Анализ сказки Золотой горшок Гофмана

Анализ сказки Гофмана Золотой горшок

История создания

Что бы помять что такое романтизм, то важно знать историю развития этого направления. Автор написал сборник «Фантазии в манере Калло» во времена Наполеоновской войны. В этот сборник входит, и сказка «Золотой горшок», которую писатель написал в Дрездене в 1814г. Именно в этом году у Гофмана была рана на душе, поскольку его любимую выдали замуж за богатого коммерсанта. Война и душевные раны подтолкли автора на написание сказки.

Жанр и направление

В начале сказки человек понимает, что его ждет загадочная история. Установление автором жанра – это «сказка из новых времён», а литературный жанр – повесть-сказка. Такое могло возникнуть только в связи романтизма, именно в те времена было популярно изучать фольклор. Так и получилась повесть-сказка.

Автор затрагивает общественные проблемы: желание не быть, а казаться, ревность, поведение презрительного мещанского человека. Поскольку фантастическая сказка вызывала у читателя улыбку, автор мог без наказания выразить осуждать общество. Таким способом воспользоваться не только Гофман, но и писатели классики.

Сюжет

Во время праздника студент сталкивается со старухой, которая торговала яблоками. За порчу товара старушка прокляла юношу. Он не знал, что это была колдунья, а яблоки – дети. После происшествия Ансельм сел под кустик и прикурил трубку, в которой был пользовательский табак. Там молодой человек слышит чей-то шепот. Это шептались три змеи, одной из них молодой человек увлекается. Герой выискивает повод для свидания со змеей. Его принимают за сумасшедшего. На одном встречи персонаж делиться с Паульманом о своих ведениях. Их разговор привлек Геербранда, который направляет студента к архивариусу. Старик берет его к себе на работу переписчиком, и поясняет ему что три змеи это его три дочери и что его возлюбленная это его младшенькая – Серпентина.

Но в студента влюбляется дочь Раульмана Вероника, которую мучает вопрос о взаимности чувств. Влюбленная девушка обращается в той самой гадалке с яблоками. После чего и начинается противоречие двух блоков.

Архивариус заключает студента в стеклянную банку, за то, что тот капну на оригинал документов чернилами. Это и стало заключением в борьбе. Ведьма предлагает свою помощь, но в замен она требует, чтобы студент отказался от Серпентины. Юноша отказывается от помощи, оскорбив ведьму. Ведьму такая ругань привела к исступлению. Архивариус одерживает победу над старушкой и освобождает пленника. Юноша вступает в брак со своей возлюбленной. Вероника отказавшись от своих надежд, выходит замуж за Геербранда.

Главные герои и их характеристика

Ансельм сначала сказки полный неудачник, потерявший работу и последние деньги. Но на протяжение сказки персонаж доказывает, что он не просто мечтатель, что он готов к борьбе за свою любовь.

Вероника, юная девушка которая мечтает выйти замуж и стать госпожой. В юноше они видела только потенциального жениха.

Линдгорст наказан непониманием. Его считают чудаком, который рассказывает небылицы от Атлантиде.

Тематика

Автор затрагивает четыре главные темы.

  1. Любовь. Студент не хочет брака по расчету, он видит лишь поэтический смысл, который вдохновляет человека на жизнь и творчество. Он думает о любви как об окрыление человека.
  2. Личность в обществе. Окружающие люди смеются от студентом, и они не принимают его фантазию. Автор призывает читателей бороться за свое мнение и убеждения.
  3. Одиночество. Юноша и архивариус чувствуют себя непонятыми и отвергнутыми. Со временем студент понимает, что лучше стоять на воем.
  4. Мистика. Автор придумывает мир где бытовые проблемы не идут по пятам за человекам. Это хот и выдумка, но в ней есть свой тайный смысл.

Главная мысль

Автор дает свободу в выборе в трактовке: считать ее сказкой или повестью. Современный человек тоже выбирает: бытовые хлопоты или карьера и любовь. Герой выбирает счастье и любовь тем самым освобождается от иллюзии и рутины.

Основной конфликт произведения – это быть или казаться. Автор считает, что важен сам человек, а функции, которые он выполняет.

Вариант 2

Сказка «Золотой горшок» повествует о студенте Ансельме, с великой душой, уязвимыми чувствами и мечтательным видом, который всегда раздваивался в разных мирах жизни. Иногда его мысли уходили от реальности, и он погружался в другое измерение, теряясь в реальных событиях.

В его голову приходили невероятные мысли, которые сбивали чувство реальности, и улетали вместе с ним, куда подальше. Это состояние было понятно только ему, особенно когда он присел возле бузины и при виде очаровательной змеи отодвинулся, приговаривая что-то нелепое, по мнению окружающих. С этим удивлением к нему пришла любовь, к чему-то невероятному с удивительными глазами, которых он не забудет никогда.

Здесь, в главном герое проявляется мужество и героизм против трудностей, бедности и отчаяния, настигших его в жизни. Этим, он учит читателя никогда не сдаваться, так как человек тоже живёт в своеобразном волшебном мире, только не все его замечают, а видят только злобу, нищету и жадность.

Вероника заслуживает уважения, она собрала мужество отказаться от Ансельма, влюбившегося в её сестру, дав возможность, стать сразу же несколько людям стать счастливыми. Своим действием она учит читателя быть великодушным, что личное счастье каждого человека обязательно найдет его, не смотря на невзгоды, которые со временем проходят.

Вероника своим отказом от этого студента дала возможность отцу видеть счастливым детей, не горевать из-за их неприятностей, от не взаимной любви, и, конечно же, всем людям окружающих их дала возможность порадоваться за счастье красивой пары – Серпантины и Ансельма.

Автор «Золотого горшка» – Гофман, добавляя в сказку мифических образов, придает произведению красоту и волшебство, которые где-то глубоко – внутри живут в каждом из нас.

Этим, он пробуждает в читателе некие помыслы и чувства, которые так долго залежались внутри нас, создавая холодную оболочку будней, тем самым защищая якобы нас, от жизненных невзгод. Этими качествами был наделен архивариус Линдгорст, засидевший в своей кабинке в шорохах бумаг, день, ото дня терявший интерес к изменениям жизни. Не зря писатель в своей новелле перечислял и указывал на профессии, тем самым давая понять, что деятельность человека тоже влияет на характер и судьбу людей, коем образом, создающую своими руками…

Немецкий писатель Гофман был искусником, композитором и был хорошо обучен в области юриспруденции. Именно сказка «Золотой горшок» показывает все грани и обширный кругозор писателя. Именно в этой сказке автор хорошо описал развитие и затронул темы: параллельные вселенные, художество, чувства, благополучие, преграды, мечты, ложь и познание истины. Данная сказка уникальна своей многогранностью.

Анализ сказки Гофмана Золотой горшок

Несколько интересных сочинений

Что такое добро и в чем оно проявляется? Задумавшись о самом слове добро, можно понять, что оно вызывает у людей только положительные эмоции. Кажется частичку это слова можно разглядеть в каждом поступке или нет?

П. Ершов сказку «конёк-горбунок» написал в юмористической манере. Как и во многих литературных произведениях высмеиваются некоторые неприглядные качества человека.

В войне победить врага, превосходящего численностью можно, но если в строю есть солдаты, отважные патриоты, любящую свою землю, одним словом – герои. Такая армия будет неуязвимой для врага. Но все равно, какая сила духа было проявлена теми

Що таке краса душі людини? Цим питанням задається кожний хто вперше почув цю фразу або скоріше прочитав її у книжці. Є звичайна краса, видима неозброєним оком як тільки ми вперше побачили людину

На мій погляд, не існує жодної юної дівчини яка б не мріяла зустріти своє єдине та справжнє кохання. Є безліч цікавих та романтичних книг про світле почуття любові. Найбільш яскравою книгою про романтичне кохання

Подковыркин П. Ф.: Поэтика романтизма в повести-сказке Э. Т. А. Гофмана «Золотой горшок»

П. Ф. Подковыркин

Поэтика романтизма
в повести-сказке Э. Т. А. Гофмана «Золотой горшок»

— Романтические бредни, романтические
бредни! — закричал конректор Паульман,
взял шляпу и палку и сердито вышел вон.
Э. Т. А. Гофман.
Золотой горшок. Вигилия пятая.

Введение

Литература эпохи романтизма, ценившая прежде всего ненормативность, свободу творчества, фактически все же имела правила, хотя, конечно, они никогда не принимали форму нормативных поэтических трактатов наподобие «Поэтики» Буало. Анализ литературных произведений эпохи романизма, проделанный литературоведами за два столетия и много раз уже обобщенный, [1] показал, что писатели-романтики используют устойчивый набор романтических «правил», к которым относятся как особенности построения художественного мира (двоемирие, экзальтированный герой, странные происшествия, фантастические образы), так и особенности строения произведения, его поэтика (использование экзотических жанров, например, сказки; прямое вмешательство автора в мир героев; использование гротеска, фантастики, романтической иронии и т. д.). Не вдаваясь в теоретическое обсуждение поэтики немецкого романтизма, приступим к рассмотрению наиболее ярких особенностей повести-сказки Гофмана «Золотой горшок», выдающих ее принадлежность эпохе романтизма.

Романтический мир в повести «Золотой горшок»

Мир сказки Гофмана обладает ярко выраженными признаками романтического двоемирия, которое воплощается в произведении различными способами. Романтическое двоемирие реализуется в повести через прямое объяснение персонажами происхождения и устройства мира, в котором они живут. Есть мир здешний, земной, будничный и другой мир, какая-нибудь волшебная Атлантида, из которой и произошел когда-то человек (94-95, 132-133) [2] . Именно об этом говорится в рассказе Серпентины Ансельму о своём отце-архивариусе Линдгорсте, который, как оказалось, является доисторическим стихийным духом огня Саламандром, жившим в волшебной стране Атлантиде и сосланном на землю князем духов Фосфором за его любовь к дочери лилии змее. Эта фантастическая история воспринимается как произвольный вымысел, не имеющий серьёзного значения для понимания персонажей повести, но вот говорится о том, что князь духов Фосфор предрекает будущее: люди выродятся (а именно перестанут понимать язык природы) и только тоска будет смутно напоминать о существовании другого мира (древней родины человека), в это время возродится Саламандр и в развитии своем дойдет до человека, который, переродившись таким образом, станет вновь воспринимать природу — это уже новая антроподицея, учение о человеке. Ансельм относится к людям нового поколения, так как он способен видеть и слышать природные чудеса и верить в них — ведь он влюбился в прекрасную змейку, явившуюся ему в цветущем и поющем кусте бузины. Серпентина называет это «наивной поэтической душой» (134), которой обладают «те юноши, которых по причине чрезмерной простоты их нравов и совершенного отсутствия у них так называемого светского образования, толпа презирает и осмеивает» (134). Человек на грани двух миров: частично земное существо, частично духовное. В сущности, во всех произведениях Гофмана мир устроен именно так. Ср., например, интерпретацию музыки и творческого акта музыканта в новелле «Кавалер Глюк», музыка рождается в результате пребывания в царстве грез, в другом мире: «Я обретался в роскошной долине и слушал, о чём поют друг другу цветы. Только подсолнечник молчал и грустно клонился долу закрытым венчиком. Незримые узы влекли меня к нему. Он поднял головку — венчик раскрылся, а оттуда мне навстречу засияло око. И звуки, как лучи света, потянулись из моей головы к цветам, а те жадно впитывали их. Всё шире и шире раскрывались лепестки подсолнечника — потоки пламени полились из них, охватили меня, — око исчезло, а в чашечке цветка очутился я». (53)

Двоемирие реализуется в системе персонажей, а именно в том, что персонажи четко различаются по принадлежности или склонности к силам добра и зла. В «Золотом горшке» эти две силы представлены, например, архивариусом Линдгорстом, его дочерью Серпентиной и старухой-ведьмой, которая, оказывается, есть дочь пера черного дракона и свекловицы (135) [3] . Исключением является главный герой, который оказывается под равновеликим влиянием той и другой силы, является подвластным этой переменчивой и вечной борьбе добра и зла. Душа Ансельма — «поле битвы» между этими силами, см., например, как легко меняется мировосприятие у Ансельма, посмотревшего в волшебное зеркальце Вероники: только вчера он был без ума влюблен в Серпентину и записывал таинственными знаками историю архивариуса у него в доме, а сегодня ему кажется, что он только и думал о Веронике, «что тот образ, который являлся ему вчера в голубой комнате, была опять-таки Вероника и что фантастическая сказка о браке Саламандра с зеленою змеею была им только написана, а никак не рассказана ему. Он сам подивился своим грезам и приписал их своему экзальтированному, вследствие любви к Веронике, душевному состоянию…» (С. 138) Человеческое сознание живет грезами и каждая из таких грез всегда, казалось бы, находит объективные доказательства, но по сути все эти душевные состояния результат воздействия борющихся духов добра и зла. Предельная антиномичность мира и человека является характерной чертой романтического мироощущения.

Двоемирие реализуется в образах зеркала, которые в большом количестве встречаются в повести: гладкое металлическое зеркало старухи-гадалки (111), хрустальное зеркало из лучей света от перстня на руке архивариуса Линдгорста (110), волшебное зеркало Вероники, заколдовавшее Ансельма (137-138).

Используемая Гофманом цветовая гамма в изображении предметов художественного мира «Золотого горшка» выдает принадлежность повести эпохе романтизма. Это не просто тонкие оттенки цвета, а обязательно динамические, движущиеся цвета и целые цветовые гаммы, часто совершенно фантастические: «щучье-серый фрак» (82), блестящие зеленым золотом змейки (85), «искрящиеся изумруды посыпались на него и обвили его сверкающими золотыми нитями, порхая и играя вокруг него тысячами огоньков» (86), «кровь брызнула из жил, проникая в прозрачное тело змеи и окрашивая его в красный цвет» (94), «из драгоценного камня, как из горящего фокуса, выходили во все стороны лучи, которые, соединяясь, составляли блестящее хрустальное зеркало» (104).

Такой же особенностью — динамичностью, неуловимой текучестью — обладают звуки в художественном мире произведения Гофмана (шорох листьев бузины постепенно превращается в звон хрустальных колокольчиков, который, в свою очередь, оказывается тихим дурманящим шёпотом, затем вновь колокольчиками, и вдруг всё обрывается грубым диссонансом, см. 85-86; шум воды под веслами лодки напоминает Ансельму шёпот 89).

Богатство, золото, деньги, драгоценности представлены в художественном мире сказки Гофмана как мистический предмет, фантастическое волшебное средство, предмет отчасти из другого мира. Специес-талер каждый день — именно такая плата соблазнила Ансельма и помогла преодолеть страх, чтобы пойти к загадочному архивариусу, именно этот специес-талер превращает живых людей в скованных, будто залитых в стекло (см. эпизод разговора Ансельма с другими переписчиками манускриптов, которые тоже оказались в склянках). Драгоценный перстень у Линдгорста (104) способен очаровать человека. В мечтах о будущем Вероника представляет себе своего мужа надворного советника Ансельма и у него «золотые часы с репетицией», а ей он дарит новейшего фасона «миленькие, чудесные сережки» (108)

Герои повести отличаются явной романтической спецификой.

Профессия. Архивариус Линдгорст — хранитель древних таинственных манускриптов, содержащих, по-видимому, мистические смыслы, кроме того он ещё занимается таинственными химическими опытами и никого не пускает в эту лабораторию (см. 92). Ансельм — переписчик рукописей, владеющий в совершенстве каллиграфическим письмом. Ансельм, Вероника, капельмейстер Геербранд обладают музыкальным слухом, способны петь и даже сочинять музыку. В целом все принадлежат ученой среде, связаны с добычей, хранением и распространением знаний.

Болезнь. Часто романтические герои страдают неизлечимой болезнью, что делает героя как бы частично умершим (или частично неродившимся!) и уже принадлежащим иному миру. В «Золотом горшке» никто из героев не отличается уродством, карликовостью и т. п. романтическими болезнями, зато присутствует мотив сумасшествия, например, Ансельма за его странное поведение окружающие часто принимают за сумасшедшего: «Да, — прибавил он [конректор Паульман], — бывают частые примеры, что некие фантазмы являются человеку и немало его беспокоят и мучат; но это есть телесная болезнь, и против неё весьма помогают пиявки, которые должно ставить, с позволения сказать, к заду, как доказано одним знаменитым уже умершим ученым» (91), обморок, случившийся с Ансельмом у дверей дома Линдгорста он сам сравнивает с сумасшествием (см. 98), заявление подвыпившего Ансельма «ведь и вы, господин конректор, не более как птица филин, завивающий тупеи» (140) немедленно вызвало подозрение, что Ансельм сошел с ума.

Национальность. О национальности героев определенно не говорится, зато известно что многие герои вообще не люди, а волшебные существа порожденные от брака, например, пера черного дракона и свекловицы. Тем не менее редкая национальность героев как обязательный и привычный элемент романтической литературы всё же присутствует, хотя в виде слабого мотива: архивариус Линдгорст хранит манускрипты на арабском и коптском языках, а также много книг «таких, которые написаны какими-то странными знаками, не принадлежащими ни одному из известных языков» (92).

Бытовые привычки героев: многие из них любят табак, пиво, кофе, то есть способы выведения себя из обычного состояния в экстатическое. Ансельм как раз курил трубку, набитую «пользительным табаком», когда произошла его чудесная встреча с кустом бузины (83); регистратор Геербанд «предложил студенту Ансельму выпивать каждый вечер в той кофейне на его, регистратора, счёт стакан пива и выкуривать трубку до тех пор, пока он так или иначе не познакомится с архивариусом…, что студент Ансельм и принял с благодарностью» (98); Геербанд рассказал о том, как однажды он наяву впал в сонное состояние, что было результатом воздействия кофе: «Со мною самим однажды случилось нечто подобное после обеда за кофе…» (90); Линдгорст имеет привычку нюхать табак (103); в доме конректора Паульмана из бутылки арака приготовили пунш и «как только спиртные пары поднялись в голову студента Ансельма, все странности и чудеса, пережитые им за последнее время, снова восстали перед ним» (139).

Портрет героев. Для примера достаточно будет несколько разбросанных по всему тексту фрагментов портрета Линдгорста: он обладал пронзительным взглядом глаз, сверкавших из глубоких впадин худого морщинистого лица как будто из футляра» (105), он носит перчатки, под которыми скрывается волшебный перстень (104), он ходит в широком плаще, полы которого, раздуваемые ветром, напоминают крылья большой птицы (105), дома Линдгорст ходит «в камчатом шлафроке, сверкавшем, как фосфор» (139).

Романтические черты в поэтике «Золотого горшка»

Стилистику повести отличает использование гротеска, что является не только индивидуальным своеобразием Гофмана, но и романтической литературы в целом. «Он остановился и рассматривал большой дверной молоток, прикрепленный к бронзовой фигуре. Но только он хотел взяться за этот молоток при последнем звучном ударе башенных часов на Крестовой церкви, как вдруг бронзовое лицо искривилось и осклабилось в отвратительную улыбку и страшно засверкало лучами металлических глаз. Ах! Это была яблочная торговка от Чёрных ворот…» (93), «шнур звонка спустился вниз и оказался белою прозрачною исполинскою змеею…» (94), «с этими словами он повернулся и вышел, и тут все поняли, что важный человечек был, собственно, серый попугай» (141).

Фантастика позволяет создавать эффект романтического двоемирия: есть мир здешний, реальный, где обычные люди думают о порции кофе с ромом, двойном пиве, нарядны девушках и т. д., а есть мир фантастический, где «юноша Фосфор, облекся в блестящее вооружение, игравшее тысячью разноцветных лучей, и сразился с драконом, который своими черными крылами ударял о панцирь…» (96). Фантастика в повести Гофмана происходит из гротесковой образности: один из признаков предмета с помощью гротеска увеличивается до такой степени, что предмет как бы превращается в другой, уже фантастический. См. например эпизод с перемещением Ансельма в склянку. В основе образа скованного стеклом человека, видимо, лежит представление Гофмана о том, что люди иногда не осознают своей несвободы — Ансельм, попав в склянку, замечает вокруг себя таких же несчастных, однако они вполне довольны своим положением и думают, что свободны, что они даже ходят в трактиры и т. п., а Ансельм сошел с ума («воображает, что сидит в стеклянной банке, а стоит на Эльбском мосту и смотрит в воду», 146).

Авторские отступления довольно часто появляются в сравнительно небольшой по объему текста повести (почти в каждой из 12 вигилий). Очевидно, художественный смысл этих эпизодов в том, чтобы прояснить авторскую позицию, а именно авторскую иронию. «Я имею право сомневаться, благосклонный читатель, чтобы тебе когда-нибудь случалось быть закупоренным в стеклянный сосуд…» (144). Эти явные авторские отступления задают инерцию восприятия всего остального текста, который оказывается весь как бы пронизан романтической иронией (см. об этом далее). Наконец авторские отступления выполняют ещё одну важную роль: в последней вигилии автор сообщил о том, что, во-первых, он не скажет читателю откуда ему стала известна вся эта тайная история, а во-вторых, что сам Саламандр Линдгорст предложил ему и помог завершить повествование о судьбе Ансельма, пересилившегося, как выяснилось, вместе с Серпентиной из обычной земной жизни в Атлантиду. Сам факт общения автора со стихийным духом Саламандром набрасывает тень безумия на все повествование, но последние слова повести отвечают на многие вопросы и сомнения читателя, раскрывают смысл ключевых аллегорий: «Блаженство Ансельма есть не что иное, как жизнь в поэзии, которой священная гармония всего сущего открывается как глубочайшая из тайн природы!» (160)

Ирония. Иногда две реальности, две части романтического двоемирия пересекаются и порождают забавные ситуации. Так, например, подвыпивший Ансельм начинает говорить об известной только ему другой стороне реальности, а именно об истинном лице архивариуса и Серпентины, что выглядит как бред, так как окружающие не готовы сразу понять, что «господин архивариус Линдгорст есть, собственно, Саламандр, опустошивший сад князя духов Фосфора в сердцах за то, что от него улетела зеленая змея» (139). Однако один из участников этого разговора — регистратор Геербранд — вдруг проявил осведомленность о том, что происходит в параллельном реальному мире: «Этот архивариус в самом деле проклятый Саламандр; он выщелкивает пальцами огонь и прожигает на сюртуках дыры на манер огненной трубки» (140). Увлекшись разговором, собеседники вовсе перестали реагировать на изумление окружающих и продолжали говорить о понятных только им героях и событиях, например, о старухе — «ее папаша есть не что иное, как оборванное крыло, ее мамаша — скверная свекла» (140). Авторская ирония делает особенно заметным, что герои живут между двумя мирами. Вот, например, начало реплики Вероники, вдруг вступившей в разговор: «Это гнусная клевета, — воскликнула Вероника со сверкающими от гнева глазами » (140). Читателю на мгновение кажется, что Вероника, которая не знает всей правды о том, кто такой архивариус или старуха, возмущена этими сумасшедшими характеристиками знакомых ей господина Линдгорста и старой Лизы, но оказывается, что Вероника тоже в курсе дела и возмущена совсем другим: « Старая Лиза — мудрая женщина, и чёрный кот вовсе не злобная тварь, а образованный молодой человек самого тонкого обращения и её cousin germain» (140). Разговор собеседников принимает уж совсем смешные формы (Геербранд, например, задается вопросом «может ли Саламандр жрать, не спаливши себе бороды. », 140), всякий серьёзный смысл его окончательно разрушается иронией. Однако ирония меняет наше понимание того, что было раньше: если все от Ансельма до Геербанда и Вероники знакомы с другой стороной реальности, то это значит, что в обычных разговорах случавшихся между ними прежде они утаивали друг от друга свое знание иной реальности или эти разговоры содержали в себе незаметные для читателя, но понятные героям намеки, двусмысленные словечки и т. п. Ирония как бы рассеивает целостное восприятие вещи (человека, события), поселяет смутное ощущение недосказанности и «недопонятости» окружающего мира.


Заключение

Перечисленные особенности повести Гофмана «Золотой горшок» однозначно указывают на принадлежность произведения эпохе романтизма. Остались нерассмотренными и даже незатронутыми многие важные вопросы романтической природы этой сказки Гофмана. Например, необычная жанровая форма «сказка из новых времен» повлияла на то, что фантастика у Гофмана не склонна к формам неявной фантастики, а как раз наоборот оказывается явной, подчеркнутой, пышно и безудержно развитой — это накладывает заметный отпечаток на мироустройство романтической сказки Гофмана. Однако проблема фантастики в литературе романтизма — тема отдельного занятия.

Список рекомендуемой литературы

1. Берковский Н. Я. Романтизм в Германии. – М., 1974. – С. 463-537.

2. История эстетической мысли. Становление и развитие эстетики как науки. В 6-ти тт. – Т. 3. – М.: Искусство, 1986. – С. 5-55.

3. Литературная теория немецкого романтизма. – М., 1934.

4. Миримский И. Э. Т. А. Гофман / Вступ. ст. // Гофман Э. Т. А. Избранные произведения в 3-х томах. Т. 1. – М.: Худож. лит., 1962. – С. 5-42.

5. Тертерян И. А. Романтизм // История всемирной литературы. – Т. 6. – М.: Наука, 1989. – С. 15-27.

6. Тураев С. В. Немецкая литература // История всемирной литературы в 9-ти тт. – Т. 6. – М.: Наука, 1989. – С. 51-55.

7. Художественный мир Э. Т. А. Гофмана. – М.: Наука, 1982. – 292 с.

[1] См., например: Ванслов В. В. Эстетика романтизма. – М., 1966; Европейский романтизм. – М., 1973; Тертерян И. А. Романтизм // История всемирной литературы. – Т. 6. – М.: Наука, 1989. – С. 15-27; мн. др.

[2] Здесь и далее повесть «Золотой горшок» цитируется с указанием в скобках номеров страниц по изданию: Гофман Э. Т. А. Избранные произведения в 3-х томах. Т. 1. – М.: Худож. лит., 1962.

[3] Интересно, что у Гофмана часто встречаются персонажи, являющиеся оживленными растениями: крошка Цахес — альраун, старуха из «Золотого горшка» — дочь свеклы, живой куст бузины, дочь лилии). Возникает ощущение, что все окружающие человека предметы живы, они тоже чьи-то дети, родственники (как, например, цветы в горшках в доме Линдгорста — это его родственницы)

«Золотой горшок», художественный анализ повести-сказки Гофмана

Одно из самых известных произведений Э.Т.А. Гофмана – повесть-сказка «Золотой горшок» создавалась под грохот снарядов в осаждённом Наполеоном Дрездене в 1814-м году. Ожесточённые бои и залетающие в город пушечные ядра, разрывающие на глазах автора людей, естественным образом вытолкнули писателя из мира повседневности в невероятно яркую фантазию о чудесной стране Атлантиде – идеальном мире, в котором царит «священная гармония всего сущего».

Сам Гофман дал своему произведения характерный подзаголовок, определяющий его жанр«сказка из новых времён». В разных исследовательских работах «Золотой горшок» назывался повестью, повестью-сказкой, литературной сказкой, новеллой. Все эти жанровые обозначения справедливы, так как отражают те или иные особенности произведения: хроникальный сюжет (черта повести), упор на волшебную историю (сказка), относительно небольшой объём (новелла). В «сказке из новых времён» и повести-сказке мы видим прямое указание на принцип романтического двоемирия, формирующийся у Гофмана путём воссоздания, взаимопроникновения и сопоставления двух миров – реального и фантастического. «Новые времена»/повесть – начало XIX века, Дрезден; сказка – неопределённое течение времени (возможно, вечность), волшебная страна Атлантида.

Дрезден XIX века в «Золотом горшке» – реальный город с конкретными географическими местами (Чёрные ворота, Линковы купальни, Замковая улица, Озёрные ворота и т.д.), с характерными особенностями бюргерского быта (народные гуляния в день Вознесения, катание на лодке, выпивка пунша в доме конректора Паульмана, визит барышень Остерс к подруге Веронике, поход девушки к ворожее фрау Рауэрин) и упоминанием исторических примет времени (названий должностей – конректор, регистратор, надворный советник, архивариус; горячительных напитков – пиво, пунш, желудочный ликёр Конради и т.п.).

Волшебная страна Атлантида – вымышленный писателем мир, в котором присутствует недостижимая в реальной жизни гармония между всем сущим. Сказочное пространство формируется в «Золотом горшке» в устных рассказах архивариуса Линдгорста (Саламандра) и его дочери Серпентины и в письменных историях, которые тщательно копирует главный герой повести – студент Ансельм. Прекрасная долина, наполненная живописные цветами, источающими сладкие ароматы, яркие птицы, чей язык понятен человеку, изумительной свежести ручьи, изумрудные деревья – классические для романтизма маркеры – частично переносятся из Атлантиды в домашний сад архивариуса Линдгорста – одного из духов волшебной страны, изгнанного её князем Фосфором за любовь к Огненной лилии и разрушение прекрасного княжеского сада.

Владыка Атлантиды предсказывает Саламандру его будущее (жизнь на Земле вплоть до того времени, когда о чудесном забудут все живущие на планете, воссоединение с возлюбленной, появление трёх дочерей – зелёно-золотистых змеек и возвращение домой после того, как будут найдены три юноши, поверившие в возможность существования чуда), утверждая тем самым идею всемогущества сказочного мира и вечной проницаемости времени. Саламандр, как и Фосфор, обладает даром предсказывать будущее, которым он пользуется в отношении студента Ансельма. Те же способности есть и у дочери Драконьего пера (врага Фосфора и Саламандра) и свекловицы, выступающей в «Золотом горшке» под видом торговки яблоками (для студента Ансельма), фрау Рауэрин (для жителей Дрездена) и старой Лизы (для Вероники).

Художественные персонажи, вышедшие из сказочной Атлантиды, проникая в реальный мир, не теряют волшебных способностей к трансформации – как себя, так и окружающего пространства: архивариус Линдгорст предстаёт перед Ансельмом то достопочтенным немецким бюргером, то величественным князем духов; Вероника видит фрау Рауэрин то в образе мерзкой старухи, то знакомой с детства няньки – старой Лизы; торговка яблока пугает студента Ансельма зверским лицом, которое он видит в бронзовой дверной фигуре.

«Дрезденские» персонажи, принадлежащие реальному миру, – конректор Паульман, регистратор Геербранд, Вероника практически лишены способности наблюдать волшебство. Конректор Паульман не признаёт ничего чудесного в принципе, считая его выражением душевной болезни; регистратор Геербранд даёт чудесному шанс только в рамках романтического видения мира (выдуманного, но не реального); Вероника, как влюблённая девушка, наиболее открыта для воздействия потусторонних сил, но как только на горизонте начинает маячить счастливое замужество с надворным советником и новые серёжки, тут же отрекается от всего волшебного.

Студент Ансельм – юноша с «наивной поэтической душой» – персонаж, вышедший из реального мира, но внутренне принадлежащий миру сказки. С самого начала повести он не вписывается в окружающую действительность – опрокидывает корзину торговки яблоками, чуть не переворачивает лодку и постоянно думает о том, какой он неловкий и невезучий. Как только молодой человек получает работу у архивариуса Линдгорста и влюбляется в Серпентину, всё у него налаживается – в обеих художественных пространствах. Как только он предаёт любовь Серпентины (не по собственной воли) ситуация не возвращается на круги своя, а усугубляется в сказочном пространстве – студент Ансельм попадает в стеклянную банку, стоящую на библиотечном столе архивариуса Линдгорста. Рядом с собой молодой человек видит ещё пятерых страдальцев, но они в силу своей обычности не понимают собственной ограниченности и, более того, думают, что живут весело и богато, гуляя на специес-талеры по дрезденским кофейням.

Воссоединение с Серпентиной после финальной битвы добра со злом (архивариус Линдгорст против торговки с яблоками) открывает перед Ансельмом волшебную страну Атлантиду. Вместе с прекрасной возлюбленной он получает чудесный золотой горшок – трансформированный Гофманом классический романтический символ возвышенной мечты, выводившейся до него в виде «голубого цветка» (Новалис). Здесь проявилась присущая автору романтическая ирония: писатель не отрицает волшебных свойств приданого Серпентины, но видит в нём почти всё тот же образ мещанского счастья, к которому стремилась Вероника Паульман, чья помолвка состоялась над чашкой дымящегося супа.

«Золотой горшок»

Название этой сказочной новеллы сопровождается красноречивым подзаголовком “Сказка из новых времен”. Смысл этого подзаголовка заключается в том, что действующие лица этой сказки – современники Гофмана, а действие происходит в реальном Дрездене начала XIX в. Так переосмысляется Гофманом иенская традиция жанра сказки – в ее идейно-художественную структуру писатель включает план реальной повседневности.

Мир сказки Гофмана обладает ярко выраженными признаками романтического двоемирия, которое воплощается в произведении различными способами. Романтическое двоемирие реализуется в повести через прямое объяснение персонажами происхождения и устройства мира, в котором они живут. Есть мир здешний, земной, будничный и другой мир, какая-нибудь волшебная Атлантида, из которой и произошел когда-то человек. Именно об этом говорится в рассказе Серпентины Ансельму о своём отце-архивариусе Линдгорсте, который, как оказалось, является доисторическим стихийным духом огня Саламандром, жившим в волшебной стране Атлантиде и сосланном на землю князем духов Фосфором за его любовь к дочери лилии змее.

Герой новеллы студент Ансельм – чудаковатый неудачник, наделенный “наивной поэтической душой”, и это делает доступным для него мир сказочного и чудесного. Человек на грани двух миров: частично земное существо, частично духовное. Столкнувшись с волшебным миром, Ансельм начинает вести двойственное существование, попадая из своего прозаического бытия в царство сказки, соседствующее с обычной реальной жизнью. В соответствии с этим новелла и композиционно построена на переплетении и взаимопроникновении сказочно-фантастического плана с реальным. Романтическая сказочная фантастика в своей тонкой поэтичности и изяществе находит здесь в Гофмане одного из лучших своих выразителей. В то же время в новелле отчетливо обрисован реальный план. Широко и ярко развернутый сказочный план со многими причудливыми эпизодами, так неожиданно и, казалось бы, беспорядочно вторгающийся в рассказ о реальной повседневности, подчинен четкой, логической идейно-художественной структуре. Двуплановость творческого метода Гофмана, двоемирие в его мироощущении сказались в противопоставлении мира реального и фантастического.

Двоемирие реализуется в системе персонажей, а именно в том, что персонажи четко различаются по принадлежности или склонности к силам добра и зла. В «Золотом горшке» эти две силы представлены, например, архивариусом Линдгорстом, его дочерью Серпентиной и старухой-ведьмой, которая, оказывается, есть дочь пера черного дракона и свекловицы. Исключением является главный герой, который оказывается под равновеликим влиянием той и другой силы, является подвластным этой переменчивой и вечной борьбе добра и зла. Душа Ансельма — «поле битвы» между этими силами. Например, как легко меняется мировосприятие у Ансельма, посмотревшего в волшебное зеркальце Вероники: только вчера он был без ума влюблен в Серпентину и записывал таинственными знаками историю архивариуса у него в доме, а сегодня ему кажется, что он только и думал о Веронике.

Двоемирие реализуется в образах зеркала, которые в большом количестве встречаются в повести: гладкое металлическое зеркало старухи-гадалки, хрустальное зеркало из лучей света от перстня на руке архивариуса Линдгорста, волшебное зеркало Вероники, заколдовавшее Ансельма. Зеркала – это известный магический инструмент, который всегда пользовался популярность у всех мистиков. Считается, что человек, наделенный духовным видением, способен с помощью зеркала легко увидеть мир незримый и действовать через него, как через своего рода портал.

Двойственность Саламандра заключается в том, что он вынужден прятать от людей свою истинную сущность и притворяться тайным архивариусом. Но он позволяет своей сущности проявляться для тех, чей взор открыт миру невидимому, миру высшей поэзии. И тогда тот, кто мог, видел его превращения в коршуна, его царственный вид, его райские сады дома, его поединок. Ансельму открывается мудрость Саламандра, становятся доступны непонятные знаки в рукописях и радость общения с обитателями мира незримого, в том числе и с Серпентиной. Еще одним жителем невидимого является старуха с яблоками – плод союза драконова пера со свеклою. Но она представитель сил темных и всячески пытается помешать осуществлению замыслов Саламандра. Ее мирской двойник – старуха Лиза, колдунья и ворожея, заведшая Веронику в заблуждение.

Гофрат Геербранд — двойник гофрата Ансельма. В роли жениха или мужа каждый из них дублирует другого. Брак с одним гофратом — копия брака с другим, даже в подробностях, даже в серьгах, которые они приносят в подарок своей невесте или жене. Для Гофмана слово «двойник» не совсем точное: Ансельма Вероника могла бы обменять не только на Геербранда, а на сотни, на великое множество их.

В «Золотом горшке» не только Ансельм имеет двойника в этом смысле. Вероника тоже имеет двойника – Серпентину. Правда, сама Вероника не подозревает об этом. Когда Ансельм подскальзывается на пути к возлюбленной Серпентине и разуверивается в мечте – Вероника, как социальный двойник, приходит к нему. И Ансельм утешается социальной, общей деталью – “синими глазками” и милой внешностью. Подменяет Серпентину на тех же основаниях, на каких поменяла Вероника Ансельма на гофрата Геербранда

Двойник — величайшая обида, какая может быть нанесена человеческой личности. Если завелся двойник, то личность в качестве личности прекращается. Двойник — в индивидуальности потеряна индивидуальность, в живом потеряна жизнь и Душа.

Анализ произведения «Золотой горшок» (Гофман)

Автор: Guru · Опубликовано 04.09.2017 · Обновлено 08.10.2017

Сказка «Золотой горшок» наиболее полно отражает разнонаправленность и широкий кругозор её автора. Гофман был не только одарённым и успешным писателем, но ещё талантливым художником и композитором, а образование имел юридическое. Именно поэтому в ней так живо переданы перезвоны хрустальных колокольчиков и краски волшебного мира. Кроме того, это произведение ценно тем, что здесь находят отражение все основные тенденции и темы романтизма: роль искусств, двоемирие, любовь и счастье, рутина и мечта, познание мира, ложь и истина. «Золотой горшок» поистине уникален своей необычайной многогранностью.

История создания

Романтизм – это не только мечты о волшебстве или поиск приключений. Важно иметь в виду исторические события, на фоне которых развивалось это направление. «Золотой горшок» входит в состав сборника «Фантазии в манере Калло». Он создавался в 1813-15 гг., а это период Наполеоновских войн. Мечты о свободе, равенстве и братстве рухнули, обыденному миру остаётся противопоставить только вымышленный, иллюзорный. Издателем сборника является К.-Ф. Кунц, виноторговец и близкий друг Гофмана. Связующим звеном произведений сборника «Фантазии в манере Калло» был подзаголовок «Листки из дневника Странствующего Энтузиаста», что, композиционного единства, придаёт ещё большую таинственность сказкам.

«Золотой горшок» создавался Гофманом в Дрездене в 1814 году. В этот период писатель переживает душевное потрясение: его возлюбленную выдали замуж за состоятельного коммерсанта. Исторические события и личная драма подтолкнули писателя создать свою сказочную фантазию.

Жанр и направление

С первых страниц «Золотого горшка» читателя ждёт загадка. Стоит задуматься уже над авторским определением жанра – «сказка из новых времён», более литературоведческое определение – повесть-сказка. Такой симбиоз мог родиться только в контексте романтизма, когда среди многих писателей набирает популярность изучение фольклора. Так в одном творении соединились повесть (прозаический литературный труд средних размеров с одной сюжетной линией) и сказка (разновидность устного народного творчества).

В рассматриваемом произведении Гофман излагает не только фольклорные мотивы, но и острые общественные проблемы: филистерство, зависть, желание не быть, а казаться. Посредством сказки писатель может безнаказанно и добродушно выражать свою критику в адрес общества, ибо фантастическая история способна вызвать только улыбку, а посмеяться над собой – самое большое наказание для читателя того времени. Этим приёмом пользовались ещё литераторы периода классицизма, такие как Лабрюйер, Дж. Свифт.

Наличие фантастического элемента в произведении тоже весьма спорный факт. Если считать, что герой действительно побывал в волшебной Атлантиде, то это, безусловно, сказка. Но здесь, как и в любой другой книге Гофмана, всё иллюзорное можно объяснить рационально. Все чудесные видения – не более чем сон, последствие употребления табака и алкоголя. Поэтому только читателю решать, что это: сказка или повесть, реальность или вымысел?

О чем?

В праздник вознесения студент Ансельм столкнулся со старухой, продававшей яблоки. Весь товар рассыпался, за что юноша услышал в свой адрес немало проклятий и угроз. Тогда ещё он не знал, что это не просто торговка, а злая ведьма, и яблоки тоже были не простыми: это были её детки.

После случившегося Ансельм расположился под кустом бузины и закурил трубку, набитую пользительным табаком. Опечаленный очередной неприятностью, бедный герой слышит не то шелест листьев, не то чей-то шепот. Это были три блестящие золотые змейки, одна из которых проявила особый интерес к юноше. Он влюбляется в неё. Далее персонаж всюду ищет свидания с чарующими созданиями, за что его начинают считать сумасшедшим. На одном из вечеров у конректора Паульмана Ансельм рассказывает о своих видениях. Они весьма заинтересовали регистратора Геербранда, и он направляет студента к архивариусу Линдгорсту. Старый архивариус устраивает молодого человека к себе переписчиком и объясняет ему, что три змейки – это его дочери, а предмет его обожания – младшая, Серпентина.

К Ансельму неравнодушна дочь конректора Паульмана, Вероника, но её мучит вопрос: взаимно ли её чувство? Чтобы узнать это, девушка готова обратиться к гадалке. И она приходит к Рауэрин, которая и есть та самая ведьма-торговка. Так начинается противостояние двух блоков: Ансельма с Линдгорстом и Вероники с Рауэрин.

Пиковой точкой этой борьбы становится сцена в доме архивариуса, когда Ансельм оказывается заключенным в стеклянную банку за то, что капнул чернила на оригинал рукописи. Появившаяся Рауэрин предлагает студенту освобождение, но за это требует отказаться от Серпентины. Горячо влюблённый юноша не соглашается, оскорбляет ведьму, и это приводит её в исступление. Вовремя пришедший на помощь своему переписчику архивариус одерживает победу над старой колдуньей и освобождает пленника. Прошедший такое испытание юноша удостаивается счастья вступить в брак с Серпентиной, а Вероника легко отказывается от своих надежд на Ансельма, разбивает волшебное зеркало, подаренное гадалкой, и выходит замуж за Геербранда.

Главные герои и их характеристика

Тематика

Главная мысль

Гофман даёт читателю полную свободу в трактовке «Золотого горшка»: для кого-то это сказка, для кого-то – повесть с вкраплениями снов, а кто-то может увидеть здесь записки из дневника писателя, полные аллегорий. Такое неординарное восприятие авторского замысла делает произведение актуальным и поныне. Разве сегодня человек не выбирает между бытовыми хлопотами и саморазвитием, карьерой и любовью? Студент Ансельм имел счастье принять решение в пользу поэтического мира, поэтому он освобожден от иллюзий и рутины.

В особенном виде Гофман изображает свойственное романтизму двоемирие. Быть или казаться? — главный конфликт произведения. Писатель изображает время огрубления и слепоты, где даже пленённые в колбы люди не замечают своей скованности. Важен не сам человек, а его функция. Неслучайно все герои часто упоминаются с их должностями: архивариус, регистратор, конректор. Так автор подчеркивает разницу между миром поэтическим и обыденным.

Но эти две области не только противопоставляются. В сказке есть сквозные мотивы, которые объединяют их. Например, голубые глаза. Впервые они привлекают Ансельма в Серпентине, но и Вероника тоже является обладательницей таковых, как позднее замечает юноша. Так, может быть, девушка и золотая змейка — одно целое? Связывают чудеса и реальность серьги, привидевшиеся во сне Веронике. Точно такие в день помолвки дарит её новоиспечённый надворный советник Геербранд.

«Только из борьбы возникнет твое счастье в высшей жизни», и символом его является золотой горшок. Поборов зло, Ансельм получил его в качестве некоего трофея, награды, дающей право обладать Серпентиной и пребывать вместе с нею в волшебной Атлантиде.

«Верь, люби и надейся!» — вот самая главная мысль этой сказки, вот тот девиз, который Гофман хочет сделать смыслом жизни каждого.

Краткое содержание «Золотой горшок»

Повесть «Золотой горшок» Гофмана была написана в 1814 году. В волшебном произведении повествуется о битве Добра и Зла за право оказаться в чудесной стране Атлантиде, в которой была достигнута поразительная гармония между всем сущим.

Рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Золотой горшок» на нашем сайте. Пересказ повести-сказки пригодится для читательского дневника и подготовки к уроку литературы.

Главные герои

Ансельм – студент, романтический, мечтательный юноша.

Линдгорст – архивариус, у которого работал Ансельм, могущественный волшебник.

Серпентина – девушка-змейка, возлюбленная Ансельма.

Вероника – влюбленная в Ансельма 16-летняя девушка.

Другие персонажи

Паульман – конректор, отец Вероники.

Геербранд – регистратор, молодой человек, приятель Ансельма.

Фрау Рауэрин – старая ведунья, колдунья.

Краткое содержание

Вигилия первая

Студент Ансельм случайно угодил « в корзину с яблоками и пирожками, которыми торговала старая, безобразная женщина ». Чтобы возместить нанесенный ущерб, он отдал ей свой кошелек, но в ответ получил лишь проклятие: « Убегай, чертов сын, чтоб тебя разнесло; попадешь под стекло, под стекло! ». Студент отправился в купальни, где принялся вслух жаловаться на свою жизнь. Неожиданно он услыхал нежные звуки, и в ветвях дерева увидел трех красивых змеек. Ансельм был очарован темно-голубыми глазами одной из них. Внезапно раздался чей-то грубый голос, и змейки поспешно исчезли.

Вигилия вторая

Ансельм встретил регистратора Геербранда и конректора Паульмана с дочерьми. Юноша поведал им историю о необычных змейках, но конкректор не принял его рассказ всерьез – он считал что, что грезы наяву возможны « только для умалишенных или дураков ». Его старшая дочь Вероника заступилась за юношу, сказав, что ему, вероятно, приснился яркий сон, который он принял за правду.

Ансельм получил работу переписчика у архивариуса Линдгорста. Неожиданно он увидел лицо уличной торговки в бронзовой дверной фигурке, а « шнур звонка спустился вниз и оказался белою прозрачною исполинскою змеею », которая принялась душить студента, пока тот не потерял сознание.

Вигилия третья

После этого происшествия Ансельм никак не мог заставить себя отправиться к архивариусу. Друзья не могли его уговорить, и студента « сочли в самом деле душевнобольным и стали подумывать о средствах развлечь его ». Было решено, что лучшим средством была тихая и спокойная работа у архивариуса, а именно « копирование манускриптов ». Регистратор Геербранд познакомил Ансельма с архивариусом. Однако при встрече Линдгорст лишь что-то невнятно пробормотал, и стремительно покинул удивленных приятелей.

Вигилия четвертая

Ансельм впал в мечтательную меланхолию, и грезил лишь о золотистой змейке, которую повстречал под бузинным деревом. Случайно он наткнулся на архивариуса Линдгорста, и по его голосу узнал в нем того самого человека, что звал домой змеек. Впечатлительный студент « от изумления и испуга он не мог произнести ни слова ». Линдгорст рассказал, что змейки были его дочерьми, и Ансельму пришлась по душе самая младшая, Серпентина. Затем архивариус обернулся коршуном и улетел в город.

Вигилия пятая

Когда Вероника узнала о том, что Ансельм может стать надворным советником, она принялась мечтать о роли надворной советницы и его супруги. Она отправилась за советом к известной гадалке фрау Рауэрин. Старая женщина, в которой можно было узнать торговку с яблоками, посоветовала девушке отказаться от Ансельма. Мало того, что он поступил на службу к ее давнему врагу, злому старику, так еще и влюбился в его дочку, золотистую змейку. Ведунья пообещала Веронике, что исцелит Ансельма от чар колдуна, и сделает все возможное, чтобы она « была вполне счастлива и добрым порядком вступила в брак ». Для этого девушка должна была явиться к фрау Рауэрин ночью, в следующее равноденствие.

Вигилия шестая

Ансельм пришел к архивариусу, который повел его в свою оранжерею, где росли « редкие чудесные цветы и даже большие деревья с листьями и цветками удивительной формы ». В одном из залов юноша увидел прекрасный золотой горшок. Он принялся за работу, ощущая незримую помощь Серпентины. Архивариус сказал Ансельму, что эта работа была испытанием, которое обязательно приведет его к счастью.

Вигилия седьмая

Вероника с нетерпением ожидала осеннего равноденствия, чтобы встретиться с ведуньей. Темной ночью ведьма привела Веронику в поле, где развела костер и принялась варить свое колдовское зелье. Она то и дело подбрасывала в котел загадочные ингредиенты, и велела Веронике « пристально глядеть в котел и направить при этом свои мысли на Ансельма ».

Девушка потеряла сознание, и пришла в себя уже в своей кровати. На груди она обнаружила маленькое зеркальце, в котором увидела Ансельма за работой.

Вигилия восьмая

« Студент Ансельм уже много дней работал у архивариуса Линдгорста », и это время было самым счастливым в его жизни. В один из дней к нему вышла Серпентина, и рассказала о волшебной стране Атлантиде. Ей правил владыка Фосфор, которому верно служили стихийные духи. Одним из них был Саламандр, влюбившийся в прекрасную змейку и похитивший ее у матери, Лилии. Князь Фосфор предупредил Саламандра, что его брак со змейкой невозможен. В отчаянии тот сжег прекрасный сад Фосфора, и был навеки изгнан из Атлантиды. Согласно предсказанию, Саламандр только тогда сможет вернуться, когда трех его дочерей полюбят юноши. В подарок девушки-змейки получили по волшебному золотому горшку. Старая ведунья была главным врагом Саламандра, и жаждала заполучить золотой горшок.

Вигилия девятая

Вопреки своей воле Ансельма стал все чаще думать о Веронике. Получив приглашение от конректора Пульмана, студент встретился с Вероникой, которая принялась кокетливо играть с ним в прятки. Ансельму попалось на глаза маленькое зеркальце. Глада в него, он начал принимать историю с Серпентиной за сказку и « искренне посмеялся над нелепой фантазией влюбляться в змейку ». Ансельм уже не сомневался, что непременно станет надворным советником и женится на Веронике. Во время работы у архивариуса он поставил кляксу на пергаменте, и тут же оказался в « плотно закупоренной хрустальной склянке на большом столе в библиотеке архивариуса ».

Вигилия десятая

Ансельм заметил, что рядом с ним на столе « стояло еще пять склянок, в которых он увидел трех учеников Крестовой школы и двух писцов ». Они были уверены, что прекрасно проводят время, гуляя по трактирам на деньги Линдгорста.

Неожиданно появилась ведьма, которая пообещала спасти Ансельма, если тот женится на Веронике. Студент гордо отказался, и тогда старуха схватила золотой горшок. В этот миг появился архивариус, который в честной схватке одолел ведьму, и превратил ее в гадкую свеклу. Убедившись в верности Ансельма, он освободил юношу из стеклянного заточения.

Вигилия одиннадцатая

Спустя несколько месяцев регистратор Геербранд, ставший надворным советником, сделал предложение Веронике. Девушка честно рассказал отцу и будущему мужу историю о своей встрече с колдуньей. Конректор Пульман назвал дочь сумасшедшей, а Геербранд усмотрел в рассказе поэтическую аллегорию. Спустя несколько недель сбылась давняя мечта Вероники, и она стала надворной советницей.

Вигилия двенадцатая

Ансельм стал поэтом. Он обручился с Серпентиной в прекрасно храме, и при помощи золотого горшка оказался со своей возлюбленной в Атлантиде, где и обрел вечное блаженство.

Заключение

В книге Гофмана раскрыто немало тем, но самой важной среди них является тема любви, которая способна вдохновить человека на многие свершения, возвысить и очистить душу.

После ознакомления с кратким пересказом «Золотой горшок» рекомендуем прочесть произведение в полной версии.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Ссылка на основную публикацию