×

Анализ романа Женщина в песках Абэ

Анализ романа Женщина в песках Абэ

к.ф.н., доцент КарГУ им. Е.А. Букетова, Караганда, Казахстан

«Женщина в песках» Кобо Абэ:

традиционные черты и модернистские тенденции

Говоря о творчестве К. Абэ, критики находят черты модернистской литературы, часто сопоставляя при этом его романы с произведениями европейских писателей-экзистенциалистов. Основная тема творчества японского романиста – одиночество человека, его часто бесплодные поиски смысла жизни и выхода из тупика. Именно это становится основным аргументом для причисления К. Абэ к ряду модернистских писателей.

Человек в изображении К. Абэ – жертва общественного устройства. Живя в многомиллионном Токио, герои К. Абэ тотально одиноки. Это одиночество тем более впечатляюще, что писатель изображает жизнь героев в огромном мегаполисе, где, казалось, невозможно скрыться от других и человек вынужден постоянно соприкасаться с людьми.

Герои К. Абэ выступают носителями основного мотива произведений писателя – мотива утраты человеком связи с окружающим миром.

Если в произведениях Кэндзабуро Оэ герои стремятся к некоему «сообществу», к единению с людьми в группе, то герои К. Абэ – это герои отчужденные, бегущие от общества. Они будут прятаться, исчезать, убегать в стремлении найти убежище от мира людей. Это знак того, что социальный аспект в изображении человека у К. Абэ сменяется аспектом психологическим, сосредоточенном на внутреннем «я» героя.

Романы К. Абэ – романы, безусловно, модернистские. Изображение жизни человека в современном мегаполисе позволяет К. Абэ показать крайнюю степень отчуждения человека.

Герои К. Абэ часто оказываются в «пограничной» ситуации, что позволяет им увидеть прежнюю жизнь и ценности в новом свете, осознать ее ненормальность, абсурдность. Именно в этом кроется связь романов японского писателя с литературой экзистенциализма.

Экзистенциалистская проблема выбора героем была решена в пользу истинного существования. Но герои К. Абэ активны в отличие от многих героев произведений экзистенциалистов Камю (Мерсо), Сартра (Антуан Рокантен), Кафки (Грегор Замза). Поэтому нельзя согласиться с критикой в адрес писателя, что «в них, в сущности, отсутствует мысль о моральной ответственности самих героев за ту духовную изоляцию, в которой они находятся» (3, 115). Так, например, герой романа «Женщина в песках» пытается сопротивляться с положении вынужденной изоляции, что позволяет ему увидеть, что жители одинокой деревни – не сломленные судьбой, брошенные на произвол, люди, а люди сопротивляющиеся и, тем самым, находящие смысл в собственном существовании. Герою становится понятна причина его унылого, бессмысленного существования в городе. Он перестал (или так и не начинал) сопротивляться песку-обществу и, превратившись, как и миллионы, людей в песчинку, следовал вслед за ним, тем самым увеличивая его силу и способность подчинять себе других. Построив ловушку «Надежда», Ники Дзюмпэй обнаруживает, что из воды можно извлекать воду. Вода в романе олицетворяет саму жизнь, способность человека к возрождению. Неслучайно Ники Дзюмпэй обнаруживает песок потому, что он не сломился, не подчинился обстоятельствам, а продолжал сопротивляться. Он видит, что спасение от всесокрушающего песка скрыто в нем самом. Именно поэтому автор подчеркивает, что песок и вода одной природы – минералы. Всепроникающий, подчиняющий себе человека и его жизнь песок – это общество, закабаляющее человека. Но именно движение песка, его давление заставляет, наконец, человека бороться и порождает сопротивление. Именно порабощающее воздействие общества заставляет человека в один прекрасный день восстать и оказать ему сопротивление. Так же как вода (символ возрождения) была найдена героем в песке (подавляющем человека начале), так же и в недрах самого общества можно найти путь к спасению человека, его личности. Этот элемент общества, скрытый в нем самом – человек, который захочет жить иначе и сумеет изменить собственную жизнь. И образ такого человека создает К. Абэ в своем творчестве.

Пусть героям К. Абэ не всегда удается найти выход из создавшейся ситуации, но само их стремление преодолеть бессмысленность существования многого стоит. К. Рехо отмечает, что «в идее, утверждающей человеческий разум, возможность взаимопонимания и объединения людей даже в «пограничной ситуации», заключен сокровенный смысл «Женщины в песках», свидетельствующий о различии творческих позиций японского писателя и Кафки» (5, 139).

Следует отметить, что различие это кроется не только в разнице творческих позиций писателей, но и в типе героя. Если отчуждение героев писателей-экзистенциалистов во многом добровольное, то тотальное одиночество героев К. Абэ вызвано отторжением обществом человека. «Нетрудно заметить, – пишет Г.Злобин в предисловии к роману К. Абэ, – что многие центральные мотивы романа – одиночество человека и отчуждение, проблемы вины и свободы и другие – прямо перекликаются с соответствующими категориями философии и художественной практики экзистенциализма и его эпигонов.

Однако, черпая из арсенала экзистенциалистской литературы, Кобо Абэ ведет полемику с некоторыми ее положениями. Для типичного героя западной прозы характерно «онтологическое» одиночество, то есть одиночество, проистекающее из той очевидности, что на свете есть лишь одно мое «я», а все остальное – не мое, чужое, и это «я» – смертно. Герой Кобо Абэ тоже безмерно одинок, но не из-за абсурдности человеческого существования вообще, а в силу обстоятельств вполне конкретных и в своей основе социальных» (4, 16).

Говоря о влиянии западного экзистенциализма на К. Абэ, нельзя не сказать и о тесной связи его творчества с японской литературной традицией. От японской традиции берет начало высокая степень насыщенности произведений К. Абэ символикой. В древнейшем памятнике японской литературы антологии «Манъёсю» (составлена в VIII веке) и в романе К. Абэ «Женщина в песках» используются символы песка и воды. Ветер и волны, несущие песок, в песнях древнего памятника стали символами стихий, несущих земледельцу гибель. Песок у К. Абэ так же выступает символом, несущим опасность гибели и требующий борьбы, сопротивления человека. Кроме того, автор наполняет этот символ новым современным содержанием.

Многозначное использование символа песка превращает роман К. Абэ в иносказательное повествование. Песок в романе – не только символ, он выступает героем произведения. Песок – это символ общества, все и всех подчиняющего себе. Символ песка позволяет писателю показать негативные стороны действительности, скрывающиеся за привычными явлениями и образами. Изучая песок, Ники Дзюмпэй обнаруживает новые для себя свойства этого вещества: «Бесплодность песка, какой она представляется обычно, объясняется не просто его сухостью, а беспрерывным движением, которого не может перенести ничто живое. Как это похоже на унылую жизнь людей, изо дня в день цепляющихся друг в друга» (1, 28). Песок в деревне подчинил себе людей, их образ жизни и мыслей, распорядок дня, сам характер взаимоотношений между людьми. Так же и общество подчиняет себе человека, и если он не находит в себе силы сопротивляться этому влиянию, как это делают жители деревни, то человек гибнет.

Для традиционного метода японской литературы характерная некая авторская безучастность, описываемое писателем не содержит какой-либо оценки. К. Абэ «следует за кистью» («дзуй-хицу»), лишь фиксирую происходящее. Но из всех повествовательных жанров японской литературы К. Абэ наиболее близок «дзицу-року» – «запись действительных событий». Создавая исключительные ситуации, автор стремится к правдоподобию. Скрупулезные описания и подчеркнутый натурализм не позволяют читателю ни на секунду усомниться в реальности происходящего.

Критики ни раз отмечали удивительную способность К. Абэ передавать читателю физические ощущения своих героев: песок в горле и физические страдания от тесноты ямы; картонный ящик на плечах и образ мира, увиденный в прорезь щели коробки; маска, сжимающая лицо.

Женские образы в романах К. Абэ согласно японской литературной традиции представлены поверхностно, схематично. Их роль – дать героям шанс преодолеть одиночество, обрести смысл в жизни.

В романе «Женщина в песках» героиня выступает антиподом героя, человеком с совершенно противоположным образом мыслей, отношением к людям и собственной жизни. Объясняя свою привязанность к деревне, она пытается убедить Ники Дзюмпэя, что долг человека – не бежать оттуда, где ты нужен людям. В ее словах – «Будь верен духу любви к родине» – изложен один из главных принципов конфуцианства. Конфуцианство легло в основу бусидо – кодекса поведения самурая, способного и готового пожертвовать собственной жизнью ради долга и идеи. В отношении женщины к жизни сказывается и влияние идей буддизма. Буддизм рассматривает мир как непрочный и иллюзорный феномен. «Ирреальное» для европейца для буддийского сознания есть истинная реальность. Вера в путь спасения, перерождений, смены жизни и смерти определяет особое отношение к жизни, придает силы, хотя и создает некий оттенок печали.

Отношение к жизни в соответствии с заповедями буддизма определяло главенство идеи, сознания над материальным миром. Конфуцианство диктовало определенную линию поведения. Вкупе все это объясняет удовлетворенность женщины своей жизнью. Она существовала вне зависимости от материальных благ, занимавших одно из главных мест в жизни Ники и всякого живущего в городской цивилизации человека. Женщина была готова жить там, где была необходима люди.

Вышесказанное позволяет согласиться с японскими критиками, утверждающими, что там, где европейскому исследователю видится модерн, новизна в изображении мира, знатоки японской литературы находят уходящую в века литературную и философскую традицию.

Необычность, можно сказать, неправдоподобие повествования автор преодолевает с помощью скрупулезного, детального описания происходящего и окружающего: «Стены облупились; вместо фусума висели циновки; опоры, поддерживавшие крышу, покосились; все окна забиты досками; соломенные маты, устилающие пол, готовы рассыпаться и, когда на них ступаешь, хлюпают, будто мокрая губка. И ко всему этому – отвратительный, какой-то прелый запах спекшегося песка» (1, 33). Описывая песок или насекомое, К. Абэ прибегает к научному стилю. Автор пишет о новом виде насекомого: «… желтоватое насекомое, напоминавшее шпанскую мушку, принадлежащую к семейству жесткокрылых ( Ci е indela Japonica , Motschulsky ). Как известно, шпанские мушки бывают самых разных цветов и размеров. Но передние лапки у них различаются весьма незначительно. Они-то и служат критерием для классификации, так как различие формы передних лапок означает и видовое различие» (1, 26). Приводит статью их энциклопедии: «Песок – скопление разрушенной горной породы. Иногда включает в себя магнитный железняк, касситерит, реже – золотой песок. Диаметр от двух до одной шестнадцатой миллиметра» (1, 27). Стремясь подчеркнуть реальность изображаемого, автор использует «документы» из полицейского досье, газетные объявления, статистические данные, что приближает роман к модернистской литературе.

Кобо Абэ делает лишь шаг в сторону от реальности, но этот шаг позволяет автору зримо, выпукло обозначить актуальные проблемы, стоящие особенно остро для Японии, учитывая стремительное развитие страны и средоточие миллионов людей в мегаполисах.

Проблема отчуждения, характерная для японского капиталистического общества 60-80-х годов ХХ века, столь остро прозвучавшая в произведениях К. Абэ, явилась ключевой проблемой всей литературы японского модернизма последних десятилетий прошлого столетия.

На первый взгляд кажется, что писатель отказывается от постановки и решения социальных проблем, его произведениям присуща подчеркнутая аполитичность, что позволяет говорить о связи романов К. Абэ с американским модернистским романом, сознательно уклоняющимся от общественных проблем. На самом деле, несмотря на то, что внимание автора постепенно переходит от героя, сознающего несправедливость существующего социального устройства и протестующего против этого к герою отчужденному, живущему лишь своими проблемами и заботами, тем не менее, автор испытывает тревогу за состояние современного японского общества и озабочен положением каждого отдельного его члена.

Таким образом, роман Кобо Абэ «Женщина в песках» представляет собой органичное единство модернистских тенденций и традиционных черт японской литературы. Жанровое своеобразие романа заключено в соединении европейской притчи и жанров японской повествовательной литературы «дзуй-хицу» и «дзицу-року». Философское содержание романа, острота поставленных в нем актуальных проблем перекликаются с философиями буддизма и европейского экзистенциализма.

1. Абэ Кобо. Женщина в песках. Чужое лицо. – М.: Художественная литература, 1988.

2. Гривнин В.С. Трилогия Кобо Абэ// Иностранная литература, 1969. – № 10. –С. 220-226.

3. Гривнин В. Человек в мире зла. Творчество Кобо Абэ //Кобо Абэ. Собрание сочинений в 3-х томах. Т.1. – СПб.: Симпозиум, 1998.

4. Злобин Г. Дорога к другим – дорога к себе // Абэ Кобо. Женщина в песках. Чужое лицо. – М.: Художественная литература, 1988. – С. 5-18.

5. Рехо К. Современный японский роман. – М.: Художественная литература, 1977.

О великолепном романе Кобо Абэ Женщина в песках

Сумасшедший ритм жизни сделал нас заложниками невероятных высот и достижений. Недолгий век мига жизни ничтожно мал, а мы в спешке забываем о своём «я». Мы стали заложниками своих же параметров и стандартов: мы стремимся к материальному благополучию, но мы забываем просто поговорить друг с другом. Мы обустраиваем наши дома по Фен – Шую, ездим отдыхать на Восток, искренне надеясь, что всё это поможет нам достичь гармонии в жизни, но забываем о близких и родных.

Основы Восточной философии достаточно просты: нужно стремиться черпать максимальное наслаждение в ничтожной толике, и довольствоваться малым, имея излишки. Первые адепты теории относительности, китайцы, с их философией Инь – Янь, верно заметили, что во всяком отрицательном действе есть положительные моменты: как то – опыт, знания, новые возможности, и наоборот – нельзя безудержно радоваться своим победам и достижениям, иначе – расплата неизбежно последует….

Нам, европейцам, сложно принять и понять постулаты Восточной философии, нам тяжело даётся чтение прозы и поэзии Востока, но, прикасаясь к чтению такой загадочной и непонятной литературы, как мне кажется, дается проще понимание сущности бытия.

«Женщина в песках» – культовый роман японского писателя Кобо Абэ с незамысловатым сюжетом. Человек по имени Ники Дзюмпэй, 31 год, энтомолог, в поисках загадочного насекомого, опоздав на автобус, попадает в деревню. Деревня находится на морском побережье, в дюнах. Дом, куда путешественника спускают на веревочной лестнице, находится на дне ямы. Свысока осматривает мужчина скудный быт женщины, целую ночь убирающей сползающий сверху песок. Ники еще не знает, что утром лестницы не окажется, а струящийся повсюду поток песчинок, бесконечно разнообразный и безучастный, станет частью его жизни. Ловец насекомых попадает в кажущуюся ему бессмысленной ловушку. Герой слышал о хищных насекомых, которые заманивают своих жертв в песчаные ямы, но не думал, что в такую яму попадёт сам. «Наверное, это какая-то ошибка. Да, конечно, это ошибка. Только и оставалось, что считать: «. это ошибка. »,- рассуждает Ники.

Изначально герой бунтует, но все попытки противостоять абсурдности существования – постоянно вычерпывать песок, разбиваются об однообразную логику женщины, молчаливо ждущую, когда Ники привыкнет, о ее податливость и согласие. «Да, песок не особенно пригоден для жизни». Но является ли незыблемость абсолютно необходимой для существования? Исступлённые попытки героя найти выход – не увенчались успехом, и Ники смиренно покоряется. Оказывается, он не первый и не последний путник, которого спускают в яму копать ради того, чтобы следующей ночью отвоевывать у песка то же самое место. Удушливость и безвыходность, потеря свободы оказывается, в конце концов, всего лишь одной из миллиона песчинок, частью броуновского движения. Все цели и то, к чему энтомолог Ники хотел вернуться, становятся не так уж и важны. Потеряв стимул, являющийся точкой отсчета, мужчина теряет и осознание себя как личности, с совокупным прошлым. Теперь у Ники нет прошлого, нет былых целей, нет ничего, кроме песка.

Песчинка, песок — метафора засасывающей человека повседневности. Роман посвящён борьбе с песком – повседневностью серого мироздания, угрожающей поглотить человека и превратить его в своего раба. Песок — быстротечен, течет словно время. Каждая песчинка — это день, час, секунда. Серость поглощает нас, мы «убиваем время». Люди перестают быть людьми, становятся «насекомыми», существование человека обретает смысл в бесполезном труде, копании песка. Люди мирятся с такой жизнью. «Три дня нищий — нищий навсегда», т.е. жители деревни уже не мыслят о другом существовании.

С первых же страниц романа автор погружает нас в стихию борьбы человека за утверждение в жизни, в стихию спасательного круга. Ники видел в главной героине только женщину, она же видела в Ники своего будущего пленника. Он и она оказываются наедине друг с другом, отрезанные от всего мира непреодолимой стеной песка. Роман повествует о потери собственной личности, о размытости самоиндефикации.

Кобо Абэ достиг в “Женщине в песках”, казалось бы, недостижимой идеальности прозы. У главной героини нет имени, она просто — женщина, и эта ее безымянность, покорность, текучесть, свойственные и песку, оказываются зыбучим болотом, поглощающим энергию мужчины. Показателен момент, в котором пришелец посмеивается над уверенностью в том, что песок может заставлять дерево гнить. Чем дальше, тем сильнее нелепая логика женщины одерживает победу над логикой того, кто был так крепко связан с благами цивилизации. Женщина в романе — символ положительного, добра, она, то единственное, ради чего Ники теперь может существовать. Если у Томаса Манна в произведении «Волшебная гора» герой добровольно обрекает себя на такое существование, то здесь мы видим, что мужчина сам остаётся в этой яме, вырытой в песчаной дюне.

Свобода, самоидентификация, собственные устремления Ники – уничтожены наступающими песками и беспомощностью перед первобытностью, чрезмерной простотой, — первобытной природой (зыбучие пески), первобытными инстинктами (обладание, власть), первобытным пониманием жизни (крестьяне). Главный герой выпадает из обычного измерения — и попадает в другое, и постепенно приспосабливается. У Ники, впрочем, как и у любого другого человека, не одна личность, а множество — или ни одной личности. Все люди, живущие на автомате, а не осознанно, находятся на дне ямы, еженощно копая песок, «потому что это мой дом».

Финал романа предсказуем – Ники добровольно остаётся в яме с женщиной, но не может быть прочтен однозначно. С одной стороны, – герой смиряется с тем, что он не в силах изменить – страшная безысходность одновременно физического и морального плана. Человек, «тварь дрожащая», может привыкнуть ко всему. Яма с песком – жесткий образ, но его легко можно экстраполировать на все остальное. Провинциальный город, из которого мы мечтали уехать и не уехали. Работу, которую мечтали найти и не стали искать. Действительно, без всего этого вполне можно жить. «Зеленые замыслы, встаньте как пламень, вечная память, мечта и надежда, ты вышла на паперть? Вечная память!», – писал когда-то Вознесенский.

С другой стороны, – покорность героя – это не смирение, а изменение угла зрения на сложившуюся ситуацию, под которым он смотрел на жизнь. Ведь Ники, по-своему, счастлив там, в песках. Герой полюбил эту женщину, он добровольно остался с ней.

Дуализм всего произведения прочитывается в каждом образе, в каждом поступке того или иного героя. Книга наполнена психологическими и философскими метафорами, и каждый сюжет, даже отдельный абзац, не дают однозначной оценки той или иной ситуации, или размышлению, вскрывая не только фабульный, событийный план, но и глубинный, скрытый при беглом ознакомлении. Автор поднимает извечный вопрос о смысле существования человека: смириться или противостоять, сетовать на неизбежность событий или изменить угол восприятия действительности. Все эти вопросы не единожды встают перед каждым, но всегда ли мы можем найти ответы – порой, это даже для нас самих так и остаётся загадкой.

Анализ произведения Кобо Абэ “Женщина в песках”

Роман Абэ Кобо “Женщина в песках” можно назвать немногословным, но многоликим. Он заполняет, как песок заполняет полупустой сосуд. И вот вы полны, вы целостны, но внутри вас песок.… А может, все это не песок, а может это частицы цветной мозаики, частицы огромного целого, которое можно рассмотреть только на расстоянии.

Действие в романе происходит в середине 20-го века, в Японии. Молодой, увлечённый насекомыми, мужчина уезжает на несколько дней к морю, чтоб пополнить свою коллекцию специфических песчаных мушек. Интересен его уезд тем, что он просто напросто убежал от обыденности – не сказал никому, куда, и насколько долго. Герой достигает песчаных дюн, ищет своих букашек, но вскоре сам становится насекомым безвылазно живущим в песках. Он опаздывает на автобус, что вынуждает его остановиться в деревне, в домике, спрятанном среди дюн. Дом находится на дне ямы, куда путешественника спускают на веревочной лестнице, якобы помогая. Свысока осматривает мужчина скудный быт женщины, целую ночь убирающей сползающий сверху песок, но он еще не знает, что утром лестницы не окажется. Ловец насекомых сам попадает в ловушку.

Попавший на дно ямы мужчина вынужден ночами копать песок. Сначала он бунтует, но бунт разбивается об однообразную логику женщины, молчаливо ждущую, когда он привыкнет, о ее податливость и согласие. Затем мужчина исступленно начинает искать выход, потом внезапно смиряется.

Оказывается, он не первый и не последний путник, которого спускают в яму копать ради того, чтобы следующей ночью отвоевывать у песка то же самое место. Удушливость и безвыходность, потеря свободы оказывается в конце концов всего лишь одной из миллиона песчинок, потому что цели и то, к чему энтомолог изначально хотел вернуться, не так уж и важны. А теряя стимул, являющийся точкой отсчета, мужчина теряет и осознание себя как личности с совокупным прошлым. Теперь у него нет прошлого, нет былых целей и нет будущего кроме песка. Личность стерта, уничтожена.

Свобода, самоидентификация, собственные устремления, некий комплекс “я” оказывается уничтожен наступающими песками и беспомощностью перед первобытностью, чрезмерной простотой. И в итоге оказывается, что стержень, вокруг которого вертится бытие человека, весьма расплывчат, практически неуловим. Главный герой выпадает из обычного измерения — и попадает в другое, постепенно приспосабливаясь. У человека не одна личность, а множество — или, проще говоря, ни одной личности. И все люди, живущие на автомате, а не осознанно, находятся на дне ямы, еженощно копая песок, “потому что это мой дом”.

Почему же человек может привыкнуть ко всему, даже к тому, что первоначально казалось ему чудовищным и совершенно нестерпимым. Абэ прекрасно удалась реконструкция того, как происходит это изменение — его даже сломом не назовешь, потому что дело не в какой-то травме или одном событии, а просто в проходящем времени. Прошло всего лишь немного времени — и человек уже перестает вырываться, выискивает в существующем положении какие-то положительные стороны. Так можно привыкнуть и к жизни в песчаной яме, большая часть которой происходит в отгребании песка от своего жилища, постели с песком, еде с песком, отсутствии всего привычного и необходимого — на практике оказывается, что для физического выживания все это не нужно.

Психологическое выживание — другой вопрос. Яма с песком, это, конечно, крайний и очень жесткий образ, но легко экстраполировать его и на все остальное. Провинциальный город, из которого мечтали уехать и не уехали. Работу, которую мечтали найти и не стали искать. Пару музыкальных инструментов, которые мечтали освоить, но в конце концов прекрасно обошлись и без них. Действительно, без всего этого вполне можно жить.

Нет особой разницы для человека, где ему жить. Можно жить в тундре. Можно — на необитаемом острове. Быть счастливым в шалаше и не чувствовать особенного счастья в роскошном особняке. Это только кажется, что человеку для счастья не хватает каких-то материальных благ. Будешь ты жить в городе, выполнять какую-то рутинную работу, совершать изо дня в день заведенные ритуалы вроде просмотра телевизора или разговора с друзьями по телефону. А если вдуматься, чем подобная жизнь в корне отлична от жизни в этой деревушке, затерянной в песках? Ритуалы, может быть, другие, непривычные для нас и для главного героя. А то, что составляет основу жизни — обретение смысла существования, любовь, зарождение новой жизни — ведь все то же!

В романе – притче “Женщина в песках” Абэ, с одной стороны, уводит героя и читателей вслед за ним от города, но, по сути, автор показывает обыденную, привычную человеческую жизнь, по средствам метафор, с особой яркостью.

Авторское внимание фиксируется на процессе изменения психологии, сознания скромного учителя, личности довольно ординарной. В прошлом мечтавший хотя бы чем прославиться, в настоящем он неожиданно оказывается вместе с одинокой женщиной в плену огромной песчаной ямы. Герой, помогая ей изо дня в день отгребать из ямы песок, угрожающий обрушиться с морского берега на деревню и разрушить, засыпать все жилища, постоянно ощущает внутренний разлад: “Если каждый раз спасать ближних, умирающих от голода, ни на что другое времени не останется. “. В состоянии крайнего отчаяния, моральной и физической усталости он предпринимает попытку бегства из этой странной ловушки, но “мысль его бежит назад”. Герой пренебрегает своей свободой, возвращается на дно ужасной ямы. Долгие, изнуряющие душу размышления о правах личности, о законе в условиях нечеловеческого существования приводят его к отказу от своего “я”, приближая тем самым к всечеловеческому “мы”. “В песке вместе с водой он словно обнаружил в себе нового человека”.

Герой в конце книги не смиряется со своим положением, нет. У него просто меняется угол зрения, под которым он смотрит на жизнь. Ведь он по-своему счастлив там, в песках. Он любит эту женщину. Он добровольно остается с ней. И конец у этого произведения светлый, обещающий продолжение жизни.

Женщина в романе – светлый и естественный образ. Но она не главная героиня, скорое – это фон, оказывающий влияние, обращающий на себя внимание. Она есть, но вроде её и нет. Она существует как растение – держится за одно единственное место, вянет от засухи, цветёт от радости и ласки.

У нее даже нет имени, она просто — женщина, и эта ее безымянность, покорность, текучесть, свойственные и песку, оказываются зыбучим болотом, поглощающим героя. Ей двигают очень простые, практически примитивные привычки, она так ограниченна, что просто не может быть настоящей, но сила ее слабости безмерна. Безвыходность положения мужчины становится все более очевидной, но он готов совершать насилие ради свободы, он которой откажется через несколько дней.

Секрет жизни – продолжение жизни. Любой мужчина всегда хочет быть свободным. Но в глубине души он стремится к тому, чтобы быть нужным.

Одним из главных символов романа является песок. Для того чтобы его раскрыть, обратимся к расшифровке символа песка, в словаре символов Джека Тресиддера. “Песок. По очевидным причинам, символ множества. В бесплодных, засушливых регионах, особенно на севере Африки и Ближнем Востоке, песок заменял воду при мытье и чистке посуды и помещений и поэтому ассоциировался с очищением. В более общем значении он символизирует неустойчивость, уничтожение, разрушение и течение времени (ассоциация с песочными часами)”.

“Песок не знает отдыха. Незаметно, но упорно он захватывает и разрушает землю. ” И вот песок практически разрушил деревню, в которой оказывается герой романа, это разрушение проявляется в том, что герои вогнаны в кабалу постоянного труда, чтобы не умереть, чтобы деревня не исчезла с лица земли. А человек, между тем, становится этой самой песчинкой: “Он рисовал в своем воображении движение песка, и у него уже начинались галлюцинации – он видел себя самого в этом нескончаемом потоке”.

Человек – всего лишь небольшая частичка в движении мирового потока, от того, будет ли эта частичка функционировать по большому счету не зависит ничего. Это так же как в дюнах, одной песчинкой больше, одной меньше это ничего не значит для пустыни, которая заполнена песком. В этом мире и отдельная человеческая жизнь также ничего не значит. Но сам герой пока не хочет этого осознавать, он изо всех сил пытается доказать и женщине, и жителям деревни, что его будут искать.

Итак, песок это символ разрушения, но в романе присутствует и другой сильный символ – вода. В том же словаре символов: “Вода – древний универсальный символ чистоты, плодородия и источник самой жизни. Во всех известных легендах о происхождении мира жизнь произошла из первородных вод, женского символа потенции, лишенной формы. В общем смысле вода – эмблема всех жидкостей в материальном мире и принципов их циркуляции (крови, сока растений, семени), растворения, смешения, сцепления, рождения и возрождения”.

Оба символа и вода и песок являются символами очищения, но только песок заключает в себе еще и разрушение, а вода-это источник жизни. В этом романе идет четкое противопоставление воды и песка, если песок и может существовать без воды, то в данном романе вода без песка не может: на дне бочонка с водой всегда песок, в жидкой похлебке песок, и чтобы получить воду, нужно копать песок. Таким образом, на основании этого можно сделать вывод, что песок заключает в себе мужское начало, вода – это женское начало, тем более в символике воды идет упоминание о том, что вода – женский символ. Каким же образом это проявляется в романе? Если женщина – вода, то абсолютно закономерно, что ее пребывание в этой деревни невозможно без мужчины – песка. Поэтому мужчина и попадает в эту лачугу. Мужчина – это и конкретный разрушитель, то он не желает отгребать песок, то он устраивает погромы в доме. Но, с другой стороны, мужчина – источник воды для этой женщины, за совместную работу им дают больше воды, да к тому же мужчина сам изобретает способ добычи воды из песка. В романе раскрывается миф – женское начало “воды” произошло из мужского начала “песка”.

Можно говорить о том, что как женское начало не возможно без существования мужского, так и вода не возможна без песка (это в контексте именно данного романа). Обратим внимание на следующие строки романа: “Если смотреть сквозь призму песка, все предметы, имеющие форму, нереальны. Реально лишь движение песка, отрицающего всякую форму. Но там, за тонкой стеной в одну доску, женщина продолжает копать. Ну что она может сделать такими тонкими, хрупкими руками? Все равно что пытаться вычерпать море, чтобы на его месте построить дом. Спуская корабль на воду, нужно знать, что представляет собой вода. Эта мысль неожиданно освободила его от чувства подавленности, вызванного шуршанием песка, который копала женщина. Если корабль пригоден для воды, он должен быть пригоден и для песка. Если освободиться от сковывающей идеи неподвижного дома, то отпадет необходимость бороться с песком. Свободный корабль, плывущий по песку. Плывущие дома. Лишенные формы деревни и города. Песок, естественно, не жидкость. Поэтому на его поверхности ничто не удержится…” Песок – естественно не жидкость, мужчина естественно не женщина, но корабль – это символ радости, счастья, надежды, свободы, жизни в ее высшем измерении, а значит если все это пригодно для воды-женщины, значит может быть и пригодно для песка -мужчины. Вот только тут становится понятным, что именно женщине принадлежит функция создания счастья и радости, а мужчине порой эти истины не доступны, поэтому надо много сил, чтобы корабль проплыл по песку.

Добыв воду, мужчина получил независимость и вроде бы как бы стал свободным человеком, в романе вода – это его главное мужское достоинство. По сути героя тяготило именно то, что его незаконно задержали и он стал пленником, а вот если он уже знает механизм добычи воды в пустыне, то он восстановлен в своих правах как мужчина. Попытка побега – это не попытка убежать из песочной деревни, это скорее попытка выразить себя, показать, что ты не хочешь быть лишь песчинкой в этом мире, что ты гораздо больше, но побег сорван, героя вернули на место, больше желания бежать нет, значит ты всего лишь малая часть этого огромного мира, от потери этой части в мире ничего не будет и полицейские сводки, объявившие героя мертвым, являются свидетельством. Это мы себе кажемся самыми незаменимыми, а вот для космоса, каждый человек в отдельности не существует, а существует только как дюна.

Пески — это еще и засасывающая повседневность. Но, может быть, для деревни спасение как раз в том, чтобы не сопротивляться. “Да, песок не особенно пригоден для жизни. Но является ли незыблемость абсолютно необходимой для существования? Разве все это отвратительное соперничество не возникает от стремления утвердить незыблемость? Если отбросить незыблемость и отдать себя движению песка, то кончится и соперничество”.

А может быть, только тот человек достоин уважение, который бесконечно борется с повседневностью – с песком? Но ведь победить ее невозможно, значит бесконечная, безрезультатная борьба – это тоже смирение со своей маленькой, бессмысленной, песчаной ролью.

Анализ романа «Женщина в песках»

Автор: Guru · 22.03.2018

Культура страны Восходящего Солнца полна загадок. Нам сложно понять и принять постулаты Восточной философии, нам тяжело читать их прозу и поэзию. Но есть среди них самородок, многие называют его японским Кафкой или последователем Достоевского. Кобо Абэ — удивительный человек, сумевший стереть культурные границы между Японией и Европой. Он подарил соотечественникам театр абсурда, а нам оставил множество удивительных романов, один из которых называется “Женщина в песках”.

История создания

История создания романа началась ещё в 1951 году. Тогда Абэ в своем романе «Стена. Преступление господина S Карума» затронул тему, созвучную с «Женщиной в песках». Главного героя постигает ужасная участь – он превращается в визитную карточку. Из-за этого его перестают признавать, ведь имя можно легко заменить порядковым номером карточки. В личности человека происходят тотальные изменения. Он перестает понимать, кем является и для чего пришел в этот мир, начинает защищаться от внешнего воздействия, окружает себя некой «стеной», которая закрывает герою путь к освобождению.

Подобные сюжеты присутствуют и в таких романах Кобо Абэ как: «Чужое лицо» (1964 г.), «Человек-ящик»(1973 г.), «Сожженная карта» (1967 г.)

Жанр и направление

«Женщина в песках» — это роман, написанный в лучших традициях литературы постмодернизма. Некоторые критики сравнивают его с экзистенциальной литературой. В особенности, мысли Абэ совпадают с размышлениями Франца Кафки и Жан-Поля Сартра. Главный герой чем-то отдаленно напоминает нам уже знакомых Грегора Замзу и Антуана Рокантена.

О японской культуре в произведении говорит концепция буддийского коана, по которой развивается действие в романе. Монах (Ники Дзюмпей) отчаянно ищет разгадку тайны, созданной гуру (женщиной) в формате философского вопроса. В попытках найти ответ человек познает истину, так и главный герой отыскал для себя выход – смирение.

Главные герои и их характеристика

Тематика

Тематика романа весьма обширна. Здесь мы можем уловить размышления о любви, ненависти, одиночестве, потребительском отношении к женщине, однообразном течении жизни, мечтах и стремлениях.

Проблемы

Основная проблема в романе раскрывается при помощи рассуждений о смысле жизни. Человек утратил связь с окружающим миром, полностью сосредоточился на собственном «я» и понял, что его жизнь в заброшенной деревне почти ничем не отличается от жизни в Токио. Именно в тот момент пропадает мотив сопротивления. Герой затихает, пытаясь принять мысль о том, что он — лишь песчинка, как и все люди вокруг него. Если раньше он пытался найти причину, чтобы считать себя исключительным, то сейчас отдался вольному течению.

Но Ники Дзюмпей, практически в самом конце произведения, обнаруживает в песке воду. И эта деталь не является случайной. В тот момент он понимает, что жизнь и её спасение зависит лишь от него самого. Его попытки к сопротивлению не были беспочвенны. Вода является своеобразной наградой за старания. Здесь становится очевидной символика воды и песка в произведении. Песок – общество, которое требует от каждого подчинения и одинаковости, а вода – сама жизнь, и она может позволить человеку переродиться, стать другим, смыть с себя все устоявшиеся порядки и воскреснуть в новом обличье.

Смысл

Смысл романа кроется в вопросе, который читается между строк, — какая позиция человеческой жизни достойна уважения? Бесконечная борьба с обществом и повседневностью или же смирение со своей незначительной и серой ролью в этом мире? Здесь остро стоит вечный вопрос о существовании человека, о смирении и противостоянии, о неизбежности судьбы или возможности изменить действительность.

«Сорвавшаяся с крючка рыба всегда кажется больше пойманной» — так Кобо Абэ в одной лишь цитате из своего романа словно подсказывает нам ответы на заданные вопросы. Подробнее об этом мы написали здесь.

Символы

Значение и роль образа песка в произведении мы описали в пункте «Главные герои и их характеристика», символ воды разобрали в пункте «Проблемы», что же еще остается неразгаданным?

  • Шпанская мушка. Герой отправляется именно за этим насекомым, из которого делаю смертоносный яд. Например, от такой добавки умерли все гости Маркиза де Сада, когда он захотел подзадорить их перед оргией. Любителю коллекционирования это существо тоже принесло гибель, ведь именно из-за него он попал в западню. Кстати увлечение Ники не случайно: автор поставил его на место пойманной диковинки, обреченной на смерть в неволе.
  • Пустыня – символ одиночества и опустошения. Такой же гладкой безжизненной поверхностью предстает перед читателем герой, когда тратит свой отпуск на одинокое хождение в песках. Кстати именно в пустыне пророки встречались с соблазнами, а затем и с самим создателем. Возможно, это отсылка к христианскому мифологическому миру, где судьбоносные встречи с Богом происходят вдали от людей и городов. Так и Ники Дзюмпей открыл для себя истину в тех местах.
  • Море – символ мятежа и бури в душе. Оно постоянно слышится главному герою, как будто все время находится рядом. Оно же является важным ориентиром для побега.
  • Яма в песке – это метафора нашего существования. Обстоятельства все время грозят обрушиться на нас, но мы их разгребаем, дабы продолжать жить. Без этого монотонного труда невозможно существовать.

Критика

Самый знаменитый в России филолог-востоковед Николай Федоренко так отзывался о творчестве Кобо Абэ:

Язык Абэ отличается лапидарностью: при определенной сжатости глубоко выразителен. Никакой нивелировки языка: он сохраняется ясным, живым, уходящим корнями в живую речь. У писателя свой, самобытный почерк. И свои убеждения и привязанности. Думается, что главной болью его стала боль за человека той Японии, современником которой он является. Быть может, не слишком много в японской литературе таких писателей, которые столь болезненно испытывают чувство вины перед обществом, вины человека, который сам живет в этой социальной среде и которого неотвязно преследует трагедия происходящего.

«Женщина в песках»: конфликт ментального и телесного в романе Кобо Абэ

Можно ли сказать, что тот или иной смысл истинно верный? К чему может привести излишняя рефлексия и погруженность в себя? Почему представители современного общества так далеки от понимания своей личностной свободы и настоящего единства с окружающими? Можно ли привить человеку иные смыслы существования, поместив его в физически невыносимую среду? Анализируем роман «Женщина в песках» и разбираемся.

Кобо Абэ — японский прозаик XX века, широко известный рядом символических и экзистенциальных произведений. Взросление писателя пришлось на вторую мировую войну. А в молодости Абэ имел возможность лично наблюдать столкновение западного и восточного мира, то, каким образом традиционные ценности то ли терялись, то ли преобразовывались в новых реалиях — во времена американской оккупации Япония начала превращение из исконно-милитаристического государства в экономически-ориентированное.

Вероятно, этот раскол привычного быта повлиял и на Абэ, который впоследствии отчасти стал выразителем проблем своего поколения.

Отмечали Абэ и коллеги по писательскому ремеслу: Кэндзабуро Оэ ставил его в один ряд с Кафкой и относил к тем, кто должен был удостоиться Нобелевской премии. По произведениям Абэ режиссер Хироси Тэсигахара снял несколько экранизаций, в том числе оскороносную. Речь идет о «Женщине в песках», пожалуй, наиболее известном романе Абэ — аллегоричном произведении о пути обретения идентичности и личной свободы.

Прежде всего, «Женщина в песках» интересна в философском и метафоричном смыслах: читать произведение Абэ буквально было бы странным и непозволительным для читателя. Да и вряд ли это окажется таким интересным. Поэтому далее предлагаем разбор основных аспектов романа, его социальных и философских смыслов.

Экспозиция героя

На первый взгляд, прошлая жизнь главного героя кажется малозначительной и описана весьма туманно. Известно лишь то, что Ники Джампей работает учителем в Токио, увлекается энтомологией и у него есть жена.

Но в действительности подобный минимализм — это элегантный прием, с которого начинается текст. Это долгоиграющий способ подчеркнуть иллюзорность городской общности и отчужденную включенность индивида в общественную жизнь.

Символично, что «Женщина в песках» была впервые издана в 1962 году вместе с «Галактикой Гутенберга»: трудом американского медиатеоретика Маршалла Маклюэна, в котором он описал концепцию «глобальной деревни», крайне схожей с тем, что описывает Абэ в своем художественном произведении.

Кажется, будто бы большая плотность населения и ежедневная необходимость коммуникации должна способствовать крепкой связи индивида и общества, но в действительности при таких условиях возникает нехватка личного пространства, как ментального, так и физического. Поэтому любые формы коллектива приобретают абсолютно формальный характер, лишенный эмоционального участия и глубокой заинтересованности его участников.

Личностный смысл существования героя — энтомология и охота за редкими видами насекомых в пустыне. А город, политика, коллеги и семья — это лишь фон в процессе поиска шпанской мушки.

В подобном описании персонажа проглядываются хайдеггерианские влияния. Абэ указывает на вещи, которые со стороны могут казаться мелочами и причудами, но для обладателя они являются наиболее значимыми сущностями — экзистенциалами, определяющими смысл жизни.

То, что Абэ использует подобные «мелочные смыслы» в мировоззрении персонажа, является довольно метким и визионерским наблюдением, соответствующим не только реалиям послевоенной Японии, но и вполне современному укладу жизни многих людей, которые чаще заняты попыткой заработать средства и выкроить время на свои увлечения, нежели на непосредственное занятие любимым делом.

Так же действует и Ники Джампей: герой зарабатывает на право быть собой и свои невысокие притязания, например, на возможность уйти в отпуск.

Песок

Во время своего небольшого путешествия Джампей минует отдаленную пустынную деревушку, устройство которой завязано на жестких природных условиях. И герой, как образцовый разнеженный урбанистический житель, не придает этому излишнего значения до тех пор, пока не соприкасается с этой средой.

Действительно, какое ему дело до такой мелочи, как песок, когда общество для него и порожденные им левиафаны-города лишь фон для вселенской грусти?

Вероятно, излишняя убежденность в защищенности институтами государственного правопорядка и привела Джампея к следующей ситуации. Наивно доверившись местным жителям, он согласился провести ночь в деревне, в доме, стоящем в яме и находящемся под постоянной угрозой быть засыпанным. Единственным выходом из ямы является веревочная лестница, которую, как не трудно догадаться, Джампей на следующее же утро не обнаруживает.

С каждой последующей строчкой романа песок становится все более и более значимым символом, преображаясь из незаметной одной шестнадцатой миллиметра в непреодолимую природную силу, которая то и дело норовит просто напросто засыпать ненадежное жилище и задушить героя.

И если на фоне городской рутины энтомология кажется вполне допустимым занятием, то в ситуации столкновения с абсолютно другой средой, где насущны более простые потребности, подобное увлечение становится абсурдным. В Токио интерес Джампея к насекомым никто не воспринимал всерьез, в пустынной же деревне к энтомологии относятся даже с некоторым уважением, но ситуация не позволяет ей заниматься.

Зачастую именно песок обозначают как главную метафору романа Абэ. В сущности, это отличная демонстрация того, насколько человек оторван от «приземленных» проблем. Сначала он не замечает серьезности явлений окружающего «примитивного» мира, а после, если все же выдается столкнуться с чем-то подобным, то в растерянности осознает, что привычный ему образ жизни — это поведенческий конструкт для игры в обществе спектакля, который не пригоден для выживания.

Другими словами, вскрывается факт того, что «мелочные смыслы» — это верхушка дюны, скрывающая под собой кости и вековые пласты базовых смыслов бытия.

И, конечно же, Джампей испытывает раздражение, испуг и злобу от столкновения с ними. Никому не хочется быть низвергнутым на пару веков назад до уровня примитивной деревушки в пустыне, полной глуповатых и грубых людей.

С другой же стороны, новая среда не оказывается абсолютно враждебной, она протягивает руку сотрудничества и ассимиляции.

Женщина, вода и рабство

Киока — так зовут проводника Джампея в новом мире. Она не враждебна и даже в большей мере походит на заложника ситуации, чем удерживаемый деревней Ники. Перед своим пленником она проявляет полную покорность, как ухаживая за ним, так и объясняя реалии местного быта: подобное рабство — это норма, заменяющая ненадежность наёмного труда и, что самое главное, возможным оно оказывается только из-за всеобщего согласия жителей с таким положением дел.

Иными словами, если урбанистическое одиночество Джампея имело скорее поэтический характер, то теперь он попадает в ситуацию, где буквально никто не считается с его мнением и так же буквально все принуждают его к определенному поведению.

Попытка смягчить принуждение через Киоку не то чтобы удается: Ники почти сразу же улавливает её роль «физиологического соблазна». Ведь те, кто ответственен за заточение путников, предполагают, что длительное нахождение в одном помещении с покорной женщиной послужит утешением для новообращенного раба.

Подтверждается это и тем, что жители, очевидно, не воспринимают Киоку как равноправного участника их общества. Об этом свидетельствуют две сцены. Во-первых, разговорившийся доставщик воды предлагает Ники сбросить веревку, если тот займется сексом с женщиной на глазах собравшейся вокруг ямы толпы. Естественно, ничто не мешает Ники повестись на эту шутку. Во-вторых, когда Джампей пытался шантажировать жителей удержанием женщины в заложниках, то те просто сменили «физиологический пряник» на «физиологический кнут» — ограничение в воде.

Таким образом, положение Киоки также вряд ли можно назвать свободным. Можно сказать, что разница между ней и Джампеем не в ситуации, а во включенности в парадигму деревни.

Интересно, что женщина в романе не одна, еще упоминается и неназванная жена Ники, что косвенно подтверждает роль женщины в произведении как некого проводника, который посредством эмоциональной привязанности пытается включить индивидуалистичного Джампея в то или иное общество. То есть Абэ говорит о том, что наши любовные связи – это то, через что сугубо индивидуальные и физиологические влечения преображаются в социальную консервативность, выражающуюся в институте семьи и стандартах ведения отношений. Видимо, предполагается, что любовь к отдельно взятому человеку — это шаг к любви ко всему обществу.

Ники Джампей

Как ни парадоксально, но, сталкиваясь с ситуацией, где над Ники пытаются манипулировать с помощью простых и базовых потребностей, он стоически сохраняет в себе такую неудобную в пустынной яме концепцию личностной свободы.

Конечно же, Джампея можно легко сломить «физиологическим кнутом», и он будет молить о капле воды. Он, несомненно, соблазнится на «физиологический пряник» и не выстоит перед чарами женщины. Но все это не сможет радикально изменить его воззрений.

Таким образом, Абэ проводит деление между двумя ипостасями человека — телесной и ментальной. При этом он делает некоторый упор на то, что в итоге проще существовать в соответствии только с одной из них.

Население города оказывается излишне ментальным — окутанное высокой культурой и занятое рефлексией своего бытия, оно, в сущности, не понимает устройства окружающего мира, исторического развития и воспринимает все имеющиеся блага, вроде физического удобства и безопасности, как данность. В то же время жители деревни слишком телесны — архаично традиционные, погруженные и зависимые от простейших природных явлений, они и сами становятся неразличимыми на фоне пустынного ландшафта.

При этом ни в том, ни в другом случае человеку не присуща личная свобода. Излишняя телесность или ментальность — это погружение в среду ограничительных концептов, обеспечивающих иллюзорное благополучие. Плоскость личностной свободы для Абэ — это мезосреда, в которой желания тела и воззрения индивида сталкиваются в неразрешимом конфликте.

Ровно в такой ситуации и оказывается главный герой романа. Джампей понимает, что никто не будет расследовать его исчезновение. То есть прошлое больше не имеет значения. При том Ники понятно и то, что его положение в деревне вряд ли изменится и он продолжит находиться в ней на правах дешевой рабочей силы, которой легко манипулировать с помощью воды, газеты, сигарет и дешевой водки.

Патовая ситуация, если руководствоваться правилами существующих парадигм. Но именно в таком положении полнейшего отчаяния и проигрыша возникает потребность в ином пути, открывающем неизведанное пространство личной свободы.

Собственно, именно эту тропу Ники Джампей и пытается нащупать по ходу последующего заточения в песках.

Обложка: кадр из х/ф «Женщина в песках» (1964 г., реж. Хироси Тэсигахара).

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

trounin.ru

Блог литературного обозревателя, критика, писателя

Кобо Абэ «Женщина в песках» (1962)

Экзистенциализм, поиск себя, расстановка приоритетов, борьба с обстоятельствами, ощущение безысходности — «Женщина в песках» Кобо Абэ. Можно всю жизнь искать смысл бытия, чтобы наконец-то его найти. И, кажется, он действительно найден. Тогда как на самом деле — это всего лишь иллюзорное восприятие действительности. Человек никогда не сможет достичь той степени гармонии, чтобы обрести уверенность в понимании происходящего вокруг. Версии сменяют друг друга, бесконечно повторяясь, так и не приходя к единому определению искомой сути. Произведение Кобо Абэ может восприниматься аналогично. Происходящие в книге события замкнуты на непредсказуемости предопределённости. Нужно смириться с обстоятельствами, иначе суждено погибнуть, не выбравшись из вороха свалившихся на тебя проблем.

Не сумбура ради, а из желания разобраться с абсурдом. Главный герой «Женщины в песках» — энтомолог, приехавший в забытую всеми местность, чтобы найти новый вид насекомых. Его увлечение достойно внимания Жюля Верна или другого автора, делающего из подобных интересов масштабное полотно, не позволяя сюжету увязать в яме посреди пустыни. Кобо Абэ не даёт повествованию уйти далее одного места, предпочитая рассказывать читателю о свойствах песка и особенностях человеческих взаимоотношений. Так уж случилось, что единственным спутником главного героя оказался не умилительный Маленький принц, а некое безропотное существо, желающее в этой жизни иметь только две вещи, одной из которых является радио, а второй могла быть свобода, но для японца понятие оной имеет свои особенности.

Помните, как Антуан де Сент-Экзюпери говорил: «Встал поутру, умылся, привел себя в порядок — и сразу же приведи в порядок свою планету». Собственно, Кобо Абэ говорит точно также. Нет смысла искать в «Женщине в песках» образ погрязшего в проблемах человечества, как нет необходимости сводить повествование к подведению происходящего под абсурд, видя в бессмысленности описываемых событий подобие «Процесса» или «Замка» Франца Кафки. У Кобо Абэ каждое действие объясняется, чаще всего нежеланием людей искать выход из сложившегося положения: то им не хватает денег для разработки более совершенных методов, то им мешает собственная недальновидность, а то и вовсе во всём виновата банальная лень. Читатель скажет, что ленивый человек не будет сутками выгребать из ямы песок. Только вот люди бывают разными. Если не хватает извилин в голове, то работа лопатой ничем не лучше одностороннего внимания средствам массовой информации.

Понятие свободы в любом случае было и навсегда останется неопределённым. Главный герой «Женщины в песках» не может преодолеть обстоятельства. Он желает вернуться домой, снова работать учителем. Он нужен обществу. Ему нельзя сидеть запертым в яме, покуда его ждут. А на деле оказалось, что его нигде не ждут, работа обойдётся без него, а дома у него и вовсе никакого нет. Поэтому он может жить где угодно и как ему заблагорассудится — всё равно он останется в той же самой яме, да ещё и с женщиной, которой он нужен ради нужды, поскольку ей одной тяжело справляться с проблемами.

Имеет ли человек право думать и размышлять? Может ли он решать за других? Любые размышления так или иначе утонут в потоке информации. Человек — такая же песчинка в общем потоке. Он кому-то доставляет неудобства, заставляя то и дело браться за лопату, чтобы расчищать скопившиеся завалы. Никто не хочет, чтобы что-то было против его воли. Но куда деться, если в одной яме одновременно живёт несколько миллиардов человек и ещё больше других форм жизни? Отсидеться не получится.

Кобо Абэ показал один из примеров существования в замкнутом пространстве. Обстоятельства всегда выше возможностей.

Дополнительные метки: кобо абэ женщина в песках критика, кобо абэ женщина в песках анализ, кобо абэ женщина в песках рецензия, кобо абэ женщина в песках отзывы, кобо абэ женщина в песках книга, 安部 公房, Kobo Abe, 砂の女, Suna no onna, The Woman in the Dunes

Данное произведение вы можете приобрести в следующих интернет-магазинах:
Лабиринт | Ozon | My-shop

Ссылка на основную публикацию
×
×