×

Анализ романа Госпожа Бовари Флобера

Анализ романа Госпожа Бовари Флобера

Роман «Госпожа Бовари» занимает и по сей день определенное место в литературе. Стиль романа больше относится к психологическому и драматическому жанру, он хорошо продуман и прост в восприятии, где каждое слово является совершенством. Сильно отражен дух реализма, когда в те времена вовсю освещались романтика и лирика того времени, несмотря на войны и революции.

Флобер пошел наперекор всему серому и обыденному. Он идеально подчеркнул стиль французской действительности и яркий и запоминающийся образ персонажей своего романа: здесь патриотизм и в тоже время отторжение любого новаторства и современности, любовь и сострадание вперемешку с серой обыденностью и равнодушием.

Сюжет романа повествует о трагичной и несчастной судьбе молодой женщины Эммы рано вышедшей замуж, которая как дитя жила в своих иллюзиях, а не найдя своего идеала и смысла в жизни, кончает жизнь самоубийством.

Позиция автора – в романе хорошо показана позиция автора, непредвзятости к любому персонажу романа, он дает возможность каждому читателю самому оценить действия и поступки всех действующих лиц романа. Он же лишь освящает ту действительность и самобытность мещанства в глухой французской провинции. Беспочвенные иллюзии о счастливой жизни героини, скорое ее разочарование в семейной жизни, обманщик-муж, слишком заурядные и безответственные любовники – все настолько лишено романтизма в романе, что даже любовная сцена происходит ни где-то в уютном и милом местечке, а просто какая то выставка. Все сухо надменно и без лишних эмоций.

И именно это и является причиной гибели героини. Она не видит смысла в дальнейшей своей судьбе, вокруг вранье, ложь и обман. Нет того, что она так упорно и долго искала – идеальной жизни, которая была описана в монастырских книжках, а горькая реальность так ужасна и отвратительна. Богатое воображение выращенное в закрытых стенах монастыря, закрывшие ее от реалии мира, породили склонность к нелепым грезам и не способности приспособится к реалиям.

Мещанская жизнь в романе полна расчетливости и лжи: Эмма была выбрана в жены по сухому расчету своей свекрови; Утаивание Шарлем мужем Эммы семейного дохода, в виде дополнительного заработка; местный аптекарь Гомэ под блистательной маской благочестия скрывает мелочность, нарочитость, чревоугодие и похождения на сторону.

Актуальность романа отражение некоторых черт людей, которые живут по принципу начну новую жизнь в «понедельника», и все наладится и все будет хорошо. Образ Эммы, заключен в неумении решать проблемы, приложить максимум усилий для создания своей земной идеальной жизни, а не воображаемой. Даже материнство не спасает ее, ведь дети смысл жизни любой матери.

2 вариант

Произведение относится по жанровой направленности к психологической драме, изображающей жизнь французской провинции девятнадцатого века. Идея написания романа возникает у писателя в результате услышанной истории о семействе Деламар, в которой жена решается на самоубийство. Именно Дельфина Деламар, жаждавшая для себя лучшей жизни, выступает в качестве прототипа ключевой фигуры романа Эммы Бовари. При этом сам писатель неоднократно упоминает о том, что все герои произведения являются плодом его литературной фантазии.

Эмма Бовари представляется автором в образе романтической натуры, мечтающей блистать в высших кругах, но при этом являющейся плохой супругой для своего мужа Шарля. Молодая женщина характеризуется крайней противоречивостью, выражающейся в ее неоднозначных поступках, причина которых кроется в иллюзорном мире героини, поддавшейся влиянию книжной романтики. Эмма пытается найти в жизни идеал мужчины, а также красивого существования, но ее попытки не увенчаются успехом, поскольку делает это она неразумно и глупо, полностью отрываясь от реальной действительности.

Композиционная структура романа отличается длинной экспозицией, позволяющей более точно раскрыть психологическую мотивацию поступков главной героини, и также тщательными авторскими зарисовками характерных черт героев произведения и деталей их бытовой жизни.

Сюжетная линия романа повествует о трагической судьбе молодой женщины, которая благодаря собственным иллюзиям создает себе несчастную жизнь, при этом писатель использует метод беспристрастного детального изложения событий без лирических авторских отступлений, передающих его точку зрения, применяя исключительно средства художественной выразительности.

Писатель демонстрирует в романе негативные признаки мещанской провинциальной жизни в виде пошлости, отсутствия рефлексии, наличием низменных страстей и амбиций, а также грубого, убогого материализма.

Отличительной особенностью романа является своеобразная атмосфера, в которой отсутствуют положительные и отрицательные персонажи, а также авторская позиция по отношению к героям произведения. Писатель отдает читательской аудитории право суждения о каждом персонаже романа.

Роман воссоздает колоритную картину бездушной буржуазной провинциальной жизни того периода времени, выглядевшей внешне довольно добропорядочной и правильной.

Анализ 3

За основу романа “Госпожа Бовари” Флобер берет реальную историю из жизни семьи Деламар. Ее Флоберу поведал его друг, поэт Луи Буйное. Согласно его рассказу, Эжен Деламар был врачом из провинции, сначала он был женат на вдове, а затем с молодой барышней, Дельфиной Кутюрье. Она умирала от скуки в провинциальном городке, все свои сбережения тратила на платье и любовников. В конце концов, покончила жизнь самоубийством. Написанию данного романа автор посвятил 5 лет своей жизни, пытаясь раскрыть читателю все тайны провинциальной жизни. Именно в этом произведении у автора проявилась неповторимая поэтическая манера.

Проблематика романа непосредственно связана с образом главной героини – Эммы Бовари. Она училась в монастыре, все время мечтает, но в жизни сталкивается с повседневностью, простотой. Одним из первых разочарований стала ее свадьба. Фантазируя о романтическом, незабываемом празднике, все что она получила это, была фермерская гулянка, а вместо медового месяца – бытовые дела по обустройству нового дома. Даже материнство не приносит ей радости, она очень хотела сына, но радела дочь. Эмма очень хотела бы покупать красивую одежду для малыша, но средств ей не хватает. Эмма пытается полюбить своего мужа, а вместе с ним и дочь на протяжении целого романа.

Однажды она влюбилась в помощника нотариуса, юноши по имени Леон. И когда она осознает о своих чувствах к нему, то пытается не поддаваться им и остаться в семье, соблюдая правила морали. Люди восхищались ее сдержанностью и рассудительностью. Но когда Леон едет в Париж, Эмма грустит. Затем она встречает своего первого любовника – Родольфа Буланже.

Для Эммы он как герой из книги, а для Родольфа она лишь очередная любовница. Она тяжело переживает измену мужу, как и все романтические героини, едва не умирает от тоски. Однако не может себя контролировать и отдается чувствам.

Через несколько лет госпожа Бовари встречает свою первую любовь – Леона Дюпюи. В настоящее время уже никакие моральные принципы и угрызения совести их не останавливают, они становятся любовниками. Они наслаждаются своей любовью, но не долго.

Муж Эммы как будто не замечает все любовные похождения своей жены, он ей слепо верит и вообще обожает жену. С ней он счастлив, но он никогда не интересовался, что думает она, счастлива ли. Возможно если бы он больше проявлял внимания к жене, то у них были бы хорошие отношения. Каждый раз, когда Эмма искала что-то хорошее в муже, он постоянно ее разочаровывал. Шарль черствый, бездарный врач. Госпожу Бовари это выводило из себя.

Госпожа Бовари запуталась в своих чувствах, сначала она начала приобретать вещи для себя, чтобы немножко отвлечься. Думала, что таким образом приблизиться к лучшей жизни. Затем она начала делать дорогие подарки своим любовникам, обустраивала квартиру для своих любовных утех. Когда наступает финансовый крах, то для Эммы это еще и крах в нравственном смысле. Эмма чувствует что не может так дальше жить, не может жить в мире, где не нашла своего счастья. И сознательно расставаться с жизнью. Шарль же, в свою очередь, прощает измену жены. Он все же любит ее, несмотря ни на что. И решает умереть вслед за ней, потому что жизнь без нее это не жизнь.

Также читают:

Картинка к сочинению Анализ романа Госпожа Бовари Флобера

Популярные сегодня темы

Любовь, пожалуй, бесспорно одна из самых часто встречающихся направлений в литературе. Причем любовь абсолютно разного характера: к семье, родной земле, любимому человеку.

Произведение является составной частью авторского прозаического цикла под названием «Человеческая комедия», основной темой которого представляется изображение искренней отцовской любви, не нашедшей

Это произведение выступает заключительной частью, сборника Шолохова «Донские рассказы». Он вложил в этот рассказ все свои последние силы, и смог блестяще закрыть свой сборник.

Маковский Владимир появился на свет в Москве, в семье любителя живописи и основателя Московского художественного училища Егора Ивановича Маковского, 7 февраля 1846.

Наверное, каждый из нас был студентом. Вот об этом и решил написать Вампилов в своем произведении «Студент». Как все уже поняли, что речь идет про одного студента, которому сегодня не очень-то хотелось отправляться на занятия

«Госпожа Бовари», художественный анализ романа Гюстава Флобера

В основу романа «Госпожа Бовари» легла реальная история семейства Деламар, рассказанная Флоберу другом – поэтом и драматургом Луи Буйле. Эжен Деламар – посредственный врач из глухой французской провинции, женатый в начале на вдове, а затем на молодой девушке – стал протипом Шарля Бовари. Его вторая жена – Дельфина Кутюрье – изнывающая от мещанской скуки, тратившая все деньги на дорогие наряды и любовников и покончившая жизнь самоубийством – легла в основу художественного образа Эммы Руо/Бовари. При этом Флобер всегда подчёркивал, что его роман далёк от документального пересказа реальной истории и времена даже говорил о том, что у госпожи Бовари нет прототипа, а если и есть, то им является сам писатель.

С момента рождения замысла и до публикации произведения прошло долгих пять лет. Всё это время Флобер тщательно работал над текстом романа, первоначально имевшим тысячу страниц и урезанным до четырёхсот. В «Госпоже Бовари», как ни в каком другом произведении французского классика, проявилась его уникальная художественная манера, заключающаяся в лаконизме, ясности выражения мысли и предельной точности слова. Работа над романом далась Флоберу нелегко. С одной стороны ему было неприятно писать о пошлой жизни среднестатистических буржуа, с другой – он пытался сделать это, как можно лучше, чтобы показать читателю всю подноготную провинциальной мещанской жизни.

Художественная проблематика романа тесно связана с образом главной героини – Эммы Бовари, воплощающей в себе классический романтический конфликт, заключающийся в стремлении к идеалу и неприятию низменной действительности. Душевные метания молодой женщины, между тем, проходят на сугубо реалистическом фоне и не имеют ничего общего с возвышенными позициями прошлого. Она и сама, «при всей своей восторженности», была натурой «рассудочной»: «в церкви ей больше всего нравились цветы, в музыке – слова романсов, в книгах волнения страстей. ». «Чувственное наслаждение роскошью отождествлялось в её разгорячённом воображении с духовными радостями, изящество манер – с тонкостью переживаний».

Получившая стандартное женское воспитание в монастыре урсулинок Эмма всю жизнь тянется к чему-то необычному, но каждый раз сталкивается с пошлостью окружающего её мира. Первое разочарование настигает девушку сразу же после свадьбы, когда вместо романтического праздника при свете факелов она получает фермерскую пирушку, вместо медового месяца – бытовые заботы по обустройству нового дома, вместо статного, умного, стремящегося сделать карьеру мужа – доброго, ничем, кроме неё, не интересующегося, человека с некрасивыми манерами. Случайное приглашение на бал в замок Вобьесар становится сокрушающим для Эммы: она понимает, насколько сильно не устраивает её жизнь, впадает в тоску и приходит в себя только после переезда в Ионвиль.

Материнство не приносит главной героини радости. Вместо долгожданного сына Эмма рожает дочь. Купить желаемое детское приданое она не может из-за недостатка средств. Девочка, как и её отец, обладает заурядной внешностью. Эмма называет дочь Бертой – в честь незнакомой ей женщины с Вобьесарского бала – и практически забывает о ней. Любовь к дочери в госпоже Бовари просыпается вместе с тщетными попытками полюбить мужа, которые она делает на протяжении всего романа, разочаровавшись то в одной, то в другой своей страсти.

Первая влюблённость в помощника нотариуса, белокурого юношу Леона Дюпюи оборачивается для Эммы платонической, полной душевных переживаний связью. Госпожа Бовари не сразу догадывается о том, что происходит между ней и молодым человеком, но, поняв это, изо всех сил пытается удержаться в лоне семьи и общественной морали. На людях она «была очень печальна и очень тиха, очень нежна и в то же время очень сдержанна. Хозяйки восхищались её расчётливостью, пациенты – учтивостью, беднота – сердечность. А между тем она была полна вожделений, яростных желаний и ненависти». На этом этапе жизни от измены Эмму удерживает собственная «душевная вялость» и неопытность Леона.

После того, как измученный безответной любовью юноша уезжает в Париж, госпожа Бовари вновь погружается в тоску, из которой её вырывает новая, уже вполне взрослая страсть в виде первого в жизни любовника – Родольфа Буланже. Эмма видит в тридцатичетырёхлетнем красавце романтического героя, в то время как богатый помещик воспринимает женщину, как очередную любовницу. Госпожу Бовари хватает на полгода возвышенной любви, после чего её отношения с Родольфом переходят в статус «семейных». При этом разрыв с мужчиной Эмма воспринимает настолько болезненно, что, как и положено всем романтическим героиням, чуть не умирает от нервной горячки.

Последний этап духовного падения Эммы приходится на второго любовника, первого любимого – Леона Дюпюи. Встретившиеся спустя несколько лет герои уже обладают необходимой для создания временной пары распущенностью и не испытывают никаких угрызений совести из-за происходящего. Напротив и Эмма, и Леон наслаждаются своей любовью, но делают это до тех пор, пока не наступает очередное пресыщение.

Любовные похождения госпожи Бовари проходят для мужа незамеченными. Шарль боготворит супругу и слепо доверяет ей во всем. Будучи счастлив с Эммой, он совсем не интересуется тем, что чувствует она, хорошо ли ей, всё ли её устраивает в жизни? Госпожу Бовари это приводит в бешенство. Возможно, будь Шарль более внимательным, она смогла бы установить с ним хорошие отношения, но каждый раз, когда она пытается найти в нём что-то положительно, он неизменно разочаровывает её – своей душевной чёрствостью, своей врачебной беспомощностью, даже своим горем, свалившимся на него после смерти отца.

Запутавшись в чувствах, Эмма одновременно путается и в деньгах. В начале она покупает вещи для себя – чтобы развлечься, успокоиться, приблизиться к красивой жизни; затем начинает делать подарки любовникам, обустраивать своё любовное гнёздышко в Руане, транжирить деньги на чувственные удовольствия. Финансовый крах приводит Эмму к краху духовному. Она всей душой ощущает моральное превосходство мужа, и намеренно уходит из жизни, в которой так и не нашла счастья. Шарль прощает жене измены и потерю состояния. Он любит её вопреки всему, и умирает вслед за ней, потому что жить без неё не может.

Общий анализ романа Гюстава Флобера «Мадам Бовари»

Первое произведение, отразившее миропонимание и эстетические принципы зрелого Флобера, – роман «Мадам Бовари» (1856), которому писатель отдает пять лет напряженного мучительнейшего труда. «Провинциальные нравы» – таков подзаголовок романа. Перед читателем предстает французское захолустье: Тост, где начинаются события, Ионвиль, где они завершаются. Эти города как две капли воды похожи один на другой. «Каждый день в один и тот же час открывал свои ставни учитель в черной шелковой шапочке, и приходил сельский стражник в блузе и при сабле. Утром и вечером, по трое в ряд пересекали улицу почтовые лошади – они шли на водопой. Время от времени дребезжал колокольчик на двери кабачка, да в ветреную погоду скрежетали на железных прутьях медные тазики, заменявшие вывеску у парикмахера». Это Тост. Таков же и Ионвиль – с его трактиром «Зеленый лев», где каждый вечер собираются обыватели города; церковью, где регулярно совершает богослужения или готовит к первому причастию местных сорванцов кюре Бурнисьен, погруженный в дела мирские больше, чем в заботы духовные; аптекой, принадлежащей вездесущему и всеведущему краснобаю – «идеологу» города фармацевту Омэ. «Больше в Ионвиле смотреть не на что. На его единственной улице, длиною не более полета пули, есть несколько торговых заведений, потом дорога делает поворот, и улица обрывается». Однообразие, серость, застой, трясина, засасывающая каждого, кто в нее попадет. Таков фон, избранный Флобером для его «буржуазного сюжета», герои и события которого естественно вписываются в мир цвета плесени.

Когда редактор упрекнул писателя за скучный, малопоэтический сюжет, Флобер взорвался: «Неужели вы думаете, что неприглядная действительность, воспроизведение которой вам так претит, не вызывает у меня такое же отвращение? Как человек я всегда уклонялся от нее насколько мог. Но как художник я решился на этот раз… испытать ее до конца».

«Буржуазный сюжет» флоберовского романа основан на банальной коллизии: жена, нелюбимый муж, которого она обманывает сначала с одним любовником, затем со вторым, коварный ростовщик, улавливающий в свои сети жертву, чтобы нажиться на чужой беде. Несложное взаимодействие этих фигур приводит к драматической развязке. Разочаровавшись в любовниках, вконец разоренная ростовщиком, убоявшаяся публичного скандала, не смеющая раскрыться в своих обманах доверчивому до слепоты мужу, жена-прелюбодейка кончает жизнь самоубийством, отравившись мышьяком.

Настаивая на праве художника обращаться к самым пошлым и тривиальным сюжетам, Флобер говорил: «Поэзия, подобно солнцу, заставляет и навозную кучу отливать золотом». Именно это и происходит в «Мадам Бовари». Поднятая на высочайший уровень правдивого аналитического искусства банальная история жены-прелюбодейки обретает в романе неожиданную, на первый взгляд, идейно-философскую глубину и подлинную эстетическую значимость. Перед зорким оком писателя-реалиста Эмма Бовари, оставаясь героиней буржуазного адюльтера, раскрывается как личность трагическая, пытавшаяся восстать против ненавистной пошлости, но, в конце концов, поглощенная ею.

Образ героини внутренне противоречив. Неоднозначно и авторское отношение к ней. Погруженная в трясину обывательского бытия, Эмма стремится вырваться из нее. Вырваться силой любви – единственного чувства, которое (в воображении героини) может поднять ее над опостылевшим серым миром. Поэтому она, не задумываясь, принимает предложение Шарля и становится его женой. Поэтому же, обманувшись в муже, она, словно в омут, бросается в объятья Родольфа, а затем, тяжко пережив измену любовника, с вновь возродившейся надеждой и страстью отдается Леону. Однако везде Эмму как рок преследует жестокое разочарование, ведь в адюльтере она в конечном итоге обнаруживает ту же претящую ей инерцию пошлого сожительства, что и в законном браке. Будто подводя итог своей жизни, Эмма размышляет: «Счастья у нее нет и никогда не было прежде. Откуда же у нее ощущение неполноты жизни, отчего мгновенно истлевало то, на что она пыталась опереться?» Неудовлетворенность обывательским существованием в мире уютно устроившихся мещан и поднимает над трясиной буржуазной пошлости Эмму, приближая ее к близким Флоберу героям его ранней лирической прозы. Эта особенность мироощущения Эммы, надо полагать, и позволила писателю заявить: «Мадам Бовари – это я!» Однако характер Эммы нов, и автор относится к ней иначе, чем к своим романтическим героям, абсолютно свободным от пошлости и бескомпромиссным в противостоянии ей. Одновременно иным стало и отношение Флобера-реалиста к увлечениям романтической литературой, которым он отдал дань в юности.

В одном из писем Флобер говорит о героине нового романа: «Это натура в известной степени испорченная, женщина с извращенными представлениями о поэзии и с извращенными чувствами». «Извращенность» натуры Эммы – результат «романтического» воспитания. Основы его были заложены еще в период монастырского обучения девушки, когда она впервые пристрастилась к чтению модных в ту пору романов. «Там только и было, что любовь, любовники, любовницы, преследуемые дамы, падающие без чувств в уединенных беседках… темные леса, сердечное смятенье, клятвы, рыданья, слезы и поцелуи, челноки при лунном свете, соловьи в рощах, кавалеры, храбрые, как львы, и кроткие, как ягнята, добродетельные сверх всякой возможности». Эти романы и воспитали чувства Эммы, определив ее стремления и пристрастия. Романтические штампы обрели для нее статус критериев истинной любви и красоты.

Крушение романтических иллюзий началось буквально с первых дней замужества. Таким ли рисовался Эмме в ее девических мечтах медовый месяц, проводимый с Шарлем теперь – после шумной, похожей на деревенскую ярмарку свадьбы – в убогом, скучном Тосте. Вот они, эти мечты, с которыми не может расстаться героиня: «Перед заходом солнца дышать бы на берегу залива ароматом лимонных деревьев, а вечером сидеть бы на террасе виллы вдвоем, рука в руке, смотреть бы на звезды и мечтать о будущем!. Как бы хотела она сейчас облокотиться на балконные перила в каком-нибудь швейцарском домике или укрыть свою печаль в шотландском коттедже, где с нею был бы только ее муж в черном бархатном фраке с длинными фалдами, в мягких сапожках, в треугольной шляпе и кружевных манжетах!» Но разве может все это дать Шарль – жалкий провинциальный лекарь, одетый во что попало («в деревне и так сойдет»), лишенный светских манер, не умеющий взволновать выражением своих чувств (его речь была «плоской точно панель, по которой вереницей тянулись чужие мысли в их будничной одежде»). Все попытки Эммы «поднять» Шарля до своего идеала любви кончаются неудачей. Надежды на супружеское счастье испаряются, уступая место тупому равнодушию, а затем полному отчуждению. Ослепленная презрением к мужу, Эмма не в состоянии увидеть и оценить ни глубины его непритязательной, но сильной любви, ни его самоотверженности и преданности.

Тогда-то в жизни героини и появляется Родольф – провинциальный Дон-Жуан, ловко обрядившийся в тогу байроновского героя, запасшийся всеми атрибутами, которые угождали бы вкусу его любовницы, не замечающей их вульгарного оттенка. Эмма вновь полна надежд. Однако после первого же серьезного испытания ей открывается лживость, жестокое равнодушие и даже элементарная скаредность Родольфа, покинувшего ее ради новых любовных утех и развлечений. Последняя из иллюзий мадам Бовари связана с Леоном, некогда представшим перед Эммой в ореоле безмолвно влюбленного романтического юноши. Встретившись после трех лет разлуки с «ионвильским Вертером» (успевшим за это время поднабраться в Париже житейского опыта и навсегда расстаться с невинными грезами юности), Эмма снова вовлечена в преступную связь. И вновь пройдя через первые порывы страсти, чтобы вскоре пресытиться ею, флоберовская героиня убеждается в духовном убожестве своего очередного любовника. Но ведь именно в Родольфе и Леоне воплощен извращенный и пошлый в своем существе «романтический» идеал Эммы… Спасаясь от окружающей пошлости, мадам Бовари сама неизбежно проникается ею. И не только в бытовых привычках, разорительном увлечении дорогостоящими нарядами и побрякушками. Пошлость проникает в святое святых этой женщины – в любовь, где определяющим началом становятся вовсе не высокие порывы, а жажда плотских наслаждений. Пошлость извращает даже материнские чувства Эммы.

Флобер, сожалея о загубленной судьбе, одновременно строго судит свою героиню. Суровость его приговора особенно очевидна в жестокой картине смерти и похорон мадам Бовари. В отличие от романтических героинь, Эмма умирает не от разбитого сердца и тоски по так и не состоявшемуся счастью. Причина ее самоубийства предельно прозаична. Убедившись в тщетности попыток достать деньги для расплаты с ростовщиком, угрожающим ей описью имущества, Эмма идет в аптеку Омэ, чтобы выкрасть яд, в котором видит единственное спасение от нищеты и позора. Мучительная смерть от мышьяка, описанная в подчеркнуто сниженных тонах; непристойная песенка слепого нищего за окном, под звуки которой уходит из жизни Эмма; нелепый спор, затеянный у гроба покойной «атеистом» Омэ и священнослужителем Бурнисьеном; наконец, сама нудно-прозаическая картина церковного отпевания и похорон… Да, Флобер имел все основания сказать: «Я весьма жестоко обошелся со своей героиней».

Рисуя окружение мадам Бовари, писатель создал целый ряд впечатляющих образов. Среди них стоит особо выделить образ аптекаря Омэ, ибо в нем Флобер сатирически сконцентрировал то, против чего с таким отчаянием, но безуспешно восставала Эмма. Омэ не просто типичный буржуа-обыватель. Он – сама пошлость, заполонившая мир, самодовольная, торжествующая, воинствующая. В течение многих лет Флобер работал над «лексиконом прописных истин», представляющим своеобразную «апологию человеческой низости во всех ее проявлениях, от начала и до конца ироническую». Именно таков лексикон Омэ, претендующего на энциклопедическую образованность, широту и независимость суждений, вольнодумство, либерализм и даже политическое фрондерство. Твердя о своей «революционности» («Я… за бессмертные принципы восемьдесят девятого года»), Омэ зорко следит за властями, «вскрывает злоупотребления», в местной печати сообщает о всех «значительных» событиях («не было такого случая, чтобы в округе задавили собаку, или сгорела рига, либо побили женщину, – и Омэ немедленно не доложил бы обо всем публике, постоянно вдохновляясь любовью к прогрессу и ненавистью к попам»). Не удовлетворяясь этим, «рыцарь прогресса» «занялся глубочайшими вопросами: социальной проблемой, распространением морали в неимущих классах, рыбоводством, каучуком, железными дорогами и прочим». Лишь в финале романа раскрывается истинная подоплека чрезмерной «гражданской активности» Омэ и его политической принципиальности: ярый оппозиционер «перешел на сторону власти… продался, проституировал себя» ради собственных выгод. В конце концов Омэ добивается страстно желаемого – получает орден Почетного легиона и после смерти Шарля Бовари постепенно прибирает к своим рукам всю врачебную практику в Ионвиле. «Власти смотрят на него сквозь пальцы, общественное мнение покрывает его», – заключает романист.

О том, насколько типичен Омэ, можно судить по читательским реакциям. «Все аптекари в Нижней Сене, узнав себя в Омэ, – пишет Флобер, – хотели прийти ко мне и надавать пощечин». Но были угрозы посерьезнее, теперь уже – за роман в целом. Правительство, напуганное его беспощадной правдой, затеяло против Флобера беспрецедентный судебный процесс. Автору «Мадам Бовари» предъявили обвинение в «нанесении тяжкого ущерба общественной морали и добрым нравам». И хотя в итоге писатель был оправдан, он, потрясенный лицемерием, «гражданской» злобой и тупостью судей, принимает решение: как можно дальше бежать от мерзкой и ненавистной ему буржуазной современности.

Анализ романа Флобера «Госпожа Бовари»

Автор: Guru · Опубликовано 13.11.2016 · Обновлено 08.10.2017

Психологический роман «Госпожа Бовари» принес автору славу, которая осталась за ним и по сей день. Новаторство Флобера проявилось в полной мере и поразило читателей. Оно заключалось в том, что писатель видел материал для искусства «во всем и везде», не избегая каких-то низких и якобы недостойных поэзии тем. Он призывал коллег по цеху «все более и более приближаться к науке». Научный подход включает в себя беспристрастность и объективность изображения и глубину исследования. А потому литератор, по словам Флобера, «должен быть созвучен всему и всем, если он хочет понимать и описывать». Искусство, как и наука, должно отличаться не только полнотой и масштабностью мысли, но и непреступным совершенством формы. Эти принципы получили название «объективный метод» или «объективное письмо» Флобера.

Смысл и главные принципы объективного метода Флобера на примере романа «Госпожа Бовари»

Флобер хотел добиться наглядности в искусстве, которая и отражала его инновационный литературный метод. Объективный метод – это новый принцип отражения мира, который подразумевает бесстрастное детальное изложение событий, полное отсутствие автора в тексте (т.е. его мнения, оценки), взаимодействие его с читателем на уровне средств художественной выразительности, интонации, описаний, но не прямого высказывания. Если Лев Николаевич Толстой, например, пояснял свою точку зрения в многочисленных лирических отступлениях, то у Густава Флобера они полностью отсутствуют. Объективная картина в произведении Флобера – это больше, чем мимесис, это осмысленное и творчески переработанное автором воспроизведение, стимулирующее мыслительные процессы и созидательные возможности самого читателя. При этом писатель брезгует драматическими эффектами и случайностями. Настоящий мастер, по мнению Флобера, создает книгу ни о чем, книгу без внешней привязи, которая держалась бы сама собой, внутренней силой своего стиля, как земля, ничем не поддерживаемая, держится в воздухе, – книгу, которая почти не имела бы сюжета или, по меньшей мере, в которой сюжет, если возможно, был бы почты невидим.

Пример: главная идея романа «Госпожа Бовари», в которой описана обыденная жизнь, как история или эпопея, раскрыт при помощи виртуозной композиции и всепобеждающей иронии. Иллюстрацией может послужить анализ сцены на ярмарке, когда Родольф признается Эмме в любви: пылкие речи прерываются балаганными выкриками о цене сельскохозяйственной продукции, достижениях крестьян и торгах. В этой сцене автор подчеркивают, что между Эммой и Родольфом происходит та же банальная пошлая сделка, только приукрашена она подобающе. Флобер не навязывает мораль: «О, как вульгарно он ее соблазняет! Как это похоже на базарный торг! Будто курицу покупают!». Занудства такого рода и в помине нет, но читатель понимает, почему о любви говорят на ярмарке.

Для извлечения поэзии из примитивных характеров Флобер трепетно относился к правдивости в изображении взаимосвязей личности и обстоятельств. Верность психологии, по словам Флобера,- одна из основных функций искусства. Перфекционизм формы у Флобера – это не формализм, а стремление создать «произведение, которое отразит мир и заставит задуматься о его сущности, не только лежащей на поверхности, но и скрытой, изнаночной».

История создания романа «Госпожа Бовари». Эмма Бовари – реальная женщина или выдуманный образ?

В основу произведения «Госпожа Бовари» положена невыдуманная история семьи Деламар, которую Флоберу поведал друг– поэт и драматург Луи Буйле. Эжен Деламар – посредственный врач из глухой французской провинции, женатый на вдове (которая вскоре после брака скончалась), а затем и на молодой девушке – это прототип Шарля Бовари. Его молодая жена – Дельфина Кутюрье – измучившаяся от праздности и захолустной скуки, промотавшая все деньги на вычурные наряды и капризы любовников и покончившая жизнь самоубийством – это прототип Эммы Руо/Бовари. Но надо помнить, что Флобер всегда подчёркивал: его роман – не документальный пересказ реальной жизни. Устав от расспросов, он отвечал, что у госпожи Бовари нет прототипа, а если и есть, то им является сам писатель.

Образ провинции: нравы мещанской провинции, как типичные обстоятельства формирования личности

Флобер высмеивает провинциальные нравы и выявляет закономерности формирования личности в провинциальном мещанском социуме. «Мадам Бовари» — это попытка художественного исследования социальной реальности, типичных ее проявлений и тенденций. Автор детально описывает, как сформировались Эмма и Шарль под влиянием мещанских предрассудков. Они с детства приучены быть «золотой серединой». Главное в этой умеренной жизни – обеспечить себя и выглядеть пристойно в глазах общества. Яркий пример мещанской расчётливости: мать Шарля, почтенная и умудренная опытом женщина, выбрала ему невесту по размеру годового дохода. Семейное счастье пропорционально заработку. Мерилом общественного признания в этой среде является платежеспособность. Воплощение идеального провинциального мещанина – образ аптекаря Гомэ. Его пошлые сентенции блестят бытовой, практической мудростью, которая оправдывает всякого, кто обеспечен и хитер настолько, что скрывает свои пороки под жирным слоем благочестия. Мелочные расчеты, чревоугодие, нарочитая хозяйственность, мелкое тщеславие, тайные любовные приключения на стороне, зацикленность на физической стороне любви – вот ценности и радости этого общества.

Эмма Бовари отличается от мещанского эталона тем, что замечает его пороки и бунтует против заурядного устройства провинциального быта, но она сама является частью этого мира, не может бунтовать против себя. Характер человека очень зависим от среды его обитания, поэтому Эмма впитала провинциальность с молоком матери, ей не измениться без радикальной перемены окружения.

Основные признаки мещанской провинции Флобера:

  • пошлость
  • отсутствие рефлексии
  • низменные страсти и амбиции
  • грубый, убогий материализм

Причина трагедии Эммы Бовари: оценка Флобера

Эмма получила образование в монастыре, поэтому была оторвана от убогой реальности. Ее воспитание складывалось из величественных, но непонятных ей католических обрядов и догм наряду с романтическими романами о любви, из которых она подчерпнула возвышенные, нереальные представления об этом чувстве. Она хотела книжной любви, но не знала жизни и подлинного чувства. Вернувшись на ферму к грубому неотесанному отцу, она столкнулась с бытом и рутиной, однако продолжала пребывать в иллюзиях, чему способствовало религиозное воспитание. Ее идеализм приобрел довольно пошлый вид, ведь она – не святая, она – такая же обывательница в глубине души, как и все те, кто так ей противен. Трагедия госпожи Бовари в том, что она не смогла примириться с собой, она и есть мещанство. Внутреннюю коллизию породили неуместное воспитание в заточении, богатое воображение и пагубное влияние низкосортной литературы на это воображение, и так склонное к нелепым фантазиям и нагромождению шатких амбиций.

Как Флобер относится к Эмме Бовари? Он объективен к ней: описывает и некрасивые руки, и обыкновенные глаза, и хлопающие деревянные башмачки. Однако героиня не лишена прелести здоровой молодой крестьянки, которую красит любовь. Писатель оправдывает бунт мадам Бовари, уничижительно описывая мещанскую среду. Он обличил иллюзии наивной ограниченной женщины, да, но еще больше авторского сарказма досталось ее окружению, той жизни, которую ей уготовила судьба. Все приняли эту рутинную скуку, а она осмелилась восстать. Эмме, надо сказать, неоткуда знать, что делать, как бороться против системы, она – не дикарь Олдоса Хаксли. Но не бесчеловечное общество будущего убивает ее, а обыкновенное мещанство, которое либо перемалывает человека, либо хладнокровно выбрасывает за борт. Однако творческое открытие Флобера состоит в том, что он предоставляет читателю самому разбираться с поставленной проблемой и судить Эмму. Логические акценты, искажения действий и вторжение автора недопустимы.

Актуальность романа Флобера «Госпожа Бовари»

Интересно то, что излишние знания принесли несчастье и беспокойство госпоже Бовари. Знания не приносят счастья, человек, чтобы быть удовлетворенным, должен остаться ограниченным потребителем, как описал Хаксли в своей антиутопии «О дивный новый мир» . Эмма изначально имела посредственный ум (ничего не доводила до конца, не могла читать серьезные книги) и волевых усилий не прилагала, так что была бы счастлива вести уютную жизнь закоренелой провинциалки с примитивными, ограниченными интересами. Она ведь тянулась к земным идеалам (знатность, развлечения, деньги), но шла к ним мистическими, романтическими путями в своем воображении. У нее не было оснований для таких амбиций, поэтому она их придумала, как выдумывают многие наши знакомые и друзья. Тропа эта не раз уже пройдена и едва ли не вымощена, как полноценная жизненная дорога. Воспаленная фантазия часто будоражит умы провинциальных мещан. Каждому наверняка приходилось слышать о воображаемых связях, огромных капиталах завтрашнего дня и донельзя амбициозных планах «С ПОНЕДЕЛЬНИКА». Жертвы культа успешности и самореализации со знанием дела говорят об инвестициях, проектах, своем бизнесе и независимости «от дяди». Однако проходят годы, рассказы не прекращаются и лишь обрастают новыми подробностями, только вот ничего не меняется, люди живут из кредита в кредит, а то и из запоя в запой. У каждого неудачника есть своя трагедия, и она мало чем отличается от истории Эммы Бовари. В школе ведь тоже говорили, что отличники будут жить долго и счастливо. Так и остается человек наедине со своим дневником, где у него пятерки, и реальным миром, где все оценивается другими мерилами.

Психологический роман: “Госпожа Бовари” Г. Флобера

Психологический роман. До сих пор наши примеры реалистического романа XIX века относились к ранним стадиям его развития. Со второй половины века реализм, уже выполнивший задачу каталогизации, научной систематизации общественной жизни, все больше сосредоточивается на изображении отдельной личности, углубляется внимание реалистов к внутреннему миру человека, новое, более точное представление о психических процессах ведет к выработке новых приемов изображения реакций личности на предлагаемые обстоятельства. Соответственно в реализме второй половины века уходит принцип панорамности и уменьшается объем романа, намечается тенденция к ослаблению значения внешнего сюжета. Роман все дальше отходит от романтической красочности, сосредоточивается на изображении заурядной личности в самых типичных обстоятельствах. Параллельно с “усреднением” романного материала идет процесс утончения его художественного инструментария, выработки все более изощренной формы, которая перестает восприниматься как “форма”, то есть нечто внешнее по отношению к содержанию, а, полностью совпадая с задачами “содержания”, становится его прозрачной оболочкой. Величайшим новатором в этой реформе романа, в утверждении романа как жанра, эстетически ни в чем не уступающего поэзии или драматургии, был французский писатель Гюстав Флобер (1821–1880 гг.).

Главное произведение Флобера — роман “Госпожа Бовари” (1857 г.). Пять лет понадобилось Флоберу, чтобы написать пятьсот страниц романа. Процесс творчества всегда был для него подвижническим трудом — зачастую итогом рабочего дня становилась единственная фраза, потому что писатель был уверен, что для каждого оттенка мысли существует единственно возможное выражение и долг писателя — найти эту единственно возможную форму. Этим творческий процесс Флобера разительно отличается от титанической продуктивности Бальзака, о котором Флобер с его манией формы говорил: “Каким он мог бы быть писателем, если бы умел писать!” Однако при этом Флобер многим обязан своему старшему современнику, можно сказать, что он прямо продолжил бальзаковскую традицию на новом литературном этапе. Напомним образ Луизы де Баржетон из “Утраченных иллюзий” Бальзака — ведь это ранняя предшественница Эммы Бовари. В этой провинциальной жеманнице, обожающей Байрона и Руссо, Бальзак разоблачил романтизм, ставший светской модой, ходовым товаром, разоблачил романтизм как изживший себя стиль поэзии и стиль жизни. Супружеские измены г-жи де Баржетон эскизно предваряют романы Эммы, а изображение провинциальных нравов Ангулема перекликается с флоберовскими картинами городов Тоста и Ионвиля, где проходит жизнь семейства Бовари. Связь с Бальзаком проявляется и на сюжетном уровне романа: в основе обоих произведений — ситуация супружеской неверности. Это вообще был самый банальный из сюжетов на современную тему; адюльтер описывался во множестве французских романов, и Флобер подчеркнуто выбирает самый избитый сюжет современной ему литературы, находя в нем возможности для глубоких социально-философских обобщений и художественных открытий.

История Эммы Бовари внешне ничем не примечательна. Дочка богатого фермера воспитывается в монастыре, где чтение контрабандой пронесенных романов зарождает в ней романтические грезы. Флобер язвительно описывает штампы и нелепости романтической литературы, на которой воспитана Эмма:

Там было все про любовь, там были одни только любовники, любовницы, преследуемые дамы, падающие без чувств в уединенных беседках, кучера, которых убивают на каждой станции, кони, которых загоняют на каждой странице, дремучие леса, сердечные тревоги, клятвы, рыдания, слезы и поцелуи, челны, озаренные лунным светом, соловьиное пение в рощах, герои, храбрые, как львы, кроткие, как агнцы, добродетельные донельзя, всегда безукоризненно одетые, слезоточивые, как урны.

Вернувшись в родной дом, она испытывает несоответствие своего положения идеалу и спешит изменить свою жизнь, выйдя замуж за влюбившегося в нее лекаря Шарля Бовари. Вскоре после свадьбы она убеждается, что не любит мужа; медовый месяц в Тосте приносит ей разочарование своей прозаичностью, несхожестью с ее мечтаниями:

Как бы хотела она сейчас облокотиться на балконные перила в каком-нибудь швейцарском домике или укрыть свою печаль в шотландском коттедже, где c нею был бы только ее муж в черном бархатном фраке с длинными фалдами, в мягких сапожках, в треугольной шляпе и кружевных манжетах!

Поскольку Шарль не носит бархатного фрака и мягких сапожек, а носит зимой и летом “высокие сапоги с глубокими косыми складками на подъеме и с прямыми, негнущимися, словно обутыми на деревяшку, головками”, а к тому же ночной колпак, ему не дано пробудить чувства своей жены. Он оскорбляет ее своей плоской мыслью, своей расчетливостью и несокрушимой самоуверенностью, и Эмма нисколько не ценит ни его любви, ни его забот. Она мучается, терзается пошлостью своего окружения, начинает болеть, и обеспокоенный здоровьем жены Шарль перебирается из Тоста в Ионвиль, где разворачиваются дальнейшие события романа.

Скучный муж, бессодержательная жизнь, материнство, испорченное для Эммы невозможностью заказать ребенку приданое по своему вкусу, как следствие — два любовника, похожие один на другого: провинциальный донжуан Родольф, легко подыгрывающий Эмме в ее романтических порывах, и Леон, когда-то искренне в нее влюбленный, а теперь развращенный Парижем. Согласно своим представлениям о возвышенной страсти, Эмма дарит своим любовникам подарки, которые подрывают ее кредит; попав в лапы ростовщика, она предпочитает огласке мучительную смерть от мышьяка. Так, совсем не романтически, кончается ее жизненная история. Непосредственной причиной ее смерти становятся денежные затруднения и крысиный яд, а вовсе не любовные переживания. Всю жизнь Эмма стремилась к красоте, пусть вульгарно понятой, к изяществу, утонченности; в жертву этому стремлению она принесла свой супружеский и материнский долг, она не состоялась и как возлюбленная — она не понимает, что любовники используют ее, и даже в смерти ей не дано приблизиться к желанной красоте — подробности ее смерти натуралистичны и отвратительны.

Каждый шаг Эммы и ее возлюбленных — флоберовская иллюстрация нелепостей и опасностей романтического позерства, но соблазнительность романтизма такова, что ему поддаются даже люди, полностью лишенные воображения. Так, безутешный вдовец Эммы Шарль вдруг высказывает “романтические причуды”, требуя похоронить Эмму в подвенечном платье, с распущенными волосами, в трех гробах — дубовом, красного дерева и металлическом, и накрыть ее зеленым бархатом. Еще не найдена любовная переписка Эммы; Шарль пока уверен, что со смертью любимой жены потерял все, и его тоска и любовь к ней находят выражение в этом нелепом порыве. Не только Шарль — сам автор в сцене предсмертного отпущения грехов поднимается до патетики, и стиль его вдруг превращается в стиль взволнованно-романтический:

После этого священник. обмакнул большой палец правой руки в миро [это пока еще нормальный для романа автор, который в своем всеведении и исключительной наблюдательности считает нужным указать, что рука была правая, а погружен в миро большой палец. — И. К.] — и приступил к помазанию: умастил ей сперва глаза, еще недавно столь жадные до всяческого земного великолепия; затем — ноздри, с упоением вдыхавшие теплый ветер и ароматы любви; затем – уста, откуда исходила ложь, вопли оскорбленной гордости и сладострастные стоны; затем — руки, получавшие наслаждение от нежных прикосновений, и, наконец, подошвы ног, которые так быстро бежали, когда она жаждала утолить свои желания, и которые никогда уже больше не пройдут по земле.

Эта сцена последнего причастия одновременно и напоминание о грехах и заблуждениях несчастной провинциальной мещаночки, и оправдание, утверждение ее жизненной правды. Задача Флобера — разглядеть в безвкусной, ограниченной г-же Бовари за ее бульварными вкусами, за отсутствием образованности не только нелепость ее “идеала”, но и подлинный трагизм. В глазах автора ее спасает и не дает раствориться в окружающей ее пошлости только одно — жажда идеала, томление духа, сама сила ее иллюзий.

Характер такой сложности возникает в результате новой авторской стратегии в романе. Флобер не выступал в качестве литературного критика или теоретика литературы, однако из его переписки вырисовывается такая концепция задач жанра романа и романиста, которая окажет решающее влияние на дальнейшую судьбу романа в европейских литературах.

Флобер видел все пороки социальной и политической действительности своего времени, видел торжество наглой буржуазии в период Второй империи во Франции и, хотя был знаком со всеми социальными теориями своей эпохи, не верил в возможность каких бы то ни было улучшений: “Не осталось ничего, кроме подлой и тупой черни. Нас всех пришибло до уровня всеобщей посредственности”.

Чтобы не иметь ничего общего с “торжествующим лавочником”, Флобер предпочитает писать для немногих истинных ценителей искусства, для интеллектуальной элиты, и развивает лозунг, выдвинутый в 1835 году французским романтиком Теофилем Готье, — “искусство для искусства” — в свою теорию “башни из слоновой кости”. Служитель искусства должен отгородиться от мира стенами своей “башни из слоновой кости”, и чем менее благоприятны исторические и социальные условия для занятий искусством, “чем хуже погода на дворе”, тем крепче художник должен запереть двери своего убежища, чтобы ничто не отвлекало его от служения высшему идеалу. Полемически направленная против буржуазного отношения к искусству как к чистому развлечению, как к товару на ярмарке духовных ценностей, его теория утверждает искусство как высшую ценность бытия, и искусство, в частности, главный жанр литературы современности — роман — должен быть воплощением совершенства, в нем воедино должны слиться форма и содержание.

Главное новшество Флобера в теории романа касается авторской позиции. В одном из писем он говорит: “Что касается отсутствия убеждений, то увы! меня от них просто распирает. Я лопнуть готов от постоянно сдерживаемых гнева и негодования. Но, согласно моим представлениям о совершенном Искусстве, художнику не следует высказывать свои истинные чувства, он должен обнаруживать себя в своем творении не больше, чем Бог обнаруживает себя в природе”. По поводу “Госпожи Бовари” он писал: “Я хочу, чтобы в моей книге не было ни одного чувства, ни одного размышления автора”. И действительно, в романе нет столь привычных у Бальзака обращений автора к читателю, нет авторских реплик и сентенций — авторская позиция раскрывается в самом материале: в сюжете и конфликте, в расстановке персонажей, в стиле произведения.

Флобер сознательно сводит к минимуму внешнее действие романа, сосредоточиваясь на причинах событий. Он анализирует мысли и чувства своих героев, пропуская каждое слово через фильтр разума. Роман производит в результате удивительно цельное впечатление, возникает ощущение закономерности, непоправимости происходящего, и создается это впечатление за счет самых экономных художественных средств. Флобер рисует единство материального и духовного мира, понимаемое как некое пленение духа, как роковая власть обстоятельств. Его героиня не может выбраться из косности и застоя провинциального существования, она раздавлена мещанским бытом. У Флобера на место бальзаковской избыточности описаний приходит поэтика детали. Он убедился, что излишне подробные описания вредят показу, и автор “Госпожи Бовари” сводит описания к минимуму: лишь отдельные штрихи портретов героев, как, например, прямой пробор в черных волосах Эммы, становятся своего рода силовыми линиями, вокруг которых воображение читателя достраивает внешность персонажей, облик глухих городков, пейзажи, на фоне которых разворачиваются любовные романы Эммы. В “Госпоже Бовари” внешний мир течет вместе с нравственной жизнью Эммы, и сама безысходность ее борений определяется упрямой неподвижностью внешнего мира. Флобер сдержанно и лаконично описывает все перемены настроений своей героини, все этапы ее духовной жизни, стремясь воплотить свои принципы безличного, или объективного, искусства. Он не облегчает читателю задачу определения авторского отношения к описываемым событиям, не дает оценок своим персонажам, полностью выдерживая принцип самораскрытия героев. Как бы перевоплощаясь в своих героев, он показывает жизнь их глазами — вот в чем смысл известного флоберовского высказывания: “Госпожа Бовари — это я”.

Все эти компоненты художественного новаторства Флобера привели к скандалу в момент выхода романа в свет. Против автора и издателей романа было выдвинуто обвинение в “реализме”, в “оскорблении общественной морали, религии и добрых нравов”, и устроен суд над романом. Роман был оправдан, и началась долгая история этого шедевра, который, несомненно, является связующим звеном между литературой века XIX и века ХХ.

Читайте также другие темы главы “Литература XIX века”:

Перейти к оглавлению книги “Зарубежная литература”

Анализ романа Флобера “Госпожа Бовари”

Автор работы: Пользователь скрыл имя, 18 Января 2012 в 20:31, контрольная работа

Описание

Долго искал Флобер такой сюжет для романа, который дал бы ему возможность осуществить одно из ведущих положений своей теории: оставаться бесстрастным по отношению к тому, что он изображает, «не вкладывать себя» в свое произведение.

Работа состоит из 1 файл

24. Анализ романа Флобера – Госпожа Бовари.docx

Долго искал Флобер такой сюжет для романа, который дал бы ему возможность осуществить одно из ведущих положений своей теории: оставаться бесстрастным по отношению к тому, что он изображает, «не вкладывать себя» в свое произведение.
Один знакомый Флобера напомнил ему о семейной драме, происшедшей несколько лет назад в семье одного руанского врача. Флобер заинтересовался этим сюжетом. Над романом «Мадам Бовари» Флобер начинает работать в 1851 году и заканчивает в 1856 году. Это был первый крупный обличительный роман Флобера – роман из времен Второй империи. Решая главную задачу – обличение скудости, моральной и духовной деградации буржуа, Флобер пытается решить также очень важную эстетическую задачу.
По выходе романа один из друзей Флобера упрекнул его в том, что сюжет является слишком обыденным и малопоэтичным. Флобер ответил так: «Неужели вы думаете, что меня не тошнит, так же как и вас, от этой гнусной действительности? Если бы вы больше знали меня, то поняли бы, что обыденная жизнь мне ненавистна. Лично я всегда старался как можно дальше от нее уйти, но на этот раз, единственный раз, захотел углубиться в нее с эстетической точки зрения».
Эстетическая задача неотделима, таким образом, от основной обличительной задачи писателя.
Роман назван по имени главной его героини. Но она выступает на широком общественном фоне, названном в подзаголовке: «Провинциальные нравы». Затхлый провинциальный мещанский мирок беспощадно разоблачен Флобером.
Какие люди рядом с Эммой? Прежде всего ее муж – Шарль Бовари. В то время как Эмма бунтует против окружающей среды, Шарль всем доволен, ничем не возмущается, готов со всем и всеми примириться. Чем старше он становится, тем больше опускается, приобретает вульгарные привычки и на все протесты жены неизменно и благодушно отвечает: «В деревне сойдет!»
Другой представитель этого мира – кюре. Он призван утешать своей религией людей, но гораздо больше интересуется другими делами. Он умеет хорошо лечить коров и этим занимается охотнее, чем обязанностями священника. Когда в момент душевного потрясения к нему за утешением и помощью обращается Эмма Бовари, он ей отвечает очень характерной фразой: «Вам нехорошо, мадам Бовари? Это, верно, что-нибудь с пищеварением. Вам бы пойти домой и выпить чаю или стаканчик холодной сахарной воды. Вам станет лучше». Вот единственное «утешение», которое ей может предложить священник.
Но самой яркой, типической фигурой того мира, в котором живет мадам Бовари, является аптекарь Омэ. В нем легко узнать персонаж, уже контурно намеченный Флобером в его «Лексиконе прописных истин». Кто такой Омэ? На словах он либерал, «передовой» человек, он не чужд даже «революционных» идей; всем своим детям Омэ дает революционные имена: Франклин, Атала, Наполеон. Он иногда печатает статейки в местном либеральном органе и пользуется большим авторитетом у своих сограждан. Но самой заветной его мечтой является мечта о том, чтобы получить орден Почетного легиона.
В «Лексиконе прописных истин» после слов «Орден Почетного легиона» стоит: «Вышучивать, но добиваться». Так именно поступал Омэ. Не случайно Флобер завершает роман «Мадам Бовари» упоминанием об аптекаре: «Он имеет в городе большую практику. Недавно он получил орден Почетного легиона».
Аптекарь Омэ – это яркий тип того беспринципного буржуа, который был опорой трона Второй империи, который мог менять свои принципы ежедневно, мог принимать любое обличье в угоду власти. Насколько типична была эта фигура, видно из того резонанса, какой получил этот образ после напечатания романа. В одном письме Флобер писал: «Все аптекари Нижней Сены, узнав себя в Омэ, хотели прийти ко мне и надавать мне пощечин».
Таков фон, на котором развертывается история главной героини- мадам Бовари. Отношение автора к своей героине двойственно. Когда Флобер исходит из оценки той среды, в которой задыхается мадам Бовари и которую сам Флобер тоже ненавидит, он ей сочувствует. Эмма Бовари по-своему, хотя и очень слабо, очень непоследовательно, протестует против окружающей обстановки: она не может ужиться с этим миром. Вот почему Флобер сказал однажды: «Бовари – это я сам».
Но в то же время автор очень строго судит свою героиню. Для, того чтобы понять эту двойственную оценку, надо обратиться к анализу образа Эммы Бовари.
Эмма воспитывалась в монастыре, где обычно воспитывались в то время девушки среднего состояния. В обстановке искусственного заточения она пристрастилась к чтению романов. Это были романтические романы, где действовали идеальные «Герои» с большой буквы. «В этих романах только и было, что любовь, любовники, любовницы, преследуемые дамы, падающие без чувств в уединенных беседках, почтальоны, которых убивают на всех станциях, лошади, которых загоняют на каждой странице, темные леса, сердечное смятение, клятвы, поцелуи в челноке при лунном свете, соловьи в роще; кавалеры, храбрые, как львы, и кроткие, как ягнята, добродетельные сверх всяких возможностей, всегда красиво одетые и плачущие, как урны».
Начитавшись подобной литературы, Эмма вообразила себя героиней одного из таких романов. Ей представлялось, что по выходе из монастыря она встретится со своим избранником, который ее сделает счастливой. Это будет любовь, полная романтических тайн, поэзии; герои ее не будут похожи на обыкновенных людей, они будут представителями какого-то другого, чудесного мира.
Однажды жизнь улыбнулась ей, и одно из ее мечтаний как будто осуществилось. Вскоре после замужества ей удалось побывать на балу в замке одного маркиза. На всю жизнь у нее осталось сильное и яркое впечатление. Вспоминать об этом бале было для нее наслаждением. Каждое утро, просыпаясь, она говорила: «Неделю, две недели или три недели назад я была в этот день там. » Но та жизнь, которой живет Эмма, оказывается совсем непохожей на ее мечтания. Семейная ее жизнь весьма далека от того, о чем она мечтала в романах. Ее муж скучен и неинтересен; ее любовники пошлы и лживы; они не имеют ничего общего с романтическими героями, о которых она так много читала.
Стремление бежать от безжалостной прозы жизни приводит лишь к тому, что эта проза все более и более ее затягивает. Она попадает в лапы ростовщика Лере.
Вся ее жизнь держится на обмане, ложь становится как бы ее второй природой. Она обманывает мужа, любовники обманывают ее; в поисках выхода из тяжелого положения она все более и более запутывается. Она начинает лгать даже тогда, когда нет надобности в этой лжи. «Если она говорила, что шла по одной стороне улицы, можно было с уверенностью сказать, что она на самом деле шла по другой стороне».
Эмма кончает жизнь самоубийством. Флобер совсем не случайно останавливается на всех подробностях этой весьма непоэтической смерти от мышьяка, описывает последние мучения Эммы, агонию, а в самый момент смерти – звуки непристойной песни старого, полусгнившего заживо нищего. Эта картина смерти Эммы воспринимается как горькая ирония автора над своей героиней: она столько читала в романах о поэтических кончинах героинь, ее же смерть была так отвратительна.
Эмма поверила в то, что мечта о прекрасной любви может стать реальностью, может воплотиться в жизнь, но жизнь жестоко ее разочаровала. В этом и заключается ее трагедия.
Направляя свой роман «Мадам Бовари» против буржуазной тупости и скудоумия, против пошлости и лжи во всех их проявлениях, Флобер направляет его также против реакционной буржуазной литературы, пытавшейся романтизировать этот мир пошлости и оскудения, приукрасить его и завуалировать, отказавшись тем самым от правдивого его изображения.
Уничтожить эту романтическую ложь было также весьма важной обличительной задачей писателя.
Роман Флобера становится, таким образом, скрытой полемикой с романтизмом. Мечта, идеальные герои – все то, что поэтизировали романтики, развенчано автором. Прекрасная мечта, в которую поверила Эмма, рядом с пошлостью, скудоумием, убожеством окружающего мира становится ненужной и смешной. «Романтические» герои Эммы – Родольф и Леон – оказываются весьма мало похожими на романтических героев с большой буквы. Они мелкие, пошлые люди. Для того чтобы еще больше подчеркнуть этот контраст между тем, о чем мечтала Эмма, и той пошлой, обыденной жизнью, которая была подлинной действительностью, Флобер вводит в роман один замечательный эпизод: это объяснение в любви Родольфа и Эммы, которое про» исходит на сельскохозяйственной выставке.
Эпизод сельскохозяйственной выставки был задуман Флобером как один из центральных в романе. Правда, как будто бы это всего только небольшой вставной эпизод, но он получает большой идейный смысл, и не случайно Флобер так много над ним работал. Для того чтобы описать эту выставку, он прочитал множество книг по сельскому хозяйству и не раз говорил, что, если эпизод удастся ему, это обеспечит удачу романа в целом.
Флобер был прав: сцена объяснения Эммы и Родольфа, несомненно, является одним из очень важных моментов в романе. Именно здесь происходит безжалостное разрушение романтики. Флобер хотел изобразить сельскохозяйственную выставку в тонах своеобразной симфонии. Там должно быть все: и разговоры людей, и мычание коров, шум, крики, речь председателя, который открывает эту выставку и раздает медали за сельскохозяйственные работы. И вот на фоне этого шума и гула Родольф говорит Эмме о своей любви.
«- Знал ли я, что буду сопровождать вас? – говорит Родольф.
– . 70 франков.
– Сто раз я хотел удалиться, а между тем я последовал за вами, я остался.
– . За навоз.
– . как останусь и сегодня, и завтра, и во все остальные дни моей жизни.
– . Господину Карону из Оргейля – золотая медаль.
– . Ибо никогда ни в чьем обществе я не находил такого полного очарования, и потому я унесу воспоминание о вас.
– . За барана мериноса.
– . Но вы забудете меня, я пройду мимо вас, словно тень.
– . За свиную породу премия делится пополам.
– . Но благодарю вас, вы не отталкиваете меня, вы так добры, вы понимаете, что я весь ваш. Позвольте же мне видеть, позвольте созерцать вас.
– . За применение жмыхов маслянистых семян, за осушение почвы. » И т. д.
В этом мастерски сделанном эпизоде разрушена Флобером романтика любви.
Но не только в этом заключена глубокая ирония автора; порой он превращает свой роман в очень тонкую пародию на романтические романы с их искусственной композицией, с нагромождением необычайных приключений.
В романтических романах любовная интрига часто разрешалась похищением героини. Именно так должен поступить Родольф по отношению к Эмме. Эмма ждет, что он станет ее освободителем из тисков семейной жизни. Но Родольф думает совсем не о том, чтобы похитить свою возлюбленную: он хочет сам от нее убежать. Его карета мчится мимо дома Эммы. Герой трусливо прячется в самый дальний угол кареты, завернувшись в плащ; он торопит кучера, чтобы как можно скорее миновать опасное место. Весь его облик в эту минуту довольно жалок.
Но Родольф, прежде чем убежать, согласно романтическим традициям, должен был написать своей героине письмо. Он пишет его в тонах очень высокого романтического пафоса, он рассказывает ей о своей любви, о своих разочарованиях, объясняет, почему больше не может ее любить, почему он должен уехать, и т. д. Написав письмо, Родольф вспомнил, что романтические герои орошали свои письма слезами. У него слез не было. Он окунул палец в воду и побрызгал на письмо. Так получились «романтические» слезы.
Но этими остро пародийными сценами и образами не исчерпывается обличительная тема романа. Разоблачение романтической мечтательности и прекраснодушия осуществлено Флобером в образе самой героини романа Эммы Бовари.
Романтические романы обычно строились на противопоставлении прекрасной мечты и отвратительной, серой, буднишней действительности. Прекрасная мечта разрушается при столкновении с этой действительностью. Но Флобер ставит вопрос иначе: он разоблачает то, о чем мечтает героиня.
Не удовлетворенная своей жизнью, она создает в своем воображении иную жизнь: она мечтает «о зеркальных салонах, об овальных столах, покрытых бархатом, о блестящих паркетах, о платьях со шлейфами, о роковых тайнах, о бледных герцогинях, похожих на ангелов», и т. д.
Флобер явно подчеркивает ничтожность мечтаний героини, он показывает кризис самой романтической мечты. Дело не только в том, что прекрасная мечта столкнулась с пошлой действительностью как нечто ей противоположное, а дело в том, что сама эта мечта также становится пошлой.
Итак, по своему замыслу первый роман Флобера был очень сложным. Он обличает затхлость буржуазной жизни; название «провинциальные нравы» явно символично. Вся жизнь, изображенная Флобером, отмечена глубоким провинциализмом. И бессмысленно было бы, делает вывод автор, приукрашивать ее, набрасывать на эту жизнь романтический флер. Никогда еще до сих пор, утверждает Флобер, не была поставлена с такой силой «великая проблема реализма». «Великой проблемой реализма» он и называет разрушение всех романтических иллюзий, всяческих попыток так или иначе лакировать действительность.
Флобер ставит читателя лицом к лицу с самой жестокой правдой жизни. Никаких иллюзий в отношении буржуазной жизни, никаких красивых обманов не должно быть. Он заставляет читателя увидеть эту жизнь во всей ее наготе.
Трагическое звучание романа в том, что Флобер не находит в действительности ничего, что могло бы противостоять разоблаченной им мечте. Он показывает, как эта мечта в современных условиях смешна, несостоятельна и пуста. Но чем она может быть заменена? На этот вопрос Флобер не может ответить. Отсюда чувство глубокой бесперспективности, которое, как лейтмотив, звучит повсюду у Флобера. Будущее – это самое страшное, что есть у человека в настоящем, не раз заявлял он. Мир рушится – и нет ничего, что могло бы этому помешать, – таково убеждение Флобера, определившее его пессимистическое мировоззрение.
Обличительную силу романа прекрасно почувствовала современная Флоберу буржуазия, которая на выход романа «Мадам Бовари» ответила очень своеобразным судебным процессом. Флобер был привлечен к суду исправительной полиции за оскорбление религии и общественной нравственности. Суд был проведен по всей форме – с обвинителем и защитником. Писателя судили как представителя «вредного реализма», который «должен наносить непрестанно оскорбление общественной нравственности и добрым нравам». Обвинитель в своей речи упрекал Флобера не за то, что он изобразил адюльтер, а за то, что злу он якобы не противопоставил в романе ничего положительного. Блюстители «добрых нравов» этими лживыми фразами старались прикрыть подлинную причину этого смехотворного процесса: обличения Флобера скандализировали буржуазное общество, с которого автор так смело сорвал все маски.

Ссылка на основную публикацию
×
×