×

Анализ произведения Житие Сергия Радонежского Епифания Премудрого

Анализ произведения Житие Сергия Радонежского Епифания Премудрого

Если рассматривать культуру западной части Европы в 14-15 веках, можно сказать, что в это время Средневековье сменяется эпохой Возрождения. В эти годы происходят значительные перемены в сфере культуры, а именно в литературе, а также в сфере изобразительного искусства. Теперь деятели культурной сферы тали больше делать напор именно на внутренний мир человека, важными стали чувства людей. В эти годы стало важным показывать человеческие эмоции.

Сформированный в эти годы древнерусский стиль помог авторам житийной литературы, более ярко передавать подвиги людей, показывая их переживания и чувства в эти моменты героизма. В данном жанре можно выделить Епифания Премудрого, с его знаменитой работой под названием «Житие Сергия Радонежского». Данный деятель литературы развил такой литературный прием как «плетение словес». Отличительной чертой данного приема является огромное наличие эпитетов, всевозможных синонимов и метафор. Так же визитной карточкой этого приема есть продолжительный ряд однокоренных слов. Все это позволяло Премудрому максимально ярко отображать эмоции жития.

Епифаний Премудрый освящает самые значимые события, которые происходили в жизни Сергия, в основном это были его подвиги и благие деяния. В основном житие имело устоявшеюся структуру. В начале автор рассказывал предысторию или освящал историю в общем, что являлось вступлением. Далее автор писал об родителях главного героя жития, потом о его знаковом рождении. Так же описывалось детство ребенка, а потом его путь в монастырь. И наконец освящались самые яркие подвиги и деяния, потом естественно смерть и после чудеса после смерти героя. Повествование о преподобном Сергее имеет все эти важные пункты, которые присуще житию.

Данная работа Епифания посвящена создателю Троице-Сергиева монастыря. Житие имеет такую структуру, которая полностью состоит из отражения духа Троицы Святой. Вся структура работы, многие фразы, предложения, словесные обороты, все пропитано святым числом три. Так же если рассматривать жизнь святого, то она как бы разделена на три этапа. Данный прием применения трое кратности прослеживается уже после «Жития. » во многих произведениях русских деятелей литературы. Например, Лермонтов применил этот прием в произведении «Песня про царя Ивана Васильевича…».

Произведение «Житие Сергия Радонежского» считается очень важным памятником в литературе древней Руси. Не так много сохранилось работ тех времен. В произведении можно увидеть, как жил святой Сергий, а также как формировалось монашество на Руси. Кроме этого можно прочитать о событиях 14 века, когда народ боролся татаро-монголами за свою свободу.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ произведения Житие Сергия Радонежского Епифания Премудрого

Популярные сегодня темы

Стояли теплые майские деньки. До конца четверти и учебного года оставалось буквально две недели. Все ребята, включая меня, были в предвкушении летних каникул

Произведение является одной из составных частей прозаического цикла писателя под названием «Записки охотника», рассматривающей в качестве основной тематики человеческие взаимоотношения, возникающие между мужчиной и женщиной.

Это произведение очень интересное, главными его героями являются работяга кузнец Вакула и строптивая Оксана. Парубок любит девушку, а она только смеется над ним и издевается. Все произведение наполнено фантастическими событиями

Мой будний день начинает без пятнадцати семь утра. Я живу рядом со своей школой, но обычно долго собираюсь и люблю приходить в школу пораньше, поэтому встаю тоже рано. Просыпаться по утрам мне легко, я встаю сразу после будильника

У Чехова имеется очень интересное произведение «Вишневый сад». Среди них одной из главных героинь является Варя. Ее совсем маленькой удочерила Любовь Раневская. За все это время девушка не знала о том

“Житие Сергия Радонежского”

(для чтения и изучения в 7, 8-м классах)

Сергий Радонежский относится к святым вождям земли Русской, по словам историка В.О. Ключевского, имя его “блестит ярким созвездием в XIV веке, делая его зарей политического и нравственного возрождения русской земли. Сергий своею жизнью, самой возможностью такой жизни, дал почувствовать заскорбевшему народу, что в нем не все еще добро погасло и замерло. Он открыл им глаза на самих себя”. “Примером своей жизни, высотой своего духа Преподобный Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее”.

В.О. Ключевский говорит о преклонении перед личностью Сергия в течение пяти веков 1 и характеризует помыслы и чувства паломников, возвращающихся из Сергиевой Лавры во все концы Русской земли. “Еще при жизни Преподобного многое множество приходило к нему из различных стран и городов, в числе приходящих были и иноки, и князья, и вельможи, и простые люди, “на селе живущие””. К нему приходили со своими думами, чувствами, в трудные переломы народной жизни государственные деятели и простые люди в печальные или радостные минуты своей жизни. “И этот приток не изменялся в течение веков, несмотря на неоднократные и глубокие перемены в строе и настроении русского общества: старые понятия иссякали, новые пробивались или наплывали, а чувства и верования, которые влекли сюда людей со всех концов русской земли бьют до сих пор тем же свежим ключом, как били в XIV веке”. Эти чувства представляют собой выражение нравственной жизни народа. С образом Сергия они срастаются; они — его питательная почва; в них его корни; оторвите его от них — оно завянет, как скошенная трава. “Творя память Преподобного Сергия, мы проверяем самих себя, пересматриваем свой нравственный запас, завещанный нам великим строителем нашего нравственного порядка”. Нравственное влияние его велико, в душу народа запали светлые и сильные впечатления, произведенные Сергием. Великий русский подвижник восхищал и удивлял иностранцев. Царьградский епископ, приехав в Москву, восклицал: “Како может в сих странах таков светильник явиться?”

Русские люди XIV века признали такое проявление духовного влияния Сергия чудесным творческим актом. Оно “пережило его земное бытие и перелилось в его имя, которое из исторического воспоминания сделалось вечно деятельным, нравственным двигателем и вошло в состав духовного богатства народа” 2 .

“Политическая крепость” прочна только тогда, когда держится на силе нравственной — это самый драгоценный вклад преподобного Сергия в живую душу народа, его нравственное самосознание. Это современно и в наши дни.

Нравственный подвиг и нравственные уроки Сергия Радонежского

“Житие Сергия Радонежского” было написано на рубеже XIV–XV веков талантливым писателем Епифанием Премудрым.

Епифаний стремился показать величие и красоту нравственного идеала человека, служащего прежде всего общему делу — делу укрепления Русского государства. Он родился в Ростове в первой половине XIV века, в 1379 году стал монахом одного из ростовских монастырей. Много путешествовал, побывал в Ерусалиме и на Афоне. Прекрасно знал греческий и другие языки. За свою начитанность и литературное умение Епифаний был прозван “Премудрым”. Он отлично знал произведения современной ему и древней литературы, в составленные им жития обильно включены самые разнообразные сведения: географические названия, имена богословов, исторических лиц, ученых, писателей.

“Житие Сергия Радонежского” носит повествовательный характер, оно насыщено богатым фактическим материалом. Целый ряд эпизодов отличает своеобразный лирический оттенок (например, рассказ о детстве Сергия). В этом произведении Епифаний выступает мастером сюжетного повествования.

В “Житии” предстает идеальный герой древней литературы, “светоч”, “божий сосуд”, подвижник, человек, выражающий национальное самосознание русского народа. Произведение построено в соответствии со спецификой жанра жития. С одной стороны, Сергий Радонежский — это историческое лицо, создатель Троице-Сергиева монастыря, наделенный достоверными, реальными чертами, а с другой стороны, — это художественный образ, созданный традиционными художественными средствами житийного жанра.

Житие открывается авторским вступлением: Епифаний благодарит Бога, который даровал святого старца преподобного Сергия русской земле. Автор сожалеет, что никто не написал еще о старце “пречудном и предобром”, и с Божьей помощью обращается к написанию “Жития”. Называя жизнь Сергия “тихим, дивным и добродетельным” житием, сам он воодушевляется и одержим желанием писать, ссылаясь на слова Василия Великого: “Будь последователем праведных и их житие и деяния запечатлей в сердце своем” 3 .

Центральная часть “Жития” повествует о деяниях Сергия и о божественном предназначении ребенка, о чуде, произошедшем до рождения его: когда его мать пришла в церковь, он трижды прокричал в ее утробе. Мать же носила его “как сокровище, как драгоценный камень, как чудный бисер, как сосуд избранный”.

Силой божественного промысла Сергию суждено стать служителем Святой Троицы. От божественного откровения он овладел грамотой, после смерти родителей отправился в места пустынные и вместе с братом Стефаном “начал лес валить, на плечах бревна носить, келью построили и заложили церковь небольшую”. Уделом отшельника стал “труд пустынный”, “жилье скорбное, суровое”, полное лишений: ни яств, ни питья, ни прочих припасов. “Не было вокруг пустыни той ни сел, ни дворов, ни людей, ни проезжих дорог, не было там ни прохожего, ни посещающего, но со всех сторон все лес да пустыня” 4 .

Увидев это, огорчился Стефан и оставил пустыню и брата своего “пустыннолюбца и пустыннослужителя”. В 23 года Варфоломей (так называли его в миру), приняв иноческий образ, был наречен в память о святых мучениках Сергии и Вакхе — Сергием.

Далее автор повествует о его делах и подвижническом труде и задает вопрос: кто может рассказать о трудах его, о подвигах его, что претерпел он один в пустыне? Невозможно рассказать, какого труда духовного, каких забот стоило ему начало всего, когда жил он столько лет в лесу пустынником, несмотря на козни демонов, угрозы зверей, “ибо много тогда было зверей в пустынном лесу том”.

Он учил пришедших к нему монахов, желающих жить рядом с ним: “если служить Богу пришли, приготовьтесь терпеть скорби, беды, печали, всякую нужду и недостатки и бескорыстие и бдение” 5 .

Епифаний пишет, что многие трудности претерпел преподобный, великие подвиги постнического жития творил; добродетелями его были: бдение, сухоядение, на земле возлежание, чистота душевная и телесная, труд, бедность одежды. Даже став игуменом, он не изменил своим правилам: “если кто хочет быть старейшим, да будет всех меньше и всем слуга!”

Он мог пребывать по три-четыре дня без пищи и есть гнилой хлеб. Чтобы заработать еду, брал в руки топор и плотничал, тесал доски с утра до вечера, изготовлял столбы.

Непритязателен был Сергий и в одежде. Одежды новой никогда не надевал, “то, что из волос и шерсти овечьей спрядено и соткано, носил”. И кто не видел и не знал его, тот не подумал бы, что это игумен Сергий, а принял бы его за одного из чернецов, нищего и убогого, за работника, всякую работу делающего. Так воспринял его и пришедший в монастырь поселянин, не поверив, что перед ним сам игумен, настолько он был прост и невзрачен на вид. В сознании простолюдина преподобный Сергий был пророком, а на нем ни одежды красивой, ни отроков, ни слуг поспешных вокруг, ни рабов, служащих ему и честь воздающих. Все рваное, все нищее, все сирое. “Я думаю, что это не тот”, — воскликнул крестьянин. Сергий же проявил чистоту душевную, любовь к ближнему: “О ком печалишься и кого ищешь, сейчас Бог даст тебе того”.

Великий князь Дмитрий Донской кланяется Сергию до земли, принимая благословение преподобного на битву с Мамаевой ордой. Сергий произносит: “Подобает тебе, господин, заботиться о врученном от Бога христоименитом стаде. Иди против безбожных, и, так как Бог помогать тебе будет, победишь и в здравии в свое отечество с великими похвалами возвратишься”.

И когда заколебался князь Дмитрий перед боем, увидев великое войско Мамаево, от святого пришел скороход с посланием: ““Без всякого сомнения, господин, с дерзновением иди против свирепства их, не ужасайся, всяко тебе поможет Бог”. И тотчас князь великий Дмитрий и все воинство его от этого большую храбрость восприняло и выступило против поганых. И сразились, и многие тела пали, и Бог помог великому победоносному Дмитрию, и побеждены были поганые татары. ” 5 .

Скромность, душевная чистота, бескорыстие — нравственные черты, присущие преподобному Сергию. Он отказался от архиерейского чина, считая себя недостойным: “Кто я такой — грешный и худший из всех человек?” И был непреклонен.

Автор подчеркивает “светлость и святость”, величие Сергия, описывая его кончину. “Хоть и не хотел святой при жизни славы, но крепкая сила Божия его прославила, перед ним летали ангелы, когда он преставился, провожая его к небесам, двери открывая ему райские и в желанное блаженство вводя, в покои праведные, где свет ангельский и Всесвятской Троицы озарение принял, как подобает постнику. Таково было течение жизни святого, таково дарование, таково чудотворение — и не только при жизни, но и при смерти. ” 6 .

Так Сергий Радонежский “просиял” добродетелями жития и мудростью. Такие люди, как Сергий, из исторических лиц превращаются в сознании поколений в идеал, они становятся вечными спутниками, и “целые века благоговейно твердят их дорогие имена не столько для того, чтобы благодарно почитать их память, сколько для того, чтобы самим не забыть правила, ими завещанного. Таково имя Преподобного Сергия: это не только назидательная, отрадная страница нашей истории, но и светлая черта нашего нравственного народного содержания” 7 .

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

  1. Прочитайте статью В.О. Ключевского “Год Сергия” и постарайтесь осмыслить: почему Сергий является “светочем”, гордостью народа русского, и почему выражает его чувства и верования? Как с образом Сергия связаны нравственные чувства народа?
  2. Каковы истоки нравственности Сергия? Вспомните очерк Б. Зайцева о Сергии Радонежском.
  3. Чем восхищает и удивляет личность Сергия?
  4. Прочитайте житие, написанное Епифанием Премудрым. Что вам известно об авторе?
  5. Как построено произведение, учтена ли в нем каноническая традиция житийной литературы?
  6. Почему Епифаний Премудрый в своем произведении обращается к описанию жизни Сергия Радонежского?
  7. Какие чувства автора выражены в житии?
  8. Перескажите текст, повествующий о жизни Сергия (от рождения до кончины святого).
  9. Что говорится о родителях Сергия?
  10. Какое чудо случилось до рождения преподобного во время церковной службы и как это свидетельствует об особом предназначении Сергия?
  11. Расскажите об учении Сергия. О каком эпизоде, повлиявшем на успешное овладение преподобным грамотой, рассказывает автор?
  12. Какую жизнь вел Сергий в юности?
  13. Как сложилась жизнь преподобного после смерти его родителей?
  14. Расскажите о жизни и трудах Сергия в пустыне.
  15. Перечислите добродетели святого.
  16. В каких условиях Сергий и братия строили Сергиевский монастырь?
  17. Расскажите о подвижническом труде Сергия, оцените его нравственные качества.
  18. Как проявляется святость Сергия: внешний вид, одежда, занятия, труд, отношения с братией?
  19. Как в разных ситуациях, описанных Епифанием, раскрывается духовное богатство Сергия, его нравственные качества (авторитетность и роль в решении народных судеб: встреча с простолюдином и князем Дмитрием Донским перед Мамаевым побоищем, отказ от архиерейства и др.)?
  20. Что пишет автор о кончине Сергия, о его значении для развития самосознания народа?
  21. Какие чудеса происходят после смерти Сергия?
  22. Почему, по словам В.О. Ключевского, такие люди, как Сергий, превращаются в сознании поколений в идеал?

Читайте также другие темы главы “Литература периода феодальной раздробленности”:

Заключение

Само по себе “Житие Сергия Радонежского” — это очень сложный памятник. Например, до нас не дошла первоначальная редакция Епифания Премудрого, часть которой сохранилась в более поздних обработках Пахомия Серба. К авторству Епифания Премудрого сегодня причисляется Вступление, Похвальное слово Сергию, обычно заканчивающее Житие, а также первые десять глав Жития из тридцати. Причем наиболее полно епифаниевский текст сохранился в поздних рукописях XVI столетия. Наибольшей переделке епифаниевский текст подвергся именно в той части, которая рассказывает о самом активном времени жизни Сергия. Текст Жития, обработанный Пахомием Логофетом, сохранился в пяти так называемых “пахомиевских” редакциях http://ru.wikipedia.org/wiki/Радонежский.

К Изучению жизни Сергия Радонежского нужно относится с уважением и должным подчтением, т.к. в Православии он считается святим.

Данная тема изучена достаточно хорошо. Описанием жизни и подвигов Сергия Радонежского занимались такие крупные деятели, как М.Н. Карамзин, Елена Рерих, В.О.Ключевский, Н.И. Костомаров, Л.Н.Гумилев. То, что Сергий Радонежский был реальным историческим лицом, в этом нет сомнений, но до сих пор продолжается спор между верующими и скептиками о том происходили ли на самом деле чудеса, описанные в «Житие Сергия Радонежскогого», написанное его современником Епифанием Премудрым.

“Житие Сергия” сохранилось в нескольких литературных версиях. Списки его кратких редакций датируются XV веком. А вот самый ранний список пространной редакции (РГБ, собр. МДА № 88, л. 276-398) относится лишь к середине 20-х годов XVI века. Самый же знаменитый список пространной редакции, богато и щедро иллюстрированный миниатюрами (РГБ, Троиц, собр.- III, № 21, л. 1-346 об.), создан был в последнем пятнадцатилетии XVI столетия. Судя по заглавию, именно пространная агиографическая версия создана была Епифанием Премудрым к 1418-1419 годам. Однако, к сожалению, авторский оригинал агиографа в своем целостном виде не сохранился. Тем не менее, по убеждению многих ученых, именно пространная редакция “Жития Сергия” заключает в себе наибольшой объем фрагментов, воспроизводящих непосредственно епифаниевский текст.

По мнению современных исследователей, сохранившийся до сегодняшнего дня житийный текст обладает весьма важной особенностью: “епифаниевские” главы существенно пространнее и подробнее “пахомиевских”. Столь же значительно принципиальное авторское ахронологическое построение Жития: автор сразу же предупреждает читателя, что излагает события “не по ряду — передняя назади, а задняя напереди”. В этом усматривается стремление автора Жития подчеркнуть “вневременное значение подвижничества игумена, невозможность хронологической привязки нравственного ориентира, того житейского идеала, который дал миру Сергий” Литература периода феодальной раздробленности. «Житие Сергия Радонежского»(для чтения и изучения в 7, 8-м классах) http://www.licey.net/lit/begin/radonej.

Во многом с этим фактом связаны сложности интерпретации событий, описанных в Житии — в разных редакциях многие из них привязаны к разным датам. В современной науке продолжаются дискуссии по поводу трактовки тех или иных мест памятника. Но следует отметить, что наиболее полная и аргументированная современная биография Сергия Радонежского на сегодняшний день предложена в работах Н.С. Борисова “И свеча бы не угасла…” (М., 1990) и “Сергий Радонежский” (М., 2000).

Цель данной работы – изучить житие как исторический источник.

· Определить достоверность и историческию ценность жития,

· Соотнести житие с достоверными источниками.

Мы тщательно изучили Житие Сергия Радонежского с точки зрения исторического источника, выявили особенности.

Попытались соотнести житие с достоверными историческими источниками, такими как “Сказании о Мамаевом побоище”, где говориться, что именно к нему приехал великий князь Дмитрий Иванович, чтобы получить благословение на битву с полчищами Мамая. Троицкий игумен благословил русское воинство — отправил на поле сражения двух монахов, Александра Пересвета и Андрея Ослябю, предварительно посвятив их в схиму. Как известно, именно Пересвету выпала участь принять участие в поединке перед битвой на Куликовом поле Ключевский Василий Осипович: Собрание сочинений. Значение преподобного Сергия для русского народа и государства – http://az.lib.ru/k/kljuchewskij_w_o/

Впрочем, по мнению некоторых современных исследователей, в реальности в 1380 году отношения преподобного Сергия и великого князя были намного сложнее, более того в период с 1380 по 1382 год в их отношениях наблюдается основательный разлад. Связано это было с проблемой поставления митрополита на Руси — Константинополь назначил Киприана, а Дмитрий Иванович хотел видеть митрополитом своего печатника Михаила (Митяя). Сергий Радонежский состоял в переписке с Киприаном. За этой проблемой скрывался еще более глубинный вопрос — взаимоотношения Церкви и власти. Позиция великого князя, стремящегося полностью подчинить себе Церковь, не вызывала энтузиазма у троицкого игумена Горев М. Троицкая лавра и Сергий Радонежский. — М.: 1980..

В целом же, подвижничество преподобного Сергия Радонежского в значительной степени повлияло на всю отечественную общественно-политическую мысль, ибо он внес в нее важнейшие для всего русского национального сознания религиозно-философские идеи.

«Отражение образа Преподобного Сергия Радонежского в литературе»

Более 600 лет приходят люди поклониться преподобному Сергию Радонежскому. Приходят со своими думами, мольбами, упованиями. Что уносят они с собой во все концы Русской земли? Какой подвиг совершил этот святой? Чтобы понять это, надобно припомнить время, когда в народе жил страх и ужасы татарского нашествия. Это бедствие принесло не только материальное, но и духовное разорение, повергая народ в мертвое оцепенение. Примером своей жизни, высотой своего духа С. Радонежский поднял дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее.

Скачать:

ВложениеРазмер
Сергий Радонежский654.5 КБ

Предварительный просмотр:

Управление образования Сосновского муниципального района

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

Сосновская средняя общеобразовательная школа №2

Сретенские детско-юношеские краеведческие чтения

«Сергий Радонежский – духовный символ русского народа»

«Отражение образа Преподобного Сергия Радонежского в литературе»

обучающаяся 5 «Б» класса,

Лизякина Ирина Константиновна ,

учитель русского языка и литературы

МБОУ Сосновская СОШ№2

1 Литературные произведения, в которых отражен образ преподобного Сергия Радонежского

1.1 Епифаний Мудрый «Житие Сергия Радонежского». 5

1.2 Б.К.Зайцев «Преподобный Сергий Радонежский». 10

Используемые источники. …………… 12

Приложение 1 …. 13

Приложение 2 …. 14

Приложение 3 …. 15

“Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем”.

На всем обширном пространстве русской земли нет простого человека, который не знал бы Сергия Радонежского; на всем обширном пространстве русской земли не найдется простой женщины, которая не учила бы своих детей молиться.

Более 600 лет приходят люди поклониться преподобному Сергию Радонежскому. Приходят со своими думами, мольбами, упованиями. Что уносят они с собой во все концы Русской земли? Какой подвиг совершил этот святой? Чтобы понять это, надобно припомнить время, когда в народе жил страх и ужасы татарского нашествия. Это бедствие принесло не только материальное, но и духовное разорение, повергая народ в мертвое оцепенение. Примером своей жизни, высотой своего духа С. Радонежский поднял дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в свое будущее.

Цель работы : раскрыть светлый образ Сергия Радонежского, отраженный в литературе .

1) Рассмотреть литературные произведения, в которых отражен образ С.Радонежского;

2) Сравнить, обобщить, сделать выводы по работе.

Объектом данного исследования являются: жизнеописание преподобного Сергия Радонежского – «Житие», написанное в 1417-1418 годах учеником преподобного Епифанием Премудрым и переработанное во второй четверти XV века известным агиографом (от греческого “агиос” – святой и “графо” – пишу) Пахомием Лагофетом, труды историка русской церкви Е.Е.Голубинского и русского историка В.О.Ключевского и произведение Б.К.Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский».

Гипотеза : предполагаю, что, анализируя и сравнивая различные списки жития, пользуясь данными летописей, можно с максимальной точностью воссоздать внешнюю сторону биографии Сергия.

Методы : анализ, сравнение, синтез, систематизация и обобщение материала.

“Желаю лучше учиться, нежели учить”, – говорил Сергий Радонежский ученикам. Но он учил, учил своим поведением, всем образом жизни, “учил собой”, как писал Борис Зайцев. Не случайно эпиграфом к своей работе я взяла слова из Евангелия: “Научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем”.

Светлый образ Преподобного Сергия всегда волновал сердца людей. На протяжении многих веков после его смерти и до наших дней писатели и художники обращались к нему.

Почему именно образ Преподобного Сергия так волновал сердца писателей во все времена? – проблемный вопрос , ответ на который мне поможет найти моя исследовательская работа.

Актуальность исследования заключается в том, что в этом 2014 году Преподобному исполняется 700 лет, а мы — потомки — должны помнить о том, что подвиги не всегда могут быть громкими победами, что подвиг Преподобного Сергия велик своим примером, жизненной позицией.

I Литературные произведения, в которых отражен образ преподобного Сергия Радонежского

Основным источником для воссоздания жизненного пути и учения С.Радонежского служит его “Житие”, написанное в 1417-1418 годах учеником преподобного Епифание Премудрым и переработанное во второй четверти XV века известным агиографом (от греческого “агиос” – святой и “графо” – пишу) Пахомием Лагофетом. Помимо труда Епифания, о Сергии написано, в сущности, очень мало. В XIX веке крупнейший историк русской церкви Е.Е.Голубинский, анализируя и сравнивая различные списки жития, пользуясь данными летописей, попытался с максимальной точностью воссоздать внешнюю сторону биографии Сергия. Свой путь к Сергию проторил известный русский историк В.О.Ключевский. Одновременно с Голубинским, к торжественно отмечавшемуся в 1892 году 500-летию со дня кончины преподобного, он создал небольшой, но яркий по форме и глубокий по содержанию очерк, посвященный “великому старцу”. Целый ряд новых черт образа Сергия в житии подметил тонкий и чуткий художник слова – писатель Б.К.Зайцев, работающий в эмиграции. В своей работе я исследовала два произведения: «Житие Сергия Радонежского» Епифания Мудрого и «Преподобный Сергий Радонежский» Б.К.Зайцева.

  1. Епифаний Мудрый «Житие Сергия Радонежского». [1]

Епифаний стремился показать величие и красоту нравственного идеала человека, служащего прежде всего общему делу — делу укрепления Русского государства. Он родился в Ростове в первой половине XIV века, в 1379 году стал монахом одного из ростовских монастырей. Много путешествовал, побывал в Ерусалиме и на Афоне. Прекрасно знал греческий и другие языки. За свою начитанность и литературное умение Епифаний был прозван “Премудрым”. Он отлично знал произведения современной ему и древней литературы, в составленные им жития обильно включены самые разнообразные сведения: географические названия, имена богословов, исторических лиц, ученых, писателей.

“Житие Сергия Радонежского” носит повествовательный характер, оно насыщено богатым фактическим материалом. Целый ряд эпизодов отличает своеобразный лирический оттенок (например, рассказ о детстве Сергия). В этом произведении Епифаний выступает мастером сюжетного повествования.

В “Житии” предстает идеальный герой древней литературы, “светоч”, “божий сосуд”, подвижник, человек, выражающий национальное самосознание русского народа. Произведение построено в соответствии со спецификой жанра жития. С одной стороны, Сергий Радонежский — это историческое лицо, создатель Троице-Сергиева монастыря, наделенный достоверными, реальными чертами, а с другой стороны, — это художественный образ, созданный традиционными художественными средствами житийного жанра.

Житие открывается авторским вступлением: Епифаний благодарит Бога, который даровал святого старца преподобного Сергия русской земле. Автор сожалеет, что никто не написал еще о старце “пречудном и предобром”, и с Божьей помощью обращается к написанию “Жития”. Называя жизнь Сергия “тихим, дивным и добродетельным” житием, сам он воодушевляется и одержим желанием писать, ссылаясь на слова Василия Великого: “Будь последователем праведных и их житие и деяния запечатлей в сердце своем” 3 .

Центральная часть “Жития” повествует о деяниях Сергия и о божественном предназначении ребенка, о чуде, произошедшем до рождения его: когда его мать пришла в церковь, он трижды прокричал в ее утробе. Мать же носила его “как сокровище, как драгоценный камень, как чудный бисер, как сосуд избранный”.

Силой божественного промысла Сергию суждено стать служителем Святой Троицы. От божественного откровения он овладел грамотой, после смерти родителей отправился в места пустынные и вместе с братом Стефаном “начал лес валить, на плечах бревна носить, келью построили и заложили церковь небольшую”. Уделом отшельника стал “труд пустынный”, “жилье скорбное, суровое”, полное лишений: ни яств, ни питья, ни прочих припасов. “Не было вокруг пустыни той ни сел, ни дворов, ни людей, ни проезжих дорог, не было там ни прохожего, ни посещающего, но со всех сторон все лес да пустыня” 4 .

Увидев это, огорчился Стефан и оставил пустыню и брата своего “пустыннолюбца и пустыннослужителя”. В 23 года Варфоломей (так называли его в миру), приняв иноческий образ, был наречен в память о святых мучениках Сергии и Вакхе — Сергием.

Далее автор повествует о его делах и подвижническом труде и задает вопрос: кто может рассказать о трудах его, о подвигах его, что претерпел он один в пустыне? Невозможно рассказать, какого труда духовного, каких забот стоило ему начало всего, когда жил он столько лет в лесу пустынником, несмотря на козни демонов, угрозы зверей, “ибо много тогда было зверей в пустынном лесу том”.

Он учил пришедших к нему монахов, желающих жить рядом с ним: “если служить Богу пришли, приготовьтесь терпеть скорби, беды, печали, всякую нужду и недостатки и бескорыстие и бдение”.

Епифаний пишет, что многие трудности претерпел преподобный, великие подвиги постнического жития творил; добродетелями его были: бдение, сухоядение, на земле возлежание, чистота душевная и телесная, труд, бедность одежды. Даже став игуменом, он не изменил своим правилам: “если кто хочет быть старейшим, да будет всех меньше и всем слуга!”

Он мог пребывать по три-четыре дня без пищи и есть гнилой хлеб. Чтобы заработать еду, брал в руки топор и плотничал, тесал доски с утра до вечера, изготовлял столбы.

Непритязателен был Сергий и в одежде. Одежды новой никогда не надевал, “то, что из волос и шерсти овечьей спрядено и соткано, носил”. И кто не видел и не знал его, тот не подумал бы, что это игумен Сергий, а принял бы его за одного из чернецов, нищего и убогого, за работника, всякую работу делающего. Так воспринял его и пришедший в монастырь поселянин, не поверив, что перед ним сам игумен, настолько он был прост и невзрачен на вид. В сознании простолюдина преподобный Сергий был пророком, а на нем ни одежды красивой, ни отроков, ни слуг поспешных вокруг, ни рабов, служащих ему и честь воздающих. Все рваное, все нищее, все сирое. “Я думаю, что это не тот”, — воскликнул крестьянин. Сергий же проявил чистоту душевную, любовь к ближнему: “О ком печалишься и кого ищешь, сейчас Бог даст тебе того”.

Великий князь Дмитрий Донской кланяется Сергию до земли, принимая благословение преподобного на битву с Мамаевой ордой. Сергий произносит: “Подобает тебе, господин, заботиться о врученном от Бога христоименитом стаде. Иди против безбожных, и, так как Бог помогать тебе будет, победишь и в здравии в свое отечество с великими похвалами возвратишься”.

И когда заколебался князь Дмитрий перед боем, увидев великое войско Мамаево, от святого пришел скороход с посланием: ““Без всякого сомнения, господин, с дерзновением иди против свирепства их, не ужасайся, всяко тебе поможет Бог”. И тотчас князь великий Дмитрий и все воинство его от этого большую храбрость восприняло и выступило против поганых. И сразились, и многие тела пали, и Бог помог великому победоносному Дмитрию, и побеждены были поганые татары. ” 5 .

Скромность, душевная чистота, бескорыстие — нравственные черты, присущие преподобному Сергию. Он отказался от архиерейского чина, считая себя недостойным: “Кто я такой — грешный и худший из всех человек?” И был непреклонен.

Автор подчеркивает “светлость и святость”, величие Сергия, описывая его кончину. “Хоть и не хотел святой при жизни славы, но крепкая сила Божия его прославила, перед ним летали ангелы, когда он преставился, провожая его к небесам, двери открывая ему райские и в желанное блаженство вводя, в покои праведные, где свет ангельский и Всесвятской Троицы озарение принял, как подобает постнику. Таково было течение жизни святого, таково дарование, таково чудотворение — и не только при жизни, но и при смерти. “.

Так Сергий Радонежский “просиял” добродетелями жития и мудростью. Такие люди, как Сергий, из исторических лиц превращаются в сознании поколений в идеал, они становятся вечными спутниками, и “целые века благоговейно твердят их дорогие имена не столько для того, чтобы благодарно почитать их память, сколько для того, чтобы самим не забыть правила, ими завещанного. Таково имя Преподобного Сергия: это не только назидательная, отрадная страница нашей истории, но и светлая черта нашего нравственного народного содержания” [2] .

Читая жизнеописание знаменитого русского святого XIV века, я отметила, что именно во времена потрясений могут появляться такие произведения, дышащие страданием и надеждой, печалью и любовью — всеми высокими чувствами, которые могут возникнуть в душе человека, болеющего за свое Отечество.
Я поняла, что автору этого произведения эти чувства близки и понятны. Мне пришлось по душе также и то, что автор изобразил Сергия именно как русского национального святого, со всеми присущими русскому человеку душевными качествами, из которых автор выделил ярче всех “скромность подвижничества”. Черта эта истинно русская. Не зря в жизнеописании своими человеческими приметами и самой сутью подвига Сергию противопоставляется другой, католический святой — Франциск Ассизский. Преподобный Сергий не отмечен особым талантом, даром красноречия. Он “бедней” способностями, чем старший брат Стефан. Но зато он излучает свет — незаметно и постоянно.

  1. Б.К.Зайцев «Преподобный Сергий Радонежский», 1925 год [3]

Б. К. Зайцев в своем произведении поставил перед собой задачу, как я полагаю, раскрыть образ Сергия в постепенном, ясном, непрерывном и даже не в драматическом восхождении к святости. Святость растет в нем органично [4] .
Сергий последовательно тверд и непреклонен в своей кротости, смирении, скромности. Когда монастырская братия вдруг начала роптать, игумен не впал в пастырский гнев, не стал обличать своих “детей” за греховность. Он, уже старый человек, взял посох свой и ушел в дикие места, где основал скит Киржач. И другу своему, митрополиту московскому Алексию, не позволил наложить на себя золотой крест митрополичий: “От юности я не был златоносцем, а в старости тем более желаю пребывать в нищете”.
Таким мировоззрением св. Сергий на Руси завоевывает великий нравственный авторитет, который, как показала история, только и позволяет ему совершить главный подвиг жизни — благословить Дмитрия Московского на битву с поработителями Отечества.

О Преподобном Сергии в своих произведениях писали также: Сергей Бородин в историческом романе «Дмитрий Донской» 1940 г.,; Дмитрий Балашов в исторических романах «Ветер времени» и «Похвала Сергию» ; Иван Шмелев в рассказе «Куликово поле» 1939 г., Андрей Валентинов цикл «Око силы» фэнтези, 1990 г.

Внимайте себе, братие.

Прежде имейте страх Божий,

чистоту душевную и любовь нелицемерную…

Преподобный Сергий Радонежский.

В.О.Ключевский в своей речи «Значение преподобного Сергия Радонежского для русского народа и государства» назвал Сергия Радонежского носителем чудодейственной искры, способной вызвать действие нравственной силы, скрытой в людях, утверждал, что нравственный подвиг Сергия очень высок и достоин подражания.

Святой Сергий Радонежский — удивительная, яркая личность. Его жизненный путь представляет собой образец святости и веры. Он жил не напоказ, а так, как подсказывало ему сердце, вера в Бога. «Его спокойная, чистая и святая жизнь наполнила собой почти столетие. Входя в него скромным мальчиком Варфоломеем, он ушел одной из величайших слав России. Подвиг его всечеловечен» , – писал о нем Борис Зайцев. [5]

Епифаний Премудрый: “Житие Сергия Радонежского” (стр. 1 из 3)

Епифаний Премудрый: “Житие Сергия Радонежского”

Второе крупное произведение Епифания – “Житие Сергия Радонежского”. Писать его Епифаний начал, по его собственным словам, “по лете убо единем или по двою по преставлении старцеве начях подробну мало нечто писати.” Преподобный Сергий умер в 1392 году, так что начало работы над его агиобиографией приходится на 1393 или 1394 год. Над ней Епифаний трудился более четверти века.”И имеях же у себе за 20 лет приготованы такового списания свитки. ” Видимо, смерть помешала агиографу полностью закончить задуманное “Житие”. Однако труд его не пропал. Во всяком случае, в одном из списков “Жития Сергия” есть указание, что оно”списася от священноинока Епифания, ученика бывшего игумена Сергия и духовника обители его; а преведено бысть от свя-щенноинока Пахомия святые горы.”

“Житие Сергия” сохранилось в нескольких литературных версиях. Списки его кратких редакций датируются XV веком. А вот самый ранний список пространной редакции (РГБ, собр. МДА № 88, л. 276-398) относится лишь к середине 20-х годов XVI века. Самый же знаменитый список пространной редакции, богато и щедро иллюстрированный миниатюрами (РГБ, Троиц, собр.- III, № 21, л. 1-346 об.), создан был в последнем пятнадцатилетии XVI столетия. Судя по заглавию, именно пространная агиографическая версия создана была Епифанием Премудрым к 1418-1419 годам. Однако, к сожалению, авторский оригинал агиографа в своем целостном виде не сохранился. Тем не менее, по убеждению многих ученых, именно пространная редакция “Жития Сергия” заключает в себе наибольшой объем фрагментов, воспроизводящих непосредственно епифаниевский текст.

В рукописной традиции данная редакция представляет собой разделенное на 30 глав повествование о преподобном Сергии от его рождения до самой смерти. Обычно это повествование сопровождается Предисловием, рассказами о посмертных чудесах святого, Похвальным словом ему и Молитвой к преподобному. Собственно с именем Епифания Премудрого исследователи связывают Предисловие, 30 глав Жизнеописания и Похвальное слово. Более того, некоторые из них даже полагают, что именно такой состав отражает первоначальную структуру “Жития”. Указывают также и на стилистическое соответствие текста пространной редакции писательской манере Епифания.

Таким образом, в принципе не исключено, что как раз названная редакция “Жития Сергия Радонежского” по своему составу (считая только три выделенные части), форме и содержанию более других редакций схожа с епифаниевским текстом, а может быть, и прямо является точным воспроизведением последнего. Во всяком случае, в качестве такового она помещена была еще в 50-е годы XVI века святителем Макарием в Царский список “Великих Миней Четиих”, причем наряду с вторичной редакцией Пахомия Логофета, и позднее не раз издавалась.

В научной литературе было высказано и конкретизирующее мнение относительно текста в составе собственно биографической части пространной версии “Жития”, который только и мог быть создан Епифанием Премудрым. Видимо, из числа ее 30-ти глав перу последнего принадлежат лишь первые 10-ть, то есть текст, заканчивающийся главой “О худости порт Сергиевых и о некоем поселянине”; последующий же текст – оставшиеся 20-ть глав начиная с главы Об изведении источника – является позднейшей компиляцией. Однако если эта двадцатисловная часть “Жития” и представляет собой переработку текстов, произведенную Пахомием Логофетом, то основу ее, несомненно, составили не сохранившиеся записи Епифания. Таким образом, в целом она все-таки в какой-то мере отражает его замысел.

В отличие от своей предыдущей агиобиографии Епифаний наполняет описание жизни преподобного Сергия чудесами. Всеми мерами он стремится доказать врожденную праведность своего учителя, прославить его как предызбранного “угодника Божия”, как истинного служителя Божественной Троицы, который стяжал светоносную силу знания троической тайны. В этом – основная задача писателя. И решая ее, рассказывая о жизни и деяниях великого подвижника, Епифаний неизменно проповедует исполнившиеся на нем “дела Божии”, причем проповедует, по собственному же признанию, с помощью самого Бога, Богоматери и лично преподобного Сергия. Отсюда мистико-символический подтекст его произведения, организуемый и содержательно, и композиционно-стилистически. При этом Епифаний с большим мастерством использует библейские числа.

Наиболее заметным, буквально бросающимся в глаза повествовательным элементом “Жития Сергия Радонежского” является число 3. Несомненно, автор придавал тройке особое значение, используя ее в связи с тринитарной концепцией своего сочинения, которая, очевидно, была обусловлена не только его собственным богословским взглядом на мир, но и тринитарной концепцией подвижнической жизни его героя – самого преподобного Сергия.

Надо сказать, семантический фон троической символики в “Житии” не равномерен. Особая насыщенность отличает его в первых трех главах текста. Это, по-видимому, объясняется мистико-предвещательным значением описанных здесь событий. Так, уже само вступление в жизнь будущего основателя Троицкого монастыря было ознаменовано чудесами, свидетельствовавшими о предназначенной ему необыкновенной судьбе.

В главе “Начало житию Сергиеву” Епифаний подробно рассказывает о четырех таких чудесных знамениях.

Первое – и значительнейшее – произошло, когда еще не родившийся ребенок троекратно прокричал из недр матери во время ее пребывания в церкви на Божественной литургии и тем самым как бы предрек себе славу учителя богословия. Однажды Мария, беременная мать подвижника, “во время, егда святую поют литургию” пришла в церковь и встала вместе с другими женщинами в притворе. И вот, перед тем как иерей должен был начать “чести святое Евангелие”, находящийся у нее под сердцем младенец внезапно, при общем молчании, вскричал так, что многие “от таковаго проглашения” ужаснулись “о преславнемь чюдеси”. Затем “вторицею паче прьваго” “на всю церковь изыде глас” младенца “прежде начинания” Херувимской песни, отчего пришлось “и самой матери его ужасшися стояти”. И вновь “младенець третицею велми възопи” после возгласа иерея “Вънмемь! Святая святым!”. Происшедшее весьма поражает находившихся в храме людей. И прежде всего Марию. Причем, любопытно: Епифаний, характеризуя ее внутреннее состояние, использует триадную синтаксическую конструкцию – сочинительное соединение трех распространенных предикатов: “Мати же его /1/ мало не паде на землю от многа страха, /2/ и трепетом великим одържима сущи, /3/ и, ужасшися, начав в себе плакати”. Замечательно, что эта характеристика, в свою очередь, связывает нарративную часть всего эпизода с диалогизированной, в которой посредством воспроизведения речей показано, как окружавшие Марию женщины постепенно осознали, откуда исходил чудесный крик. Но еще более замечательно, что новый пассаж в структурном отношении триаден, то есть состоит из трех чередующихся вопросов-обращений к Марии и трех ее ответов: “Прочая же… жены… начаша въпрошати ю, глаголюще: /1/ Имаше в пазусе младенца…, его же глас… слышахом…? – Она же… отвеща им: /1*/ Пытайте, – рече, – инде аз бо не имам, – Они же… поискавше и не обретоша. Пакы обратишася к ней, глаголюще: /2/ Мы в всей церкви поискавше и не обретохом младенца. Да кый тъй есть младенец, иже гласом проверещавый? – Мати же его… отвеща к ним: /2*/ Аз младенца в пазусе не имам, яко же мните вы, имею же во утробе, еще до времени не рожена. Сий провъзгласил есть. – Жены же реша к ней: /3/ До како дасться глас прежде рожения младенцу во утробе сущу? – Она же рече: /3*/ Аз о семь и сама удивляюся… не ведущи бываемаго”.

Троическому значению и триадной структуре рассказа о чудесном крике еще не родившегося подвижника соответствуют три других чуда, которые имели место уже после его рождения и которые как бы прообразовывали его будущие аскетические подвиги.

Одно из них биограф усматривает в том, что новорожденный младенец, едва начав жить и даже не будучи крещен, отказывался брать грудь матери, если ей случалось “пищу некую вкусити еже от мяс и тою насыщене быти”. Таким образом он в конце концов приучил свою мать к воздержанию и посту. Еще одно знамение “чудодействовашеся” “о младенци” по его крещении и состояло в том, что он каждую среду и пятницу “алчен” пребывал, вовсе не принимая “млека”, но при этом оставался совершенно здоровым, так что “тогда вси видящи, и познаша, и разумеша”, “…яко благодать Божия бе на нем” и “яко некогда в грядущиаа времена и лета в постном житии просияти ему”. Наконец, как третье чудесное предзнаменование агиограф рассматривает нежелание младенца питаться молоком каких бы то ни было других кормилиц, но “пребысть своею токмо питаем материю, дондеже и отдоен бысть”.

Таким образом, несомненно, что Епифаний Премудрый главнейшее в содержании своего сочинения – тринитарную концепцию – стремился выразить и через форму, подчиняя общей идее стилистический и композиционный планы изложения.

Но вот еще какая особенность в высшей степени достойна внимания.

Поскольку чудо троекратного проглашения – это ключевой момент в биографии преподобного Сергия, предрешивший всю его дальнейшую жизнь, постольку агиограф в своем тексте придает данному чуду определяющее значение, связывая с ним не только отдельные факты описываемой действительности, но и все изложение в целом ориентируя на форму и смысл собственно рассказа о нем, соотнося и связывая с ним ряд эпизодов, сцен и пассажей Жития.

Действительно, присущая эпизоду о чудесном крике диалогизированная форма, конструктивным принципом построения которой является триада чередующихся вопросов и ответов или вообще каких-либо взаимонаправленных речей, применяется Епифанием Премудрым в “Житии Сергия Радонежского” неоднократно.

Творчество Епифания Премудрого. Жития св. Сергия Радонежского и св. Стефана Пермского

Стиль «плетения словес», или эмоционально – экспрессивный, достигает своего расцвета в творчестве талантливого писателя конца 14 – начала 15 века Епифания Премудрого. Свое первоначальное образование Епифаний получил в Ростове, затем около 31 года он прожил в Троицко – Сергиевском монастыре. Разносторонность культурных интересов сблизила его с художником Феофаном Греком.

Творческое наследие писателя невелико: ему принадлежит два произведение – «Житие Стефана Пермского» и «Житие Сергия Радонежского». В этих произведениях Епифаний Премудрый стремился воплотить нравственный идеал эпохи, идеал религиозного деятеля – просветителя, в первом случае Стефана Пермского, несущего, по мысли автора, свет новой культуры язычниками, народам далекой северной – восточной окраины Московской Руси, и во втором – игумена Троицкого монастыря Сергия.

Житие Стефана пермского было написано Епифанием вскоре после смерти Стефана. Цель жития – прославить миссионерскую деятельность русского монаха, ставшего затем епископом в коми-пермяцкой земле, показать торжество христианства над язычеством. Тщательно собрав фактический материал, Епифаний оформляет его изящный, торжественный панегирик.

Житие Стефана пермского открывается риторическим вступлением, затем следует биографическая часть, которая завершается тремя плачами: пермских людей, пермской церкви.

Во вступлении Епифаний пространно излагает мотивы, которые побудили его к написанию жития. Епифаний сообщает об основных источниках, которыми он располагал, приступая к своему труду: это устные рассказы учеников Стефана, личные свидетельства его, Епифания как очевидца, беседы с героем и расспросы о нем старых людей. Автор заранее просит у своих читателей прощения за то, что «ежели будет мною где-то предложена речь, достойная осуждения».

В биографической части жития Епифаний сообщает ряд конкретных фактов о жизни и деятельности Стефана. Он родился в Великом Устюге в семье соборного клирика.

Центральное место в житии занимает описание миссионерской деятельности Стефана. По-новому подходит Епифаний в житии к изображению отрицательного героя. Пам – противник Стефана – личность незаурядная, имеющая большое влияние на пермяков. Он пытается убедить соотечественников не принимать христианства, говорит о Стефане как о ставленнике Москвы. Весьма показательно, что Епифаний не прибегает здесь к традиционной мотивировке поведения отрицательного персонажа: Пам действует не по наущению дьявола, потусторонних темных сил, а исходит из конкретных реальных обстоятельств жизни своего народа. Поэтому, подчеркивает Епифаний, победа над волхвом дается Стефану нелегко, но в этом и состоит ее величие.

Прославляя подвиг Стефана, Епифаний не обходит молчанием и теневых, отрицательных сторон жизни русского духовенства. Многие из церковных сановников, отмечает Епифаний, добиваются своих высоких должностей путем подкупа, путем нелегкой борьбы за должности.

Основную заслугу Стефана Епифаний видит в подвиге его просветительской деятельности, в создании «пермской азбуки» и переводе на пермский язык священного писания.

Перед нами типичный образец риторического стиля «плетения словес», построенного на многократном повторении слова «один», широком использовании синонимов и синонимических выражений.

Особой виртуозности в «плетении словес» Епифаний достигает в «плаче пермских людей», «Плаче пермской церкви» и «Плаче и похвале инока списающа». Плачи построены на риторических вопросах, восклицаниях, метафорических сравнениях, широких сопоставлениях прославляемого героя с библейскими персонажами.

Плачи в «Житии Стефана Пермского» выражает не только и не столько чувство скорби пермских людей и самого автора по поводу кончины героя, сколько чувства восторга, удивления и благоговения перед величием его подвига.

«Житие Стефана Пермского» поражает не только своим риторическим стилем, но и обилием фактического материала, включающего этнографические сведения о Пермского крае, пермяках – зырянах, описание практики поставления на высокие церковные должности «по мзде». Поражает полное отсутствие в житии прижизненных и посмертных чудес положительного героя, а также новая трактовка отрицательного героя.

Новый риторический стиль «плетения словес» способствовал обогащению русского литературного языка и дальнейшему развитию литературы. Постепенно этот стиль начинает проникать в историческое повествование и публицистику, видоизменяя их.

Ссылка на основную публикацию
×
×