×

Анализ романа Степной волк Гессе

Философия / 1. Философия литературы

Приазовский государственный технический университет

Проблема человека в романе Германа Гессе “Степной волк”

Одним из самых значительных произведений Германа Гессе является роман “Степной волк”, в котором автор раскрывает противоречивость человеческой природы и намечает возможные пути разрешения этой противоречивости. Тема не нова: очень многие философы и писатели, в произведениях которых философски осмысливалась сущность человека, и до Г. Гессе приходили к выводу, что в человеке, которому свойственно стремиться к цельности, душевной гармонии, сочетаются и противостоят друг другу начало природное, биологическое (“звериное”) и социальное, духовное. И Г. Гессе, раскрывая драму Гарри Галлера, подчеркивает, что в нем сосуществовали, враждовали, проникали друг в друга два мира: мир “волка”, или темный мир инстинктов, необузданной дикости, жестокости, грубой животной природы, и мир “человека”, т.е. мир культуры, духовности, мир утонченных мыслей и чувств (а для мещанина это мир посредственности, духовной убогости). Однако все оказывается намного сложнее: Г. Гессе не сводит повествование к рассказу о борьбе двух начал. Г. Галлер производит на внимательных к нему людей впечатление человека вежливого, приветливого, всесторонне развитого, но при этом какого-то чужого, больного, страдающего, одинокого. Гермина ошибается, утверждая, что Гарри не принимает жизнь, людей и себя самого всерьез. К борьбе начал природного и человеческого добавляется противостояние духовности героя и мнимой, т.е. поверхностной, суетной “духовности”, точнее, бездуховности, в которой он вынужден существовать и с присутствием которой в своей жизни мириться. Из-за такого противостояния способности Степного волка не могут раскрыться и найти адекватное применение. Это приводит к тому, что он, не сломавшийся как личность, сохранивший свое “я” начинает себя презирать, даже ненавидеть, и, впав в глубокий пессимизм и отчаяние, не видит другого выхода кроме самоубийства, т.е. желания свое “я” окончательно уничтожить. В духе Ф. Ницше (“Ничего даром ! ”) он согласен страданиями и муками заслужить себе счастье встречи с подлинной культурой, настоящими человеческими отношениями. Для его деятельной, творческой натуры убийственны (самоубийственны) безликие дни, простое прожигание времени, “нормированная и стерилизованная жизнь”, когда радуешься тому, что день прожит – и ладно, плохих новостей не было, войны не случилось и здоровье не очень подводило. От такой жизни Степной волк приходит в бешенство, его утонченность и духовность уступают деструктивным и аморальным желаниям, стремлению эту жизнь разрушить, пусть даже и вместе с самим собой. Выросший в атмосфере мелкобуржуазного воспитания, он пытается жить рядом с мещанским мирком, где царит безупречный порядок, размеренность и покой, где уютно устроились люди “мелкие и плоские”. Можно согласиться с Г. Гессе , который пишет, что мещанство это своеобразная попытка найти равновесие, компромисс между крайностями и полюсами человеческого поведения. Но Гарри Галлера, человека “с лишним измерением”, это не устраивает, попытки жить “как все” приводят его к разочарованию, душевной усталости и вновь возвращают желание убить себя. Конечно, утонченная натура Галлера могла бы найти интеллектуальное утешение в философии, но в романе такой способ искать компромисс назван “сентиментально-философским утешением” и, увы, тоже неприемлем для героя.

Однако возможен еще один способ разрешения противоречивости человеческой сущности, который открывается Галлеру в магическом театре. Для натур, так и “не вырвавшихся в космос”, т.е. не преодолевших притяжение своей эпохи с ее бездуховностью и мещанством, существует “примирительный выход в юмор”, в игру: “Жить в мире, словно это не мир, уважать закон и все же стоять выше его, обладать, “как бы не обладая”, отказываться, словно это никакой не отказ, – выполнить все эти излюбленные и часто формулируемые требования житейской мудрости способен один лишь юмор” [1, С.65-66]. Юмор – это “брак по расчету” человека и волка. В приглашении в магический театр сказано: “Только для сумасшедших”, т.е. от человека требуется сойти с мещанского ума, отбросить сковывающие сознание мещанские условности и дать волю своей фантазии. Оказывается, в человеке (“луковице”) живет несметное число душ, он представляет собой сложное взаимодействие тысяч натур, хаос возможностей. Процесс обновления личности связан с умением расщеплять свое “я” на различные фигуры, которые являются частью самого героя. А тот, кто изведал распад своего “я”, должен понять, что “куски его он всегда может в любом порядке составить заново и добиться тем самым бесконечного разнообразия в игре жизни” [1, С.238]. В реальной жизни этот распад можно назвать шизофренией, в магическом театре это называется мудростью. Через игры с миром образов в душе человека происходит освобождение от действительности, преодолевается зависимость от времени, так как игру всегда можно начать сначала и всякий раз по новым правилам, которые творит сам человек. От Гарри требуется относиться серьезно к тому, что заслуживает серьезного отношения, и смеяться над всем остальным (это и означает “образумиться”). В романе не поясняется, что именно заслуживает серьезного отношения. Можно предположить, что речь идет о вершинах духовной культуры человечества. Может быть, это результат субъективного выбора героя. А может быть, серьезно относиться можно только к самой игре в мире фантастических образов? Читатель должен в этом определиться сам. Но Гермине, играющей с Гарри “не на жизнь, а на смерть”, мир магического театра не помог уйти от действительности. Развязка, пусть и “зеркальная”, предостерегает от опасности превращения жизни в сплошную игру.

1. Гессе Г. Степной волк: Роман / Г. Гессе . – М.: АСТ: АСТ МОСКВА, 2006. – 270с.

Акопян Я. А.: Концепция героя в романе Германа Гессе “Степной волк”.

Акопян Я. А.

ЕГЛУ им. В. Я. Брюсова

КОНЦЕПЦИЯ ГЕРОЯ В РОМАНЕ ГЕРМАНА ГЕССЕ
“СТЕПНОЙ ВОЛК”

Страницы зарубежной литературы (на арм. и рус. яз.)
ЕГЛУ им. В. Брюсова
Сборник научных статей
Выпуск Г, Издательство «Лингва», ЕРЕВАН– 2005
http://old. brusov. am/docs/Art-grak-G-cank.pdf

Целью настоящего исследования является анализ романа Германа Гессе ”Степной волк”, изданного в 1927 году, в первую очередь – его образной системы и образа главного героя. Проникновение в суть творчества этого писателя, в частности, в художественную систему романа “Степной волк” затруднено и обусловлено абсолютной автобиографичностью и исповедальностью романной структуры, а также биполярным, амбивалентным характером мышления и мироощущения Гессе и его героев, стремящихся в хаосе душевной жизни к коренному перерождению и к гармонии с миром.

В рамках данной статьи мы также попытаемся высветить некоторые аспекты психоанализа и восточной философской мысли, под влиянием которых сформировалось биполярное мировоззрение Гессе. “Степной волк” – это наиболее автобиографичное из всех произведений Гессе, отражающее один из его жизненных кризисов в середине 20-ых годов XX века. Он начал писать роман “Степной волк” в ноябре 1924 года, после смерти отца, после разводов с первой женой Марией Бернулли-Гессе и со второй женой Рут Венгер, когда его в Германии называли не иначе как предателем – по причине того, что он не одобрил Первую мировую войну и выступил с критикой милитаристской политики своей страны. В это время, между двумя мировыми войнами, происходил коренной перелом во всех областях жизни, менялись все ценности, рушилось все старое, в то время как новое не успело еще оформиться.

Эти болезненные катаклизмы как субъективного, так и объективного характера оставили глубокий след в душе писателя и нашли свое отображение в романе, который описывает не только душевный кризис Гарри Галлера, но и всего поколения людей, вынужденного выстрадать сполна болезнь своего времени.

Центральной проблемой романа “Степной волк” является, по мнению немецкого литературного критика Ганса Люти, проблема полярности, точнее, проблема полярности природы и духа. По мнению Гессе, дух разделяет и отдаляет индивидуум от природы. И это означает для индивидуума боль и муки, из коих происходит его стремление вернуться к истокам жизни, к природе, к невинности, ко всему тому, что заложено природой в каждом, к познанию своего Я. Гессе убежден, что жизнь каждого человека – это путь к себе.

В статье “Немного теологии”, изданной в 1932 году, Гессе излагает свою точку зрения о стадиях жизненного пути, ведущих к познанию своего Я.

“Путь становления личности начинается с невинности (рай, детство. ). Отсюда он ведет к вине, к познанию добра и зла, к требованиям культуры, морали, религии, идеалов человечества. Каждый, кто пытается прожить эту стадию жизни продуманно, как серьезная личность, завершит его неизбежно в отчаянии и в признании невозможности осуществления добродетели и достижения справедливости . Это отчаяние ведет или к смерти, или в третью ипостась духа, по ту сторону морали и закона, к благодати и спасению, одним словом – к вере.” 1

Переход от одной ступени становления личности к другой, в особенности от второго этапа к третьему, связан с глубокими душевными коллизиями, через которые проходит главный герой романа “Степной волк” Гарри Галлер – одаренная творческая личность, страдаюшая от раздвоенности своего Я и от потери Единства с мировой общностью. Автор показывает, что утерянное Галлером Единство можно вернуть, только если ему удастся проникнуть в подсознание своего магического Я, если он найдет в себе силы повернуться лицом к хаосу собственной души, если он познает свою природу, свое собственное Я. Поэтому записки Галлера, о которых повествуется в начале романа, это отнюдь не фантазия душевнобольного идеалиста, а попытка побороть свою болезнь, не “убегая” от нее, а в стремлении пройти через хаос душевного мира, через мрак ада, чтобы выстрадать и изжить в себе все зло до конца. Это стремление к встрече с собой, это путешествие по аду к себе самому, этот процесс индивидуализации и является содержанием книги, которая получила название “Степной волк”.

Название книги выражает глубинный смысл произведения и является ключом к его пониманию. Гессе ассоциировал со степью дикую, пустынную, безграничную, далекую от всякой цивилизации местность. Волк, обитающий, в этой враждебной для жизни среде, представлялся Гессе одиноким зверем, находящимся в беспрерывных поисках пищи и вынужденным ежедневно бороться за свое существование.

“Забредший к нам в города и в стадный образ жизни волк – какая картина способна выразить всю его одинокость, его дикость, его пугливость, его тоску по родине.” 2

Оказавшись в чуждом ему мире, главный герой романа Гарри Галлер чувствует себя таким же одиноким в своем отчаянии, как и степной волк, забредший к нам в города. Как и волк, он находится в беспрерывных поисках пищи – истины, в поисках своего Я, в поисках того, как бы примирить в себе полярные тенденции своего существа – дух и природу, человека и волка. В этом стремлении примирить имманентные человеческому бытию антиномии духа и природы, определяющие всю внутренную жизнь человека, отражается биполярное мировидение Гессе. Оно сформировалось под влиянием как немецкого романтизма и Гете, для которых все антиномии являлись проявлениями Высшего единства, так и под влиянием древнекитайской философии, согласно которой все процессы в мире являются следствием взаимодействия и взаимопроникновения двух полярных космических сил – инь и ян. Бесконечное взаимочередование и взаимодействие противоборствующих начал определяет все процессы микрокосмоса – человека и макрокосмоса – Вселенной.

К восприятию мира как нерасторжимого единства полярных противоположностей, способного решить проблему противостояния природы и духа, сознательного и бессознательного, Гессе пришел также через психоанализ, благодаря знакомству со знаменитым психоаналитиком К. Г. Юнгом и его учеником Иозефом Лангом, с которыми он встречался, находясь на лечении в психиатрической клинике Зоннматт, недалеко от Люцерна. Знакомство Гессе с психоаналитической литературой открыло ему доступ в потаенный, подспудный мир души, и сделало возможным познание тех глубинных бессознательных процессов человеческой психики и закономерностей душевной жизни, без знания которых невозможно достижение психического равновесия, к которому так стремится разрываемый антиномиями герой романа Гарри Галлер.

Основную антиномию природы и духа Гарри переживает в трех формах: во первых, это внешняя антиномия между творческой личностью и обывателем. В то время как творческая личность в силу своей индивидуальности живет одиноко, на задворках общества, обыватель ищет это общество, нуждается в его поддержке в силу недостаточного развития своей личности. Творческая личность готова всегда отказаться от достигнутого, чтобы стать свободной и открытой для всего нового. Именно этого боится обыватель, не желающий перемен, чтобы не растратить и потерять уже нажитое.

Не только внешняя жизнь, но и внутренняя жизнь Гарри характеризуется антиномией – он видит себя раздвоенным на человека, олицетворяющего дух и цивилизацию, и на волка, олицетворяющего природу и свободу.

Разрываемый внешней и внутренней антиномиями Гарри находится в третьей, метофизической антиномии между измерениями вечности и бренности. Он чувствует в себе божественное начало, свою сопричастность к вечному, которая находит свое отображение в образах Гете и Моцарта, «бессмертных», как их называет Гессе, но в то же самое время он чувствует себя приговоренным к бренности, к преходящему. В этой антиномии вся безысходность и отчаяние человеческого бытия достигает своего апогея. Индивидуум, осознающий всю безысходность своего бытия, видит перед собой только два выхода – смерть или излечение посредством кореннового перерождения. Галлер выбирает второй путь после прочтения “Трактата о степном волке”, в котором его ошибочное деление души на волка и человека объявляется “фикцией”, “грубым мифологическим упрощением” и “насилием над действительностью”.

“Гарри состоит не из двух существ, а из ста, из тысячи. Его жизнь раскачивается не между двумя полюсами – инстинктом и духом, святым и распутником, а между тысячами, между бесчисленными парами полюсов.” 3

Теория многоликости души входит в конфликт с европейской философской мыслью и с христианской религией. Западный индивидуум, познавший в своей душе множество Я, становится скорее исключением, он оказывается в конфликте с обществом, вытесняется из него, объявляется больным шизофренией. Трактат имеет целью спасение степного волка и его освобождение от своего заблуждения, уходящего своими корнями в античную мифологию и затем в христианство, где человек имеет одно тело и одну душу. Восточная же философия рассматривает человека как луковицу с бесчисленными слоями шелухи, как ткань, сотканную из бесчисленного множества нитей. Выражаясь словами основателя Даосизма Лао Цзы, “Тело человека едино, душа – ни при каких обстоятельствах”. 4

Главным смысловым узлом сюжета становится “Магический театр”, значение которого заключается в противопоставлении двух миров: реального мира лжи, где живут Галлер и Гессе, и сверхреального, непреходящего, светлого мира магии, мира «бессмертных» Гете и Моцарта, где дух и все божественное, истинное, предстает без искажений варварской цивилизации. Чтобы понять, что стоит за понятием “Магический театр”, нам представляется необходимым рассмотреть, что значила для Гессе магия как таковая.

По мнению Гессе, магия в состоянии справиться с реальностью, упраздняя ее, объявляя ее границы обманом и заблуждением. Под ее воздействием соединяются в единое целое прошлое и будущее, внешнее и внутреннее, создается вневременная атмосфера. Все полярные противоположности в ней являются равноправными возможностями, тезис не антагонистичен своему антитезису. В мире магии дух разрушает преграды, отъединяющие его от внешнего мира, и оба мира переливаются друг в друга.

Индивидуум, находящийся в плену у времени и пространства, переживает в мире магии невообразимую сверхдействительность, познавая при этом Высшее единство. Находясь в этом вневременном и внепространственном мире магии – в Магическом театре, главный герой романа сталкивается с хаосом своей души, он узнает свое отображение в зеркале, которое распадается на бесчисленное множество Гарри Галлеров. “Некоторые из Гарри были моего возраста, другие постарше, там были старики, молодые, юноши, мальчики, школьники, малыши, дети все они были Я. ” 5 С этого момента он пустая форма, все находится вне него, все отделилось от него и объективировалось. У него появилась уникальная возможность начать все с начала, встретиться с самим собой, наверстать упущенное, исправить ошибки, сделать бессознательное сознательным и сынтегрировать в своей личности. Здесь он может при помощи иллюзии победить время и действительность, свое старое «Я» раскрошить на тысячи маленьких «Я» и собрать из них новое единство.

Но Гарри еще не готов к этому, он путает атмосферу Магического театра с действительностью и из чувства ревности убивает Гермину, а точнее ее зеркальное отображение. За такое осквернение высокого искусства он приговаривается к существующей в мире Магии высшей мере наказания – к вечной жизни.

В образе Гермины Гессе противопоставляет два противоположных полюса одного индивидуума – Гарри Галлера. Несмотря на всю свою полярную противоположность (он – писатель, интеллектуал, она-проститутка), они оба узнают друг в друге свою другую половину, утерянную часть себя. Поэтому, убив Гермину в Магическом театре, Гарри убивает, по сути, другую часть своего Я, ту душевную силу, теплоту чувств, любовь и природу, которых так не хватало ему и которые находились на противоположном ему полюсе – в Гермине. В ней заключалась для Гарри возможность встретиться с самим собой, возможность познать и вобрать в себя все то разнообразие душевных функций, которые Гессе характеризует словом “Природа”.

Это убийство природы и победа духа над природой, показывают Галлеру со всей ясностью, что он не сумел объединить эти две изначальные силы в одно Единство.

Слова “бессмертного” Моцарта, появившегося после “казни” Галлера – взрыва дикого, потустороннего смеха, имеют глубокий и весьма символический смысл: Моцарт советует Гарри научиться смеяться, ибо только юмор в состоянии превратить диссонанс жизни в гармонию. С этого момента дорога к познанию для Гарри открыта. Он познает Высшее требование к духу, заключающееся в необходимости коренного перерождения, в необходимости принимать (акцептировать) мир со всеми его противоречиями, в необходимости видеть за всеми негативными явлениями жизни светлый мир веры.

Галлер уверен, что он когда-нибудь освободится от оков времени и действительности и будет с юмором смотреть на вечную “борьбу” между вечностью и временем, между божествен- ным и человеческим. Он научится внимать Вечному и Истинному и лучше различать творение божественного духа в жизни. Когда-нибудь он научится жить в гармонии с собой и с окружающим миром.

Потому что, посреди мглы и хаоса жизни всегда высвечи- вается “золотой след”, след божий, который показывает человечеству путь, ведущий к вечным ценностям – в мир “бессмертных” Моцарта и Гете.

Поэтому последнее предложение, которое является ключом к пониманию романа нужно понимать как обет, веру и излечение: “Когда – нибудь я научусь лучше играть в игру фигур, когда – нибудь я научусь смеятьссмеяться. ” 6

Примечания

1 Gesammelte Werke in 12 Bd, Suhrkamp Fr./M. Bd. 10, 1970. S. 74 – 75 (далее – GW.)

2 GW Bd. 7 , S. 198

3 GW, Bd 7, S 243

4Richard Wilhelm. Тao Te King «Vom Sinn des Lebens». 1910. S. 171.

Анализ романа Г. Гессе «Степной волк» или «Игра в бисер» (по выбору).

Ге́рман Ге́ссе (нем. Hermann Hesse; 2 июля 1877, Кальв, Германия — 9 августа 1962, Монтаньола, Швейцария) — немецкий писатель и художник, лауреат Нобелевской премии (1946).

Особо важное место в произведениях писателя занимает тема искусства. В «Степном волке» Гессе говорит об упадке музыки, ставшей жертвой человеческого бескультурья: на смену Моцарту пришел саксофонист Пабло, развлекающий публику, неспособную понять и оценить высшее искусство. В «Игре в бисер» музыка предстает уже как некое таинство, особая дисциплина, составная часть Игры, законсервированная в рамках Касталии.

«Степной волк» (нем. Der Steppenwolf) — роман Германа Гессе, впервые опубликованный в 1927 году в Германии.

Тест на внимательность Только 5% пользователей набирают 100 баллов. Сколько баллов наберешь ты?

Непосредственно о немецкой современности 20-х годов Гессе написал в своем следующем этапном романе – “Степной волк” (1927), который был, по словам самого писателя, “отчаянным предостережением”, протестом против завтрашней войны, против позиции невмешательства. В этом произведении значительно углубляется осуждение буржуазной лжекультуры и лжеморали, которое так гневно прозвучит впоследствии со страниц “Игры в бисер”. Герой “Степного волка”, писатель Гарри Галлер (прототипом его является сам Герман Гессе), – интеллигент-одиночка, противник милитаризма и войны. Он не может смириться с окружающей его ложью. Это Галлера автор называет “степным волком”, одиноким зверем, не приемлющим стадных законов, по которым живут обыватели.

Герой валяется волком еще и в другом смысле: Галлеру приходится бороться не только с обществом, но и с самим собой, с “человеком-зверем”, который таится в душе каждого и постепенно сдает свои позиции “человеку дула”.

И общество, и жизнь в изоляции одинаково могут довести Галлера до безумия. Герой мечется, он ищет выхода из одиночества. Таинственным образом он попадает в “магический театр” (“вход только для сумасшедших”), воображаемое пространство, в котором происходят самые удивительные вещи, в результате чего завершается воспитание героя и приобщение его к жизни. Развернутая аллегория с “магическим театром” помогает Гессе с ловкостью опытного психоаналитика разложить на части и снова собрать всю жизнь общества и души Гарри Галлера. В конце произведения фантастический и реальный план сливаются, их трудно разделить: Гете, Моцарт и прочие “бессмертные”, сошедшие с высот человеческого духа, своей возвышенной веселостью возвращают к жизни Галлера, убившего возлюбленную, спасают его от отчаяния и посылают к людям.

Роман “Степной волк” во многом предвосхищает “Игру в бисер”- последний и главный роман немецко-швейцарского писателя Германа Гессе, над которым он работал с 1931 по 1942 год (книга была закончена 29 апреля 1942 года).

«Игра в бисер» – попытка писателя преодолеть границы традиционного романа – жанра, рожденного европейским позитивистским знанием. Новаторство Гессе во многом определяется жанровыми и архитектоническими новациями, «экспериментальной дерзостью» (Т.Манн). Это «собор с огромным нефом, высоким сводом, длинными галереями вокруг хоров, с запутанными и глубокими криптами» .

В прихотливом строении романа особая роль отводится рамочным и внера- мочным компонентам, усиливающим его внутреннее единство. В качестве важнейшего индикатора ведущей темы выступает уже заглавие, которое организует смысловую и композиционную структуру, но которое пока еще осознается как относительно автономное, без учета своего символического значения. Его метафорическая заданность и семантическая «перспектива» в полном объеме раскроются лишь в предисловии.

Подзаголовок, представляющий собой своего рода второй член двойного заглавия, дает читателю дополнительную информацию о жанре («жизнеописание») и протагонисте романа (верховном магистре Ордена), а также дублирует ключевую тему, заявленную заглавием.

Значительно многофункциональнее оказывается посвящение-автоцитата («Паломникам в Страну Востока»). Прежде всего оно выявляет адресат – имплицитного читателя, воображаемого собеседника-паломника, имеющего общий с автором интеллектуальный кругозор. Посвящение подключает текст «Игры в бисер» к тексту- источнику, обнаруживает интертекстуальное пространство, запускает механизм культурных ассоциаций. Не менее важна его диалогическая функция: посвящение указывает на возможность диалога автора с самим собой и с определенными типами культуры (восточной и западноевропейской эпохи романтизма). И в целом посвящение (наряду с заглавием и подзаголовком) создает определенный «горизонт ожидания» (Х. Р. Яусс), который должен соответствовать объему культурной памяти читателей («паломников»).

Эпиграф (ложная цитата), как бы маркирующий авторскую мысль, опорные точки мироощущения Гессе, на деле оказывается элементом литературной игры автора с читателем, авторским приглашением к игре, образ которой формируется в предисловии и переводится на более глубокий семантический уровень – символический.

Именно в предисловии-эссе игра в бисер интерпретируется как «игра со всем содержанием и со всеми ценностями культуры», ставятся проблемы духовности и культуры. При этом точка зрения на них передоверяется безымянному летописцу- интеллектуалу из XXIV ст., от лица которого написана и «биография души» Йозефа Кнехта.

Таким образом, совмещая романические и нероманические формы (историческую хронику, роман воспитания, эссе, обзор, жизнеописание, легенду, притчу, философскую лирику), монтируя разнородные микроструктуры, внутренне прочно спаянные общей культурологической проблематикой, в единую макроструктуру, Гессе создает роман «об испытании идеи» (выражение М.М.Бахтина), о сложности, множественности и многотрудности «испытаний» концепции культуры как «игровой функции». А его сюжет становится формой художественного воплощения данного процесса.

Анализ романа Г. Гессе «Степной волк» как модернистское произведение

Автор: Пользователь скрыл имя, 14 Декабря 2011 в 22:28, реферат

Описание работы

В данной работе объектом исследования является роман Г. Гессе «Степной волк».

Цель исследования: рассмотреть поэтику данного романа и выявить черты модернизма.

Содержание

Введение……………………………………………………………………4
Мировоззренческие установки Г. Гессе ………………………………..7
Анализ романа «Степной волк» как модернистского романа…. …….13
Заключение………………………………………………………………..25
Список литературы……………………………………………………….26

Работа содержит 1 файл

стилистич анализ.docx

Гессе был одержим идеей найти себя на “пути внутрь”, он был убежден, что каждый человек должен опуститься в самые сокровенные свои глубины, прежде чем он по-настоящему станет индивидуальностью, личностью. Но “поиски себя” никогда не ограничивались у него только внутренними проблемами. “Придти к себе” означало найти себя в мире, научиться великому искусству быть человеком и жить среди людей, не поступаясь собственной сутью. Об этом поистине великом и мучительно трудном искусстве идет речь не только в таких статьях, как “Своенравие” или “Прибежище”, но и во всех остальных материалах сборника, особенно в письмах.

Творчество, являясь изначально стихийным, приобрело определенную направленность, будучи связанным с психоанализом, бурно развивавшемся в то время в Европе. К психоанализу Гессе обратился уже во вполне зрелом возрасте, известно, что он проходил курс лечения у самого Карла Густава Юнга, ученика Зигмунда Фрейда. Однако в гораздо большей степени на личность и творчество Гессе повлияла его дружба с доктором Йозефом Лангом, талантливым врачом-психотерапевтом и астрологом, одним из учеников Юнга.

Именно Ланг помог своему другу и пациенту справиться со многими внутренними проблемами, включая серьезный кризис, случившийся у Гессе на рубеже его 40-летия. Помощь Ланга состояла в том, что он, исходя из глубокого понимания характера Гессе, способствовал формированию его мировоззрения на основе религиозного символизма, с раннего детства прочно вошедшего в сознание писателя. Одно из наиболее известных произведений Гессе «Демиан», в котором отражено его во многом парадоксальное представление о мире, как единой целостности, примиряющей в себе противоречия Добра и Зла, Бога и Дьявола, – результат творческого взаимодействия Гессе и Ланга. Помимо разрешения душевных противоречий психоанализ помогал Гессе справляться с творческими кризисами (один из наиболее серьезных кризисов такого рода был пережит писателем во время почти трехлетней работы над «Сиддхартхой»).

Следует отметить также, что увлечение психоанализом серьезно повлияло на становление художественного мира писателя: на страницах своих произведений Гессе создает не реалистический, а особый, символический, или точнее, психосимволический, мир, посредством которого стремится передать собственные глубинные переживания.

Анализ романа «Степной волк» как модернистского романа

Модернизм пришел на смену ранне буржуазному этапу развития культуры, способствовал преодолению традиционных типов буржуазности. Развитие индустриализма отразилось во всех сферах общества: в экономике – буржуа, в области культуры – в независимом художнике. Для всех них был характерен поиск нового, стремление к преобразованию природы и сознания, но со временем они стали противопоставляться друг другу. Необходимость максимума энергии и времени в производстве порождала стремление буржуазии к самоограничению. Культурный интерес породил ненависть к буржуазным ценностям, к реалиям жизни.

Модернистское искусство это показывает лучше всего. Модернизм – явление весьма пестрое и неустойчивое. С конца XIX в. он во всех европейских языках совпадет с понятием “современная литература”, “современное искусство”.

С возникновением в начале XX столетия кубизма, экспрессионизма и, наконец, абстрактного искусства рамки модернизма расширяются.

Несмотря на такое количество различных, на первый взгляд несхожих, нередко противостоящих течений, у них все же можно выделить общие черты: основная – резкое противопоставление реалистическому искусству, утверждение его устарелости, выдвижение “новаторских” форм, демонстративный разрыв со сложившимися, классическими художественными традициями. Всем без исключения модернистским течениям свойственны позиция отрицания преемственности и последовательности художественного развития, разрушение связей между опытом искусства прошлого и настоящего.

К основам модернистского направления также можно добавить тезисы о замкнутой иррациональной природе искусства, крушение принципа образности, возникновение “новой реальности”, универсальности “ мифотворчества” и отчуждения.

Модернист – это прежде всего субъективист, для которого существует только одна единственная реальность – его ощущения (“я так ощущаю”). Этому ощущению он стремится придать достоверность истины. Всякая объективная истина объявляется мещанским предрассудком. Все решается, таким образом, только на основе волеизлияния, без каких-либо доказательств и поэтому выглядит как игра.

Используется смена типов повествования. В немецком литературоведении, выделяют 3 типа или ситуации повествования (Erzдhlsituation). Германист Карл Штанцель характеризует их следующим образом:

1. аукториальное повествование (от лат. auctor – творец, создатель) (auktoriale Erzдhlsituation): рассказчик над изображаемой действительностью. Характерной особенностью такого повествования является присутствие рассказчика, который находится вне изображаемого мира, он заранее знает, что будет происходить и почему образы действуют так и не иначе (т.е. всезнающий рассказчик). Он может вмешиваться в повествование и комментировать его. Этот аукториальный рассказчик на первый взгляд идентичен автору. Но при более точном рассмотрении становится заметным отчуждение личности автора в образе рассказчика. Иногда он представляет точку зрения, которая совпадает с точкой зрения автора. Для аукториального рассказчика важным является то, что он выступает в роли посредника и находится на границе между фиктивным миром романа и действительностью автора и читателя.

2. повествование от первого лица (Ich-Erzдhlsituation) : рассказчик в изображаемой действительности. Рассказчик является составной частью мира характеров романа, он сам участвовал в описываемых событиях, наблюдал за ними или узнал о них от непосредственных участников.

3. персональное повествование (personale Erzдhlsituation) (от лат. persona – маска, роль): рассказчик за изображаемой действительностью, когда рассказчик не вмешивается в повествование, читатель не осознает его присутствия, тем самым у читателя создается иллюзия присутствия в том месте, где разыгрывается действие, или он смотрит на изображаемый мир глазами одного из персонажей романа, как бы надевая на себя маску этого персонажа.

В модернистском романе автор также нередко отождествляет себя со своим героем.

Развитие психологии в XX в. приводит к тому, что на передний план выдвигаются различные средства повествования, именно они способны наилучшим образом изобразить те процессы, которые происходят в сознании героя, и тем самым заменить внешнюю перспективу повествования, которая преобладала раньше, на внутреннюю. Здесь П. Курц выделяет такие понятиях как:

– техника “потока сознания” (Поток сознания — приём в литературе XX века преимущественно модернистского направления, непосредственно воспроизводящий душевную жизнь, переживания, ассоциации, претендующий на непосредственное воспроизведение ментальной жизни сознания посредством сцепления всего вышеупомянутого, а также часто нелинейности, оборванности синтаксиса. 1

Поток сознания создаёт впечатление, что читатель как бы «подслушивает» его опыт в сознании персонажей, что даёт ему прямой интимный доступ в их мысли. Включает в себя также представление в письменном тексте того, что не является ни чисто вербальным, ни чисто текстуальным.

Автор же заинтересован в том, чтобы опубликовать воображаемую внутреннюю жизнь его вымышленных героев для ознакомления читателя, обычно невозможное в реальной жизни. Термин “поток сознания” был заимствован писателями у американского психолога Уильяма Джеймса. Он стал определяющим для понимания человеческого характера в новом романе и всей его повествовательной структуры. Этот термин удачно обобщил целый ряд представлений современной философии и психологии, послуживших основой для модернизма как системы художественного мышления. 2 ).

“Исходным пунктом модернистского романа становится сознание человека: оно воссоздает, утверждает себя в мир объективных вещей как самоценную сущность, опредмечивая себя в явлениях окружающего мира, приходя таким образом к самосозерцанию”. Модернистский роман раскрывает “внутренний мир человека, действительно не реализующийся во внешнем, отчужденном его бытии; здесь изображение предметного мира подчинено созданию образа, не доходящего до действия субъекта, противопоставляющего себя всем внешнему миру эпических обусловленностей и отчуждения”, – пишет Рымарь. Основой модернистского романа является осознание человеком существования и ценности своего собственного, отдельного от других и всего мира “я”, осознание своей внутренней автономности, суверенности. В этом – художественная содержательность воссоздания субъектом своей сущности через предметность – явления, действия, события, слова. Субъект формирует предметность, следуя не ее объективной логике движения своего сознания, которое не только отражает, но и творит мир. Своеобразие сознания реализуется как раз в том, как оно формирует, членит предметность, т. е. именно способ формирования предметности и раскрывает характерные особенности его суверенного внутреннего мира, его лирической идеологичности. Все выше сказанное ярко проявилось в романе Степной волк».

«Степной волк» – самый автобиографичный из всех романов Гессе. Его центральный персонаж, Гарри Галлер, наделен многими чертами автора. Оба они одного возраста, их мучают примерно одни и те же болезни (бессонница, подагра), одни и те же проблемы (ощущение себя вне окружающего мира, ощущение бессмысленности бытия).

Композиционная модель романа фрагментарна и одновременно целостна благодаря четко организованной мотивной структуре: художественную ткань произведения прочерчивают мотивы сумасшествия, самоубийства, музыки, Гете — Моцарта — бессмертия, юмора–смеха, а также ведущая тема Степного волка.

Важная композиционная скрепа “Степного волка” — образ автора. Присутствие его тайно и в то же время всеопределяюще. Сперва он дважды появляется под личиной загадочного случайного прохожего со странным плакатом, призывающим в “Магический театр”, и вручает герою “Трактат о Степном волке”, а чуть позже подсказывает путь к Гермине. Благодаря этим таинственным появлениям повествование переключается в план мистический. Отвечая на тайные желания, точнее, крики о помощи из глубин сознания героя, автор указывает ему путь к познанию себя и спасению. В “Трактате о Степном волке” лик автора проступает уже отчетливо, прихотливо пересекаясь с образом бессмертных. Отличительная особенность авторской интонации в романе — отчужденно ироничное отношение к герою, к его проблемам и страданиям, при глубоком понимании их трагической сути.

Гарри Галлер, как и остальные “реальные” и трансцендентные персонажи романа, не что иное, как зеркальные воплощения личности автора. Перед нами — воссозданная игра автора с самим собой, а “Степной волк” — модернистский роман о построении средствами искусства модели души автора. Эту главную тайну произведения раскрывает заключительная его фраза: “Когда-нибудь я сыграю в эту игру получше”.

Гарри Галлер – не человек, он воплощение эпохи, воплощение культурной элиты, порвавшей (напоказ) с мещанством, но, тем не менее, живущей в нем и укорененной в нем. Именно поэтому в нем смешиваются ненависть к мещанству и тяга к нему. Хотя и то и другое неправильно, ненависть, презрение, любовь, жалость – для истинного Человека все эти чувства к мещанству невозможны, он порывает с ним раз и навсегда, он живет и находится в иных плоскостях, иных ценностях, иных смыслах. Путь к этим иным сферам, путь к бессмертию – это путь самоотдачи и страдания. Но не этим путем идет Гарри Галлер, его страдания не очищающие, он страдает от раздвоенности как невозможности быть целым, а надо страдать от раздвоенности как невозможности быть многоликим и многомерным. Для него раздвоенность – это избыточность, а на самом деле это недостаточность. Поэтому человек в Гарри Галлере это не тот Человек в полном смысле, а именно мещанин, а Волк – обман и символ, подминающий под себя множество различных «явлений духа». Гарри Галлер страдает от борьбы человека и волка, но эта мнимая борьба заслоняет истинный путь духовного развития – раскрытие множества возможностей заложенных в нем.

В конце произведения фантастический и реальный план сливаются, их трудно разделить: Гете, Моцарт и прочие “бессмертные”, сошедшие с высот человеческого духа, своей возвышенной веселостью возвращают к жизни Галлера, убившего возлюбленную, спасают его от отчаяния и посылают к людям.

«Эротика Текста»: «Степной Волк» Германа Гессе

XX век стал точкой невозврата для мира классических ценностей, своего рода толчком в пропасть, коей оказались войны, революции и социальные потрясения. «Переоценка ценностей» и стремительная смена господствующей парадигмы привели к рождению нового типа человека, с новыми запросами и взглядами на жизнь. В свою очередь, искусство, призванное изучать проблемы действительности, переживает такие же резкие изменения – литература исследует и эксплуатирует тему вновь родившегося героя, героя новой эпохи, стоящего на границе между классической системой аксиологических координат и новой, еще не родившейся, парадигмой.

Одним из культовых произведений, исследующих проблему человека ХХ века, становится «Степной волк», опубликованный немецким (уже) классиком Германом Гессе в 1927 году. Написан роман в популярной тогда манере интеллектуально-философской прозы. «Степной Волк» – это роман-панорама, раскрывающий перед читателем фигуры и складки психического мира главного героя, Гарри Галлера.

По структуре «Степной Волк» Гессе является «книгой в книге». Для читателя повествование начинается с погружения в мир Гарри через его дневник – «Записки Гарри Галлера (только для сумасшедших)», в котором он описывает перипетии своей психической жизни. Галлер по натуре одиночка и предпочитает обществу других людей свое собственное.

Гарри снимает небольшую, ничем не примечательную комнату, довольствуясь в ней своим одиночеством. Разложенные повсюду книги он перечитывает, выделяя в них нечто для себя существенное. Слушает классическую музыку, особенно отмечая Моцарта. Его вечера наполнены высокоинтеллектуальным досугом, в них он видит свое спасение от общества, переживающего гибель моральных устоев.

Но в какой-то момент Гарри начинает чувствовать разъедающее его изнутри противоречие. В нем просыпается тот самый волк и требует погрузиться в мир, далекий от наполненных глубокими смыслами вечеров. Это темный мир инстинктов, необузданной дикости и жестокости. В его душе происходит противостояние двух противоположных начал: «человеческого», с присущими ему культурой, духовностью, рациональностью, и «животного» – выражающего все активно вытесняемое и подавляемое человечеством на протяжении многих веков (биологическое, инстинктивное), и так некстати всплывшее на социальную поверхность в начале ХХ века.

Стремясь разрешить конфликт и вернуть душевную гармонию, Гарри обнаруживает еще один пласт проблемы, накладывающийся на уже существующие противоречия – осознание наличия еще одной борьбы двух начал – истинной духовности и мнимой, поверхностной, суетной, в которой он вынужден существовать и с присутствием которой вынужден мириться. Внешне Гарри производит впечатление вежливого, деликатного и скромного человека, страдающего от одиночества, чувствующего себя чужим.

Оставаясь принципиально и радикально иным, он начинает себя презирать и ненавидеть, и впадает в глубокое отчаяние, он не видит другого выхода, кроме как самоубийство. Его натура не принимает простого смирения с действительностью и ожиданиями заслуженного счастья и нормальных человеческих отношений. Он страдает от мысли, что необходимо проживать дни, радуясь, что ничего плохого не случилось. От мыслей о такой жизни он приходит в бешенство и его утонченность и духовность сменяются на желание изменить мир, пользуясь аморальными и деструктивными инструментами.

Как раз в этом и проявляется его природная сущность. Он готов убить себя, чтоб избавиться от давления общества, где не находит себе места. Попытки найти душевный покой снова и снова приводят его назад к мещанскому мирку, в атмосфере которого он был воспитан. Гарри видит в нем равновесие и компромисс между крайностями и полюсами человеческого поведения.

К сожалению, для такого масштаба личности не характерно простое смирение, и попытки жить «как все» лишь усугубляют и без того обостренную разочарованность, возвращают желание лишить себя жизни.

Характер героя полностью состоит из противоречий, еще сильнее проступающих на поверхность на фоне глубокого одиночества. В этих чертах выражается и отражается сущность формирующегося образа человека XX века, героя новой, еще не наступившей, эпохи. Волнующие и меняющие жизнь события ставили перед людьми задачи подстраиваться и приспосабливаться к ситуациям. Образ «Степного волка» в такой перспективе выступает своего рода иллюстрацией к метаниям души, коими переполнена жизнь Гарри Галлера, потерявшего всякие ориентиры и вечно ищущего ответы и пути выхода из душевного кризиса так же, как волк ищет ориентиры в однообразном пространстве степи.

Как раз в этих тонкостях и явно не просто так тянущемся через весь роман символизме поможет разобраться психоанализ. В начале ХХ века его идеи витали в воздухе и их ухватывали многие, в том числе и Герман Гессе, увлекавшийся работами К.Г. Юнга, З. Фрейда и А. Адлера. Сам Гессе писал, что психоанализ дает возможность более точно познать взаимодействие сознательного и подсознательного, то есть расширить знания о человеческой природе.

«Когда найдено объяснение страхам, ложным представлениям, подавленным инстинктам, то жизнь и личность предстают в своем более высоком и чистом значении» ­­– писал Гессе.

Нас сейчас интересуют идеи Юнга, которого мы так любим и частенько упоминаем в статьях. Одним из основополагающих архетипов у Юнга является Тень – это негативная часть личности, то есть сумма скрытых, невыгодных свойств, недостаточно развитых функций и содержаний личного бессознательного. Юнг писал, что животное, инстинктивное начало характерно для архетипа Тени.

Проблема неприятия себя, своей Тени и определяется как невроз с психологической точки зрения. А все неврозы, как мы знаем, уходят корнями в наше детство. Не случайно Гессе, увлекающийся психоанализом, ввел в свой роман небольшое пояснее, раскрывающее причины разлада Гарри с самим собой.

«Тут я должен вставить одно психологическое замечание. Хотя я мало что знаю о жизни Степного волка, у меня есть все причины полагать, что любящие, но строгие и очень благочестивые родители и учителя воспитывали его в том духе, который кладет в основу воспитания «подавление воли». Так вот, уничтожить личность, подавить волю в данном случае не удалось, ученик был для этого слишком силен и тверд, слишком горд и умен. Вместо того чтобы уничтожить его личность, удалось лишь научить его ненавидеть себя самого. Что касалось остальных, окружающих, то он упорно предпринимал самые героические и самые серьезные попытки любить их, относиться к ним справедливо, не причинять им боли, ибо «люби ближнего твоего» въелось в него так же глубоко, как ненависть к самому себе, и, таким образом, вся его жизнь была примером того, что без любви к себе самому невозможна и любовь к ближнему, а ненависть к себе – в точности то же самое и приводит к точно такой же изоляции и к такому же точно отчаянию, как и отъявленный эгоизм».

Отсюда возрастает внутренний конфликт главного героя – неприятие себя и, как следствие, нелюбовь к окружающим, к миру. Кстати, автор подмечает в названии самого произведения степень отчужденности Гарри от внешнего мира. Он именно степной волк, бродящий по бескрайним просторам в совершенном одиночестве.

Казалось бы, выход из такого душевного кризиса невозможен и единственный путь – покончить с собой. Но все же, герой поступает иначе, а именно находит тот самый Магический театр, платой за вход, в который является разум. То есть отказ от рационального начала, которое мешает ему примириться с его Тенью. Он должен принять иррациональное начало.

Цель попадания в этот театр проста – Гарри должен доказать, что рассматривает свою личность целиком, включая во внимание все ее стороны. Как говорит ему Пабло, один из героев романа: «Теперь ты отбросил очки твоей личности, так взгляни же разок в настоящее зеркало! Это доставит тебе удовольствие». Интерпретируя образ Магического театра, можно сказать, что это встреча Гарри со своим бессознательным, попытка понять свою сущность и обрести счастье. Герой достигает своей цели и избавляется от душевного кризиса, чувствуя себя целостной личностью.

Как он сам ощущает:

«Я еще раз взглянул в зеркало. Я тогда, видно, спятил. Никакого волка, вертевшего языком, за высоким стеклом не было. В зеркале стоял я, стоял Гарри, стоял с серым лицом, покинутый всеми играми, уставший от всех пороков, чудовищно бледный, но все-таки человек, все-таки кто-то, с кем можно было говорить».

Герой находит примирение со своими недостатками, с той стороной, которая его тяготила, не давая покоя. Он, наконец, обретает душевный покой. Конечно, на этом ничего не заканчивается. Как известно, идеала не существует, необходимо постоянно приближаться к нему. И Галлер не останавливается, а продолжает идти и дальше по пути к своей гармонии, к поиску себя.

Представленный образ многогранен, личность с таким характером называют сильной. Такие люди не погибают в собственных проблемах, они находят силы идти дальше. Решение проблемы в Магическом театре – жить в игре, фантазируя и постоянно тасуя карты. Ни к чему нельзя относиться всерьез кроме того, что важно для тебя. Герой приходит к ощущению принятия мира с его всевозможными бедами и тяготами, с радостями и достижениями.

После всего вышесказанного, остается только констатировать, что образ Гарри Галлера-«Степного волка» отлично характеризует XX век, который изменил жизнь общества и поставил человека в положение вечного выбора. Нестабильность, присущая тому времени, порождала образ героя, который должен «прогибаться под изменчивый мир».

«Степной волк» – Герман Гессе

… не для всех. Только для сумасшедших. Эта книга Германа Гессе не из простых и поначалу (в предисловии издателя) приходится преодолевать некоторые затруднения, но в следующих главах эти усилия в полной мере оправдают себя. На самом деле читается легко – трудно начинается после чтения, когда происходят попытка окончательного анализа, полное осмысление прочитанного и заложенного автором произведения. Кто же таков главный герой романа Гарри Галлер? Вроде он уже охарактеризован автором достаточно лаконично – степной волк. Перефразирую автора синонимами – аутсайдер, герой-одиночка, индивидуалист, личность, белая ворона. Каждое из этих определений в той или иной мере ему подходит, но на все сто только степной волк. Внешне это уже немного пожилой человек, внутренне не гибкий, костный по жизни, т.е. не умеет приспосабливаться или не желает. Он находится в состоянии постоянной рефлексии, погружен во внутрь самого себя, долго и мучительно размышляет над своей непохожестью на других, двойственностью своей натуры и тягой к самоубийству. Судя из отрывков текста Гарри ни где постоянно не работает, правда иногда его печатают в газетах, но видимо у него есть средства к существования, так как при этом он редко себе в чем то отказывает (отец оставил ему состояние). По большому счету не известно чем занимается этот интеллектуал большую часть своего времени.

Степные волки не могут найти своего места в мещанском обществе (противопоставление одиночки и стада). Из-за постоянной рефлексии о несовершенстве мира и невозможности исправить людей в их поступках и мнениях. Это не дикие люди как маугли в джунглях, а люди одиночки в джунглях человеческого общества. Он также предъявляет претензии к прогрессивным слоям общества, что они не несут гражданской ответственности за улучшение и развитие человеческого разума. Он обвиняет их, что вместо правды жизни они взращивают и скармливают мещанам красивую картинку жизни, подслащенную в виде примитивных чувственных удовольствий (зрительных, вкусовых, слуховых и пр.). Знаменателен в этой связи диалог с Гете, которого называет «идеализированным мещанами Гете». Диалог не с кем-нибудь, а именно с Гете (этот намек достаточно ожидаем) автором «Фауста», который и развил тему дуализма человеческой души. Дуализма как совмещения чувственного и рационального (рассудочного). Гессе пошел дальше он утверждает, что в каждом человеке десятки, сотни и более душ (личностей), что человек сложнее и многогранней. И он не может постоянно жить только в одной своей ипостаси без гармонии с остальными. Каждый человек, образно говоря словами автора «шизофреник».

Во время написания романа (20-е годы прошлого века) противоречие между мещанством и прогрессивными слоями общества и богемой были более острыми, чем в наше время. Спустя более 90 лет после написания этого романа произошло стирание той острой грани, практически все из нас стали в той или иной степени мещанами и частичками человеческой массы.

В романе также присутствует не менее интересные персонажи кроме Гарри Галера: Пабло – Мефистофель (если продолжать аналогии с Гете) музыкант и «распорядитель» магического театра, Мария и Гермина – девушки содержанки.

Гермина – так зовут девушку которая «сняла» Гарри в баре, когда тот запойно бухал и был на волосок от самоубийства. Она спасает его от самоубийства обусловленного безысходностью, даря все радости жизни (секс, веселье). Гермина вводит его в свой круг богемы. Как ни странно, но она по сравнению со своей подружкой Марией умная, духовно богатая личность. Странно ожидать такого от содержанки, девушки имеющей профессию охмурять мужчин в баре. Именно ей удалось приручить степного волка, адаптировать его к мещанскому обществу, снять хотя бы на время противоречия, которые терзали Гарри. Для начала она применила методику НЛП (иначе не назвать то, что она внушила ему при в встрече в баре), затем подложив под него Марию лечила его с помощью секс-терапии. Была музыка и танцы, а под конец – химиотерапия, когда в магическом театре Гарри принял наркотик (опиум). Во время наркотического видения, погрузивших в бессознательное, он переосмыслил всю свою прошлую жизнь, чтобы попытаться начать ее с начала. Не могу сказать, что до конца, понял главу Магический театр и образ Гермины и Пабло. Если кто подскажет, что это было, буду признателен.

Жизнь состоит из множества граней, и настоящий мыслитель, художник и просто думающий человек не вправе замыкать себя в собственной голове. Автор ясно дает понять, что жить стоит не только разумом, но и чувствами! Надо искать радости в реально жизни, одновременно находясь в духовном поиске. Только тогда снимуться внутренние противоречия и личность сможет развиваться полноценно. Не отрицаю, что каждый может вынести для себя другой, а может быть даже противоположный смысл из романа. Герман Гессе и сам отчасти степной волк, ибо все его произведения далеко от повседневного чтения большинства людей. Он пишет не для всех.

Ссылка на основную публикацию
×
×