в этом позже углядела некоторый смысл. На протяжении всего фильма чувствовала интерес и не более того. Эмоциональный фон был достаточно спокойным. До тех пор, пока Гэтсби не начал говорить о своих чувствах к Дейзи. Вот здесь началось волнение. И после того, как Дейзи начала идти напопятную, почувствовала сожаление. Когда Гэтсби стал кричать на Тома – у меня всё сжалось внутри. Мне стало жаль Гэтсби. К концу фильма я ощущала лёгкую грусть. Я давно хотела прочитать произведение Фицджеральда Великий Гэтсби. И анализ фильма послужил этому событию поводом. Книга всё-таки отличается от фильма. Особенно это видно по тому, какой анализ сложился у меня.

Этот фильм для меня стал темой комплекса ключевой фигуры, темой про отношения, темой внутреннего мира человека. Того самого Мира, который создал сам Ник Кэррэуэй. Он его создал для себя. Создал, чтобы почувствовать себя значимой фигурой в этом непростом мире. Доказать себе, что он НАСТОЯЩИЙ, а другие, значимые для него люди, нет. Фильм начинается со слов: “Мой отец дал мне совет: Не спеши судить людей. Пытайся разгядеть в них хорошее”. Чем вызвано было желание отца дать ТАКОЙ совет сыну? Почему нужно ПЫТАТЬСЯ РАЗГЛЯДЕТЬ в них хорошее? Что мешает воспринимать людей такими, какие они есть?

Ник Кэррэуэй – пациент психиатра с разными симптомами: депрессия, бессонница, тревога, алкоголизм. Его рассказ начинается с резкой музыки: то, что настораживает. Затем фон музыки соответсвующий. Он мечтал стать писателем, но это прошло. Почему? Насколько это повлияло на него? Возможно все эти симптомы, нереализованные мечты, туманные установки с детства побудили его создать собственный мир, в котором он был ключевой фигурой. Он оказывался в гуще событий. Он являлся “невольным хранителем чужих тайн”. Он общался с богатыми людьми. И при этом он ими не являлся. Он был НАСТОЯЩИМ.

Дэйзи Бьюкенен – золотая девушка. Как свадебная фея. Нежная. Воздушная. Но при этом чужая. При этом, как выяснилось в конце – ненастоящая. Ненастоящая в любви и отношениях. Ник любил Дэйзи. Он с восторгом смотрел на неё в первом кадре. Его лицо сияло надеждой, когда Дэйзи пришла к нему домой и произнесла: “Он всё-таки влюбился в меня”. Он готов был служить ей утешением в тревожные минуты, когда она схватила его за руку при разговоре Гэтсби с Томом.

Том восхищал Ника, как человек, который достигал всего, чего он хотел. Но этот человек был вруном, грубияном, манипулятором – тоже НЕНАСТОЯЩИМ. Том сказал Нику: “Тебе не нравилось участвовать, ты любил наблюдать”. Так и было. Ник – наблюдатель.

И сам Гэтсби. Его образ для Ника – это образ-мечта. Таким он хотел быть. “Ничтожество на ничтожестве, вот они кто. Вы один стоите их всех вместе взятых.”

Все персонажи в его жизни оказываются ничтожеством. А Гэтсби – мечта. Но свою мечту он предпочёл убить. С помощью “шлаково-серого человечка, который растворился в тумане”. Все персонажи вокруг Ника были “шлаково-серыми человечками, которые растворялись в тумане”. Все ключевые события в итоге произошли в “шлаково-сером” мире, на который взирали глаза окулиста. Бога. Архетипа Отца. Скорее всего это были глаза отца Ника, который советовал не судить и видеть в людях только хорошее. Ник сказал ему: Смотри и увидишь, какие они на самом деле. Только я – НАСТОЯЩИЙ!

Музыка в мире Ника передёргивалась из одного стиля в другой, из одного времени в другое, будто это было безумство стилей, времени и безумство самого Ника. Его личность разделилась на ряд других, на ряд Персон, на ряд Масок, к которым его тянуло. Лишь бы не быть “ничтожеством”. Гэтсби ему очень нравился, но и в него он пытался всадить элементы “ничтожества”. Он пытался его “испачкать”. С одной стороны безупречный богач, влюблённый мечтатель. С другой стороны – жалкий невротик, впадающий в истерику, если его перфекционизм не получает должной порции. Ник удачно его убирает со сцены. Несколько раз в фильме он внезапно исчезает. Будто Ник постоянно пытается напоминать себе о том, что Гэтсби всё-таки НЕНАСТОЯЩИЙ. А Ник – Настоящий. Поэтому Ник контролирует его похороны. И убеждает себя в том, что образ Гэтсби – это всего лишь мечта. И только так с ним можно ужиться. Закончив свою рукопись, Ник подписывает название своей рукой ВЕЛИКИЙ, ставит собственную подпись под названием ГЭТСБИ, будто хочет подчеркнуть, что Гэтсби – не просто всё-таки ВЕЛИКИЙ, не просто его мечта.

Но Гэтсби, на самом деле, это и есть Ник Кэррэуэй.

Ссылка на основную публикацию
×
×