×

Анализ рассказа Кролики и удавы Искандера

Сатира в философской сказке Ф. Искандера «Кролики и удавы»

Человек входит в мир литературы в раннем детст­ве, уже в этом, довольно неосознанном возрасте, опре­деляя для себя те или иные приоритеты. Через нашу жизнь проходят самые разные писатели и произведе­ния, но лишь немногие из них становятся по-настоя­щему любимыми, вызывающими желание обращать­ся к ним снова и снова. Такой книгой для многих ста­ла философская сказка Фазиля Искандера «Кролики и удавы», полная искрометного юмора и глубокого философского смысла.

Некоторые критики называют эту сказку антиуто­пией, но это не совсем верно, ведь антиутопия — это отображение непредвиденных последствий, которые могут возникнуть в обществе, слепо воплощающем утопические идеи. То есть, это изображение предпо­лагаемого идеального общества, попавшего в ловуш­ку своих идеалов. В «Кроликах и удавах» же перед нами предстает вполне реальная картина жизни об­щества, правда замаскированная под фантастический мир неких удавов и кроликов. Этот прием использо­вался многими писателями 70-х годов, произведения которых рассказывали об отрицательных сторонах жизни советского общества или содержали в себе кри­тику общественно-политического устройства страны. Родоначальником подобного жанра был еще Салты­ков-Щедрин с его «Сказками», где под видом живот­ных скрывались реальные типы и характеры.

Фантастичный мир сказки Искандера представлен далекой африканской страной, где удавы традицион­но поедают кроликов, кролики принимают это как данность, считая, однако, несправедливостью, а обезьяны, слоны и туземцы придерживаются сторон­ней позиции. Изображая два таких, на первый взгляд, разных общества, писатель показывает не­ожиданный их симбиоз: «. кролик, переработанный удавом, превращается в удава. Значит, удавы — это кролики на высшей стадии своего развития. Иначе го­воря, мы — это бывшие они, а они — это будущие мы», — разъясняет правитель удавов Великий Питон своим подопечным. Их сходство этим не ограничива­ется, и те и другие представляют собой модель тотали­тарного идеологизированного общества со всеми со­путствующими атрибутами: гимнами, флагами, мая­чащим впереди образом светлого будущего, в данном случае его роль играет Цветная Капуста у кроликов. И в том и в другом мире царствует лживое раболепие, основывающееся на страхе перед вождем, которое поддерживается суровыми наказаниями любого сво­бодомыслия. «Король знал, что только при помощи надежды (Цветная Капуста) и страха (удавы) можно разумно управлять жизнью кроликов». Жизнь кро­ликов и удавов наполнена бесконечными предатель­ствами и доносами на себе подобных, часто оказыва­ясь на их месте, причем, «. любой преданный преда­тель, вспоминая свои ощущения, когда он предавал, и сравнивая их со своими ощущениями, когда он пре­дан, с полной искренностью думает: все-таки у меня это было не так низко». А насколько философична фраза о том, что «тот, кто раздумывает над вопросом, донести или не донести, в конце концов обязательно донесет, потому что всякая мысль стремится к завер­шению заложенных в ней возможностей».

Удавы, поглощающие кроликов, гордятся своей гуманностью, которая, по их мнению, проявляется в том, что они, гипнотизируя кроликов, избавляют их от мучительной смерти. Кролик, объявивший, что «. их гипноз — это наш страх. А наш страх — это их гипноз», создал, по сути, революционную ситуацию, опасную как для удавов, так и для кроликов. Одним это грозит голодом, другим анархией. Предложенный удавом Пустынником новый метод убиения кроли­ков — удушение, заставляет и тех, и других сожалеть о старых добрых временах, забыв о прежних возму­щениях: «Интересно, что некоторые престарелые кролики, рассказывая молодым о прежней жизни в гипнотический период, сильно идеализировали его».

«Удивительно, что и старые удавы, делясь воспо­минаниями с молодыми, говорили, что раньше было лучше. При этом они тоже, как водится, многое пре­увеличивали». Итак, благие намерения Задумавше­гося закончились всеобщим разочарованием, что опять позволяет провести параллель с историей на­шей страны, пережившей революцию, последствия которой оказались непредсказуемы. Ассоциации с прошлым нашей страны вызывает и обилие бессмыс­ленных лозунгов, провозглашаемых как кроликами, так и удавами: «Удав, из которого говорит кролик, — это не тот удав, который нам нужен». «Шипите шепо­том, не забывайте, что враг внутри нас», «чем лучше запасной выход, тем меньше шансов, что он потребу­ется» , «на образование кроликов чернил не жалеть» и тому подобное.

Но «Кроликов и удавов» нельзя назвать только са­тирическим произведением, ведь темы, затрагивае­мые писателем, относятся к категории вечных и переосмысливаются не одним поколением: предательство, трусость, измена своим идеалам за право быть «допу­щенным» , судьба личности, восставшей против обще­ства, психология власти — все это повторяется из века в век, порождая новых героев и тиранов.

“Кролики и удавы” Фазиля Искандера: краткое содержание

Философско-сатирическая сказка «Кролики и удавы» Фазиля Искандера была написана в 1973 году. Однако рядовой читатель смог познакомиться с текстом произведения лишь спустя 13 лет. Многие литературоведы тогда довольно критично отнеслись к ней. Некоторые увидели в этой сказке антиутопию, не связанную с реальной жизни. Другие посчитали её небывалой клеветой на современное общество. Однако сегодня можно с уверенностью сказать, что «Кролики и удавы» – одно из лучших сатирических произведений со времён М.Е. Салтыкова-Щедрина.

Все события происходят в далёкой африканской стране, где удавы поедают кроликов. Начинается сказка с диалога между удавом по имени Косой и его более юным собратом. Отсюда мы узнаём о том, как несчастный лишился глаза и главное – о самом царстве удавов во главе с Великим Питоном.

Разговор двух удавов подслушивает кролик Задумавшийся, который понимает, что «гипноз – это наш страх». Им удачно пользуются удавы, нападая на замерших без движения кроликов. Об этом он рассказывает Королю и остальным собратьям, но правителю такая новость приходится не по душе. По его мнению, на такую ужасную несправедливость как то, «что удавы глотают кроликов», они отвечают другой «маленькой, но очаровательной несправедливостью», воруя горох, капусту, фасоль и пр.

Задумавшийся остаётся героем в глазах других кроликов. Естественно, Королю это не нравится. Он идёт на довольно коварный поступок: подговаривает Находчивого, бывшего друга Задумавшегося предать того. В итоге все удавы узнают о местонахождении кролика, открывшего всем тайну про гипноз. Юный удав находит Задумавшегося, но рассказывает о том, что Король предал его. Кролик погибает, а осмелевший удав решает, что Великий Питон больше не должен править ими.

Находчивый и юный удав оказываются изгнанными в пустыню, где последнему приходит идея о том, что кроликов можно съедать через удушение. Такое «гениальное открытие» в дальнейшем помогает ему вернуться домой, заслужить прощение у Великого Питона и даже занять его место.

Теперь удавы по-прежнему едят кроликов, но уже не пользуются гипнозом, а предпочитают душить свою жертву. И те, и те с грустью вспоминают прошлое, а именно эпоху гипноза. Кроликам было не так больно умирать, а удавам легче ловить их.

Композиция философско-сатирической сказки имеет довольно сложную структуру. Она включает само повествование, диалоги, вставные рассказы, описание пейзажа и эпилог. Через разговоры персонажей и различные истории автору удаётся точнее передать абсурдность этого мира. Они намного чаще присутствуют в тексте произведения, чем голос самого повествователя.

Сказочный мир полностью перестаёт существовать в эпилоге, где автор как бы возвращает читателя к реальности. Правда, вся заключительная часть намекает, что такие кролики и удавы существуют по-настоящему. Читатель с самого начала произведения замечает подтекст и выстраивает определённые параллели с действительностью. Поэтому роль эпилога – ещё больше усилить эффект гротеска и сатиры. Из него мы узнаём, что есть «мрачнеющие слушатели» и слушатели-оптимисты, которые уж очень сильно напоминают кроликов.

Характеристика персонажей

В художественном мире сказки главными героями и действующими лицами оказываются животные. Естественно, большинство смыслов связано с парой кролики и удавы. Остальные звери – обезьяны, слоны и пр. введены автором как второстепенные персонажи.

Безжалостный питон
Кролики и удавы образуют интересную систему отношений между собой и внутри своего царства. Удавы олицетворяют тоталитарное государство, где вся власть принадлежит правителю – Великому Питону. Сам он не удав, но несмотря на это уже много лет управляет остальными. Его не уважают, а боятся. Во многом из-за жёстоких, несправедливых и вместе с тем глупых решений.

Например, тот, кто не встанет во время гимна в честь приветствия вожака, лишается жизни. Великий Питон правит лишь за счёт беспрекословного подчинения, пугая остальных кровожадными мерами наказаний. Он отправляет Косого на Слоновую Тропу, чтобы его затоптали, а кролика «утрамбовали». Юного удава Великий Питон наказываем изгнанием в пустыню. Другим змеям напоминает о том, что раньше существовала казнь в виде самопоедания. Хвост удава помещался ему в рот, и тот от голода и безысходности съедал сам себя до головы, которую потом расклевывали птицы.

В царстве удавов все друг друга предают и обманывают. Такие понятия как чувство жалости или совесть им недоступны. Исключение составляет Косой, который «старался глотать кроликов так, чтобы причинить им как можно меньше боли». За такую странную доброту он поплатился сначала глазом, а затем и жизнью. При этом сами удавы считают себя гуманными, а их гипноз перед поеданием кролика они расценивают, как способ избавить тех от мучительной смерти.

Как ни странно, но кролики мало отличаются от удавов. В их царстве есть Король, а также чёткая иерархия среди остальных. Приближённые к правителю – это Стол, затем следуют придворные или допущенные к Столу. Есть также и Стремящиеся, т. е. те, кто хочет стать выше на одну ступень в этой социально-иерархической лестнице.

Король в царстве кроликов правит не только с помощью страха, но и хитростью. Он пугает своих «граждан» удавами, а также вселяет в них ложную надежду о том, что где-то есть Цветная Капуста, выращиванием которой в засекреченной лаборатории занимаются туземцы и другие кролики. Как только появится Цветная капуста, то жизнь всех станет настоящим праздником.

Зачастую кролик, который становился неугодным Королю, пропадал. Тогда все остальным говорили, что он ушёл в ту секретную лабораторию и трудится вместе с остальными такими же «пропавшими» над выведением Цветной Капусты. «Если семья исчезнувшего кролика продолжала упорствовать» и пыталась узнать, что случилось с их родственником, «то она тоже исчезала…». Были в царстве кроликов и меры наказания. Например, «по вегетарианским законам королевства кроликов наказывали путём подвешивания за уши», но, к счастью, их не убивали.

В изображении подобной системы персонажей и взаимоотношений между ними автор применяет несколько художественных приёмов. Это и сатира, и гротеск, и аллегория. Тем самым, мир сказки обнажает острые проблемы современной действительности.

Во-первых, это тоталитаризм, в рамках которого человек становится способным только на жестокость, насилие и предательство. Во-вторых, под постоянными исчезновениями неугодных Королю кроликов подразумеваются репрессии, когда действительно талантливых и деятельных людей лишали жизни или отправляли в ссылку.

Главная идея произведения

Неслучайно «Кролики и Удавы» Ф.Искандера большинство литературоведов считают философско-сатирической сказкой. Мир произведения полон абсурда и алогизмов, «говорящих» образов и безжалостной иронии. Каждая страница повести проникнута сатирой на общество, которое слепо верит в тираническую власть, живёт в страхе и лжи. При таком политическом строе люди оказываются заложниками, пленниками системы. Они не способны на добрые поступки, ведь такой мир заставляет их предавать, доносить друг на друга, проявлять жестокость и завидовать остальным.

Ф. Искандер выступает не просто как искусный сатирик, но и настоящий философ. Он говорит о том, что жизнь в условиях политической несвободы, массовых репрессий, мнимых идеалах и отсутствия морали обнажает в человеке самое плохое. Это зависть, предательство, эгоизм, глупость, невежество, жадность и многое другое. Трудно оставаться самим собой, сохранить порядочность, развиваться духовно и нравственно, если власть диктует собственные правила, основанные на тирании, корысти, страхе и жестокости.

Рекомендуем прочитать сборник рассказов Фазиля Искандера “Человек и его окрестности”, где автор учит нас обращать внимание и брать для себя уроки даже из жизнь простых и невзрачных на первый взгляд людей.

Забавная история о мальчике Чике в рассказе “Детство Чика” Фазиля Искандера напомнит всем нам, каким веселым, необычным и полных приключений было наше дество.

Кроме того, темы, затронутые писателем, можно назвать «вечными» и актуальными во все времена: предательство, трусость, измена своим принципам и идеалам, стремление к власти и судьба той личности, которая пытается восстать против общества. В произведении «Кролики и удавы» автор с разных ракурсов показывает нам проблемы современности, пытаясь вместе с читателем найти пути их решения.

Фазиль Искандер “Кролики и удавы”

Человек должен быть порядочным, это осуществимо в любых условиях при любой власти. Порядочность не предполагает героичности, она предполагает неучастие в подлости.

По материалам сайта

В сказке Ф.Искандера «Кролики и удавы» пародируется ликвидация безграмотности в нашей стране. Король кроликов издал указ о всеобщей грамотности. Он приказал заготовить большое количество бочек с соком бузины, который использовался в качестве чернил.

Сок бузины выдавался небольшими склянками всем, кто в этом нуждался. Поскольку кролики не были любознательными и упорными, то скоро забыли о ликвидации безграмотности.

Так называемые чернила стояли и начали бродить, превратившись в крепкий напиток, удивительные свойства которого “открыл” поэт.

Узнав “свойства” сока бузины, все стали требовать его. После того, как королевские склады были опустошены, чиновники пришли к общему мнению, что в стране установилась всеобщая грамотность.

В конце 30-х годов было объявлено, что в Советском Союзе ликвидирована безграмотность, а на самом делеэ то оказалось фикцией, то есть не соответствовало правде жизни.

В сказке «Кролики и удавы» Ф.Искандер с помощью аллегории показывает тоталитарное государство трёх типов. Это государство кроликов, государство удавов и отношения между кроликами и удавами.

Удавы живут, как говорит автор, “в одной южной-преюжной стране”. Их царство – это тоталитарное государство, во главе которого стоит Великий Питон. При его дворе находятся глупые, бездарные удавы. Например, главный визирь “на все вопросы умел отвечать не задумываясь, за что и был назначен главным визирем царя. ” В царстве удавов всё основано на страхе и беспрекословном подчинении. Здесь существуют жестокие законы и обычаи. Великий Питон, появляясь, неизменно произносит “боевой гимн”, который все удавы в знак верности “должны были выслушивать”, приподняв голову.

Гимн в царстве удавов – это приветствие, выражение верности Великому Питону. Не приподнявший во время приветствия головы лишался жизни как изменник.

Удавы питаются кроликами, гипнотизируя их, то есть совершая священный ритуал гипноза, о котором запрещено говорить, во время последнего запрещено вступать в дискуссию с кроликами. Нарушивший этот ритуал был сурово наказан: изгнан в пустыню.

В далёкие времена в царстве удавов существовало ещё более жестокое наказание: казнь –самопоедание удавов.

Жестокие, кровожадные, для них нет ничего святого. По образному выражению автора, душа каждого удава находится где-то в глубине его желудка, а родина для удава – это место, где он имеет прекрасную пищу.

Удавы беспощадны по отношению друг к другу, они предают друг друга, доносят друг на друга.

Царство удавов – это тоталитарное государство, но тоталитарный режим и его законы противоестественны природе любого общества, поэтому и в рядах удавов начинается постепенное разложение. Они становятся менее жестокими и кровожадными.

Появляются такие удавы, как Косой и Коротышка. Косой “для удава был чересчур добрый. он старался глотать кроликов так, чтобы причинить им как можно меньше боли, за что, в конце концов, поплатился”. За это он был наказан Великим Питоном, в результате чего лишился глаза.

Таким образом, в царстве удавов презиралась слабость, жалость, совесть, шло воспитание жестокости, а всех неугодных сурово наказывали.

Такие же законы царили и в государстве кроликов, которое называлось Королевством.

Глава его – Король и его приближённые составляют двор, в сказке он называется Столом, а придворные Допущенными к Столу. Те, кто хотел стать приближённым к Столу, назывались Стремящимися.

“Король знал, что только при помощи надежды (Цветная Капуста) и страха (удавов) можно разумно управлять жизнью кроликов”. “. Ни один кролик никогда не видел Цветной Капусты. Правда, в кроличьей среде всегда жили слухи (хотя их и приходилось иногда взбадривать) о том, что местные туземцы вместе с засекреченными кроликами, работающие на тайной плантации по выведению Цветной Капусты, добились решительных успехов. Как только опыты, близкие к завершению, дадут возможность сажать Цветную Капусту на огородах, жизнь кроликов превратится в сплошной праздник плодородия и чревоугодия.

Время от времени сочетание цветов в изображении Цветной Капусты на знамени едва заметно менялось, и кролики видели в этом таинственную, но безостановочную работу истории на благо кроликов. Увидев на знамени слегка изменившийся узор цветов, они многозначительно кивали друг другу, делая для себя далеко идущие оптимистические выводы. Говорить об этом вслух считалось неприличным, нескромным, считалось, что эти внешние знаки внутренней работы истории появились случайно, по какому-то доброму недосмотру королевской администрации.

В ожидании этого счастливого времени кролики жили своей обычной жизнью, паслись в окружающих джунглях и пампасах, поворовывали в огородах туземцев горох, фасоль и обыкновенную капусту, высокие вкусовые качества которой оплодотворяли мечту о Цветной Капусте”.

“Великая мечта о Цветной Капусте помогала Королю держать племя кроликов в достаточно гибкой покорности. Если в жизни кроликов возникали стремления, неугодные Королю, и если он не мог эти стремления остановить обычным способом, он, Король, прибегал к последнему излюбленному средству, и, конечно, этим средством была Цветная Капуста”.

Когда мы читаем о “великой мечте” кроликов, то чувствуем иронию автора. Тоталитарное государство, в котором они жили, характеризуется репрессиями, насилием над личностью. И об этом Фазиль Искандер говорит, прибегая к аллегории, иронии, гротеску и сарказму.

“Если проявляющий стремления продолжал упорствовать, он неожиданно исчезал, и тогда кролики приходили к выводу, что его засекретили и отправили на тайную плантацию. Это было естественно, потому что те или иные стремления проявляли лучшие головы, которые, конечно, прежде всего нужны были для работы над выведением Цветной Капусты”.

“Если семья исчезнувшего кролика начинала наводить справки о своём родственнике, то ей намекали, что данный родственник теперь «далеко, в том краю, где Цветная Капуста цветёт»”.

“Если семья исчезнувшего кролика продолжала упорствовать, то она тоже исчезала. ”; “. по вегетарианским законам королевства кроликов наказывали путём подвешивания за уши – но убивать не убивали.

В сказке «Кролики и удавы» писатель исследует психологию предательства. Оно совершается и в царстве удавов и в королевстве кроликов. Тоталитарный режим, не дающий возможности личности свободно раскрыться, способствует выявлению зависти, которая, как и страх, подталкивает к предательству.

Кролик Находчивый завидует другу своей юности Задумавшемуся, завидует его честности, смелости, независимости, поэтому второй “раздражает” первого, который, предав друга юности, пытается успокоить свою совесть рассуждениями о долге перед Королём и т.д. Ф.Искандер вложил в уста одного из героев свои мысли о предательстве: “. предательство – это всегда убийство чужими руками своего человека. ” Находчивый не убивал Задумавшегося, но привёл его к гибели, а это почти одно и то же.

Предатель Находчивый тоже оказался предан Королём, которому служил, и “был потрясён грубостью того, как его предали. ”

У героев сказки Ф.Искандера “говорящие” имена. Используя эту традицию русской литературы, писатель даёт героям характеристику, в которую вкладывает своё отношение к ним.

Задумавшийся кролик назван этим именем, потому что задумался о смысле жизни, хотел найти истину, правду. Он говорит своему ученику Возжаждавшему: “. живая жизнь всё время движется и меняется, нам нужен ориентир алмазной прочности, а это и есть правда. Она может быть неполной, но она не может быть искажённой сознательно даже ради самой высокой цели. ”

Возжаждавший кролик – стремящийся продолжить дело своего учителя, стремящийся к справедливости.

Находчивый. В имя этого героя вложена ирония, так как этот кролик “найдёт себя” всегда, он нашёл, то есть получил все блага жизни, нашёл расположение Короля и Королевы.

Старый Мудрый Кролик. И в его имени звучит ирония. Небезынтересна история возвышения этого кролика. Однажды именно он “очутился под морковным дубом, когда с него слетел жёлудь, попавший ему в голову.

Он получил сотрясение мозга. Это был первый случай такого заболевания в кроличьем племени”. Кролик вылечился, и его назначили на должность Старого Мудрого Кролика.

Ирония автора помогает понять глубокий смысл, заключённый в каждом имени.

Глубокий смысл заключён и в самой сказке Ф.Искандера «Кролики и удавы», смысл в том, чтобы оставаться личностью при любых обстоятельствах, то есть сохранить порядочность.

Сатирическая проза Искандера. Анализ одного произведения. – Ответы на экзаменационные вопросы по истории русской литературы XX века (1940-1980)

Родился 6 марта 1929 года в Сухуми в семье бывшего владельца кирпичного завода иранского происхождения. В 1938 году отец будущего писателя был депортирован из СССР, больше его Фазиль никогда в жизни не видел. Воспитывался родственниками матери-абхазки в селе Чегем.

Окончил русскую школу в Абхазии с золотой медалью. Поступил в Библиотечный институт в Москве. После трёх лет обучения перевёлся в Литературный институт им. А. М. Горького, который окончил в 1954 году.

В 1954—1956 годах работал журналистом в Курске и Брянске. В 1956 стал редактором в абхазском отделении Госиздата, где работал до начала 1990-х. С начала 1990-х постоянно живёт в Москве.

Тест на внимательность Только 5% пользователей набирают 100 баллов. Сколько баллов наберешь ты?

Первая книга стихов «Горные тропы» вышла в Сухуми в 1957, в конце 1950-х годов начал печататься в журнале «Юность». Прозу начал писать с 1962. Известность к писателю пришла в 1966 году после публикации в «Новом мире» повести «Созвездие Козлотура».

Главные книги Искандера написаны в своеобразном жанре: роман-эпопея «Сандро из Чегема», эпос о детстве «Чика», повесть-притча «Кролики и удавы», повесть-диалог «Думающий о России и американец». А также популярны повести «Человек и его окрестности», «Школьный вальс, или Энергия стыда», «Поэт», «Стоянка человека», «Софичка», рассказы: «Тринадцатый подвиг Геракла», «Начало», «Петух», «Рассказ о море», «Дедушка» и другие произведения.

Сюжет многих его сочинений разворачивается в селе Чегем, где автор провёл значительную часть своего детства.

О чем бы ни писал Фазиль Искандер, во всем чувствуется легко узнаваемая, только ему свойственная ирония. В его книгах перемешиваются терпкий юмор, язвительная сатира, тонкая лирика и высокая романтика.

Известность Искандеру принесли сатирическая повесть “Созвездие Козлотура” (1966) и социально-философская сказка “Кролики и удавы” (1973), которая стала доступна читателям только в 1986 году. “Кролики и удавы” можно также определить как антиутопию, хотя это определение будет не совсем верно. В антиутопии показаны опасные и непредвиденные последствия реализации утопических идей – изначально прекрасных и логичных. Антиутопия – это гипотеза, а “Кролики и удавы” – это реальность.

В “Кроликах и удавах” показано вполне реальное общество, причем обрисовываются вполне конкретные его черты. К такому приему прибегал не только Искандер. Начиная с конца 70-х годов, один за другим появлялись “Аптекарь” Орлова, “Живая вода” Крупина и многие другие. Опасаясь открыто высказывать отрицание, неприятие тех или иных сторон жизни, а порой и всей системы, писатели создавали фантастические миры, куда помещали своих настоящих героев. Обращаясь к проблемам политического устройства общества, такая проза всегда строится на абсурде и алогизме; в будничном течении жизни угадывается катастрофичность. Так возникает картина вымороченной действительности.

В “Кроликах и удавах” события разворачиваются в одной далекой африканской стране. Удавы охотятся за кроликами, а обезьяны и слоны соблюдают нейтралитет. Несмотря на то, что кролики обычно очень быстро бегают, при виде удавов они словно впадают в оцепенение. Удавы не душат кроликов, а как бы гипнотизируют их. При этом кролики и удавы при полной вроде бы своей противоположности составляют единое целое. Возникает особый симбиоз. Особый вид уродливого сообщества. Потому что кролик, переработанный удавом, – как размышляет Великий Питон, – превращается в удава. Значит, удавы – это кролики на высшей стадии своего развития. Иначе говоря, мы – это бывшие они, а они – это будущие мы.

И что получается. Если даже появляется в этой конформистской среде свободолюбивый кролик, чьей смелости хватает на то, чтобы уже внутри удава, уже будучи проглоченным, упереться в животе, то об этом бешеном кролике много лет потрясенные удавы будут рассказывать легенды.

Однако на самом-то деле и кролики, и удавы стоят друг друга. Их странное сообщество, главным законом которого является закон беспрекословного проглатывания, основано на воровстве, пропитано ложью, социальной демагогией, пустым фразерством, постоянно подновляемыми лозунгами (вроде главного лозунга о будущей Цветной Капусте, которая когда-нибудь в отдаленном будущем украсит стол каждого кролика!). Кролики предают друг друга, заняты бесконечной нечистоплотной возней. Это сообщество скрепленных взаимным рабством – рабством покорных холопов и развращенных хозяев. Хозяева ведь тоже скованы страхом: попробуй, скажем, удав не приподнять в знак верности головы во время исполнения боевого гимна. Немедленно собратья-удавы лишат его жизни за измену!

Рефлекс подчинения действует не только среди кроликов, но и среди удавов. Во главе стоит Великий Питон. Но Питон не удав, он инородец, сумевший подчинить себе весь удавий народ. Он требует беспрекословного подчинения и не терпит даже малейшего промедления и в исполнении приказов. Всякое идеологическое вольномыслие или нарушение закон удавьей жизни безжалостно карается. Самая изощренная пытка среди удавов – самопоедание, когда хвост удава засовывался ему в пасть. С одной стороны, он, пожирая себя, самоуничтожается, с другой стороны, он, питаясь самим собой, продлевает свои муки. Тут нельзя не вспомнить процессы 1937-1938 годов, когда под пытками люди были вынуждены оговаривать себя.

Искандер смотрит на реальность без иллюзий, открыто говоря о том, что, пока кролики, раздираемые внутренними противоречиями (а удавам только этого и надо), будут покорно идти на убой, их положение не изменится.

При этом Искандеру удается говорить об этом с юмором. Юмор – самое заметное свойство прозы Искандера. Довольно редкой разновидности, очень. настоящий, что ли. Смешное у него рождается словно бы из ничего, являясь всегда неожиданно. Его наблюдения, столь же острые, сколь и возвышенные, часто утрамбованы до размеров афоризма. И можно сказать, что его юмор – часть его мудрости, а может быть, оригинальная форма извинения за избыток мудрости. Когда читаешь его, думаешь, что смешное – не продукт специфического жанра, а заключительная стадия познания истины, стадия, которую просто не все достигают.

Но главной книгой Искандера стал роман “Сандро из Чегема”. В новеллах о Сандро, как и в рассказах о мальчике Чике, много веселья и грусти, но в них никогда нет безысходности. Поэтому прозу Искандера всегда приятно перечитывать, от нее словно заряжаешься какой-то теплой энергией, которая помогает выжить в холодном мире. Наверное, в этом тепле есть и доля солнечного Кавказа, но главное – это энергия его светлой писательской и человеческой души, которую не заменишь никаким мастерством. Это либо дано от Бога, либо – нет.

Проза Фазиля Искандера – это своеобразный, абсолютно индивидуальный мир образов, понятий, сюжетных линий объединенных автором в единую художественную систему. Уже не первое десятилетие вокруг этой системы ведутся споры, одной из главных тем которых является её условное разграничение на “русскую” и “абхазскую”.

Чтобы поверить в саму возможность подобного разграничения, необходимо рассмотреть причинно-условные связи, побуждающие делить единое и гармоничное целое на разобщённые, совершенно не дополняющие друг друга части.

С одной стороны, причины, казалось бы, налицо: перед нами – русскоязычная проза, принадлежащая перу автора-абхазца, причём, автора, на родном языке никогда не писавшего. Ситуация билингвизма (как в случае с “двуязычным” Чингизом Айтматовым и некоторыми писателями Севера) здесь отсутствует полностью, хотя, казалось бы, все предпосылки для неё есть. Из биографии Ф. Искандера нам известно, что родился и вырос он в Абхазии, в семье, говорившей на двух языках: абхазском и русском. И ту, и другую культуру писатель знает превосходно, компоненты этих культур в его художественной системе объединены в единое целое: несмотря на то, что нет ситуации “двуязычия”, присутствует ситуация “сложения” двух культур. Нельзя не обратить внимание, что “место действия” в его прозе – не только заповедный абхазский “Чегем” – этакое культовое понятие абхазского рая на Земле, но и многие русские города, например, Москва, однако, во втором случае, – это русские города именно глазами абхазца.

Слушая песню, исполняемую абхазским ансамблем песни и пляски “Лети, чёрная ласточка, лети”, Сталин, рисуя в уме идиллическую картину возвращения на Кавказ, думает о своей матери:

“. Куры, пьяные от виноградных отжимок, ходят по двору, прислушиваясь к своему странному состоянию, крестьянин, дожидаясь его, почтительно кланяется, мать, услышав скрип арбы, выглядывает из кухни и улыбается сыну. Добрая, старая мать с морщинистым лицом. Хоть в старости почёт и достаток пришли наконец: Добрая: Будь ты проклята!” приём, которым пользуется Искандер, описывая вождей: во многих местах они фигурируют под характерными названиями, например: Ленин – “Тот, Кто хотел хорошего”, Сталин -Большеусый, Лакоба – Глухой, и так далее – эзопов язык. характерный для Искандера сплав яркого, с точным ощущением национального характера, литературного этнографизма, богатой смеховой палитры (от мягкого юмора до беспощадного сарказма), «камерного» лиризма и социально-политического обличения, двуплановости «эзопова» языка и сочности живой разговорной речи отличает и многочисленные произведения-воспоминания Искандера, написанные от лица (или посредством введения этого образа) Сандро, народного героя, старика и юноши одновременно. Центральное из них – роман Сандро из Чегема (1973–1988, полное изд. 1989), состоящий из публикуемых с 1966 отдельных фрагментов (одноимен. рассказ, Дядя Сандро и пастух Кунта, Чегемские сплетни, Пастух Махаз и др.), в котором главный герой претендует на роль, родственную образам Тиля Уленшпигеля или Ходжи Насреддина – плута и мудреца, выразителя национального характера и народной «фронды», и где история страны и в ней – абхазского народа передается через призму его насмешливо-разоблачительного восприятия (особенно примечательна здесь глава Пиры Валтасара, где наряду с вымышленными героями действуют гротесково-пародийные образы Сталина, Калинина, Берии и др.) Чегем не географическое, а нравственное понятие. Чегем – это источник духовности, живущей в древнем народе и позволяющей ему “в этом мире, забывшем о долге, о чести, о совести”, сохранить благородство души, веру в добро и порядочность, честность и справедливость.

Ф.Искандер заставляет читателя смеяться, доводя идею колхоза до полного абсурда. Именно смех помогает писателю показать всю нелепость изменений, происходящих в жизни горного села. О том, насколько чуждо понятие колхоза чегемцам, говорит уже тот факт, что ни один из них не может даже правильно выговорить это слово. Оценка чегемцами колхозного поветрия – вполне чёткая: “кумхоз – это дурь грамотеев в чесучовых кителях”; “чтобы этот кумхоз опрокинулся так же, как эта рюмка” (любимый тост старого Хабуга) и так далее. Непонятное слово, непонятные новые распоряжения руководства: срочное обобществление скота, хотя нет для этого подходящего помещения; срочная высадка тунговых деревьев, хотя плоды их ядовиты; срочное разведение чайных кустов, хотя “чая чегемцы отродясь не пили” и так далее. в жизнь горного села приходят страшные слухи об арестах и высылках, а над всем этим витает зловещая тень Вурдалака и Большеусого, а иначе – “доброго и мудрого вождя всех народов” товарища Сталина

Выделяется философско-политическая повесть-сказка Искандера «Кролики и удавы» (1982, США; 1987, М.), в которой государство, предводимое диктатором Великим Питоном и состоящее, с одной стороны, из пожирателей-змей, а с другой – из молчаливо, с благословения своего Короля, идущих к ним на пищу кроликов и бессловесных работяг-туземцев, заклеймено язвительной сатирой во всех своих слоях, согласившихся на столь противоестественный и каннибалистский «общественный договор». Своеобразную форму протеста (свобода самоубийства в ответ на смерть по принуждению) предлагает писатель в рассказе «Широколобый».

В «Кроликах и удавах» Ф. Искандер показал тоталитарную общественную систему, продемонстрировал механизм ее действия. Сказка представляет собой развернутую метафору социального строя, в котором три уровня иерархии: удавы во главе с Великим Питоном, заглатывающие кроликов; кролики; туземцы, которые выращивают овощи.

Мир кроликов и удавов — это привычный, устоявшийся мир, основанный на безотчетном страхе одних перед другими, на негласном договоре, по которому верхушка кроличьего королевства попустительствует «заглоту» кроликов удавами. Загипнотизированные страхом кролики даже не пытаются сопротивляться, когда их проглатывают удавы. Мир кроликов — мир конформизма, лжи, цепи доносов и предательств и — всеобщего парализующего страха.

В этом кроличьем королевстве существует своя иерархия. Во главе государства стоит Король, управляющий с помощью двух средств — страха и обещания Цветной Капусты (какая замечательная метафора «светлого будущего коммунизма»!). Вокруг него группируются Допущенные к Столу, чье место стремятся любыми способами занять Стремящиеся быть допущенными. Для достижения мечты хороши все средства: наушничество, оговор, предательство, соучастие в убийстве.

В народных сказках о животных кролики и удавы представляют две противоположные силы. Но в сказке Искандера это не такая простая противоположность. Здесь не аллегория силы и трусости заключена в животных: каждое из них при наличии родовых качеств еще и индивидуально.

Среди кроликов есть свои индивидуальности. Появился Задумавшийся Кролик, который обнаружил, что кроличий страх — это и есть гипноз, делающий кроликов бессильными перед удавами. «Наш страх — это их гипноз. Их гипноз — это наш страх». Если превозмочь страх, то не так-то просто проглотить кролика. Но это открытие ломало систему, по которой разумно управлять кроликами можно при помощи надежды — Цветной Капусты и страха. Если кролики не будут бояться, разрушат гипноз страха, будут бдительны перед врагом, то на одной Цветной Капусте долго не продержишься. Поэтому нарушителя гармоничной системы необходимо было устранить. Для этой цели как нельзя лучше подходит Находчивый, который умеет вовремя шепнуть и где надо подпрыгнуть. Он жаждет быть Допущенным к Столу, а для этого готов сделать все, что необходимо Королю. Открыто выступить он не хочет, так как это нарушит его реноме либерала, но выслужиться за счет предательства он готов. Поэтому он распевает песенку, в которой завуалированно доносит удавам, где находится Задумавшийся. Но и сам Находчивый оказывается скомпрометированным, и Король отправляет его в ссылку в пустыню на съедение удавам. Свидетель и участник убийства Задумавшегося уничтожен. В этом эпизоде нашла отражение система, характерная для репрессивной машины тоталитарного государства.

Ф. Искандер показывает, что в королевстве кроликов царит кроличья психология и массовый гипноз. Когда после гибели Задумавшегося кролики вздумали бунтовать. Король назначает демократические выборы, но перед этим устраивает сеанс государственной гимнастики, вызывающей «рефлекс подчинения». «Кролики, встать! Кролики, сесть! Кролики, встать! Кролики, сесть! — десять раз подряд говорил Король, постепенно вместе с музыкой наращивая напряжение и быстроту команды… — Кролики, кто за меня? — закричал Король, и кролики не успели очнуться, как очутились с поднятыми лапами». «Государственная гимнастика» — глубокая метафора идеологической пропагандистской обработки в тоталитарном обществе, приводящей к единомыслию. Недаром «Король снова пришел в веселое расположение духа. Он считал, что некогда придуманная им гимнастика при внешней простоте на самом деле — великий прием, призванный освежать ослабевающий время от времени рефлекс подчинения».

Когда Задумавшийся открыл, что гипноз — это страх кроликов, и кролики перестали бояться удавов, это было угрозой не только благоденствию королевства кроликов с его мечтой о Цветной Капусте. Это расшатывало и царство удавов. И вот здесь-то появился удав Пустынник, нашедший новый способ обработки кроликов без гипноза. Этот новый способ — удушение. «А каков верхний и нижний предел удушения?» — спросил один из удавов. Это физическое, экономическое, моральное удушение. Ф. Искандер строит свою сказку так, что возникают аллюзии. Период авторитарной власти сменился более «гуманным», когда инакомыслие не уничтожалось физически, но удушалось морально. После смерти Великого Питона общество «демократизировалось»: «После воцарения Пустынника жизнь удавов и кроликов вошла в новую, но уже более глубокую и ровную колею, кролики воровали для своего удовольствия, удавы душили для своего». Здесь очевидна аллюзия: время Великого Питона — тоталитарное государство сталинского типа, время Пустынника — более мягкий авторитаризм брежневского типа. Несмотря на явные параллели, социальное пространство сказки значительно шире — это всякое тоталитарное общественное устройство, а не только конкретное советское общество.

Проблематика и художественные особенности повести Ф. Искандера «Кролики и удавы»

(В сказке «Кролики и удавы» Ф.Искандер с помощью аллегории показывает тоталитарное государство трех типов. Эго государство кроликов, государство удавов в отношения между кроликами и удавами. Удавы живут, как говорит автор, “в одной южной-преюжной стране”. Их царство – это тоталитарное государство, во главе которого стоит Великий Питон. При его дворе находятся глупые, бездарные удавы. Например, главный визирь “на все вопросы умел отвечать не задумываясь, за что и был назначен главным визирем царя. ” В царстве удавов всё основано на страхе и беспрекословном подчинении. Здесь существуют жестокие законы и обычаи. Великий Питон, появляясь, неизменно произносит “боевой гимн”, который все удавы в знак верности “должны были выслушивать”, приподняв голову. Гимн в царстве удавов – это приветствие, выражение верности Великому Питону. Не приподнявший во время приветствия головы лишался жизни как изменник. Удавы питаются кроликами, гипнотизируя их, то есть совершая священный ритуал гипноза, о котором запрещено говорить, во время последнего запрещено вступать в дискуссию с кроликами. Нарушивший этот ритуал был сурово наказан: изгнан в пустыню. В далекие времена в царстве удавов существовало ещё более жестокое наказание: казнь – самопоедание удавов. Жестокие, кровожадные, для них нет ничего святого. По образному выражению автора, душа каждого удава находится где-то в глубине его желудка, а родина для удава – это место, где он имеет прекрасную пищу.Удавы беспощадны по отношению друг к другу, они предают друг друга, доносят друг на друга. Царство удавов – это тоталитарное государство, но тоталитарный режим и его законы противоестественны природе любого общества, поэтому и в рядах удавов начинается постепенное разложение. Они становятся менее жестокими и кровожадными. Таким образом, в царстве удавов презиралась слабость, жалость, совесть, шло воспитание жестокости, а всех неугодных сурово наказывали. Такие же законы царили и в государстве кроликов, которое называлось Королевством. Глава его – Король и его приближенные составляют двор, в сказке он называется Столом, а придворные Допущенными к Столу. Те, кто хотел стать приближенным к Столу, назывались Стремящимися, “Король знал, что только при помощи надежды (Цветная Капуста) и страха (удавов) можно разумно управлять жизнью кроликов”. “. Ни один кролик никогда не видел Цветной Капусты. Правда, в кроличьей среде всегда жили слухи о том, что местные туземцы вместе с засекреченными кроликами, работающие на тайной плантации по выведению Цветной Капусты, добились решительных успехов. Как только опыты, близкие к завершению, дадут возможность сажать Цветную Капусту на огородах, жизнь кроликов превратится в сплошной праздник плодородия и чревоугодия. Время от времени сочетание цветов в изображении Цветной Капусты на знамени едва заметно менялось, и кролики видели в этом таинственную, но безостановочную работу истории на благо кроликов. Увидев на знамени слегка изменившийся узор цветов, они многозначительно кивали друг другу, делая для себя далеко идущие оптимистические выводы. Говорить об этом вслух считалось неприличным, нескромным, считалось, что эти внешние знаки внутренней работы истории появились случайно, по какому-то доброму недосмотру королевской администрации.)

В «Кроликах и удавах» же перед нами предстает вполне реальная картина жизни об­щества, правда замаскированная под фантастический мир неких удавов и кроликов. Этот прием использо­вался многими писателями 70-х годов, произведения которых рассказывали об отрицательных сторонах жизни советского общества или содержали в себе кри­тику общественно-политического устройства страны.

Фантастичный мир сказки Искандера представлен далекой африканской страной, где удавы традицион­но поедают кроликов, кролики принимают это как данность, считая, однако, несправедливостью, а обезьяны, слоны и туземцы придерживаются сторон­ней позиции. Изображая два таких, на первый взгляд, разных общества, писатель показывает не­ожиданный их симбиоз: «. кролик, переработанный удавом, превращается в удава. Значит, удавы — это кролики на высшей стадии своего развития. Иначе го­воря, мы — это бывшие они, а они — это будущие мы», — разъясняет правитель удавов Великий Питон своим подопечным. Их сходство этим не ограничива­ется, и те и другие представляют собой модель тотали­тарного идеологизированного общества со всеми со­путствующими атрибутами: гимнами, флагами, мая­чащим впереди образом светлого будущего, в данном случае его роль играет Цветная Капуста у кроликов. И в том и в другом мире царствует лживое раболепие, основывающееся на страхе перед вождем, которое поддерживается суровыми наказаниями любого сво­бодомыслия. «Король знал, что только при помощи надежды (Цветная Капуста) и страха (удавы) можно разумно управлять жизнью кроликов». Жизнь кро­ликов и удавов наполнена бесконечными предатель­ствами и доносами на себе подобных, часто оказыва­ясь на их месте, причем, «. любой преданный преда­тель, вспоминая свои ощущения, когда он предавал, и сравнивая их со своими ощущениями, когда он пре­дан, с полной искренностью думает: все-таки у меня это было не так низко». А насколько философична фраза о том, что «тот, кто раздумывает над вопросом, донести или не донести, в конце концов обязательно донесет, потому что всякая мысль стремится к завер­шению заложенных в ней возможностей».

Удавы, поглощающие кроликов, гордятся своей гуманностью, которая, по их мнению, проявляется в том, что они, гипнотизируя кроликов, избавляют их от мучительной смерти. Кролик, объявивший, что «. их гипноз — это наш страх. А наш страх — это их гипноз», создал, по сути, революционную ситуацию, опасную как для удавов, так и для кроликов. Одним это грозит голодом, другим анархией. Предложенный удавом Пустынником новый метод убиения кроли­ков — удушение, заставляет и тех, и других сожалеть о старых добрых временах, забыв о прежних возму­щениях: «Интересно, что некоторые престарелые кролики, рассказывая молодым о прежней жизни в гипнотический период, сильно идеализировали его».

«Удивительно, что и старые удавы, делясь воспо­минаниями с молодыми, говорили, что раньше было лучше. При этом они тоже, как водится, многое пре­увеличивали». Итак, благие намерения Задумавше­гося закончились всеобщим разочарованием, что опять позволяет провести параллель с историей на­шей страны, пережившей революцию, последствия которой оказались непредсказуемы. Ассоциации с прошлым нашей страны вызывает и обилие бессмыс­ленных лозунгов, провозглашаемых как кроликами, так и удавами: «Удав, из которого говорит кролик, — это не тот удав, который нам нужен». «Шипите шепо­том, не забывайте, что враг внутри нас», «чем лучше запасной выход, тем меньше шансов, что он потребу­ется» , «на образование кроликов чернил не жалеть» и тому подобное.

Но «Кроликов и удавов» нельзя назвать только са­тирическим произведением, ведь темы, затрагивае­мые писателем, относятся к категории вечных и переосмысливаются не одним поколением: предательство, трусость, измена своим идеалам за право быть «допу­щенным» , судьба личности, восставшей против обще­ства, психология власти — все это повторяется из века в век, порождая новых героев и тиранов.

24.Проблематика повести В. Маканина «Сюр в пролетарском районе»

В повести Владимира Маканина «Сюр в пролетарском районе» человек – игрушка. Ни с того, ни с сего, совершенно неожиданно для героя повести за ним начинает гоняться, стремясь настичь его, гигантских размеров рука. Для героя начинается кошмарная жизнь, смысл которой заключен теперь в том, чтобы скрыться от сюрреалистического преследования огромных шевелящихся пальцев этой руки. Герой Маканина выступает как игрушка, которой кто-то решил поиграть, причем правил этой игры человек-игрушка не знает, поэтому

ситуация для него приобретает облик кошмара и заканчивается для него трагически.

Герой повести внезапно попадает в незнакомую ему реальность, в которой действуют неведомые ему законы. Он не может проникнуть в логику этой новой для него действительности, поэтому она для него абсурдна, алогична. Игровая для того, кто знает правила игры, ситуация для человека-куклы таковой не является. И осознается как роль трагическая.

Обратная сторона платоновского понимания игры: «надо жить играя» находит свое отражение практически во всех текстах, которые вписываются в постмодернистскую эстетику.

Эстетические особенности русской постмодернистской литературы исходят из оппозиции, из противостояния советской идеологизированной литературе, очень не смешной и неигровой в своей основе. Тексты постмодернистов если не смешны, то обязательно построены на игре со словом.

Сказочный тип условности в повести Искандера «Кролики и удавы»

Фазиль Абдулович Искандер р. 1929 Кролики и удавы – Философская сказка (1982)

События происходят много лет назад в одной далекой африканской стране. Удавы без устали охотятся за кроликами, а обезьяны и слоны соблюдают нейтралитет. Несмотря на то что кролики обычно очень быстро бегают, при виде удавов они словно впадают в оцепенение. Удавы не душат кроликов, а как бы гипнотизируют их. Однажды юный удав задается вопросом, почему кролики поддаются гипнозу и не было ли попыток бунта. Тогда другой удав, по прозвищу Косой, хотя на самом деле он одноглазый, решается поведать своему юному другу «удивительный рассказ» о том, как проглоченный им кролик внезапно взбунтовался прямо у него в животе, не желал там «утрамбовываться» и «не переставая вопил» из его живота всякие дерзости. Тогда глава удавов, Великий Питон, приказал выволочь Косого на Слоновую Тропу, чтобы слоны «утрамбовали» дерзкого кролика, пусть ценой здоровья и даже жизни «жалкого» удава Косого, ибо «удав, из которого говорит кролик, это не тот удав, который нам нужен». Очнулся несчастный удав лишь через две недели и уже одноглазым, не помня, в какой момент из него выпрыгнул дерзкий кролик.

Рассказ Косого подслушивает кролик, которого зовут Задумавшийся, так как он много думает; в результате длительных размышлений этот кролик приходит к смелому выводу и сообщает о нем потрясенным удавам: «Ваш гипноз — это наш страх. Наш страх — это ваш гипноз». Рядовые кролики в восторге от идеи Задумавшегося, однако Королю кроликов такое свободомыслие не по вкусу, и он напоминает кроликам, что хотя «то, что удавы глотают кроликов, — это ужасная несправедливость», но за эту несправедливость кролики пользуются «маленькой, но очаровательной несправедливостью, присваивая нежнейшие продукты питания, выращенные туземцами»: горох, капусту, фасоль, и если отменить одну несправедливость, то необходимо отменить и вторую. Опасаясь разрушительной силы всего нового, а также утраты собственного авторитета в глазах рядовых кроликов, Король призывает кроликов довольствоваться тем, что есть, а также вечной мечтой о выращивании в ближайшем будущем вкуснейшей Цветной Капусты. Кролики чувствуют, что «в словах Задумавшегося есть какая-то соблазнительная, но чересчур тревожащая истина, а в словах Короля какая-то скучная, но зато успокаивающая правда».

Хотя для рядовых кроликов Задумавшийся все же герой, Король решает тайком устранить его и подговаривает бывшего друга Задумавшегося, а ныне — приближенного ко двору и фаворита Королевы по имени Находчивый предать опального кролика, для чего необходимо громко прочитать в джунглях сочиненный придворным Поэтом стих с «намеками» на местонахождение Задумавшегося. Находчивый соглашается, и однажды, когда Задумавшийся и его ученик по имени Возжаждавший размышляют, как устранить несправедливость из жизни кроликов, к ним подползает юный удав. Задумавшийся решает поставить эксперимент, чтобы доказать свою теорию об отсутствии гипноза, и действительно не поддается гипнозу удава. Раздосадованный удав рассказывает кроликам о предательстве Находчивого, и Задумавшийся, искренне любящий родных кроликов и глубоко потрясенный подлостью Короля и самим фактом предательства, решает принести себя в жертву удаву, чей инстинкт оказывается сильнее доводов рассудка, и юный удав, к ужасу Возжаждавшего, помимо собственной воли съедает «Великого кролика». Задумавшийся перед смертью завещает верному ученику свое дело, как бы передавая ему «весь свой опыт изучения удавов».

Тем временем юный удав, осмелев после поедания Задумавшегося, приходит к выводу, что удавами должен править удав, а не какой-то там инородный Питон. За такую дерзкую мысль удава ссылают в пустыню. Туда же за предательство ссылают и Находчивого (Король открестился от него). Изголодавшийся удав вскоре придумывает новый метод поедания кроликов — через удушение — и глотает изумленного Находчивого. Удав логично решает, что с «таким гениальным открытием» Великий Питон его «примет с распростертыми объятиями», и возвращается из пустыни.

А между тем в джунглях Возжаждавший ведет огромную воспитательную работу среди кроликов — он даже готов в качестве эксперимента пробежать по телу удава в обе стороны. В эпоху умирания гипноза царит полный хаос. В результате появляется «огромное количество анархически настроенных кроликов, слабо или совсем не поддающихся гипнозу». Но королевство кроликов не разваливается именно благодаря возвращению Удава-Пустынника. Он предлагает метод удушения кроликов и демонстрирует его на Косом, так что тот испускает дух. После этого Великий Питон прощает Пустынника и назначает его своим заместителем. Вскоре Пустынник сообщает удавам о смерти Великого Питона и о том, что, согласно воле покойного, он, Великий Пустынник, будет управлять ими. Пока удавы совершенствуются в технике удушения, прославляя нового правителя, Король кроликов догадывается и оповещает кроликов о надвигающейся опасности, предлагая старый, но единственный метод борьбы с удавами — «размножаться с опережением».

Интересно, что и кролики, и удавы сожалеют о старых добрых временах. Деятельность Возжаждавшего теперь, когда удавы душат всех подряд, имеет «все меньше и меньше успеха». Кролики идеализируют эпоху гипноза, потому что тогда умирающий не чувствовал боли и не сопротивлялся, удавы — потому что было легче ловить кроликов, но и те и другие сходятся на том, что раньше был порядок.

Р. S. Позднее автору суждено было убедиться в научной правоте наблюдений Задумавшегося: один знакомый змеевед «с презрительной уверенностью» сообщил ему, «что никакого гипноза нет, что все это легенды, дошедшие до нас от первобытных дикарей».

Ссылка на основную публикацию
×
×