×

Анализ романа Жюля Верна Таинственный остров 6 класс

Изучение романа Жюля Верна “Таинственный остров”

Разделы: Литература

Дети наши уже давно перестали читать, и это ни для кого не является секретом. Телевизоры и компьютеры им заменили чтение. Различные издательства также поспособствовали этому: все произведения школьной программы в кратком изложении, да и готовые сочинения уже есть. Зачем же нашим детям напрягаться? Трудно, пожалуй, только учителям. Ведь задача учителя литературы состоит в том, чтобы не только изучить произведение, но и привить еще любовь к чтению. Разработок поурочных планов, статей, конспектов в помощь учителю (особенно молодому педагогу) очень много, тем не менее, каждый учитель при изучении той или иной темы и с учетом особенностей класса составляет свое календарно – тематическое и поурочное планирование. На изучение некоторых произведений отводится 1-2 часа. Этого, конечно, мало. Привить любовь к автору и конкретному произведению в этом случае крайне сложно. Особенно это касается зарубежной литературы. В 6 классе на изучение «Таинственного острова» Жюля Верна отводится 3 часа. Зная, что учащиеся до сих пор не знакомы ни с самим писателем, ни с его произведениями, я решила посвятить творчеству писателя и его роману намного больше уроков, чем того требует программа. Особая сложность была в том, что «Таинственного острова» не оказалось ни в школьной библиотеке, ни в сельской (такое тоже бывает). 2 экземпляра были найдены. Я предлагаю свою разработку уроков по изучению романа Жюля Верна «Таинственный остров».

Цели:

  • знакомство с жизнью и творчеством французского писателя Жюля Верна и его романом «Таинственный остров»;
  • способствовать закреплению у детей интереса к чтению;
  • приобщение детей и родителей к совместному чтению;
  • развитие умения работать с книгой;
  • совершенствовать умение пересказывать прочитанный и прослушанный текст;
  • умение анализировать текст;
  • воспитание человека, готового прийти на помощь в трудную минуту.

Оборудование урока: портрет писателя; книги Жюля Верна; географическая карта мира.

1-й урок. Вводный.

Ход урока

Слово учителя (некоторые моменты биографии писателя записаны на доске).

Едва ли можно оспорить утверждение о том, что француз Жюль Верн является одним из самых знаменитых писателей мира. Поколение удивленных, восхищенных, просветленных мальчишек и девчонок всех рас и народов – это тоже Жюль Верн. Блестящий фантаст и гениальный Выдумщик – все Жюль Верн…

Жюль Габриэль Верн родился 8 февраля 1828 года во Франции. Сын адвоката, Верн изучал юриспруденцию в Париже, но любовь к литературе побудила его пойти по другой стезе. В 1852–1854 гг. он работал секретарем директора «Лирического театра», затем был биржевым маклером, не прекращая при этом писать комедии, либретто, рассказы.

Жюль Верн – французский географ, широко известный писатель, классик приключенческой литературы, создатель жанра научно – фантастического романа; его произведения в значительной мере способствовали не только становлению научной фантастики, но и послужили стимулом к началу практических работ по освоению космоса, начатым Годдардом и Обертом. Верн был членом Французского Географического общества. Он создал целую библиотеку увлекательных приключенческих романов, наполненных познавательными сведениями из разных областей знаний. Писатель увлекался естественными науками, интересовался новинками науки и техники, был знаком с учеными. Изобретателями, инженерами, посещал научные диспуты, доклады. Все это помогало успеху его книг. Всего Жюль Верн написал 66 романов, в том числе 3 неоконченные, опубликованные в конце ХХ века, а также более 20 повестей и рассказов, более 30 пьес, несколько документальных и научных работ.

Творчество Ж. Верна проникнуто романтикой науки, верой во благо прогресса, преклонение перед силой мысли. Сочувственно он описывает и борьбу за национальное освобождение.

Жюль Верн не был «кабинетным» писателем, он много путешествовал по миру: Англия, Шотландия, Скандинавия, США, Нидерланды, Германия, Дания, Италия… А свое первое путешествие он предпринял в 11 лет: удрал из дому и благодаря своему высокому росту устроился юнгой на торговое судно, но через несколько часов беглеца вернули родителям.

9 марта 1886 года Жюль Верн был тяжело ранен выстрелом из револьвера психически больным племянником Гастоном Верном и о путешествиях пришлось забыть навсегда. Незадолго до смерти Верн ослеп, но все так же продолжал надиктовывать книги. Писатель скончался 24 марта 1905 года от сахарного диабета.

В честь Жюля Верна названы:

  • первый автоматический грузовой космический корабль, разработанный ЕКА;
  • кратер на Луне диаметром 143 км.

В своих произведениях он предсказал научные открытия и изобретения в самых разных областях: акваланги, телевидение, космические полеты, большие подводные лодки, самолет, вертолет.

Многие романы Верна были с успехом экранизированы, в том числе и у нас в стране:

  • Дети капитана Гранта (1936г.)
  • Таинственный остров (1941г.)
  • Пятнадцатилетний капитан (1945г.)
  • Сломанная подкова (1973г.)
  • Капитан Немо (1975г.)
  • В поисках капитана Гранта (1985г.)
  • Капитан «Пилигрима» (1986г.)

Всего же насчитывается более 200 экранизаций произведений великого писателя.

Вопрос к учащимся

Кто из вас видел фильм по роману Жюля Верна?

(Если в классе есть дети, видевшие эти фильмы, то они могут поделиться впечатлениями. Если таковых детей не оказалось, то учитель сам может ответить на вопрос, какие фильмы он видел.)

Слово учителя

Свое знакомство с творчеством Жюля Верна мы начнем с увлекательного, захватывающего чтения романа «Таинственный остров».

Комментированное чтение учителем первой главы.

Беседа по вопросам.

– Когда и где происходят события, описанные в первой главе?

Комментарий учителя: Автор не зря указал конкретную дату 23 марта 1865 года. Это реальное событие, произошедшее в Тихом океане. Разрушительный ураган свирепствовал с18 по 26 марта 1865 года и имел много разрушительных последствий, также описанных Жюлем Верном в своем романе.

Работа с географической картой.

Рассмотрим опустошительный путь урагана, описанного в данной главе по карте.

Беседа по вопросам.

Сколько людей оказалось на воздушном шаре? (Пятеро.)

Почему стал снижаться воздушный шар? (В нем была дыра.)

Что делали путники, чтобы облегчить вес гондолы? (Выбрасывали из корзины тяжелые предметы.)

После того, как были выброшены все вещи, находившиеся в гондоле, а она по-прежнему продолжала снижаться, какая попытка была еще предпринята путниками? (Путники отрезали гондолу, а сами уцепились за ячейки сетки.)

Все ли потерпевшие крушение добрались до берега? (До берега добрались лишь 4 человека.)

Слово учителя.

Прежде чем мы продолжим чтение романа, я скажу, что путники, волею судьбы оказавшись на необитаемом острове, были чудесным образом спасены, пройдя через все испытания, уготованные им.

Давайте предположим, кто или что могло спасти их.

(Ответы учащихся были самыми разными – это были и инопланетяне, и золотая рыбка, и фантастические существа…)

На этот вопрос мы с вами ответим только тогда, когда прочтем весь роман.

Поскольку у нас всего два текста романа, то мы будем читать поочередно. Задания для всех общее: внимательно читать заданные на дом главы, пересказывать прочитанное, по желанию иллюстрации к главам. На заключительном уроке мы проведем тестирование по роману «Таинственный остров» и выставку творческих работ.

Рекомендации для учителей.

Распределение чтения по главам зависит и от количества текстов, и от уровня подготовленности самого ученика. Если учащийся хорошо читает, то он может дома прочитать несколько глав, если плохо читающий – одну-две главы. При этом к каждому ученику был индивидуальный подход. В классе учились сестры-близняшки. Для них прочтение заданных глав дома было коллективным. Многим детям читать помогали родители, при этом дети неплохо пересказывали прослушанный текст. Начало романа так увлекло детей, что они с удовольствием готовили домашнее задание, привлекая родителей и родственников.

Следующие уроки были построены по следующей схеме: учащийся пересказывал прочитанные дома главы, обязательно мной и детьми были заданы вопросы по пересказанному тексту. Просмотрены и прокомментированы иллюстрации (если таковые были). Далее я, насколько позволяло время, пересказывала следующие главы. Обязательно было акцентировано внимание на основные события, даты, имена в той или иной главе, работа с непонятными словами и терминами по словарям. Такое изучение романа проходило по девятнадцатую главу включительно. При этом учащимся очень хотелось узнать, как были спасены люди, оказавшиеся на необитаемом острове.

Заключительный урок-обобщение по роману Жюля Верна «Таинственный остров».

Цели урока:

  • подведение итогов и систематизация полученных знаний по роману Жюля Верна «Таинственный остров»;
  • показать роль дружбы в романе;
  • укрепить интерес учащихся к чтению, в частности к жанру приключения и фантастики.

Оборудование урока:

  • портрет писателя Жюля Верна;
  • выставка книг писателя;
  • иллюстрации учащихся по роману «Таинственный остров»;
  • географическая карта мира.

Ход урока

Проверка домашнего задания. Пересказ прочитанных глав романа.

Вступительное слово учителя.

Итак, сегодня мы перевернем последние страницы романа и узнаем, каким же образом были спасены все колонисты необитаемого острова.

Чтение главы двадцатой учителем и ее обсуждение.

– Кто был спасителем колонистов? (Капитан Немо.)

Вспомните, каковы были ваши предположения в отношении спасения людей, попавших на необитаемый остров.

Давайте еще раз по карте проследим путь урагана. (Учащийся по карте показывает опустошительный путь урагана, описанный в первой главе.)

Работа с иллюстрациями.

Тестирование учащихся на знание текста. (Каждому ученику раздаются тесты с вопросами, где необходимо отметить правильный ответ.)

Задание: прочтите вопросы, и ответы обведите кружком или ответьте на вопрос.

1. Назовите дату разрушительного урагана, свирепствовавшего в Тихом океане.

А) с 1 по 5 октября 1965года.

Б) с 18 по 26 марта 1865года.

В) с 18 по 20 марта 1865года.

2. Сколько человек оказалось на воздушном шаре?

3. Благодаря кому потерпевшие крушение смогли прожить на острове, не теряя присутствие духа?

А) Гедеон Спилет.

4. Сколько времени колонисты прожили на острове?

5. Напишите, чем питались колонисты на острове?

6. Как называлось основное жилище колонистов?

А) Мраморный дворец.

Б) Гранитный дворец.

7. Напишите, чем занимались на острове колонисты?

8. Кроме колонистов были ли на острове другие люди, если были, то кто?

9. Кто все эти годы незаметно помогал колонистам?

В) Капитан Грант.

10. Название судна, спасшего людей затонувшего острова.

(Ответы – 1.Б. 2.В. 3.Б. 4.А. 5. Птицы и их яйца, растительная и животная пища. 6.Б. 7. Гончарное дело, выплавка железа, изготовление одежды, свечей, посадка пшеницы, сахароварение, изготовление стекла и посуды. 8. Кроме колонистов на острове были Айртон и каторжники. 9.Г. 10.А.)

Далее всем классом проанализировать ответы по тесту и отметить тех учеников, кто наиболее внимательно читал и слушал роман.

Заключительное слово учителя.

Сегодня мы перевернули последнюю страницу романа Жюля Верна «Таинственный остров». Это была встреча с героическими и мужественными людьми, которые, несмотря на многочисленные трудности, встретившиеся им на пути, смогли сохранить веру в дружбу, присутствие духа, мужество, умели находить выход в сложных ситуациях. После чудесного спасения они поклялись жить вместе, приобрели обширное земельное владение в штате Айова, стали жить в такой же дружбе, как и на затонувшем острове и были счастливы.

С некоторыми из героев «Таинственного острова» вы встретитесь, если прочтете другие романы Жюля Верна. Это Капитан Немо в романе «Двадцать тысяч лье под водой»; Айртон в романе «В поисках капитана Гранта», где он проявил свои не самые лучшие качества. Но не только взрослые были героями романов Жюля Верна. Дик Сенд в «Пятнадцатилетнем капитане» проявил ум и храбрость подростка в борьбе с опасностями и трудностями, заставившими возложить на себя ответственность, не свойственную его возрасту.

Читайте романы Жюля Верна и путешествуйте вместе с его героями!

Критика романа Таинственный остров. Часть 2. (Верн Жюль)

«Таинственный остров»— лучший из его романов, «робинзонад», — задуман был еще до того, как Жюль Верн стал Жюлем Верном.

К началу 60-х годов относится незавершенная рукопись — первый еще очень слабый набросок впоследствии знаменитой книги. На титульном листе выведено крупными буквами: «Дядя Робинзон».

Некая миссис Клифтон и ее четверо детей — Мари, Роберт, Жан и Белла — выброшены бурей на необитаемый остров в северной части Тихого океана. Их участь разделяет бывалый французский матрос Флип, возглавивший маленькую колонию. Дети называют его «дядей Робинзоном».

Через несколько дней находит свою семью и мистер Клифтон, спасшийся чудом на том же острове вместе с верным псом Фидо. Клифтон — искусный инженер. Он добывает огонь, изготовляет порох, методически возделывает этот дикий уголок земли, всячески улучшая условия существования колонистов.

В дальнейшем многие персонажи и эпизоды перейдут в измененном виде на страницы «Таинственного острова». Инженер Клифтон превратится в Сайреса Смита, матрос Флип — в Пенкрофа, Роберт Клифтон — в Герберта Брауна. Даже пес Фидо будет действовать там под другой кличкой, а самый остров со всей его флорой и фауной, вплоть до орангутанга, окажется перенесенным в южную з°ну Тихого

Десять лет спустя, незадолго до переселения в Амьен, Жюль Верн загорелся мыслью написать роман об удивительных результатах трудовой деятельности небольшой группы людей, очутившихся на необитаемом острове. Он решил было взять за основу рукопись «Дяди Робинзона», но Этцель, ознакомившись с «бледной робинзонадой», отверг ее без всякого снисхождения:

— Советую все это бросить и начать сначала, иначе будет полный провал.

— И все же здесь содержится зерно романа!— уверенно ответил Жюль Верн.

Но «зерно» долго не могло прорасти. Сюжет упорно не складывался. Тем временем, «между делом», он успел написать блестящий роман «Вокруг света в восемьдесят дней», а то, что считал своим главным делом —«робинзонаду», — все еще никак не давалось.

Пока он обдумывал и браковал варианты, читатели продолжали присылать письма с просьбами воскресить капитана Немо й раскрыть его тайну, не разгаданную профессором Аронаксом в романе «Двадцать тысяч лье под водой». И когда в один прекрасный день писатель решил вернуться к истории Немо, а заодно также связать Сюжетные линии новой «робинзонады» с «Детьми капитана Гранта», план созрел окончательно, и он немедленно принялся за работу.

В феврале 1873 года Жюль Верн сообщил издателю:

«Я весь отдался «Робинзону», или, вернее, «Таинственному острову». Качусь, как на колесиках. Встречаюсь с профессорами химии, бываю на химических фабриках и каждый раз возвращаюсь с пятнами на одежде, которые отнесу на ваш счет, потому что «Таинственный остров» будет романом о химии. Я стараюсь всячески Повысить интерес к таинственному пребыванию капитана Немо на острове, чтобы исподволь подготовить крещендо. »

Роман разросся до трех книг. Писатель в течение полутора лет отдавал ему лучшие утренние часы. «Таинственный остров*, как и многие его другие романы, впервые был напечатан в «Журнале воспитания и развлечения»—юношеском журнале Этцеля — и в 1875 году вышел отдельным изданием, еще больше приумножив славу Жюля Верна.

Благодаря счастливым сюжетным находкам от «Детей Капитана Гранта» и «Двадцати тысяч лье под водой» протянулись нити к «Таинственному острову». Эти три романа образуют трилогию—Трехглавую сверкающую вершину в горной цепи «Необыкновенных путешествий».

Итак, «роман о химии».

Действительно, инженер Сайрес Смит создает на необитаемом острове настоящую химическую фабрику. Описание производства различных химикатов, начиная с добычи сырья, — больше, чем научные экскурсы. От благополучного исхода реакции зависит судьба колонистов. Каким образом удастся Сайресу Смиту найти выход из трудного, казалось бы, безвыходного положения? Но, как всегда, выход найден и цель достигнута: еще раз и снова автору удается доказать, каким безграничным могуществом обладает человек, вооруженный знаниями!

И все-таки «Таинственный остров»— меньше всего роман о химии.

Это роман-утопия. Клочок земли в океане, где преднамеренно собраны многие разновидности флоры и фауны чуть ли не со всей планеты, — поэтическая аллегория земного шара, отданного в распоряжение свободных людей.

С первых же строк книга захватывает читателей стремительным диалогом:

— Какое там! Книзу идем!

— Хуже, мистер Сайрес! Падаем!

— Боже мой! Балласт за борт!

— Последний мешок сбросили!

— Как теперь? Поднимаемся?

Четверо мужчин и один мальчик попадают на заброшенный в океане необитаемый остров. Это произошло 23 марта 1865 года. Кто они, герои романа? Участники гражданской войны в США, военнопленные южан-сепаратистов’, вырвавшиеся из Ричмонда на аэростате. Не случайно они назвали свой остров «в честь благороднейшего гражданина Американской республики», президента Авраама Линкольна, борца за освобождение негров, павшего от руки фанатика в апреле того же 1865 года.

Остров Линкольн, куда ветер заносит беглецов, — благодатный уголок. Здесь собраны все богатства природы, какие только могут понадобиться человеку в его трудовой деятельности. Это один из тех островов, которые «созданы как бы специально для того, чтобы бедняги вроде нас могли легко выйти из всякого затруднения», говорит один из колонистов.

Благодаря знаниям своего руководителя инженера Сайреса Смита и благодаря своему собственному уму «они сумели поставить себе на службу животных, растения и минералы острова, то есть все три царства природы».

Инженер Сайрес Смит — главный герой романа — образ человека будущего, человека покорившего природу и освобожденного от всяких пут. Неистощимая энергия, трудолюбие, сила воли, предприимчивость, находчивость, великодушие, отвага, дерзновенная мысль, разносторонние знания — в нем сосредоточены все лучшие качества, которые помогут человеку завоевать свободу и овладеть вселенной.

В наше время, в век научно-технической революции, такой человек, как инженер Смит, кажется прямым предшественником передовых людей XX века. Писатель прозревает грядущие дали, предвосхищая не только завоевания техники, но и образы новых людей.

В уста Сайреса Смита он вкладывает свои мечты о будущем человечества.

Колонисты размышляют о том, что станет с людьми и что заменит им минеральное топливо, когда запасы угля иссякнут. Инженер отвечает: вода, разложенная на свои составные элементы. «Да, я уверен, что наступит день, и вода заменит топливо; водород и кислород, из которых она состоит, будут применяться и раздельно; они окажутся неисчерпаемым и таким мощным источником тепла и света, что углю до них далеко. Следовательно, бояться нечего. Пока землю населяют люди, она их не лишит своих благ, ни света, ни тепла. Словом, я уверен, когда каменноугольные залежи иссякнут, человек превратит в топливо воду, люди будут обогреваться водой. Вода — это уголь грядущих веков».

Какая смелая мысль и как созвучна она научным исканиям нашего времени, пусть и с поправками на достижения техники, выходящие за пределы воображения автора! Чем больше узнают люди, тем больше остается непознанного. Наука, как и природа, неисчерпаема. На замечание Пенкрофа —«Толстенные книги получатся, если записать все, что люди знают»— Сайрес Смит отвечает: «А еще толще книги можно написать о том, чего люди до сих пор не знают».

Герои романа, попавшие на необжитую землю, оказываются на первых порах в положении куда более трудном, нежели их предшественник Робинзон Крузо, которому удалось захватить с корабля все необходимые инструменты и припасы. «Робинзонам», потерпевшим крушение в воздухе, действительно пришлось проделать как бы заново весь путь, пройденный человечеством: начать с добывания огня, изготовления лука и стрел, примитивных орудий труда, необходимой домашней утвари, а потом уже, с помощью первобытных инструментов, создать более сложное оборудование и приступить к большим работам.

В отличие от Робинзона Крузо, герои «Таинственного острова» не ограничиваются охотой, скотоводством и земледелием. Они строят мосты, проводят каналы, воздвигают плотины, осушают болота, добывают полезные ископаемые, плавят металлы, сооружают машины, устанавливают электрический телеграф, занимаются научными изысканиями.

На «химической фабрике» Сайреса Смита изготавливаются кислоты и щелочи, глицерин, стеарин, мыло, свечи, порох, пироксилин, оконные стекла и стеклянная посуда. Колонисты занимаются сахароварением, налаживают выработку войлока и т. д.

Как верно подметил рецензент одной из старых русских газет, «этот роман, так сказать, в ракурсе — история европейской цивилизации в связи с историей развития науки».

Мы не просто следим за всеми операциями, но как будто и сами участвуем в повседневной деятельности этих людей, связанных братской дружбой, — настолько точно, зримо и образно изображены трудовые процессы1.

Свободный труд свободных людей, живущих на свободной земле, творит чудеса. Здесь каждый трудится для себя и одновременно для всего коллектива. Плоды совместного труда становятся общим достоянием. Для каждого в отдельности и для всех вместе созидательный труд является первейшей жизненной потребностью. Здесь не существует ни денег, ни частной собственности, ни присвоения чужого труда. Здесь — все за одного и один за всех.

Боцман Айртон, проведший двенадцать лет на необитаемом острове, потерял человеческий облик, превратился в дикаря. «Горе тому, кто одинок, друзья!— восклицает Сайрес Смит.— По-видимому, одиночество быстро погубило рассудок этого человека, раз вы нашли его в таком жалком состоянии».

Жюль Верн как бы вступает в спор с «Робинзоном Крузо» Дефо, доказывая, что человек может жить и совершенствоваться только среди людей, что Робинзона неминуемо постигла бы участь Айртона. И чтобы дать ему возможность провести на клочке суши, отрезанном от всего мира, целых двенадцать лет, автор нарочно путает даты, утверждая, что Айртон был оставлен на острове в 1854 году (а не в 1865-м, как сказано в «Детях капитана Гранта»), И тут надо напомнить, что воображаемый остров Линкольна Жюль Верн поместил в 150 милях от реального Табора, лежащего на 153° западной долготы и 37° 11’южной широты. Этот уединенный островок обозначен на географических картах как риф Мария-Тереза, но в прежние времена его именовали еще Табором. Отсюда и рассеянность Жака Паганеля, забывшего, что у этого островка есть и второе название. На Таборе нашли приют спасшиеся во время крушения «Британии» капитан Грант с двумя- матросами. И сюда же был высажен за свои преступления боцман Айртон, дошедший в одиночестве до полного одичания.

Но стоило только Айртону попасть в человеческое общество, присоединиться к группе свободных тружеников во главе с Сайресом Смитом, как к нему снова вернулся разум. Дикарь стал человеком, закоренелый негодяй — честным работником.

Исповедь Айртона — по смыслу ключевая глава романа — и появление Роберта Гранта, ставшего капитаном яхты «Дункан», соединяют «Таинственный остров» с первым томом трилогии.

Там же, в подводном гроте острова Линкольна, обретает последнее прибежище со своим «Наутилусом» постаревший капитан Немо.

«Он стал наблюдать за своими соседями, выброшенными на необитаемый остров и лишенными самого необходимого. Мало-помалу, видя, какие это благородные, энергичные люди, какой братской дружбой они связаны меж собой, он заинтересовался их борьбой с природой. Волей-неволей он проник во все тайны их жизни. Да, эти люди. были достойны всякого уважения и могли бы примирить капитана Немо с человечеством, ибо являлись благороднейшими его представителями».

Автор опять сдвигает хронологию, утверждая, что события, изображенные в «Двадцати тысячах лье под водой», происходили шестнадцать лет назад, тогда как известно, что действие в обоих романах по времени почти совпадает (вторая половина 1860-х годов). Но если бы не было перестановки дат, капитан Немо не успел бы состариться и не мог бы сказать, что живет уже тридцать лет в морских глубинах.

В финале выясняется, кто он такой: индийский принц Даккар, один из вождей восстания сипаев, жестоко подавленного англичанами, потомок раджи Типу-саиба, правителя последнего независимого государства на юге Индии.

Типу-саиб — лицо историческое!— пытался вступить в союз с правительством Французской республики, был членом республиканского клуба и погиб в бою с англичанами в 1799 году.

Роман «Двадцать тысяч лье под водой» был написан в последние годы царствования Наполеона III. В полный голос писатель не мог тогда выразить свои республиканские чувства, не мог раскрыть революционное прошлое Немо. По прошествии нескольких лет, когда появилась такая возможность, Жюль Верн не преминул ею воспользоваться в последних главах «Таинственного острова». Откликаясь на просьбы читателей, он «рассекретил» биографию Немо.

«В 1857 году вспыхнуло крупное восстание сипаев. Душой его был принц Даккар. Он поднял огромные массы. Он отдал правому делу все свои дарования и свое богатство. Бесстрашно шел он в бой в первом ряду, рисковал своей жизнью так же, как самый простой человек из этих героев, поднявшихся ради освобождения отчизны. Он участвовал в двадцати схватках и десять раз был ранен. Но тщетно искал он себе смерти, когда последние воины, отстаивавшие независимость Индии, пали, сраженные английскими пулями».

Дальнейшая биография Даккара сливается с историей Немо, строителя «Наутилуса» и подводного странника, нашедшего независимость в глубинах морей.

А теперь, спустя много лет, капитан Немо, таинственный покровитель колонистов, с восхищением следивший за их деятельностью, осуждает себя за индивидуализм и отрешенность от мира. В предсмертной исповеди он говорит Сайресу Смиту: «Одиночество, оторванность от людей — участь печальная, непосильная. Я вот умираю потому, что вообразил, будто можно жить одному. »

Он умирает на страницах «Таинственного острова», но продолжает жить и сражаться в романе «Двадцать тысяч лье под водой». Помощь, которую он оказывал колонистам, и его исповедь — здесь автор акцентирует свою главную мысль — соединяют «Таинственный остров» со вторым томом трилогии.

Будущее принадлежит таким людям, как Сайрес Смит и его товарищи. Созидательный труд должен быть не только обязанностью, но и естественной потребностью человека. Люди сильны только в сообществе, только в коллективе. Тот, кто хочет жить и бороться в одиночку, пусть даже и за правое дело, обречен на гибель. К таким выводам приводит читателей Жюль Верн.

В эпилоге романа колонисты, после благополучного возвращения в Америку, покупают участок земли в штате Айова и основывают на тех же началах новую трудовую общину — островок свободной земли среди океана земель, подчиненных буржуазным правопорядкам. «Под разумным руководством инженера и его товарищей колония процветала», — сообщает автор. Поверить ему на слово? Ведь деятельность колонистов в штате Айова выходит за рамки повествования!

Республиканец 1848 года1, Жюль Верн вырос на идеях Сен-Симона, Фурье, Кабе, теоретиков и глашатаев утопического социализма, мечтавших о создании совершенного общества мирным путем, без пролития крови, минуя социальные потрясения.

По мнению Этьена Кабе, автора романа «Путешествие в Икарию» (1842), мирную революцию совершит наука: «Машина несет в своем чреве тысячу маленьких революций и великую революцию — социальную и политическую. Пар заставил аристократию взлететь на воздух!» В утопическом государстве Кабе благосостояние достигнуто с помощью техники. Машины применяются для выпечки хлеба, в строительстве, для изготовления одежды, в больницах, в сельском хозяйстве. Жители Икарии проводят в больших масштабах мелиоративные работы, владеют управляемыми воздушными шарами и подводными лодками. Много внимания уделено развитию гигиены и медицины. Икарийцы ждут от электричества таких же благ, как и от пара. Но больше всего Кабе говорит об устройстве идеального общества. Упоминая машины разного назначения, он воздерживается от технических описаний. И это характерная черта социальной утопии XIX века, отделяющая ее от инженерной фантастики.

Благодаря занимательности и живости изложения роман «Путешествие в Икарию» стал своего рода евангелием для многих тысяч людей, считавших, как и Кабе, что коммунизм можно осуществить путем наглядной пропаганды. Достаточно только создать несколько образцовых общин, чтобы пример оказался заразительным и образовалось целое «икарийское» государство, процветанию которого поможет Наука. Пытаясь претворить свои планы в жизнь, Кабе навербовал сторонников среди французских рабочих и отправился с ними за океан. В 1848 году он основал в Техасе первую общину. Позже возникло еще несколько подобных же коммунистических общин, но враждебное окружение, внутренние неурядицы, слабая производительность труда в условиях полунатурального хозяйства показали несостоятель ность этого социального эксперимента. Суровая действительность опровергла утопию. Кабе и его последователи убедились на собственном опыте, что при господствующем в государстве капиталистическом строе частичные коммунистические преобразования обречены на провал. Последняя икарийская коммуна распалась в 1895 году, когда Этьена Кабе давно уже не было в живых.

«Путешествие в Икарию» подействовало на воображение Жюля Верна. Во многих романах, и прежде всего в «Таинственном острове», он описывает деятельность трудовых общин, основанных, по сути, на тех же «икарийских» принципах: труд и знания каждого принадлежат всем. Но при этом Жюль Верн старался оградить своих героев от тех неизбежных неудач, которые терпели икарийцы.

Не потому ли утопические трудовые общины существуют в романах Жюля Верна только на необитаемых островах или. в межпланетном пространстве («Гектор Сервадак»)?

И все же в области социальной фантастики Этьен Кабе был непосредственным предшественником и учителем автора «Необыкновенных путешествий».

На первое место Жюль Верн выдвигал научный прогресс, видя в нем с высоты своих творческих достижений источник благоденствия для всего человечества. И только позднее он сделал для себя решающий вывод в переломном романе «Робур-Завоеватель» (1886): «Успехи науки не должны обгонять совершенствования нравов». Иными словами, наука может служить и добру и злу, в зависимости от того, в чьи руки она попадает и каким целям служит. Без борьбы справедливости не добьешься!

Безупречная нравственность героев «Таинственного острова», разумно использующих научные знания только для общего блага, для добрых целей в коллективном труде, создающих при посредстве науки дружную трудовую коммуну, неподвластную законам буржуазного общества, делает их новыми людьми, людьми будущего, по устремлениям близкими нашему времени.

Жюль Верн был и остался неумирающим спутником юности, а «Таинственный остров»— одним из самых популярных произведений в мировой детской литературе.

Анализ романа Жюля Верна Таинственный остров 6 класс

. Незаметно подкралась старость. Уже много лет Жюль Верн не выезжал из Амьена и все реже выходил из дому. Его мучили головокружения и бессонница. Он страдал от подагры и диабета, почти полностью потерял зрение, стал плохо слышать. Окружающий мир погрузился в полумрак, но он продолжал писать — наугад, на ощупь, сквозь сильную лупу, соглашаясь диктовать сыну Мишелю только в часы крайней усталости.

Из разных стран поступали десятки писем.

Иные без адреса: «Жюлю Верну во Францию». Юные читатели просили автографов, с восторгом отзывались о его сочинениях, желали здоровья, подсказывали сюжеты новых романов. Известные ученые, изобретатели, путешественники благодарили писателя за то, что его книги помогли им еще на школьной скамье полюбить науку, найти призвание.

Массивный шкаф в его библиотеке, отведенный для переводной «Жюльвернианы», был забит до отказа сотнями разноцветных томов, изданных на многих языках, вплоть до арабского и японского. Русские издания едва умещались на двух верхних полках. Но это была лишь частица того, что тогда уже было напечатано во всем мире под его именем.

Все чаще в Амьен наведывались парижские репортеры и корреспонденты иностранных газет. И Жюль Верн, так неохотно и скупо говоривший о себе и о своем творчестве, вынужден был принимать визитеров и давать интервью. Поступаете в 2019 году? Наша команда поможет с экономить Ваше время и нервы: подберем направления и вузы (по Вашим предпочтениям и рекомендациям экспертов);оформим заявления (Вам останется только подписать);подадим заявления в вузы России (онлайн, электронной почтой, курьером);мониторим конкурсные списки (автоматизируем отслеживание и анализ Ваших позиций);подскажем когда и куда подать оригинал (оценим шансы и определим оптимальный вариант).Доверьте рутину профессионалам – подробнее.

Беседы тут же записывались и попадали в печать.

Почти каждый журналист начинал с традиционного вопроса:

— Месье Верн, не могли бы вы рассказать, как началась ваша литературная деятельность?

— Моим первым произведением, — отвечал Жюль Верн, — была небольшая комедия в стихах: «Разломанные соломинки». Я показал ее Александру Дюма, и он не только поставил ее на сцене своего «Исторического театра»— это было в 1850 году, — но даже посоветовал напечатать. «Не беспокойтесь, — ободрил меня Дюма, — даю вам полную гарантию, что найдется хотя бы один покупатель. Этим покупателем буду я!» Работа для театра очень скудно оплачивалась. И хотя я продолжал писать водевили и комические оперы, только лет через десять мне стало ясно, что драматические произведения не дадут мне ни славы, ни средств к жизни. В те годы я ютился в мансарде и был очень беден. Пора было всерьез задуматься о будущем. Мой отец не переставал настаивать, чтобы я вернулся в Нант. С дипломом лиценциата прав мне было бы там обеспечено полное благополучие: отец хотел меня сделать совладельцем, а затем и наследником своей адвокатской конторы. Но я уже был «отравлен» литературой и остался в Париже. Моим истинным призванием, как вы знаете, оказались научные романы или романы о науке — затрудняюсь, как лучше сказать.

И все-таки я никогда не терял любви к сцене и ко всему, что так или иначе связано с театром. Мне всегда было очень радостно, когда мои романы, переделанные в пьесы, начинали на сцене вторую жизнь. В этом отношении особенно повезло «Михаилу Строгову» и «Вокруг света в восемьдесят дней».

— Хотелось бы знать, месье Верн, что побудило вас писать научные романы и как напали вы на эту мысль?

— Меня всегда интересовали науки, в особенности география. И понятно, почему. Истоки будущих увлечений нужно искать в детстве. В нантский порт прибывали корабли со всех концов света. Я мечтал стать моряком, грезил о дальних странствиях, о необитаемых островах и даже попытался однажды, когда мне было одиннадцать лет, удрать в Индию на шхуне «Корали», поменявшись одеждой с юнгой. Любовь к географическим картам, к истории великих открытий никогда не остывала во мне и в конце концов помогла найти свой жанр. Литературное поприще, которое я избрал, было тогда ново и почти совсем не использовано. В занимательной форме фантастических путешествий я старался распространять современные научные знания. На этом и основана серия географических романов, ставшая для меня делом жизни. Ведь еще до того, как появился первый роман, положивший начало «Необыкновенным путешествиям», я написал несколько рассказов на подобные же сюжеты, например: «Драма в воздухе» и «Зимовка во льдах».

— Расскажите, пожалуйста, о своем первом романе. Когда и при каких обстоятельствах он появился?

— Приступив к роману «Пять недель на воздушном шаре»— помню, как сейчас, знойное лето 1862 года, — я решил выбрать местом действия Африку просто потому, что эта часть света была известна значительно меньше других. И мне пришло в голову, что самое интересное и наглядное исследование этого обширного континента может быть сделано с воздушного шара. Никто не преодолевал на аэростате такие огромные расстояния. Поэтому мне пришлось придумать некоторые усовершенствования, чтобы баллоном можно было управлять. Помнится, я испытывал сильнейшее наслаждение, когда писал этот роман и, главное, когда производил необходимые изыскания, чтобы дать читателям по возможности реальное представление об Африке.

Кончив работу, я обратился по совету одного из друзей к издателю Этцелю. Он быстро прочел рукопись, пригласил меня к себе и сказал: «Вашу вещь я напечатаю. Я уверен, она будет иметь успех». И опытный издатель не ошибся. Роман вскоре был переведен почти на все европейские языки и принес мне известность.

С тех пор по договору, который заключил со мной Этцель, я передаю ему ежегодно — увы, теперь уже не ему, а его сыну1—по два новых романа или один двухтомный. И этот договор, по-видимому, останется в силе до конца моей жизни.

— Вас называют провидцем, месье Верн, и вы это сами знаете. Ведь во многих ваших романах содержатся удивительно точные предсказания научных открытий и изобретений — предсказания, которые постепенно сбываются. Как это объяснить?

— Вы преувеличиваете. Это простые совпадения, и объясняются они очень просто. Когда я говорю о каком-нибудь научном феномене, то предварительно исследую все доступные мне источники и делаю свои выводы, опираясь на множество фактов. Нужно их только сопоставить и мысленно продолжить во времени. Пример —«Наутилус». Подводная лодка существовала и до моего романа. Я просто взял то, что уже намечалось в действительности, и развил в воображении. Сейчас господствует паровая машина, но не за горами век электричества. И вот я погружаю капитана Немо в стихию, которая дает ему возможность не только получать двигательную силу — электрическую энергию из самого океана, — но и добывать в морской пучине все необходимое для жизни. Не сомневаюсь, настанет день, когда люди смогут эксплуатировать недра океана так же, как теперь золотые россыпи. Когда-то я принимал участие в опытах с моделями летательных аппаратов тяжелее воздуха. Сейчас достигнуты ощутимые результаты. Правда, еще нет надежного двигателя, но он появится. Могу сказать без малейшего колебания — будущее принадлежит авиации. Отсюда — электрический геликоптер Робура. Я верю в могущество науки и нисколько не преувеличиваю ее возможностей. Поэтому некоторые из моих предположений, высказанных несколько десятилетий назад, действительно в какой-то степени подтвердились. Позднее, наверное, подтвердятся и многие другие.

Что же касается точности описаний, то этим я обязан всевозможным выпискам из книг, газет, журналов, различных рефератов и отчетов, которые у меня заготовлены впрок и исподволь пополняются. Все эти заметки тщательно классифицируются и служат материалом для моих романов. Ни одна моя книга не написана без помощи этой картотеки.

Я внимательно просматриваю двадцать с лишним газет, прилежно прочитываю все доступные мне научные сообщения, и, поверьте, меня всегда охватывает чувство восторга, когда я узнаю о каком-нибудь новом открытии.

— Ваши герои всегда путешествуют. Ну, а сами вы, месье Верн, разве вы не любите путешествовать?

— Очень люблю, вернее, любил. Пока позволяло здоровье, я проводил значительную часть года на своей яхте «Сен-Мишель». Я дважды обогнул на ней Средиземное море, посетил Италию, Англию, Шотландию, Ирландию, Данию, Голландию, Скандинавию, высаживался на Мальте, в Испании, Португалии, заходил в африканские воды. Эти поездки очень пригодились мне впоследствии при сочинении романов.

Я побывал даже в Северной Америке. Это случилось в 1867 году. Одна французская компания приобрела океанский пароход «Грейт Истерн», чтобы перевозить американцев на Парижскую выставку. Мы посетили с братом Нью-Йорк и несколько других городов, видели Ниагару зимой, во льду. На меня произвело неизгладимое впечатление торжественное спокойствие гигантского водопада. Поездка в Америку дала мне материал для романа «Плавающий город».

Море — моя стихия, моя страсть. Самому мне стать моряком не довелось, но во многих моих книгах действие происходит на морских просторах.

Почти каждый посетитель задавал писателю дежурный вопрос:

— Месье Верн, вы один из самых популярных и самых плодовитых романистов. Не сочтите нескромным мое любопытство, но хотелось бы знать, как вам удается. в вашем возрасте. сохранять такую завидную работоспособность?

На этот вопрос Жюль Верн отвечал с плохо скрытым раздражением:

— Не надо меня хвалить. Труд для меня — источник единственного и подлинного счастья. Это — моя жизненная функция. Как только я кончаю очередную книгу, я чувствую себя несчастным и не нахожу покоя до тех пор, пока не начну следующую. Праздность является для меня пыткой.

— Да, я понимаю. И все же вы пишете с такой легкостью.

— Это заблуждение! Мне ничего легко не дается. Почему-то многие думают, что мои произведения — чистая импровизация. Какой вздор! Чтобы роман понравился, нужно изобрести совершенно не обычную и вместе с тем оптимистическую развязку. И когда в голове сложится костяк сюжета, когда из нескольких возможных вариантов будет избран наилучший, только тогда начнется следующий этап работы — за письменным столом. Окончательный же текст получается после пятой или седьмой корректуры. Происходит это потому, что яснее всего я вижу недостатки своего сочинения не в рукописи, а в печатных оттисках.

К тому же еще я должен учитывать запросы и возможности юных читателей, для которых написаны все мои книги. Работая над своими романами, я всегда думаю о том — пусть иногда это идет даже в ущерб искусству, — чтобы из-под моего пера не вышло ни одной страницы, которую не могли бы прочесть и понять дети.

— А что вас заставило переселиться в Амьен?

— Желание избавиться от шума и сутолоки. Я пишу ежедневно с пяти утра до полудня. Такой распорядок жизни потребовал некоторых жертв. Чтобы ничто не отвлекало от дела, я променял Париж на тихий провинциальный город. И поступил правильно.

В заключение собеседник обычно спрашивал об общем замысле «Необыкновенных путешествий» и дальнейших планах писателя. Жюль Верн отвечал:

— Я поставил своей задачей описать в «Необыкновенных путешествиях» весь земной шар, природу разных климатических зон, животный и растительный мир, нравы и обычаи всех народов планеты. Следуя из страны в страну по заранее установленному плану, я стараюсь не возвращаться без крайней необходимости в те места, где уже побывали мои герои. Мне предстоит еще описать довольно много стран, чтобы полностью расцветить узор. Но это сущие пустяки по сравнению с тем, что уже сделано. Быть может, я еще закончу мою сотую книгу! Закончу обязательно, если проживу еще пять или шесть лет.

— И вы знаете, чему будет посвящена ваша сотая книга?

— Да, я часто думаю об этом. Я хочу в своей последней книге дать в виде связного обзора полный свод моих описаний земного шара и небесных пространств и, кроме того, напомнить о всех маршрутах, которые были совершены моими героями. Но независимо от того, успею я выполнить этот замысел или нет, могу вам признаться, что у меня накопилось в запасе несколько готовых рукописей, которые будут изданы после моей смерти.

Жюль Верн скончался семидесяти семи лет, 24 марта 1905 года, так и не успев написать задуманную сотую книгу. Но то, что он выполнил за четыре с лишним десятилетия непрерывной работы над «Необыкновенными путешествиями», — колоссальный творческий подвиг: шестьдесят три романа и два сборника повестей и рассказов, занимающих в первых изданиях Этцеля девяносто семь книг, — всего около тысячи печатных листов или восемнадцати тысяч книжных страниц!

И это не считая статей и очерков, многочисленных пьес и научно-популярных географических трудов. Главный из них —«История великих путешествий».

Конечно, значение писателя определяется не количеством опубликованных книг, а новизной его творчества, богатством идей, художественными открытиями, которые делают его непохожим на других.

В этом смысле Жюль Верн — настоящий новатор. В истории мировой литературы он — первый классик научно-фантастического романа, замечательный мастер романа путешествий и приключений, блестящий пропагандист науки и ее грядущих завоеваний.

Он довел до высокого совершенства художественную форму приключенческого романа, обогатив его новым содержанием и подчинив пропаганде научных знаний.

Наука в его романах неотделима от действия. На ней, собственно, и держится замысел. Читатель незаметно воспринимает какую-то сумму сведений, сплавленных с самим сюжетом. И в этом — не только мастерство романиста, но и огромная просветительная роль его «Необыкновенных путешествий», сопутствующих многим поколениям школьников разных стран и народов.

Фантастика произведений Жюля Верна основана на научном правдоподобии и нередко на научном предвидении.

Открытия и изобретения, которые еще не вышли из стадии лабораторного эксперимента или только намечались в перспективе, он рисовал как уже осуществленные — с заглядом, как выяснялось позднее, на 30, 40, 50, а то и на 100 лет вперед. И этим объясняются столь частые совпадения мечты фантаста с ее последующим воплощением в жизнь.

Жюль Верн «усовершенствовал» все виды транспорта — сухопутные, морские, подводные и воздушные, —«построил» межпланетный лунный снаряд, «запустил» искусственный спутник, «сконструировал» множество электрических приборов, «изобрел» телевизор и звуковое кино, аппараты искусственного климата и немало других замечательных вещей, предвосхитивших реальные достижения науки.

Инженерная фантастика в романах Жюля Верна утвердилась на равных правах с географической.

Путешественники, созданные воображением писателя, исследуют вулканы и глубины морей, проникают в недоступные дебри, открывают новые земли, стирая с географических карт последние «белые пятна».

Гаттерас достигает Северного полюса, Немо водружает свой флаг на Южном, Эрик Герсебом («Найденыш с погибшей «Цинтии») совершает кругосветное плавание в арктических водах, доктор Фергюссон («Пять недель на воздушном шаре») открывает истоки Нила И т. д.

Последующие исследования подтвердили справедливость многих географических прогнозов Жюля Верна, особенно в произведениях, изображающих экспедиции в Арктику.

Вместе с новым романом в литературу вошел и новый герой — рыцарь науки, бескорыстный ученый, чьи дела и свершения, опережая реальные возможности времени, устремлены в будущее.

Герои «Необыкновенных путешествий» не только проникают в тайны природы, познают неведомое, изобретают, конструируют, строят, но и участвуют в освободительных войнах, выступают с оружием в руках на стороне угнетенных.

И они же, герои «необыкновенных путешествий», пытаются претворить мечтания о совершенном обществе будущего, где восторжествует полная справедливость, исчезнут угнетение и неравенство, где высшие завоевания науки и техники будут служить общему благу.

Так возникают в романах Жюля Верна (в духе предначертаний французских утопистов) образцовые трудовые общины, идеальные города-государства. К инженерной и географической фантастике присоединяется фантастика социальная.

Под этим углом зрения и нужно рассматривать «Таинственный остров».

«Робинзонады», — вспоминал Жюль Верн на склоне лет, — были книгами моего детства, и я сохранил о них неизгладимое воспоминание. Я много раз перечитывал их, и это способствовало тому, что они запечатлелись в моей памяти. Никогда впоследствии при чтении других произведений я не переживал больше впечатлений первых лет. Не подлежит сомнению, что любовь моя к этому роду приключений инстинктивно привела меня на дорогу, по которой я пошел впоследствии. Эта любовь заставила меня написать «Школу Робинзонов», «Таинственный остров», «Два года каникул», герои которых являются близ кими родичами Дефо и Виса1. Поэтому никто не удивится тому, что я всецело отдался сочинению «Необыкновенных путешествий».

«Таинственный остров» принадлежит к циклу романов – «Робинзона», занимающих в творчестве Жюля Верна особое место.

Само слово «робинзонада» вошло в литературу еще в XVIII веке, когда во многих европейских странах стали появляться один за другим десятки книг, написанных под влиянием «Робинзона Крузо» (1719), всемирно известного романа, принадлежащего перу английского писателя Даниеля Дефо. В «робинзонадах» изображается полная превратностей трудовая жизнь либо одного человека, либо небольшой группы людей, очутившихся на необитаемом острове.

В XIX веке новые образцы «робинзонад» создавали преимущественно авторы приключенческих романов, развивавшие авантюрную сторону сюжета за счет его идейного содержания. В отличие от них «робинзонады» Жюля Верна исполнены глубокого общественного смысла, являются, можно сказать, философскими романами, несмотря на то, что они предназначены для юных читателей.

Краткое содержание «Таинственный остров»

Роман «Таинственный остров» Жюль Верна был написан в 1875 году. Книга является продолжением популярных произведений писателя «20 000 льё под водой» и «Дети капитана Гранта». Все события романа происходят на вымышленном острове, затерянном в Южном полушарии.

Для лучшей подготовки к уроку литературы рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Таинственный остров» по главам и частям. Краткое содержание романа пригодится и для читательского дневника.

Главные герои

Сайрес Смит – талантливый ученый и инженер.

Наб – темнокожий слуга Сайреса Смита

Гедеон Спилет – военный журналист, страстный охотник.

Пенкроф – отважный моряк, «мастер на все руки».

Герберт Браун – пятнадцатилетний мальчик, сын капитана корабля, на котором плавал Пенкроф.

Айртон – бывший преступник, раскаявшийся в своих злодеяниях.

Другие персонажи

Топ – верный пес Смита.

Юп – прирученный орангутанг.

Капитан Немо – невидимый благодетель колонизаторов.

А ещё у нас есть:

Краткое содержание

Часть первая. Потерпевшие крушение

Главы 1-10

В марте 1865 года пятеро пассажиров воздушного шара оказались жертвами « страшной бури ». Аэростат, гонимый сильными потоками ветра, преодолел не одну тысячу миль, пока не достиг бескрайних океанических вод. Когда буря утихла, и воздушный шар стал снижаться, люди « ясно видели берег, которого надо достигнуть, во что бы то ни стало ».

Пассажирами аэростата оказались « отважные военнопленные », которым удалось бежать с фронтов Гражданской войны в Америке. Самым примечательным из них был первоклассный ученый Сайрес Смит. Не менее интересным был и « Гедеон Спилет, корреспондент газеты «Нью-Йорк Геральд »». Среди пассажиров также находился темнокожий слуга Смита, Наб, « моряк по имени Пенкроф » и пятнадцатилетний сын капитана корабля, на котором плавал Пенкроф – Герберт Браун.

Смит со своим псом Топом выпал отдельно от других беглецов, и им пришлось в течение нескольких дней изрядно поволноваться, прежде чем ученый не был найден.

Пристанищем для путешественников стал необитаемый остров, на котором оказалась пресная вода, здесь росли деревья, пригодные для топлива. Настоящей проблемой для друзей стало отсутствие спичек. Однако ситуацию спас Сайрес Смит, который изобрел « настоящее зажигательное стекло », воспламенившее мох под действием солнечных лучей. Так островитяне получили тепло и возможность готовить убитую добычу.

Главы 11-14

Друзья тщательно обследовали остров, и для большего удобства решили « как-нибудь назвать этот остров, его мысы, выступы, реки и ручьи ». Они ближе познакомились с местной флорой и фауной, и поняли, что вполне смогут обеспечить себе полноценное пропитание.

« Колонисты были мужчинами в самом лучшем смысле слова », и каждый из них обладал какими-то ценными навыками. В первую очередь они изготовили глиняные кирпичи для будущей печи, затем – луки и тонкие гибкие стрелы для охоты.

Соорудив « печь для обжига различных гончарных изделий, нужных в домашнем обиходе », островитяне получили возможность изготавливать разнообразные « изделия современной промышленности ».

Сайрес Смит принялся за измерения и вычисления расположения острова, которого путешественники окрестили островом Линкольна. Стало ясно, что он « находится на значительном расстоянии от всякого материка или архипелага », и переплыть это расстояние на плоту или лодке было бы полным безрассудством.

Главы 15-22

Друзья отправились на поиски постоянного места проживания, где можно было бы с комфортом пережить зимние месяцы. Вскоре они обнаружили настоящие хоромы – просторную пещеру, возвышавшуюся над окрестностями. Колонисты принялись за обустройство своего нового жилища, которое они назвали Гранитным Дворцом.

По замыслу Смита, их новая « квартира должна была состоять из пяти комнат с видом на море ». Под его руководством друзья возвели перегородки, провели отделочные работы, сплели веревочную лестницу. Перед началом ненастной поры они уже обладали « крепким, здоровым, неприступным жилищем ».

Из тюленьего жира колонисты отлили свечи в большом количестве, у ни было достаточно топлива, чтобы не мерзнуть в пещере, не хватало лишь теплой одежды. Во время морозов они были вынуждены все свое время проводить в пещере, лишь изредка выходя наружу.

В подкладке куртки Герберт случайно отыскал уцелевшее хлебное зерно, которое должно было дать начало разведению злаков на острове.

Часть вторая. Покинутый

Главы 1-5

Однажды в мясе зажаренного поросенка друзья обнаружили дробинку. Они поняли, что « на острове выстрелили из ружья не больше трех месяцев назад ». Пенкроф предложил сделать легкую лодку по индейскому образцу, и на ней обогнуть остров в поисках других людей.

Когда пирога была готова, друзья отправились исследовать побережье острова. Неожиданно они увидели на берегу большой запертый ящик. Было очевидно, что его « выбросили с разбитого корабля » и течением его отнесло к острову. Внутри ящика оказались « инструменты, оружие, приборы, одежда и книги ».

Теперь колонисты не сомневались – на острове есть еще люди, потерпевшие кораблекрушение. Они добрались до западного побережья острова, но никого не обнаружили. Чтобы « раз навсегда разрешить вопрос о предполагаемом кораблекрушении », они решили исследовать и южное побережье. Однако и там не было никаких следов пребывания людей.

Неожиданно Тоб принес в своей пасти « кусок грубого полотна ». Друзья бросились на поиски, и вскоре обнаружили истерзанный аэростат, благодаря которому они оказались на острове. Эта находка оказалась « большим счастьем для колонистов », поскольку позволяла сшить достаточное количество одежды.

Главы 6-9

Вернувшись к Гранитному Дворцу, друзья обнаружили, что веревочная лестница исчезла. Выяснилось, что жилище заняли обезьяны. Положение « создалось трудное » – взобраться без лестницы в пещеру было невозможно. Когда колонисты уже потеряли всякое терпение, чья-то рука выбросила лестницу. Взобравшись наверх, друзья обнаружили орангутанга. Они назвали его Юпом и решили оставить в качестве домашнего помощника.

Колонисты занялись растениеводством. « Первый посев хлеба, состоявший из одного-единственного зерна », благодаря неустанным заботам, дал неплохой урожай. Кроме того, они организовали птичий двор, заселив его дикими утками, курами и голубями. Друзья решили приручить муфлонов и диких коз, чтобы иметь под рукой теплую шерсть, а также оннагов – крупных животных, похожих на ослов.

Во время очередного похода вглубь острова друзьям удалось обнаружить хлебное дерево. Впервые за долгое время они отведали если « не настоящий пшеничный хлеб, но нечто очень похожее ».

Главы 10-20

Колонисты решили исследовать акваторию поблизости острова. Особенно сильно занимал их мысли остров Табор, который, согласно вычислениям ученого, должен был находиться поблизости. Для этих целей они построили небольшое судно, которому дали имя – «Бонавентур».

В предстоящей экспедиции « должны были участвовать только Пенкроф и Герберт », но вскоре к ним присоединился Гедеон, который не мог пропустить « такой интересный случай ». Проплыв два дня, они увидели очертания острова Табор. Выйдя на берег, они убедились, « что на острове некогда побывали люди » – в лесной чаще стояла заброшенная хижина.

Друзья разбрелись по острову в надежде отыскать живых людей или хотя бы их останки. Внезапно раздался крик Герберта, и Пенкроф с Гедеоном поспешили к нему на помощь. Они увидели, как мальчик борется с каким-то заросшим существом, похожим на обезьяну.

Мужчины крепко связали нападавшего, который оказался дикарем « в самом ужасном смысле этого слова ». Они привезли его на остров Линкольн, и отвели ему отдельную комнату. Благодаря заботам колонистам и их чуткому участию, дикарь вскоре приобрел человеческий облик. Он рассказал спасителям свою историю.

Выяснилось, что мужчину звали Айртоном, и в свое время он был преступников, решившим завладеть парусником «Дункан» и превратить его в пиратское судно. Однако ему пришлось заплатить за свои злодеяния высокую цену. Айртона высадили на необитаемый остров Табор, чтобы он смог раскаяться и искупить свои грехи.

Колонисты не собирались судить своего нового знакомого за прошлые проступки, и с радостью приняли его в свое общество.

Часть третья. Тайна острова

Главы 1-6

Спустя два с половиной года, как друзья оказались на острове, они впервые увидели на водной глади корабль. Они решили, что это «Дункан», хозяин которого решил вернуться за Айртоном.

Когда корабль подошел ближе, друзья заметили на нем черный флаг – знак « морских разбойников ». Вскоре он « бросил якорь неподалеку от Гранитного Дворца ». Под покровом ночи Айртон решил подплыть к судну и разведать обстановку. Он услышал, как разбойники во главе со своим предводителем Бобом Гарвеем « громко хвастались своими подвигами ».

Стало ясно, что колонистам « грозила страшная опасность ». Айртон, не желавший, чтобы гостеприимный остров превратился в разбойничий вертеп, решил пожертвовать собой. Он хотел взорвать корабль, пока разбойники спали крепким сном, однако его планам не суждено было сбыться. Айртона обнаружил Гарвей, завязалась драка, и раненый островитянин прыгнул за борт.

Тем временем колонисты принялись обсуждать свою стратегию в случае появления пиратов на острове. Заняв выгодные позиции, они принялись обстреливать лодки, которые направлялись к берегу. Заметив это, Гарвей снялся с якоря и направил судно ближе к берегу, чтобы « отвечать ядрами на пули, которые до сих пор истребляли его экипаж ». Казалось, жители острова обречены, но неожиданно прогремел страшный взрыв, и пиратское судно, разломившись надвое, стремительно пошло ко дну.

Поселенцы были спасены, но они помнили, что шестерым пиратам все же удалось высадиться на берег. Они отправились к затонувшему бригу, чтобы выяснить причину его крушения и спасти ценные вещи. Наб отыскал кусок « толстого железного цилиндра », и при тщательном осмотре Сайрес Смит определил, что это была торпеда, подорвавшая корабль.

Теперь друзья не сомневались, что « на острове находится какая-то таинственная личность », настроенная к ним весьма доброжелательно. Поначалу они хотели уничтожить выживших пиратов, но после решили дать им шанс начать мирную жизнь на острове.

Главы 7-13

Однако выяснилось, что пираты – не самые лучшие соседи. Они принялись уничтожать хозяйство поселенцев. Затем они выкрали Айртона и серьезно ранили Герберта, у которого началась лихорадка. Юноша находился на грани смерти, но и в этот раз чья-то добрая рука помогла им, подбросив необходимое лекарство.

« Герберт благодаря хорошему уходу возвращался к жизни », и, увидев, что опасность миновала, его друзья решили отправиться на поиски пиратов и безжалостно их уничтожить. Они обнаружили умирающего Айртона, а неподалеку от него – трупы пиратов.

Когда Айртон пришел в себя, он рассказал, как справился разбойниками. Также он сообщил печальную новость – неделю назад пираты попытались выйти в море на их боте, но, не сумев справиться с управлением, разбили его о скалы.

Главы 14-20

С момента появления путешественников на острове прошло уже три года. Они решили построить большой крепкий корабль, чтобы попробовать добраться до обитаемых земель.

В течение долгого времени их таинственный благодетель не давал о себе знать, но вскоре он раскрыл островитянам свою тайну. Им оказался капитан Немо – индийский принц Даккар, посвятивший всю свою жизнь освобождению родины. Когда же он понял, что борьба с завоевателями бессмысленна, он уединился с преданными людьми на одном из островов, где занялся разработкой и строительством подводной лодки «Наутилус».

Будучи шестидесятилетним стариком, капитан Немо « больше не плавал и ждал смерти ». Он выбрал себе в качестве последнего приюта остров Линкольн, где периодически помогал оказавшимся там путешественникам.

Перед смертью капитан Немо подарил друзьям драгоценности и предупредил, что вскоре произойдет извержение вулкана и остров взорвется. Достроить корабль они так и не успели – остров взорвался, оставив после себя лишь небольшой риф посреди океана.

Островитянам лишь чудом удалось спастись – они « были сброшены в море, когда остров раскололся на части ». После десяти дней пребывания на рифе измученные сильной жаждой и голодом, друзья были спасены капитаном «Дункана».

Вернувшись в Америку, путешественники приобрели большой участок земли. Они продолжили вести тот образ жизни, который им так полюбился на острове. « Все были счастливы в новой колонии и жили так дружно, как прежде ».

Заключение

В своем произведении Жюль Верн выделил главную мысль – никогда не стоит отчаиваться. Даже в самой сложной ситуации можно найти выход благодаря смекалке, знаниям и труду.

После ознакомления с кратким пересказом «Таинственный остров» рекомендуем прочесть роман в полной версии.

Тест по роману

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Вопросы и ответы к роману Ж. Верна «Таинственный остров»

«Робинзонадами» называют произведе­ния, повествующие о том, как человек справился с самыми неблагоприятными условиями, встретившись один на один с дикой природой. Именно это происходит и с героями «Таинственного острова». Им удается не только выжить, но и организо­вать трудовую жизнь на ранее безжизнен­ном острове. Тот коллектив, который воз­ник, радует читателя не только своими успехами, но и той дружбой, которая свя­зала воедино очень разных людей.

Кто из героев «Таинственного острова» на­стоящий лидер и руководитель этого сообщества робинзонов? Как решают этот вопрос сами неволь­ные робинзоны?

Ни у одного читателя никогда не возни­кало сомнения в том, что лидер на «Таин­ственном острове» — Сайрес Смит. В этом же были уверены и все, кто оказался на этом острове. Так определяется личность лидера: не желанием человека командо­вать, а тем, что окружающие, не раздумы­вая, с ним соглашаются и принимают его решения.

Кто из героев романа представляется вам са­мым привлекательным? Кто самый лучший и пре­данный друг? Кто самый хладнокровный человек? Кто одарен технически? Попробуйте описать круг профессий, которыми владеет каждый из героев.

Оценки героев читателями не всегда бы­вают одинаковыми. Однако при обсужде­нии качеств героев, которые оказались на таинственном острове, мнения часто сов­падают: все они представляются равно привлекательными людьми именно пото­му, что им удалось стать дружным кол­лективом. Способность дружить, надеж­ное чувство локтя обеспечивают им такую оценку.

Те, кто любит технику, с особым внима­нием относятся не к герою романа, а к са­мим техническим решениям.

На острове у героев возникают десятки обязанностей и появляется множество сфер деятельности: строительство, изобретальство, забота о растениях, животных, приготовление пищи, обустройство бы­та… И каждый человек может освоить любую из них, но любит обычно лишь не­которые. Например, Герберт, пристрастия которого еще не определились, тяготеет к тому, чтобы помогать своим друзьям в лю­бой работе.

Назовите качества, которые отличают Сай­реса Смита, Гедеона Спилета, негра Наба, моряка Пенкрофа, юного Герберта. Есть ли у них качества, общие для всех?

Проще всего решить, что дружбу на этом затерянном острове каждому помога­ет сохранить сознание, что они одни в этом бескрайнем океане и никто больше им помочь не может. Но кроме этого боль­шую роль играют личные качества каждо­го из членов сообщества: яркий организа­торский талант Сайреса Смита, сила и преданность его слуги негра Наба, неиз­бывная энергия журналиста Гедеона Спилета, навыки моряка, которыми владел Пенкроф, юношеский энтузиазм Гербер­та. Однако можно еще обозначить их об­щее свойство — порядочность и чувство взаимной выручки.

Создайте устные портреты героев романа «Та­инственный остров».

Чаще всего устный портрет создают своему ровеснику Герберту. Но не раз это задание подвергалось критике, посколь­ку среди имен героев романа нет капитана Немо — гениального индийского ученого. А именно он играет огромную роль во всех тайнах, которые связаны с этим островом.

Портрет Герберта чаще всего воссозда­ют девочки, которые готовы его нарисо­вать по идеальным канонам: стройным, стремительным, легким в движениях, ум­ным, смелым.

Вторым по популярности героем можно считать моряка Пенкрофа, поскольку внешний облик моряка чаще всего связан с матросской формой, которую нетрудно представить: тельняшка, брюки клеш, особый головной убор.

Те же, кто требовал включить в галерею портретов и капитана Немо, описывали его, вспоминая романы не Жюля Верна, а Александра Дюма: задрапированным в какие-то особые одежды и очень таинст­венным.

Первая глава романа «Таинственный остров» начинается с диалога. Попробуйте решить, кому принадлежат реплики начала романа:

«- Поднимаемся?

– Какое там! Книзу идем!»

Докажите свою правоту.

Вопрос, скорее всего, принадлежит мис­теру Сайресу. Наверное, он спрашивает не столько потому, что не может сам оценить ситуацию, сколько потому, что стремится заставить всех быть крайне внимательны­ми к происходящему. Может быть, он да­же пытается несколько успокоить своих спутников. Но ответ, судя по его реши­тельности, скорее всего, принадлежит мо­ряку Пенкрофу, потому что он быстрее других мог оценить ситуацию над реву­щим морем.

Однако вопрос может принадлежать и Спилету, который как журналист всегда стремится быстрее оценить ситуацию.

Напомним вам, что основными темами в творчестве Жюля Верна были освоение Арктики и завоевание обоих полюсов, подводная навигация, авиация и воздухоплавание, использование элект­рической энергии, межпланетные путешествия. К какому из этих направлений отнесем мы «Таинст­венный остров»?

Среди произведений Жюля Верна «Та­инственный остров» занимает особое мес­то. Хотя он входит в трилогию лучших ро­манов писателя (в нее входят также «Двадцать тысяч лье под водой» и «Дети капитана Гранта»), он все же отличается тем, что немного связан с темой подвод­ной навигации, немного — с воздухопла­ванием, немного — с использованием электрической энергии. Все это разнооб­разие проблем и вопросов объяснимо — перед нами еще одна «робинзонада». А «робинзонады» требуют решения мно­жества проблем. Но более всего вспомина­ют этот роман, когда говорят о том, каким хорошим может стать мир, когда люди су­меют на нем мирно жить. Именно потому, что маленький коллектив обитателей ост­рова сумел создать свой мир тружеников, этот роман называют утопией.

Справка. Утопия — у этого слова два значения: 1) место, которого нет; 2) благословенное место. Само слово стало обозначать идеальное общество, когда То­мас Мор создал книгу о жизни на сказоч­ном острове, который назвал Утопия.

Кто был таинственным помощником героев?

Таинственным помощником героев ро­мана был капитан Немо, о чем с самого начала догадываются те, кто прочел не только этот роман, но и два предшествую­щих произведения трилогии.

Подготовьте описание самого трудного техни­ческого решения, которое приняли жители острова.

Перед обитателями острова одна за дру­гой вставали достаточно трудные пробле­мы, и не только технические. Каждая из них при ее появлении казалась неосу­ществимой, а затем переходила в разряд уже решенных проблем.

Так что при обсуждении этого вопроса не стоит искать только Одного конкретно­го решения. Ведь для вынужденных робинзонов все было проблемой: создание жилья, отопление, освещение, способы приготовления пищи… Отвечая на этот вопрос, можно подумать и о том, решение какой из проблем было бы интересно и до­ступно каждому из учеников. Здесь возможен выбор ответа в зависимости от ва­ших интересов и возможностей.

Что в этом романе от технической смекалки и знаний, а что — от научной фантастики?

История того, как путешественники обустроились на необитаемом острове, предлагает описание того, как возможно выживание коллектива в трудных услови­ях. Для рядового шестиклассника все ре­шения и находки этих отважных людей могут представляться решениями из области научной или даже ненаучной фантастики. Но для некоторых учеников со спортивной подготовкой и тренировкой или навыками в области техники многое покажется доступным. Например, вопрос о сооружении жилища в условиях, в кото­рые попали герои, для опытных турис­тов не проблема. Так что ответ требует оценки собственных возможностей. Для одних ответ — возможность показать свою подготовленность устроить свой быт в условиях экстремальных, непривыч­ных. Для других — сигнал, который под­сказывает необходимость овладения прие­мами выживания в нестандартных усло­виях.

Считаете ли вы, что и для сегодняшнего дня роман остается научно-фантастическим, или он стал только приключенческим романом?

О Жюле Верне говорят как о писателе, который предсказал многие открытия по­следующих лет. Однако, если открытие уже осуществлено, а его результаты во­шли в обиход людей, оно перестает счи­таться чем-то недостижимым. И рассказ о технических решениях, которые стали привычны для сегодняшнего дня, может специально не возникать. Нельзя же об­суждать возможность существования под­водной лодки, когда такие лодки давно бороздят океаны. Поэтому многие романы Жюля Верна сейчас мы воспринимаем как приключенческие произведения. Материал с сайта //iEssay.ru

Подумайте о том, одинаковый ли слова­рик вы могли бы создать, описывая каж­дого из колонистов. Наверное, сразу же ясно, что у Сайреса Смита и у его слуги Наба словарный запас различен и по со­держанию и по объему. Но освоение ост­рова требовало от всех участников общих усилий. При этом возникала потребность в употреблении новых слов — при общей работе каждый должен был понимать сво­его соучастника в этом труде. Так, в том словарике, который можно создать для колонистов, могут быть разделы слов, связанных с их деятельностью: «Слова­рик строителя», «Словарик ботаника», «Словарик морехода», «Словарик метео­ролога»…

Сопоставляя произведения Даниэля Дефо «Робинзон Крузо» и «Таинственный остров» Жюля Верна, составьте словарики робинзонов (по вашему выбору): «Словарь первого дня Робинзона», «Сло­варь первого дня на таинственном острове», «Сло­варь Робинзона-строителя», «Ботанический слова­рик двух «робинзонад» и т. п.

Выбирайте такой словарь, который помог бы обогатить вас словами в соответствии с вашими ув­лечениями. Еще лучше, если вы сами придумаете название словаря.

Работа по составлению словаря требует перечитывания текста, внимательного от­бора слов, которые вошли в ваш активный словарь, в ежедневный обиход. При этом словарики вовсе не должны представлять собой набор незнакомых слов. Слова «то­пор» и «пила» не могут быть исключены из словаря строителя, а «зерно», «пшени­ца», «виноград» — из словаря ботаника.

Как вы оцениваете команду таинственного острова? Можно ли назвать членов этой команды «друзьями по несчастью» или настоящими друзь­ями?

Если в начале своего приключения лю­ди, попавшие на таинственный остров, были всего лишь «друзьями по несчас­тью», то совместная борьба за выживание сплотила их и превратила в замечатель­ный, сплоченный коллектив. Этот путь создания коллектива в совместном труде и преодолении трудностей всегда вызыва­ет уважение читателя и стремление под­ражать этим чудесным людям.

Критика романа Таинственный остров. Часть 1. — художественный анализ. Верн Жюль

Критика романа Таинственный остров. Часть 1.

. Незаметно подкралась старость. Уже много лет Жюль Берн не выезжал из Амьена и все реже выходил из дому. Его мучили головокружения и бессонница. Он страдал от подагры и диабета, почти полностью потерял зрение, стал плохо слышать. Окружающий мир погрузился в полумрак, но он продолжал писать — наугад, на ощупь, сквозь сильную лупу, соглашаясь диктовать сыну Мишелю только в часы крайней усталости.

Из разных стран поступали десятки писем. Иные без адреса: «Жюлю Верну во Францию». Юные читатели просили автографов, с восторгом отзывались о его сочинениях, желали здоровья, подсказывали сюжеты новых романов. Известные ученые, изобретатели, путешественники благодарили писателя за то, что его книги помогли им еще на школьной скамье полюбить науку, найти призвание.

Массивный шкаф в его библиотеке, отведенный для переводной «Жюльвернианы», был забит до отказа сотнями разноцветных томов, изданных на многих языках, вплоть до арабского и японского. (Данный материал поможет грамотно написать и по теме Критика романа Таинственный остров. Часть 1.. Краткое содержание не дает понять весь смысл произведения, поэтому этот материал будет полезен для глубокого осмысления творчества писателей и поэтов, а так же их романов, повестей, рассказов, пьес, стихотворений.) Русские издания едва умещались на двух верхних полках. Но это была лишь частица того, что тогда уже было напечатано во всем мире под его именем.

Все чаще в Амьен наведывались парижские репортеры и корреспонденты иностранных газет. И Жюль Верн, так неохотно и скупо говоривший о себе и о своем творчестве, вынужден был принимать визитеров и давать интервью. Беседы тут же записывались и попадали в печать.

Почти каждый журналист начинал с традиционного вопроса:

— Месье Верн, не могли бы вы рассказать, как началась ваша литературная деятельность?

— Моим первым произведением,— отвечал Жюль Верн,— была небольшая комедия в стихах: «Разломанные соломинки». Я показал ее Александру Дюма, и он не только поставил ее на сцене своего «Исторического театра»— это было в 1850 году,— но даже посоветовал напечатать. «Не беспокойтесь,— ободрил меня Дюма,— даю вам полную гарантию, что найдется хотя бы один покупатель. Этим покупателем буду я!» Работа для театра очень скудно оплачивалась. И хотя я продолжал писать водевили и комические оперы, только лет через десять мне стало ясно, что драматические произведения не дадут мне ни славы, ни средств к жизни. В те годы я ютился в мансарде и был очень беден. Пора было всерьез задуматься о будущем. Мой отец не переставал настаивать, чтобы я вернулся в Нант. С дипломом лиценциата прав мне было бы там обеспечено полное благополучие: отец хотел меня сделать совладельцем, а затем и наследником своей адвокатской конторы. Но я уже был «отравлен» литературой и остался в Париже. Моим истинным призванием, как вы знаете, оказались научные романы или романы о науке — затрудняюсь, как лучше сказать.

И все-таки я никогда не терял любви к сцене и ко всему, что так или иначе связано с театром. Мне всегда было очень радостно, когда мои романы, переделанные в пьесы, начинали на сцене вторую жизнь. В этом отношении особенно повезло «Михаилу Строгову» и «Вокруг света в восемьдесят дней».

— Хотелось бы знать, месье Верн, что побудило вас писать научные романы и как напали вы на эту мысль?

— Меня всегда интересовали науки, в особенности география. И понятно, почему. Истоки будущих увлечений нужно искать в детстве. В нантский порт прибывали корабли со всех концов света. Я мечтал стать моряком, грезил о дальних странствиях, о необитаемых островах и даже попытался однажды, когда мне было одиннадцать лет, удрать в Индию на шхуне «Корали», поменявшись одеждой с юнгой. Любовь к географическим картам, к истории великих открытий никогда не остывала во мне и в конце концов помогла найти свой жанр. Литературное поприще, которое я избрал, было тогда ново и почти совсем не использовано. В занимательной форме фантастических путешествий я старался распространять современные научные знания. На этом и основана серия географических романов, ставшая для меня делом жизни. Ведь еще до того, как появился первый роман, положивший начало «Необыкновенным путешествиям», я написал несколько рассказов на подобные же сюжеты, например: «Драма в воздухе» и «Зимовка во льдах».

— Расскажите, пожалуйста, о своем первом романе. Когда и при каких обстоятельствах он появился?

— Приступив к роману «Пять недель на воздушном шаре»— помню, как сейчас, знойное лето 1862 года,— я решил выбрать местом действия Африку просто потому, что эта часть света была известна значительно меньше других. И мне пришло в голову, что самое интересное и наглядное исследование этого обширного континента может быть сделано с воздушного шара. Никто не преодолевал на аэростате такие огромные расстояния. Поэтому мне пришлось придумать некоторые усовершенствования, чтобы баллоном можно было управлять. Помнится, я испытывал сильнейшее наслаждение, когда писал этот роман и, главное, когда производил необходимые изыскания, чтобы дать читателям по возможности реальное представление об Африке.

Кончив работу, я обратился по совету одного из друзей к издателю Этцелю. Он быстро прочел рукопись, пригласил меня к себе и сказал: «Вашу вещь я напечатаю. Я уверен, она будет иметь успех». И опытный издатель не ошибся. Роман вскоре был переведен почти на все европейские языки и принес мне известность.

С тех пор по договору, который заключил со мной Этцель, я передаю ему ежегодно — увы, теперь уже не ему, а его сыну1—по два новых романа или один двухтомный. И этот договор, по-видимому, останется в силе до конца моей жизни.

— Вас называют провидцем, месье Верн, и вы это сами знаете. Ведь во многих ваших романах содержатся удивительно точные предсказания научных открытий и изобретений — предсказания, которые постепенно сбываются. Как это объяснить?

— Вы преувеличиваете. Это простые совпадения, и объясняются они очень просто. Когда я говорю о каком-нибудь научном феномене, то предварительно исследую все доступные мне источники и делаю свои выводы, опираясь на множество фактов. Нужно их только сопоставить и мысленно продолжить во времени. Пример —«Наутилус». Подводная лодка существовала и до моего романа. Я просто взял то, что уже намечалось в действительности, и развил в воображении. Сейчас господствует паровая машина, но не за горами век электричества. И вот я погружаю капитана Немо в стихию, которая дает ему возможность не только получать двигательную силу — электрическую энергию из самого океана,— но и добывать в морской пучине все необходимое для жизни. Не сомневаюсь, настанет день, когда люди смогут эксплуатировать недра океана так же, как теперь золотые россыпи. Когда-то я принимал участие в опытах с моделями летательных аппаратов тяжелее воздуха. Сейчас достигнуты ощутимые результаты. Правда, еще нет надежного двигателя, но он появится. Могу сказать без малейшего колебания — будущее принадлежит авиации. Отсюда — электрический геликоптер Робура. Я верю в могущество науки и нисколько не преувеличиваю ее возможностей. Поэтому некоторые из моих предположений, высказанных несколько десятилетий назад, действительно в какой-то степени подтвердились. Позднее, наверное, подтвердятся и многие другие.

Что же касается точности описаний, то этим я обязан всевозможным выпискам из книг, газет, журналов, различных рефератов и отчетов, которые у меня заготовлены впрок и исподволь пополняются. Все эти заметки тщательно классифицируются и служат материалом для моих романов. Ни одна моя книга не написана без помощи этой картотеки.

Я внимательно просматриваю двадцать с лишним газет, прилежно прочитываю все доступные мне научные сообщения, и, поверьте, меня всегда охватывает чувство восторга, когда я узнаю о каком-нибудь новом открытии.

— Ваши герои всегда путешествуют. Ну, а сами вы, месье Верн, разве вы не любите путешествовать?

— Очень люблю, вернее, любил. Пока позволяло здоровье, я проводил значительную часть года на своей яхте «Сен-Мишель». Я дважды обогнул на ней Средиземное море, посетил Италию, Англию, Шотландию, Ирландию, Данию, Голландию, Скандинавию, высаживался на Мальте, в Испании, Португалии, заходил в африканские воды. Эти поездки очень пригодились мне впоследствии при сочинении романов.

Я побывал даже в Северной Америке. Это случилось в 1867 году. Одна французская компания приобрела океанский пароход «Грейт Истерн», чтобы перевозить американцев на Парижскую выставку. Мы посетили с братом Нью-Йорк и несколько других городов, видели Ниагару зимой, во льду. На меня произвело неизгладимое впечатление торжественное спокойствие гигантского водопада. Поездка в Америку дала мне материал для романа «Плавающий город».

Море — моя стихия, моя страсть. Самому мне стать моряком не довелось, но во многих моих книгах действие происходит на морских просторах.

Почти каждый посетитель задавал писателю дежурный вопрос:

— Месье Верн, вы один из самых популярных и самых плодовитых романистов. Не сочтите нескромным мое любопытство, но хотелось бы знать, как вам удается. в вашем возрасте. сохранять такую завидную работоспособность?

На этот вопрос Жюль Верн отвечал с плохо скрытым раздражением:

— Не надо меня хвалить. Труд для меня — источник единственного и подлинного счастья. Это — моя жизненная функция. Как только я кончаю очередную книгу, я чувствую себя несчастным и не нахожу покоя до тех пор, пока не начну следующую. Праздность является для меня пыткой.

— Да, я понимаю. И все же вы пишете с такой легкостью.

— Это заблуждение! Мне ничего легко не дается. Почему-то многие думают, что мои произведения — чистая импровизация. Какой вздор! Чтобы роман понравился, нужно изобрести совершенно не обычную и вместе с тем оптимистическую развязку. И когда в голове сложится костяк сюжета, когда из нескольких возможных вариантов будет избран наилучший, только тогда начнется следующий этап работы — за письменным столом. Окончательный же текст получается после пятой или седьмой корректуры. Происходит это потому, что яснее всего я вижу недостатки своего сочинения не в рукописи, а в печатных оттисках.

К тому же еще я должен учитывать запросы и возможности юных читателей, для которых написаны все мои книги. Работая над своими романами, я всегда думаю о том — пусть иногда это идет даже в ущерб искусству,— чтобы из-под моего пера не вышло ни одной страницы, которую не могли бы прочесть и понять дети.

— А что вас заставило переселиться в Амьен?

— Желание избавиться от шума и сутолоки. Я пишу ежедневно с пяти утра до полудня. Такой распорядок жизни потребовал некоторых жертв. Чтобы ничто не отвлекало от дела, я променял Париж на тихий провинциальный город. И поступил правильно.

В заключение собеседник обычно спрашивал об общем замысле «Необыкновенных путешествий» и дальнейших планах писателя. Жюль Верн отвечал:

— Я поставил своей задачей описать в «Необыкновенных путешествиях» весь земной шар, природу разных климатических зон, животный и растительный мир, нравы и обычаи всех народов планеты. Следуя из страны в страну по заранее установленному плану, я стараюсь не возвращаться без крайней необходимости в те места, где уже побывали мои герои. Мне предстоит еще описать довольно много стран, чтобы полностью расцветить узор. Но это сущие пустяки по сравнению с тем, что уже сделано. Быть может, я еще закончу мою сотую книгу! Закончу обязательно, если проживу еще пять или шесть лет.

— И вы знаете, чему будет посвящена ваша сотая книга?

— Да, я часто думаю об этом. Я хочу в своей последней книге дать в виде связного обзора полный свод моих описаний земного шара и небесных пространств и, кроме того, напомнить о всех маршрутах, которые были совершены моими героями. Но независимо от того, успею я выполнить этот замысел или нет, могу вам признаться, что у меня накопилось в запасе несколько готовых рукописей, которые будут изданы после моей смерти.

Жюль Верн скончался семидесяти семи лет, 24 марта 1905 года, так и не успев написать задуманную сотую книгу. Но то, что он выполнил за четыре с лишним десятилетия непрерывной работы над «Необыкновенными путешествиями»,— колоссальный творческий подвиг: шестьдесят три романа и два сборника повестей и рассказов, занимающих в первых изданиях Этцеля девяносто семь книг,— всего около тысячи печатных листов или восемнадцати тысяч книжных страниц!

И это не считая статей и очерков, многочисленных пьес и научно-популярных географических трудов. Главный из них —«История великих путешествий».

Конечно, значение писателя определяется не количеством опубликованных книг, а новизной его творчества, богатством идей, художественными открытиями, которые делают его непохожим на других.

В этом смысле Жюль Верн — настоящий новатор. В истории мировой литературы он — первый классик научно-фантастического романа, замечательный мастер романа путешествий и приключений, блестящий пропагандист науки и ее грядущих завоеваний.

Он довел до высокого совершенства художественную форму приключенческого романа, обогатив его новым содержанием и подчинив пропаганде научных знаний.

Наука в его романах неотделима от действия. На ней, собственно, и держится замысел. Читатель незаметно воспринимает какую-то сумму сведений, сплавленных с самим сюжетом. И в этом — не только мастерство романиста, но и огромная просветительная роль его «Необыкновенных путешествий», сопутствующих многим поколениям школьников разных стран и народов.

Фантастика произведений Жюля Верна основана на научном правдоподобии и нередко на научном предвидении.

Открытия и изобретения, которые еще не вышли из стадии лабораторного эксперимента или только намечались в перспективе, он рисовал как уже осуществленные — с заглядом, как выяснялось позднее, на 30, 40, 50, а то и на 100 лет вперед. И этим объясняются столь частые совпадения мечты фантаста с ее последующим воплощением в жизнь.

Жюль Верн «усовершенствовал» все виды транспорта — сухопутные, морские, подводные и воздушные,—«построил» межпланетный лунный снаряд, «запустил» искусственный спутник, «сконструировал» множество электрических приборов, «изобрел» телевизор и звуковое кино, аппараты искусственного климата и немало других замечательных вещей, предвосхитивших реальные достижения науки.

Инженерная фантастика в романах Жюля Верна утвердилась на равных правах с географической.

Путешественники, созданные воображением писателя, исследуют вулканы и глубины морей, проникают в недоступные дебри, открывают новые земли, стирая с географических карт последние «белые пятна».

Гаттерас достигает Северного полюса, Немо водружает свой флаг на Южном, Эрик Герсебом («Найденыш с погибшей «Цинтии») совершает кругосветное плавание в арктических водах, доктор Фергюссон («Пять недель на воздушном шаре») открывает истоки Нила И т. д.

Последующие исследования подтвердили справедливость многих географических прогнозов Жюля Верна, особенно в произведениях, изображающих экспедиции в Арктику.

Вместе с новым романом в литературу вошел и новый герой — рыцарь науки, бескорыстный ученый, чьи дела и свершения, опережая реальные возможности времени, устремлены в будущее.

Герои «Необыкновенных путешествий» не только проникают в тайны природы, познают неведомое, изобретают, конструируют, строят, но и участвуют в освободительных войнах, выступают с оружием в руках на стороне угнетенных.

И они же, герои «необыкновенных путешествий», пытаются претворить мечтания о совершенном обществе будущего, где восторжествует полная справедливость, исчезнут угнетение и неравенство, где высшие завоевания науки и техники будут служить общему благу.

Так возникают в романах Жюля Верна (в духе предначертаний французских утопистов) образцовые трудовые общины, идеальные города-государства. К инженерной и географической фантастике присоединяется фантастика социальная.

Под этим углом зрения и нужно рассматривать «Таинственный остров».

«Робинзонады»,— вспоминал Жюль Верн на склоне лет,— были книгами моего детства, и я сохранил о них неизгладимое воспоминание. Я много раз перечитывал их, и это способствовало тому, что они запечатлелись в моей памяти. Никогда впоследствии при чтении других произведений я не переживал больше впечатлений первых лет. Не подлежит сомнению, что любовь моя к этому роду приключений инстинктивно привела меня на дорогу, по которой я пошел впоследствии. Эта любовь заставила меня написать «Школу Робинзонов», «Таинственный остров», «Два года каникул», герои которых являются близ кими родичами Дефо и Виса1. Поэтому никто не удивится тому, что я всецело отдался сочинению «Необыкновенных путешествий».

«Таинственный остров» принадлежит к циклу романов – «Робинзона», занимающих в творчестве Жюля Верна особое место.

Само слово «робинзонада» вошло в литературу еще в XVIII веке, когда во многих европейских странах стали появляться один за другим десятки книг, написанных под влиянием «Робинзона Крузо» (1719), всемирно известного романа, принадлежащего перу английского писателя Даниеля Дефо. В «робинзонадах» изображается полная превратностей трудовая жизнь либо одного человека, либо небольшой группы людей, очутившихся на необитаемом острове.

В XIX веке новые образцы «робинзонад» создавали преимущественно авторы приключенческих романов, развивавшие авантюрную сторону сюжета за счет его идейного содержания. В отличие от них «робинзонады» Жюля Верна исполнены глубокого общественного смысла, являются, можно сказать, философскими романами, несмотря на то, что они предназначены для юных читателей.

Ссылка на основную публикацию
×
×