×

Анализ сказки Песочный человек Гофмана

«Песочный человек», художественный анализ новеллы Гофмана

Одна из самых известных новелл Э.Т.А. Гофмана появилась на свет в ноябре 1815 года. Первая редакция произведения несколько отличалась от второй, отправленной 24 ноября издателю Георгу Реймеру и вошедшей в 1817-м году в сборник «Ночных рассказов»: в ней дьявольское воздействие Коппелиуса имело более всеобъемлющую, физическую природу и касалось не только главного героя – Натанаэля, но и его возлюбленной – Клары, которая в начале слепла от прикосновения старого адвоката, а затем погибала. Оставив Коппелиуса воздействовать только на душу Натанаэля, Гофман придал новелле большую психологичность и, вместе с тем, необъяснимую мистичность происходящего.

Название произведения связано с фольклорным западноевропейским образом Песочного человека: в трактовке матери Натанаэля – это красивая метафора, которой она объясняет процесс «запорашивания глаз» перед сном; в понимании старой нянюшки – это реальное злое существо, которое бросает непослушным детям песок в глаза, так, что они наливаются кровью, после чего прячет их (детей) в мешок и относит на Луну, в совиное гнездо, к своим отпрыскам, которые кривыми клювами окончательно лишают малышей зрения. Натанаэль по малолетству принимает рассказ старой женщины за правду. Он начинает увлекаться всем чудесным и таинственным. Со временем герой понимает, что Песочный человек – не совсем то, что о нём говорят, и перестаёт связывать свои детские страхи с неизвестным ему персонажем, приходящим к отцу в девять часов вечера.

Взросление Натанаэля позволяет ему выйти за рамки мистического восприятия мира, но показывает его неготовность к постижению мира реального: в десять лет мальчик становится свидетелем странных действий, производящихся отцом и старым адвокатом Коппелиусом, смертельно пугается последнего и несколько недель проводит в горячке. Новые детские страхи объясняются (героем, автором, Кларой) реальным неприятием мерзкого гостя, обладающего как ужасной внешностью, так и жуткими манерами, одной из которых является стремление специально трогать детские сладости, зная, что после этого малыши не смогут к ним прикоснуться. Непонятные Натаниэлю действия (впоследствии Клара выяснит у знакомого аптекаря, что речь шла об алхимии) и преображение во время них отца, в лице которого появляется нечто сатанинское, делающее его похожим на Коппелиуса, связываются в сознании главного героя с нападением на него старого адвоката и смертью отца – всем тем, что может создать самые кошмарные жизненные впечатления у человека.

С точки зрения психологии, получивший тяжёлую психологическую травму Натанаэль несёт на себе её разрушительное воздействие на протяжении всей юности (времени учёбы в Г.). С позиции сюжетных событий, всё выглядит несколько иначе, но, как часто бывает у Гофмана, может иметь, как минимум, две трактовки: фантастическую и реальную.

Вторая встреча Натанаэля с Коппелиусом происходит вне стен родного дома. Старый адвокат представляется герою в начале продавцом барометров, а затем – пьемонтским механиком Копполой, занимающимся продажей разнообразных оптических приборов (лорнетов, очков, подзорных труб и т.п.). Столкнувшись нос к носу с дьявольским существом, Натанаэль приходит в ужас и начинает предчувствовать свою скорую гибель. Первое время он держится благодаря Кларе, считающей его страхи – пустыми бреднями, Лотару – предлагающему не впускать в свою душу ненужные эмоции, профессору Спаланцани, подтверждающему итальянское происхождение Копполы, а значит и отсутствие связи между ним и немцем Коппелиусом. Натанаэль даже делает шаг навстречу Копполе, который вкладывает в его руки карманную подзорную трубу, ставшую очередным мостиком на пути к окончательной гибели.

Сближение Натанаэля и Олимпии начинается с вполне реального события – пожара, приключившегося в доме, где главный герой снимал комнатку. Что послужило основной для бедствия – в новелле не указывается. Известно только то, что друзьям студента удалось спасти его книги и манускрипты и снять новую комнату, как раз напротив окон профессора Спаланцани. Так у Натанаэля появилась чудесная, но объяснённая реальной причиной, возможность видеть прекрасную Олимпию. Подзорная труба Копполы приблизила интересующий студента объект, но, вопреки реальным свойствам предмета, показала автоматический механизм в виде живого человека. Чем больше Натанаэль смотрел на Олимпию через дьявольский прибор, тем сильнее он в неё влюблялся. За каких-то три дня из сердца молодого человека ушли все, кто был ему дорог, – Клара, мать, Лотар. Натанаэль даже чуть было не поругался со своим лучшим другом Зигмундом, осмелившимся подчеркнуть механичность поведения Олимпии – её размеренную поступь, её ровный, красивый голос.

Страстная любовь Натанаэля к Олимпии – классическое выражение дьявольского ослепления человека. Несмотря на то, что юноша периодически ловит себя на холодности рук и губ возлюбленной, на её немногословности, на её странном поведении, он всё равно не может отступить от своего чувства, которое на самом деле является ничем иным, как себялюбием. В каком-то смысле Натанаэль влюбляется в бездушный автомат в силу собственного характера: ему нравится, когда его слушают, не прерывая; когда от всего сказанного им приходят в восторг; когда он видит в любимом человеке отражение своей собственной души и ничего больше.

Весёлая, жизнерадостная, рассудительная Клара представляется погружённому в мистические настроения Натанаэлю холодной, бездушной, не понимающей его особой. Как только герой приходит в себя, настоящая возлюбленная вновь становится близка его сердцу. Судьба Клары – прекрасна: девушка переживает покушение на жизнь, безумие и гибель Натанаэля, но находит в себе силы выйти замуж и жить в счастье и довольстве с мужем и двумя сыновьями. Главный герой не выдерживает безумия и погибает.

Мотив автомата, выразившийся в страшном выводе о неотличимости механического/мёртвого от естественного/духовного, тесно связан в новелле с символическим образом глаз, являющихся отражением как души человека, так и его жизни. В детстве Натанаэль боится за свои глаза (Песочный человек, Коппелиус); в юности – он влюбляется в искусственные глаза Олимпии. Приступы безумия посещают героя каждый раз, когда возникает опасность потери зрения (угрозы Коппелиуса вырвать глаза, вырванные глаза Олимпии, использование подзорной трубы Копполы).

«Песочный человек»

В “Песочном человеке” проблема социальных двойников поставлена намного острее. Заводная кукла Олимпия – это как раз скопление всех возможных штампов, нужных обществу для признания человека, и ничего больше. Обществу, оказывается, не нужна человеческая душа, не нужна индивидуальность, вполне достаточно механической куклы. И здесь эта проблема пересекается еще и с проблемой эгоизма – никому не нужны человеческие мнения и мысли – нужно, чтобы их выслушивали, чтобы признавали и соглашались, и этого досаточно.

Обратимся к работе Берковского: «Гофман любил подсмеиваться, какие удобства вносит в жизнь своей среды человек-автомат. Сразу же отпадает всяческая озабоченность по поводу ближнего, нет беспокойства о том, что ему надобно, что он думает, что чувствует. ».

Главное действующее лицо – Натаниэль. Его подруга детства Клара.

Определенный треугольник – вокруг Натаниэля два женских образа. Клара – больше как друг, в ней духовная красота, очень преданно любит его, но она ему кажется, в некоторой степени, земной, слишком простой.Что лучше – польза без красоты или красота без пользы? Олимпия – типично гофмановский мотив куклы, а кукла – внешнее подобие живого, лишенное жизни. Любовь к кукле приводит к сумасшествию, самоубийству.

В новелле «Песочный человек» студент Натаниэль не мог не влюбиться в куклу по имени Олимпия, которую ему подсунул профессор Спалланцани, — она только слушает, но сама ничего не говорит, не судит, не критикует; у Натаниэля великая уверенность, что она одобряет его произведения, которые он перед нею читает, что она восхищается ими.

Олимпия — деревянная кукла, вдвинутая в общество живых людей, живущая тоже человеком среди них, самозванка, втируша. Принявшие втирушу, обольщенные ею несут возмездие – они заражаются сами ее деревянными качествами, глупеют, оболваниваются, как это и случилось с Натаниэлем. Впрочем, Натаниэль кончил безумием. ” В Олимпии Натанаэль, как Нарцисс любуется лишь собой, в ней он любит свое отражение, за счет нее он удовлетворяет свои амбиции. И ему не важно, есть ли у куклы сердце.

Двойничество – и Клара, и Олимпия – двойники Натаниэля. Клара – живое, светлое, Олимпия – темное, иррациональное начало, тяготение к абсолютному совершенству.

Натанаэль тоже, как и Ансельм – романтик, один из тех, кому дано видеть другую реальность. Но его эгоизм и страх позволяют увидеть лишь дорогу вниз. Его романтизм обращен вовнутрь, а не вовне. Эта закрытость и не позволяет ему увидеть реальность.

Не дать темным силам места в своей душе – вот проблема, которая волнует Гофмана, и он все сильнее подозревает, что именно романтически-экзальтированное сознание этой слабости особенно подвержено.

Клара, простая и разумная девушка, пытается излечить Натанаэля по-своему: стоит ему начать читать ей свои стихи с их “сумрачным, скучным мистицизмом”, как она сбивает его экзальтированность лукавым напоминанием, что у нее может убежать кофе. Но именно потому она ему и не указ.

А вот заводная кукла Олимпия, умеющая томно вздыхать и при слушанииего стихов периодически испускающая “Ах!”, оказывается Натанаэлю предпочтительней, представляется ему “родственной душой”, и он влюбляется в нее, не видя, не понимая, что это всего лишь хитроумный механизм, автомат.

Интересен гофмановский прием в “Песочном человеке” – Клару Натанаэль обзывает “. бездушный, проклятый автомат”, а в Олимпии признает высочайшую гармоничную душу. В этой подмене видится жесточайшая ирония – эгоизм Натанаэля не знает границ, он любит только себя и готов принять в свой мир лишь свои отражения.

Олимпия – воплощенная насмешка над обществом. И эта издевка была рассчитана именно на пробуждение совести у людей “благочестивого общества”. Даже по тексту видно, что у Гофмана была явная надежда хоть на какую-то положительную реакцию, правда слабая.

Один из главных символов, что шествует через все повествование – это “глаза”. Мрачный Коппелиус еще в детстве пытается лишить глаз маленького Натанаэля, Песочный человек засыпает песком глаза непослушных детей, продавец барометров Коппола (двойник Коппелиуса, выражение одной и той же темной силы) пытается продать Натанаэлю глаза и продает подзорную трубу, пустые глаза Олимпии, потом кровавые глаза куклы, которые Спаланцани бросает в грудь Натанаэлю и т.д. и т.п. За этим мотивом скрывается много смыслов, но главный из них таков: глаза – это символ духовного видения, истинного зрения. Тот, кто обладает “настоящими глазами” и живым взором способен видеть мир и воспринимать его истинную красоту. Но тот, кто лишен глаз или заменил их искусственными, тот обречен видеть мир искаженным, испорченным. А поскольку глаза – это окна души, то и в душе происходят соответствующие изменения.

Поддавшись темным силам, Натанаэль соглашается поменять “глаза” – он покупает у Копполы подзорную трубу. “Механическое ужасает, когда нам прямо показано живое, вытесненное механическим, когда налицо все претензии механического, вся его злость и обман. Старый оптик-шарлатан Коппола-Коппелиус достает из кармана лорнеты, очки и выкладывает их перед собой. Он достает еще и еще очки, весь стол занят ими, из-под очков сверкают и горят настоящие живые очи, тысячи очей; взгляд их судорожный, воспламененный, красные, как кровь, лучи пронзают Натаниэля. В этом эпизоде смысловой центр новеллы о песочном человеке — подмена механическим искусством живого и самобытного, узурпация, производимая механическим.А сделал он это в силу своего эгоизма, он и раньше не желал видеть дальше собственного носа, как мы замечаем это уже в его письмах. Он желает признавать лишь собственное видение и ничье другое, поэтому он изначально готов сменить истинное видение и ступить на темный путь. Когда он совершает свой выбор, в его комнате послышался леденящий предсмертный вздох – этот вздох означал духовную гибель Натанаэля. Он сохраняет способность видеть мир сокрытый, но лишь его темную часть, обитель ужаса, обмана и лжи.

Однако милосердная судьба дает Натанаэлю шанс – после ужасных событий Клара спасает его, он сам зовет ее ангелом, что вывел его на светлую стезю. Но не удерживается. Когда они с Кларой поднимаются на ратушу чтобы обозреть красоты природы, он смотрит в проклятую подзорную трубу – тут сумасшествие окончательно поглощает его. Он уже не может смотреть на мир открыто, раз спустившись в бездны ужаса, он уже не в силах вернуться оттуда.

Вся новелла – это зашифрованный символами путь души к деградации. Ключом к темному пути является эгоизм, сопутствуют ему безверие и сомнения. И заслуженной наградой является сумасшествие и самоубийство, как один из главных грехов.

Сказка “Крошка Цахес, по прозванию Циннобер” (1818) открывает перед нами бесконечные горизонты художественной антропологии Гофмана. В сказке ярко прослеживается двоемирие Гофмана в восприятии действительности, что опять нашло отражение в двуплановости композиции новеллы, в характерах персонажей и в их расстановке.

Человек таит в себе такие возможности, о которых он порой и не подозревает, и нужна какая-то сила и, может быть, обстоятельства, чтобы пробудить в нем осознание своих способностей. Создавая сказочный мир, Гофман словно помещает человека в особую среду, в которой обнажаются в нем не только контрастные лики Добра и Зла, но едва уловимые переходы от одного к другому. И в сказке Гофман, с одной стороны, в масках и через маски Добра и Зла оживляет полярные начала в человеке, но с другой – развитие повествования снимает эту четко обозначенную в начале сказки поляризацию. Автор заканчивает свой рассказ о злоключениях Цахеса “радостным концом”: Бальтазар и Кандида зажили в “счастливом супружестве”.

Сюжет повести начинается с контраста: прекрасная фея Розабельвельде наклоняется над корзиной с маленьким уродцем — крошкой Цахесом. Рядом с корзиной спит мать этого «крохотного оборотня»: она устала нести тяжёлую корзину и сетовать на свою несчастную судьбу. Завязка повести не только контрастна, но и иронична: сколько всяких неприятностей случится оттого, что сжалилась тогда красавица фея над безобразным ребёнком — и одарила крошку Цахеса волшебным даром золотых волосков.

Вскоре её чары начнут воздействовать на жителей «просвещённого» княжества. И вот каким образом: если поблизости от уродливого малыша окажется какой-нибудь красавец, то все вдруг начнут восхищаться красотой Крошки Цахеса, если рядом с ним кто-то будет читать свои стихи, то аплодировать станут Цинноберу. Скрипач отыграет концерт — все подумают: это Цахес. Студент с блеском сдаст экзамен — вся слава достанется Цахесу. Чужие заслуги перейдут ему. И, наоборот, его нелепые ужимки и невнятное бормотанье перейдут другим. Золотые волоски «крохотного оборотня» будут присваивать, отчуждать лучшие свойства и достижения окружающих.

Не удивительно, что вскоре Циннобер делает блестящую карьеру при дворе князя Барзануфа, наследника Пафнутия. Что Цахес ни промямлит — князь и свита восхищаются: новый чин Цахесу, орден Цахесу. Так он дорастает до министра иностранных дел, всесильного временщика. Чем выше поднимается маленький уродец по общественной лестнице, тем яснее гротескная игра феи. Если подобные нелепости происходят в разумно устроенном обществе, просвещённом государстве, то чего стоит разум, просвещение, общество, государство? Цахесу присваивают всё новые и новые чины — так не бессмыслица ли эти чины? Цахесу дают ордена — так чем они лучше детских игрушек? Проделав коварный фокус с Циннобером, притесняемая и изгоняемая фантазия в лице феи весело мстит угнетающим её здравому смыслу и трезвому рассудку. Она бьёт их парадоксом, уличает в несостоятельности, ставит диагноз: здравый смысл — бессмыслен, рассудок — безрассуден.

А почему волоски Циннобера — непременно золотые? В этой детали сказывается гротескная метонимия.

Чары Крошки Цахеса начинают действовать, когда он оказывается напротив монетного двора: золотые волоски метонимически подразумевают власть денег. Одарив уродца золотыми волосками, лукавая фея метит в больное место «разумной» цивилизации — её одержимость золотом, манию накопительства и расточительства. Безумная магия золота уже такова, что в оборот поступают, присваиваются и отчуждаются природные свойства, таланты, души.

Однако кому-то нужно же развеять чары и свергнуть злого карлика. Этой чести волшебник Проспер Альпанус удостаивает мечтательного студента Бальтасара. Почему именно его? Потому что ему внятна музыка природы, музыка жизни.

«Двуплановость новеллы раскрывается в противопоставлении мира поэтической мечты, сказочной страны Джиннистан, миру реальной повседневности, тому княжеству князя Барсануфа, в котором происходит действие новеллы. Двойственное существование ведут здесь некоторые персонажи и вещи, поскольку они совмещают свое сказочное волшебное бытие с существованием в реальном мире. Фея Розабельверде, она же канонисса приюта для благородных девиц Розеншен, покровительствует маленькому отвратительному Цахесу, наградив его тремя волшебными золотыми волосками.

В таком же двойственном качестве, как и фея Розабельверде, она же канонисса Розеншен, выступает и добрый волшебник Альпанус, окружающий себя различными сказочными чудесами, которые хорошо видит поэт и мечтатель студент Балтазар. В своей обыденной ипостаси, только и доступной для филистеров и трезвомыслящих рационалистов, Альпанус всего лишь доктор, склонный, правда, к весьма затейливым причудам.

Сказка Гофмана, таким образом, поведала нам в меньшей степени о “деяниях” полярных по своей сути героев, а в большей степени о разнообразии, многоликости человека. Гофман, как аналитик, показал читателю в преувеличенном виде состояния человека, их персонифицированное раздельное существование. Однако вся сказка – это художественное исследование человека вообще и его сознания.

«Житейские воззрения Кота Мурра»

Роман «Житейские воззрения кота Мурра» собрал воедино весь творческий опыт Гофмана, здесь налицо все темы его предшествующих произведений.

Если новелла «Крошка Цахес» уже отмечена явным смещением акцентов с мира фантастического на мир реальный, то в еще большей степени эта тенденция сказалась в романе «Житейские воззрения Кота Мурра вкупе с фрагментами биографии капельмейстера Иоганнеса Крейслера, случайно уцелевшими в макулатурных листах» (1819- 1821).

Дуализм мировоззрения Гофмана остается и даже углубляется в романе. Но выражается он не через противопоставление мира сказочного и мира действительного, а через раскрытие реальных конфликтов последнего, через генеральную тему творчества писателя – конфликт художника с действительностью. Мир волшебной фантастики совершенно исчезает со страниц романа, за исключением некоторых второстепенных деталей, связанных с образом мейстера Абрагама, и все внимание автора сосредоточивается на мире реальном, на конфликтах, происходящих в современной ему Германии, причем их художественное осмысление освобождается от сказочно-фантастической оболочки. Это не значит, однако, что Гофман становится реалистом, стоящим на позиции детерминированности характеров и развития сюжета. Принцип романтической условности, привнесенности конфликта извне по-прежнему определяет эти основные компоненты. К тому же он усиливается и рядом других деталей: это и история мейстера Абрагама и «невидимой девушки» Кьяры с налетом романтической таинственности, и линия принца Гектора – монаха Киприяна – Анджелы – аббата Хризостома с необычайными приключениями, зловещими убийствами, роковыми узнаваниями, как бы перемещенная сюда из романа «Эликсир дьявола».

Композиция романа, основанная на принципе двуплановости, противопоставлении двух антитетических начал, которые в своем развитии искусно совмещаются писателем в единую линию повествования. Чисто формальный прием становится основным идейно-художественным принципом воплощения авторской идеи, философского осмысления морально-этических и социальных категорий. Автобиографическое повествование некоего ученого кота Мурра перемежается отрывками из жизнеописания композитора Иоганнеса Крейслера. Уже в совмещении этих двух идейно-сюжетных планов не только механическим их соединением в одной книге, но и той сюжетной деталью, что хозяин кота Мурра мейстер Абрагам – одно из главных действующих лиц в жизнеописании Крейслера, заложен глубокий иронический пародийный смысл. Драматической судьбе подлинного художника, музыканта, терзающегося в атмосфере мелких интриг, в окружении высокорожденных ничтожеств химерического княжества Зигхартсвейлер, противопоставлено бытие «просвещенного» филистера Мурра. Причем такое противопоставление дается и в одновременном сопоставлении, ибо Мурр – это не только антипод Крейслера.

Нужно очень четко представлять себе особенности структуры этого романа, подчеркиваемые самой его композицией. Структура эта необычна для Гофмана. Внешне может показаться, что жизнеописание Мурра и биография Крейслера – это повторение гофмановского разделения мира на две части: художников и филистеров. Но все обстоит сложнее. Двуплановая структура уже есть в самой биографии Крейслера (Крейслер и двор Иринея). Новое здесь – именно линия Мурра (вторая структура надстроена над первой). Здесь кот пытается предстать перед читателем энтузиастом, мечтателем. Вот эту мысль очень важно понять, потому что обычно студенты на экзамене, наскоро перелистав роман, упорно твердят о том, что Мурр – филистер, и точка. На самом деле жизнеописание Мурра – это пародийное зеркало прежней гофмановской романтической структуры. И обе части существуют только во взаимодействии. Без Мурра это была бы еще одна типично гофмановская повесть, без Крейслера – замечательный образец очень распространенной в мировой литературе сатирической, саморазоблачительной иронии (что-то вроде «Премудрого пескаря» Салтыкова-Щедрина). Но Гофман сталкивает здесь пародию с высоким романтическим стилем, что придает его иронии совершенно убийственный характер. Мурр – это как бы квинтэссенция филистерства. Он мнит себя выдающейся личностью, ученым, поэтом, философом, а потому летопись своей жизни он ведет «в назидание подающей надежды кошачьей молодежи». Но в действительности Мурр являет собой образец того «гармонического пошляка» , который был так ненавистен романтикам.

Весь кошачье-собачий мир в романе – сатирическая пародия на сословное общество немецких государств: на «просвещенное» филистерское бюргерство, на студенческие союзы – буршеншафты, на полицию (дворовый пес Ахиллес), на чиновное дворянство (шпицы), на высшую аристократию (пудель Скарамуш, салон левретки Бадины).

Но еще более острой становится сатира Гофмана, когда объектом ее он избирает дворянство, посягая на высшие его слои и на те государственно-политические институты, которые связаны с этим классом. Покинув герцогскую резиденцию, где он был придворным капельмейстером, Крейслер попадает к князю Иринею, к его воображаемому двору. Дело в том, что когда-то князь «действительно правил живописным владеньицем близ Зигхартсвейлера. С бельведера своего дворца он мог при помощи подзорной трубы обозревать все свое государство от края до края. В любую минуту ему легко было проверить, уродилась ли пшеница у Петра в отдаленнейшем уголке страны, и с таким же успехом посмотреть, сколь заботливо обработали свои виноградники Ганс и Кунц». Наполеоновские войны лишили князя Иринея его владений: он «выронил свое игрушечное государство из кармана во время небольшого променада в соседнюю страну». Но князь Ириней решил сохранить свой маленький двор, «превратив жизнь в сладкий сон, в котором пребывал он сам и его свита», а добродушные бюргеры делали вид, что фальшивый блеск этого призрачного двора приносит им славу и почет.

Князь Ириней в своем духовном убожестве не является для Гофмана исключительным представителем; своего класса. Весь княжеский дом, начиная с сиятельного папаши Иринея,- люди скудоумные, ущербные. И что особенно важно в глазах Гофмана, высокопоставленное дворянство в неменьшей степени, чем просвещенные филистеры из бюргерского сословия, безнадежно далеко от искусства: «Вполне может статься, что любовь великих мира сего к искусствам и наукам есть лишь неотъемлемая часть придворной жизни. Положение обязывает иметь картины и слушать музыку».

В расстановке персонажей сохраняется характерная для двуплановости Гофмана схема противопоставления мира поэтического и мира будничной прозы. Главный персонаж романа – Иоганнес Крейслер. В творчестве писателя он является наиболее полным воплощением образа художника, «странствующего энтузиаста». Не случайно Крейслеру в романе Гофман придает многие автобиографические черты. Крейслер, мейстер Абрагам и дочь советницы Бенцон Юлия составляют в произведении группу «истинных музыкантов», противостоящих двору князя Иринея.

Хотя роман не завершен, читателю становится ясной безвыходность и трагизм судьбы капельмейстера, в образе которого Гофман отразил непримиримый конфликт подлинного художника с существующим общественным укладом.

Анализ новеллы «Песочный человек» (Гофман)

Автор: Guru · Опубликовано 01.09.2017 · Обновлено 08.10.2017

Романтизм – эпоха невероятного расширения человеческого сознания. Именно тогда человек верит, что может противостоять судьбе, управлять своими страстями, внимать голосу Провидения. Европейский романтизм берет своё начало в Германии, где переживает три периода: Йенский, Гейдельбергский и Берлинский. К последнему и более позднему из них относится творчество одного из самых ярких немецких писателей девятнадцатого столетия Э.-Т.-А. Гофмана. Более всего этот автор известен своими сказочными новеллами, одна из которых «Щелкунчик и Мышиный король» стала основой для либретто известного балета П.И. Чайковского. В произведениях Гофмана соединились оптимизм и пессимизм позднего романтизма, одухотворенность и механизация мира. Быть или казаться? Внимать реальности или поддаться иллюзиям? Погрязнуть в рутине или стремиться душой в высший мир? Такие вопросы ставит творец перед своими героями.

История создания

«Песочный человек» входит в один из двух томов сборника новелл, вышедшего в 1817 году, он называется «Ночные этюды». Почему именно ночные? Во-первых, возможно, потому, что в этих произведениях раскрывается мистическая, темная и тайная сторона человеческой души. Во-вторых, если обратиться к рукописям, то на страницах первой редакции «Песочного человека» можно увидеть помету «16 ноября 1815 года, час ночи». То есть это в прямом смысле ночное творение. Спустя неделю Гофман создает второй вариант новеллы и отправляет его в Берлин, издателю Георге Реймеру. В последней редакции имеются существенные изменения. Так, в окончательном варианте отсутствует эпизод, где Коппелиус дотрагивается до сестры Натанаэля, вследствие чего та теряет зрение и расстается с жизнью. Последний эпизод ранней редакции в корне отличается от окончательного варианта. Действие происходит так же на башне ратуши, но Коппелиус потребовал, чтобы Натанаэль толкнул Клару вниз, а затем последовал за ней.

О чем новелла?

Из предисловия в виде переписки Натанаэля с его возлюбленной Кларой и её братом мы узнаём, как возник Песочный человек. Одной из характерных черт сказок Гофмана является то, что любому, казалось бы, фантастическому явлению находится рациональное объяснение. Может быть, Песочный человек – это злобный алхимик Коппелиус, заставивший страдать главного героя и его семью, а может – это просто ощущение «песка в глазах», возникающее при переутомлении глаз перед сном.

Натанаэль покинул родной город ради занятий науками в Г. Здесь он встречает продавца барометров Копполу, в котором узнает того самого Коппелиуса – Песочного человека. После нескольких встреч с продавцом герой покупает у него маленькую подзорную трубку, через которую наблюдает за Олимпией, дочерью профессора физики Спаланцани. Студент знакомится с нею и её, как он полагает, отцом, проводит у них вечера. После долгих мучений и сомнений, увлечённый правильностью и безупречностью девушки, молодой человек влюбляется в неё и решает жениться на ней.

Полный восторженных чувств, придя в дом к её отцу с предложением руки и сердца, молодой человек видит ссору Спаланцани и Копполы, в результате которой механическую куклу Олимпию лишили глаз. Натанаэль не был готов к такому потрясению. После этого происшествия он очнулся в своем доме в окружении друзей и Клары. Здоровье бедного юноши восстанавливается, кажется, финал может быть счастливым. Однако же во время прогулки Натанаэль и Клара поднимаются на башню ратуши, где юноша вспоминает о карманной подзорной трубе. Взглянув в неё, он снова видит мертвые вращающиеся глаза Олимпии, старого Коппелиуса. Не выдержав этого испытания, он бросается вниз.

Главные герои и их характеристика

  1. Главный герой произведения – Натанаэль, студент из небогатой семьи. Уже из его первых писем следует, что этот юноша с детства был весьма впечатлительным и восприимчивым. Он не согласен принимать мир простым и обыденным, каким он кажется многим. Гофман не без иронии изображает романтическую воодушевленность молодого человека. Воображая себе то, чего нет на самом деле, персонаж не смог отличить истинные чувства живого человека от однообразных действий механической куклы. Грёзы завладели им настолько, что даже, казалось бы, взглянув в глаза реальности, он не смог смириться с нею.

В чем смысл?

Идея создания фантастической новеллы о заводной кукле и влюбившемся в неё юноше возникла у Гофмана не случайно. В 18-19 вв. в Европе были весьма популярны показы различных механизмов, например, автоматов Вокансона, имитировавших деятельность человека. Пораженный правдоподобностью таких изобретений, автор создаёт своего «Песочного человека.

Мотив автомата в сказке появляется еще до знакомства Натанаэля с Олимпией. «Ты бездушный, проклятый автомат!» — такой гневный упрек позволяет себе юноша в адрес Клары, когда та отказывается одобрить его стихи. Куклу же герой воспринимает как единственное существо, способное его понять. Так взаимопроникают два противопоставленных мира.

Другим сквозным мотивом «Песочного человека» являются глаза. Именно «светлые глаза» Клерхен вспоминает Натанаэль в своём письме к Лотару, на глаза же покушается Песочный человек, на них хотел посягнуть и Коппелиус, когда застал героя в отцовском кабинете. То, что в первую очередь отражает душу человека, привлекло внимание юноши в кукле Олимпии. Ему казалось, что её глаза «испускают влажное лунное сияние». Увидев их мертвыми, брошенными на пол, персонаж не смог примириться с тем, что его любовь — заводная кукла.

Романтизм в новелле

Вполне возможно представить себе существование сказок Гофмана вне контекста романтизма, но нельзя исключить влияние идей этой эпохи.

Философские рассуждения Канта и Гегеля о познаваемости быта и бытия развили у романтиков тенденцию полагать, что существует не один мир. Так родилась идея двоемирия, которую Гофман в «Песочном человеке» воплощает по-своему. Здесь сталкиваются не фантазийный небесный и бренный земной миры, как это можно встретить у ранних романтиков, а мир безупречных автоматов и людей, живых, чувствующих и способных ошибаться.

Другой неотъемлемой составляющей романтизма является образ поэта. Опять же, в рассматриваемой новелле это не герой, наделённый особой способностью слышать голос свыше, не проводник между людьми и небом, как это было у ранних романтиков, например, у Новалиса. Образ Натанаэля создан Гофманом с немалой долей иронии, а любой фантазии непонятого поэта можно найти рациональное объяснение.

Возможно, таким образом, автор дает нам понять, что счастье не в заоблачных мечтах, а в разуме.

Анализ новеллы Песочный человек Гофмана

Произведение представляется собой переписку нескольких персонажей новеллы в виде трех писем.

Главным героем новеллы является Натаниэль, который не может избавиться во взрослой жизни от детских страхов, усугубляющихся постепенно.

В раннем детстве мать, укладывая сына спать, часто запугивала его образом Песочного человека, который забирает непослушных детей на планету Луна и лишает их глаз. При этом часто, стараясь побыстрее заснуть, мальчик слышит раздающиеся на лестнице шаги, которые принадлежат приятелю отца Натаниэля, адвокату Коппелиусу, с которым глава семейства проводит совместные научные эксперименты. Этот мужчина всегда вызывает ужас в душе мальчика, поскольку от него исходит отвращение и жестокость. Иногда Натаниэлю кажется, что адвокат Коппелиус и является тем самым песчаным человеком.

Во время проведения одного из экспериментов отец мальчика погибает, а адвокат бесследно исчезает, скрываясь от полиции.

Мать Натаниэля принимает в семью двух осиротевших детей брата и сестру Клару и Лотара. Достигнув совершеннолетия, Натаниэль и Клара обручаются, однако Клара замечает в поведении юноши определенные странности в виде написания чудных стихов, сочинения разных историй.

Натаниэль отправляется на обучение в другой город, где знакомится с продавцом барометров Копполо, который смутно напоминает ему Коппелиуса. Он решается встретиться с Копполо, чтобы отомстить за смерть отца. Об этом он пишет в письме к Кларе. При этом девушка пытается переубедить Натаниэля, убеждая его в существовании лишь его нервных фантазий.

Однако преподаватель юноши Спаланцани, с которым Натаниэль сдружился, переубеждает его в этом. Профессор знакомит молодого человека со своей дочерью Олимпией, являющуюся восхитительной красивой девушкой, но при этом отличающейся холодностью, молчаливостью и загадочностью.

Натаниэль приезжает на каникулы домой, и Клара находит его очень изменившимся, поскольку юноша выглядит мрачным, задумчивым, делится с девушкой мистическими предчувствия. Клара не выдерживает и высказывает жениху все. Что ее раздражает. В ответ Натаниэль выкрикивает девушке о ее холодности и бесчувственности, за что оказывается вызванным на дуэль Лотаром. Кларе удается предотвратить дуэль.

Вернувшись на учебу, Натаниэль обнаруживает свою квартиру сгоревшей при пожаре, поэтому он вынужден поселиться в квартире напротив дома профессора Спаланцани. Там он видит Олимпию и влюбляется, однако в один из дней он обнаруживает в доме Коппелиуса и раскрывает тайну Олимпии, которая оказывается не человеком, а обычной куклой.

Натаниэль возвращается домой и женится на Кларе. Но в один из дней на прогулке под воздействием своего психического состояния чуть было не убивает ее, а затем заканчивает свою жизнь самоубийством.

Анализ новеллы Песочный человек Гофмана

Несколько интересных сочинений

Начало двадцатого века в русской литературе это яркость “Серебряного века” во всем культурном наследии. Критические настроения порождали литературные шедевры и открывали новые имена. Время реалистов с критическим взглядом. Начал активно развиваться модерн

Одним из второстепенных героев произведения является Гришан, руководящий группой по доставке и транспортировке наркотических средств, которого агенты по перевозке конопли еле слышно именуют Сам.

Одним из главных персонажей произведения является графиня Анна Федотовна Томская, представляющаяся автором в образе восьмидесятилетней старухи

Маша остаётся с князем, но продолжает любить Владимира. Князя, не смотря на все его старания, она так и не полюбит. Детей у них нет, ради чего и кого жить – не понятно. Князь начинает по-тихоньку спиваться,

Таня – одна из основных героинь произведения «Доктор Живаго». Она является дочерью Юрия Живаго и Ларисы Антиповой. Эта девушка беспризорница.

“Песочный человек”

В Песочном человеке проблема социальных двойников поставлена намного острее. Заводная кукла Олимпия – это как раз скопление всех возможных штампов, нужных обществу для признания человека, и ничего больше. Обществу, оказывается, не нужна человеческая душа, не нужна индивидуальность, вполне достаточно механической куклы. И здесь эта проблема пересекается еще и с проблемой эгоизма – никому не нужны человеческие мнения и мысли – нужно, чтобы их выслушивали, чтобы признавали и соглашались, и этого досаточно.

Обратимся к работе Берковского: “Гофман любил подсмеиваться, какие удобства вносит в жизнь своей среды человек-автомат. Сразу же отпадает всяческая озабоченность по поводу ближнего, нет беспокойства о том, что ему надобно, что он думает, что чувствует. “.

Главное действующее лицо – Натаниэль. Его подруга детства Клара.

Определенный треугольник – вокруг Натаниэля два женских образа. Клара – больше как друг, в ней духовная красота, очень преданно любит его, но она ему кажется, в некоторой степени, земной, слишком простой.Что лучше – польза без красоты или красота без пользы? Олимпия – типично гофмановский мотив куклы, а кукла – внешнее подобие живого, лишенное жизни. Любовь к кукле приводит к сумасшествию, самоубийству.

В новелле “Песочный человек” студент Натаниэль не мог не влюбиться в куклу по имени Олимпия, которую ему подсунул профессор Спалланцани, – она только слушает, но сама ничего не говорит, не судит, не критикует; у Натаниэля великая уверенность, что она одобряет его произведения, которые он перед нею читает, что она восхищается ими.

Олимпия – деревянная кукла, вдвинутая в общество живых людей, живущая тоже человеком среди них, самозванка, втируша. Принявшие втирушу, обольщенные ею несут возмездие – они заражаются сами ее деревянными качествами, глупеют, оболваниваются, как это и случилось с Натаниэлем. Впрочем, Натаниэль кончил безумием. В Олимпии Натанаэль, как Нарцисс любуется лишь собой, в ней он любит свое отражение, за счет нее он удовлетворяет свои амбиции. И ему не важно, есть ли у куклы сердце.

Двойничество – и Клара, и Олимпия – двойники Натаниэля. Клара – живое, светлое, Олимпия – темное, иррациональное начало, тяготение к абсолютному совершенству.

Натанаэль тоже, как и Ансельм – романтик, один из тех, кому дано видеть другую реальность. Но его эгоизм и страх позволяют увидеть лишь дорогу вниз. Его романтизм обращен вовнутрь, а не вовне. Эта закрытость и не позволяет ему увидеть реальность.

Не дать темным силам места в своей душе – вот проблема, которая волнует Гофмана, и он все сильнее подозревает, что именно романтически-экзальтированное сознание этой слабости особенно подвержено.

Клара, простая и разумная девушка, пытается излечить Натанаэля по-своему: стоит ему начать читать ей свои стихи с их “сумрачным, скучным мистицизмом”, как она сбивает его экзальтированность лукавым напоминанием, что у нее может убежать кофе. Но именно потому она ему и не указ.

А вот заводная кукла Олимпия, умеющая томно вздыхать и при слушанииего стихов периодически испускающая “Ах!”, оказывается Натанаэлю предпочтительней, представляется ему “родственной душой”, и он влюбляется в нее, не видя, не понимая, что это всего лишь хитроумный механизм, автомат.

Интересен гофмановский прием в Песочном человеке – Клару Натанаэль обзывает . бездушный, проклятый автомат, а в Олимпии признает высочайшую гармоничную душу. В этой подмене видится жесточайшая ирония – эгоизм Натанаэля не знает границ, он любит только себя и готов принять в свой мир лишь свои отражения.

Олимпия – воплощенная насмешка над обществом. И эта издевка была рассчитана именно на пробуждение совести у людей благочестивого общества. Даже по тексту видно, что у Гофмана была явная надежда хоть на какую-то положительную реакцию, правда слабая.

Один из главных символов, что шествует через все повествование – это глаза. Мрачный Коппелиус еще в детстве пытается лишить глаз маленького Натанаэля, Песочный человек засыпает песком глаза непослушных детей, продавец барометров Коппола (двойник Коппелиуса, выражение одной и той же темной силы) пытается продать Натанаэлю глаза и продает подзорную трубу, пустые глаза Олимпии, потом кровавые глаза куклы, которые Спаланцани бросает в грудь Натанаэлю и т.д. и т.п. За этим мотивом скрывается много смыслов, но главный из них таков: глаза – это символ духовного видения, истинного зрения. Тот, кто обладает настоящими глазами и живым взором способен видеть мир и воспринимать его истинную красоту. Но тот, кто лишен глаз или заменил их искусственными, тот обречен видеть мир искаженным, испорченным. А поскольку глаза – это окна души, то и в душе происходят соответствующие изменения.

Поддавшись темным силам, Натанаэль соглашается поменять глаза – он покупает у Копполы подзорную трубу. Механическое ужасает, когда нам прямо показано живое, вытесненное механическим, когда налицо все претензии механического, вся его злость и обман. Старый оптик-шарлатан Коппола-Коппелиус достает из кармана лорнеты, очки и выкладывает их перед собой. Он достает еще и еще очки, весь стол занят ими, из-под очков сверкают и горят настоящие живые очи, тысячи очей; взгляд их судорожный, воспламененный, красные, как кровь, лучи пронзают Натаниэля. В этом эпизоде смысловой центр новеллы о песочном человеке – подмена механическим искусством живого и самобытного, узурпация, производимая механическим.А сделал он это в силу своего эгоизма, он и раньше не желал видеть дальше собственного носа, как мы замечаем это уже в его письмах. Он желает признавать лишь собственное видение и ничье другое, поэтому он изначально готов сменить истинное видение и ступить на темный путь. Когда он совершает свой выбор, в его комнате послышался леденящий предсмертный вздох – этот вздох означал духовную гибель Натанаэля. Он сохраняет способность видеть мир сокрытый, но лишь его темную часть, обитель ужаса, обмана и лжи.

Однако милосердная судьба дает Натанаэлю шанс – после ужасных событий Клара спасает его, он сам зовет ее ангелом, что вывел его на светлую стезю. Но не удерживается. Когда они с Кларой поднимаются на ратушу чтобы обозреть красоты природы, он смотрит в проклятую подзорную трубу – тут сумасшествие окончательно поглощает его. Он уже не может смотреть на мир открыто, раз спустившись в бездны ужаса, он уже не в силах вернуться оттуда.

Вся новелла – это зашифрованный символами путь души к деградации. Ключом к темному пути является эгоизм, сопутствуют ему безверие и сомнения. И заслуженной наградой является сумасшествие и самоубийство, как один из главных грехов.

Рецензии на книгу « Песочный человек »

Э. Т. А. Гофман

Год издания:2009
Издательство:АрМир
Серия:Театр одного актера
Язык:Русский

Свое мировоззрение Гофман проводит в длинном ряде бесподобных в своем роде фантастических повестей и сказок, из которого современному обывателю известен лишь “Щелкунчик”. В них он искусно смешивает чудеса всех веков и народов с личным вымыслом, то мрачно-болезненным, то грациозно-веселым и насмешливым. Сказки Гофмана будут интересны широкому кругу читателей.

Лучшая рецензия на книгу

Данное произведение сложно читать. Оно не страшное, скорее непонятное и местами печальное. Сказка точно не подойдет детям, они просто не поймут. Вся история пропитана одержимостью. Одержимостью мальчика к песочному человеку. Фигуре довольно-таки страшной, но в реальности не существующей. Из-за психологической травмы, мальчик воспроизводит этот образ на неприятных ему людей и всю свою недолгую жизнь страдает из-за этого. Конец его, увы, печален, но закономерен.
P. S. Если соберетесь почитать эту сказку, берите книгу с иллюстрациями, не пожалеете!

Кураторы

Поделитесь своим мнением об этой книге, напишите рецензию!

Рецензии читателей

Читала эту небольшую повесть ещё в подростковом возрасте. Помню, что тогда мне очень понравилось. Было страшно, жутко и мрачно. Перечитала. Что я вообще нашла в этой не очень интересной и не оригинальной истории? Читать было скучно. Да ещё и специфический гофманский язык не дал мне в полной мере увлечься историей. В школе, помню, Гофманом зачитывалась, и язык его меня устраивал, книги хорошо переваривались и усваивались. Сейчас Гофман стал для меня “жирноват”. Слишком велеречиво он пишет. Но все равно ему удалось создать в своих историях целый удивительный мир, аналогов которому нет, и иногда хочется в этот мир окунуться.

Недавно вышел фильм “Гофманиада”, в котором очень хороша показана история про “Песочного человека”, хотя намешаны там и другие произведения автора. “Гофманиаду” я досмотреть не смогла – хотя в этом фильме все классно, все по-гофмански, в том числе по-гофмански скучно.

Не знаю даже, когда буду продолжать читать и перечитывать произведения Гофмана. Очень жаль – я потеряла одного из когда-то самых любимых писателей.

Читала эту небольшую повесть ещё в подростковом возрасте. Помню, что тогда мне очень понравилось. Было страшно, жутко и мрачно. Перечитала. Что я вообще нашла в этой не очень интересной и не оригинальной истории? Читать было скучно. Да ещё и специфический гофманский язык не дал мне в полной мере увлечься историей. В школе, помню, Гофманом зачитывалась, и язык его меня устраивал, книги хорошо переваривались и усваивались. Сейчас Гофман стал для меня “жирноват”. Слишком велеречиво он пишет. Но все равно ему удалось создать в своих историях целый удивительный мир, аналогов которому нет, и иногда хочется в этот мир окунуться.

Недавно вышел фильм “Гофманиада”, в котором очень хороша показана история про “Песочного человека”, хотя намешаны там и другие произведения автора. “Гофманиаду” я… Развернуть

Когда я в первый раз читала это произведение, то “Песочный человек” показался мне архаичной нудятиной. Это было давно, когда после школьной обязательной программы по литературе хочется чего-то абсолютно другого: интересного, динамичного, современного. Или хотя бы старенького, но чтоб прям вот дух захватило и унесло. А тут всё размерено. Но, надо признаться, что впечатление жутковатое эта сказочка Гофмана тогда все же оставила.

Заинтересовавшись новым изданием, я его приобрела и, заодно, решила перечитать. Впечатление абсолютно иные. Эта сказка сейчас показалась не страшилкой, а завуалированной сатирой на людей восторженных и не умеющих унять своё буйное воображение. Ведь по большому счету вся история сводится к тому, как молодой человек сам сводит себя с ума, веря в то, что фантомы из детства существуют на самом деле. Он умудряется увидеть Сатану в обычном, хоть и крайне неприятном, человеке. Он уверен, что его преследует зло. Он умудряется влюбиться в куклу. Он до безобразия глух к доводам своей невесты и своих друзей. Его воображение напрочь подчинено им же созданным жутким монстрам. Сказка то сказка, но её концовка отлично демонстрирует, куда может привести чересчур бурная фантазия, болезненная впечатлительность и абсолютная слепота по отношению к здравому смыслу. Печальный итог.

Что касается других сторон, то в этот раз этот архаичный язык, эта демонстрация эмоций Натаниэля в его письмах со всеми “охами” и “ахами”, этот восторженный слог влюбленного, который несёт возвышенные, но лишенные смысла речи, когда обращается к своей возлюбленной показались как раз уместным. Как и эпистолярный жанр в начале, когда главные персонажи пишут друг другу письма. Манера письма, употребляемые обороты речи, передающиеся через слова эмоции неплохо характеризуют героев. Уже в письмах виден этот надрыв в Натаниэле, его впечатлительность и его подчиненность своим мистическим фантазиям. Клара же предстает разумной, спокойной и веселой девушкой, которая ко всему прочему ещё и добра, так как те выражения, в которых она пытается убедить своего жениха всё же внять голосу разума, а страшные фантазии оставить в детстве, не высмеивают, а успокаивают и убеждают. Лотар же, брат Клары и близкий друг Натаниэля, дальше выступает в роли рассказчика. Он пытается передать печальную историю не предвзято, но периодически сквозь текст угадывается некоторое недоумение, что появляется у рассказчика, когда он ведёт своё повествование о том, что и как случилось. Например, те эпизоды, где друг влюбленного Натаниэля пытается раскрыть ему глаза на предмет этой самой любви.

В конце Гофман акцентирует внимание на Кларе и на том, что она обрела своё счастье, которое ” никогда не смог бы дать ей Натаниэль с его вечным душевным разладом”. Получается, что концовка-то счастливая. Для всех, кроме главного персонажа этой старой и жутковатой сказочки. Да, то жутковатое ощущение всё равно остаётся. Уж больно красочно и поэтично Гофман описывает все страхи своего героя. И да, особенно впечатлительным детям лучше не рассказывать страшилки про Песочного человека, охотящегося за глазами. А то вон что вышло.

Когда я в первый раз читала это произведение, то “Песочный человек” показался мне архаичной нудятиной. Это было давно, когда после школьной обязательной программы по литературе хочется чего-то абсолютно другого: интересного, динамичного, современного. Или хотя бы старенького, но чтоб прям вот дух захватило и унесло. А тут всё размерено. Но, надо признаться, что впечатление жутковатое эта сказочка Гофмана тогда все же оставила.

Заинтересовавшись новым изданием, я его приобрела и, заодно, решила перечитать. Впечатление абсолютно иные. Эта сказка сейчас показалась не страшилкой, а завуалированной сатирой на людей восторженных и не умеющих унять своё буйное воображение. Ведь по большому счету вся история сводится к тому, как молодой человек сам сводит себя с ума, веря в то, что фантомы из… Развернуть

Ссылка на основную публикацию
×
×