×

Анализ рассказа Стальное горло Булгакова

Комплексный анализ текста на материале рассказа М.Булгакова «Стальное горло»

7 класс

Primum non nocere (лат.).
(Прежде всего не навреди.)

Вопросы логического задания, на которые дети должны ответить в конце урока, написаны на доске:
Какими качествами должен обладать тот, от чьего профессионализма зависит жизнь пациентов?
Почему рассказ называется «Стальное горло»?

I. Слово учителя

Вокруг тебя – мир.
Запишите это предложение в тетради, подумайте. Мир какой? Полный чего? (Радости, тревог, переживаний, неожиданностей.) Обратите внимание на пунктуацию. Тире заставляет приостановиться, задуматься, многоточие вообще философский знак, нацеливающий на размышление.
Как, по-вашему, можно прочитать это предложение? (В зависимости от смысла, который ты в него вкладываешь, то есть радостно или тревожно.)
Действительно, очень часто мир вокруг нас меняет свои краски, а судьба словно испытывает нас, как и героя рассказа Михаила Афанасьевича Булгакова «Стальное горло».
Его автор – талантливый писатель, драматург, вначале собиравшийся стать врачом и окончивший с отличием медицинский факультет Киевского университета. Во время Первой мировой войны Булгаков работал во фронтовых госпиталях, затем служил доктором в сельской больнице села Никольское Смоленской губернии, впоследствии был переведен в Вяземскую городскую больницу. Эти годы и послужили материалом для восьми рассказов Булгакова, вошедших в книгу «Записки юного врача». Таким образом, рассказ «Стальное горло» автобиографичен (что это значит?).

II. Беседа по тексту

1. В чем жанровые особенности рассказа?
(Это небольшое эпическое произведение, в основу которого положен важный эпизод, позволяющий ярко проявиться характеру героя.)

2. От чьего лица ведется повествование, когда происходит действие рассказа?
(Это рассказ-воспоминание, ведется от первого лица.)

3. Чтение начала рассказа (первые три абзаца)

Каково настроение доктора в самом начале рассказа и почему? (Он одинокий, нерешительный, сомневающийся, испуганный, потому что ему просто не хватает опыта, он мало что умеет в своей профессии и боится не справиться.)

4. Почему ночь 29 ноября в мельчайших подробностях запомнилась герою? (На наших глазах разворачивается трагедия, может погибнуть ребенок.) Кто участники этой трагедии? (Девочка Лидка, ее мать, бабка и молодой доктор.)
Кому из них, по-вашему, тяжелее всех? Докажите. (Разные ответы.)

5. Давайте проведем исследовательскую работу: найдите в тексте рассказа яркие цитаты, раскрывающие душевное состояние персонажа в начале и в конце повествования.

1-й ряд – девочка Лидка

(«Только на конфетных коробках рисуют таких детей – волосы сами вьются в спелые кольца почти спелой ржи. Глаза синие, громаднейшие, щеки кукольные. Ангелов так рисовали. Но только странная муть гнездилась на дне ее глаз, и я понял, что это был страх, – ей нечем было дышать. Ямки втягивались в горле у девочки при каждом дыхании, жилы надувались, а лицо отливало из розоватого в легонький лиловый цвет». В конце рассказа: «Лидке распутали горло. Она дичилась и боялась, но все же мне удалось поднять подбородок и заглянуть. На розовой шее был вертикальный коричневый шрам и два тоненьких поперечных от швов.
– Все в порядке, – сказал я, – можете больше не приезжать.
– Благодарю вас доктор, спасибо, – сказала мать, а Лидке велела: – Скажи дяденьке спасибо!
Но Лидка не желала мне ничего говорить».

2-й ряд – ее мать

«Лицо матери было искажено, она беззвучно плакала. », «глаза у нее были как у дикого зверя. », «Мать вдруг автоматическим движением передала девочку бабке и стала передо мной на колени». В конце рассказа: «Женщина сияла глазами».

«Бабка перекрестилась на дверную ручку, на меня, на потолок. », «бабка начала молиться на косяк. ». В конце рассказа бабка отсутствует.
Что мы увидели благодаря этому заданию? (Всем очень тяжело, все страдали, а закончилось удачно, потому что доктор сделал операцию.)

6. Давайте понаблюдаем за композицией рассказа. Какое место в ней занимает операция? (Экспозиция – знакомство с молодым врачом, завязка – привезли умирающую девочку, кульминация – подготовка и ход операции, развязка – ребенок спасен, эпилог – возвращение на квартиру доктора, то есть это кольцевая композиция, и главное место в ней занимает операция.)

7. Итак, почему же молодой неопытный врач решается на операцию, которую никогда раньше не делал? (Это единственный способ спасти девочку.)
Времени совсем мало, как доктор им распорядился? (Побежал справиться в учебнике, как делаются подобные операции.)
Что в подготовке и в ходе операции удивило вас больше всего? (Разные ответы: фельдшер падает в обморок, но на него не обращают внимания; то, что доктор резал наугад, и др.)
А теперь обратим внимание на очень интересный прием, который использует автор. Внутренний монолог героя помогает понять, что на самом деле он испытывает.
Приведите пример из текста.

(«Внутри себя я думал так: “Что я делаю? Ведь я же зарежу девочку”. А говорил иное:
– Ну, скорей, скорей соглашайтесь! Соглашайтесь! Ведь у нее уже ногти синеют».
«“Они отказались, и я спасен”. И только подумал, как другой кто-то за меня чужим голосом вымолвил:
– Что вы, с ума сошли? Как это не согласны? Губите девочку. Соглашайтесь. Как вам не жаль?»)

Здесь в рассказе особенно отчетливо звучит «другой голос». Почему, по-вашему, молодой доктор думает одно, а говорит совсем другое? Что мешает ему признаться в своей неопытности? (Он один здесь врач и должен уметь многое.)
Что дает ему силы? (Сознание того, что больше никто не может помочь умирающему ребенку.)
Итак, девочка спасена. Какие последствия имела эта операция для самого доктора?

(«А прием мой все возрастал. Вот настал день, когда я принял сто десять человек».)
Теперь, когда мы разобрались в прочитанном, пришло время ответить на вопросы логического задания (см. на доску).

(Ребята отмечают, что врачу необходимы не только знания, но и смелость, решительность, хладнокровие, готовность взять ответственность на себя.)

Завершая нашу беседу по рассказу «Стальное горло», я задам вам самые сложные вопросы:
– О чем этот рассказ (его тема)? (О трудном случае, об ответственности врача.)
– Микротемы? (Жизнь и здоровье человека, слаженная работа коллег, темнота крестьянства и др.)
– Идея (главная мысль) рассказа? (Победа над собой во имя другого человека.)
– Что для понимания идеи рассказа дают нам внутренние монологи врача? (Помогают понять, что ему пришлось пережить.)
– Какие общечеловеческие проблемы поставлены в этом рассказе? (Сопереживание ближним, ответственность за свои решения.)
– Каков тип текста? (Повествование.)
– Каков стиль речи? (Стиль художественной литературы с тематически обусловленным использованием научных медицинских терминов.)
Читаем последний абзац рассказа: «Крупный снег шел, все застилало, фонарь горел, и дом был одинок, спокоен и важен. И я, когда шел, хотел одного – спать».
– Почему Булгаков так заканчивает свой рассказ? (Описан лишь один случай из врачебной практики, завтра будет новый день, он принесет новые заботы.)

III. Задание в конце урока

1. Письменно ответьте на вопрос: «Что нового я узнал о профессии врача?».
2. Сделайте все виды разборов:

I вариант: Она как влетела 2 , скользя в валенках, и снег еще 1 не стаял 3 у нее на платке. 4
II вариант: Я 1 стал читать текст, но ничего не понимал 2 , слова как-то прыгали 3 в глазах. 4

Литература

1. Булгаков М. Рассказ «Стальное горло» в книге для ученика «Вокруг тебя – мир. ». 7-й класс. М.: ООО «Гендальф», 2000. С. 52–58.

2. Малушкин А.Б. Русский язык. Комплексный анализ текста. М.: ТЦ «Сфера», 2001.

«Стальное горло» – краткое содержание рассказа М.А. Булгакова

Краткое содержание «Стального горла» Булгакова позволит быстро ознакомиться с интереснейшим сюжетом, который не оставит равнодушным ни взрослого, ни ребёнка.

Переживания молодого врача

Рассказ написан от лица молодого врача, который на протяжении 24-х лет проживает в огромном шумном городе и уверен, что вьюга воет лишь в романах. 48 дней назад он с отличием окончил медицинский университет. Теперь его направляют в Никольское, там он будет заведовать местной лечебницей. На главного героя подобная мысль наводит настоящий ужас.

Он очень переживает, что не сможет помочь кому-то из больных из-за банального недостатка опыта или даже нанесёт вред. Вдруг, например, привезут женщину, у которой будут сложные роды, или больного с ущемлённой грыжей. Подобную операцию он наблюдал всего один раз в жизни во время своего обучения, но никогда не делал её сам.

Рассказчик хочет работать в большой больнице, чтобы рядом находились его более подкованные коллеги, с которыми всегда можно было бы посоветоваться в случае спорного вопроса. Молодой врач мечтает попасть в уездный город, где, по крайней мере, есть электричество, этот населённый пункт находится в сорока вёрстах от Никольского. Однако, к сожалению, у него нет возможности что-то изменить, к тому же он и сам прекрасно осознаёт, что это проявление малодушия. Ведь он учился в медицинском университете совсем не для этого.

Каждый день он проводит много времени за изучением медицинских справочников, нередко засыпая над учебниками.

Первый сложный случай

Однажды поздним ноябрьским вечером к нему приносят трёхлетнюю малышку по имени Лида с красивыми синими глазами. Бедняжка задыхается. Лицо матери искажено, она будто бы беззвучно плачет. Мама и бабушка утверждают, что девочке нездоровится уже 5 дней. Доктор тут же определяет, что это дифтерит, в горле у ребёнка находится что-то:

Он возмущён такой безответственностью родственников, ведь они должны были спохватиться гораздо раньше, а теперь Лиду едва ли удастся спасти, она находится при смерти.

Ребёнку срочно нужна трахеотомия, мать и бабка отказываются от неё. Они никак не могут понять, как можно разрезать горло. Врач всё им объясняет и уговаривает согласиться на эту операцию, ведь, в противном случае, бедный ребёнок умрёт уже буквально через час. В итоге родные сдаются.

Главный герой испытывает жуткий страх, ведь ему ещё ни разу не доводилось даже присутствовать на трахеотомии, не то что самостоятельно её проводить. Он бежит листать учебник. Он сильного стресса слова прыгают у него перед глазами, и он ничего не в силах понять.

Врач осознает, что уже слишком поздно что-то менять, и идёт в операционную.

Успешная операция

Доктору помогают 2 акушерки и молодой способный фельдшер. Операция проходит трудно, главному герою никак не удаётся отыскать дыхательное горло. Ему ясно, что сейчас он попросту убьёт малышку, в отчаянии он ковыряет ножом в ране. Врач делает глубокий надрез и, наконец, обнаруживает дыхательное горло. Внезапно его помощник падает в обморок, он тянет за собой горло. К счастью, девушка успевает перехватить у него инструменты.

Больной проделывают в горле отверстие и вставляют туда специальную трубочку, через которую бедняжка теперь может дышать. Малышка со свистом делает вдох, теперь она спасена. Акушерки счастливы. Врач успокаивает мать, сообщая ей, что дочка жива. Он объясняет, что пока серебряная трубка находится в горле, девочка не может разговаривать.

Молодой врач тут же приобретает славу в округе. Все говорят, что он заменил умирающему ребёнку горло на железное. Многие местные жители даже ездят поглядеть на выжившую малышку, как на настоящее чудо.

После успешной операции врач провёл множество других операций, гораздо страшнее этой. В больницу стало обращаться больше больных. Одна из акушерок уверена, что доктор приобрёл славу благодаря трахеотомии.

Проблемы, рассматриваемые автором

В своём произведении автор описывает, как молодой врач, пребывая в своих мыслях, боится ответственности, однако он всё же берёт себя в руки, понимая, что он в больнице единственный доктор. Только от него зависит жизнь больного ребёнка. Он просто не имеет права признаться в недостатке врачебного опыта и обречь пациентку на смерть.

«Стальное горло» — один из автобиографических рассказов Булгакова. Он был включен в цикл «Записки юного врача», который публиковался в журналах:

  • «Красная панорама»;
  • «Медицинский работник».

Сборник полностью состоит из воспоминаний и впечатлений автора, образующих одну целую картину подобно калейдоскопу. Михаил Афанасьевич показывает на самом себе путь становления медицинского специалиста и повествует о нелёгкой участи, которая выпала на долю молодого малоопытного врача, единственного в крошечной деревне.

В своём рассказе Булгаков рассматривает проблему силы духа и профессионализма человека. Невзирая на страх и отсутствие реального опыта, главный герой берёт на себя ответственность, он отнимает у мамы крошечное дитя, умирающее от дифтерийного крупа.

Мужчина демонстрирует истинное человеколюбие, а родные малышки олицетворяют невежество, ведь они могли увеличить шансы бедняжки на выздоровление, если бы обратились за врачебной помощью раньше.

Анализ произведения

Доктор решается на смелый поступок — сделать непростую операцию по книжке. Ему очень хочется помочь этому ребёнку кукольной внешности. Удачно проведённая операция способствует накоплению профессионального опыта и служит началом работы молодого врача. Местные жители воспринимают доктора как героя, а спасённую им маленькую Лиду — как настоящее чудо света.

Произведение учит читателя:

  • смелости;
  • храбрости;
  • готовности рисковать.

В ходе анализа «Стального горла» Булгакова становится очевидно, что произведение раскрывает суть истинного человеколюбия, напоминает о важности взаимопомощи, отзывчивости, принципа некровного братства, абсолютной профессиональной самоотдачи. Именно это объясняет то, что рассказ завершается описанием дома главного героя, который автор называет следующими словами:

Доктор понимает, какой важной является его миссия в этом мире — спасать других людей.

Если нужно написать сочинение по «Стальному горлу», можно ознакомиться с пересказом текста. Это поможет справиться с задачей и сэкономить ценное время. Конечно, в идеале следует всё же изучить и оригинальную версию рассказа, это позволит лучше понять замысел автора.

Отзывы читателей

Это произведение было написано Михаилом Афанасьевичем в 1925 году. Я всегда была убеждена, что врачебная практика — самая трудная деятельность. Этот небольшой рассказ является наглядным подтверждением.

Было бы любопытно узнать, действительно ли в жизни писателя имели место подобные события, или же это только вымысел? Мне почему-то кажется, что Булгакову довелось всё это пережить в реальности, ведь он работал врачом. Насколько мне известно, он был военным хирургом, поэтому описанный случай может быть настоящей историей. Не исключено, что сам автор делал такую операцию или же наблюдал за тем, как этим занимается кто-то из его коллег.

Я считаю, что этот маленький рассказ смело можно назвать истинным шедевром. Мне немного грустно оттого, что роман «Мастер и Маргарита» затмил остальные творения этого человека. Хочу, чтобы все знали, что у Булгакова ещё есть множество других не менее гениальных произведений, и «Стальное горло» — одно из них. Оно однозначно имеет литературный и высокоморальный вес.

С проблемой, описываемой в этом рассказе, довелось столкнуться многим начинающим докторам, и я невольно оказался в их числе. Подобно главному герою я был вынужден делать то, в чем не был специалистом. К счастью, у меня, как и у этого молодого доктора, всё завершилось успешно. Настоящему врачу всегда приятно осознавать, что от него зависят человеческие жизни и судьбы.

Не всегда всё идёт гладко, встречаются и трудности, и неожиданности, но никогда нельзя опускать руки и сдаваться. В состоянии острого стресса мозг активизируется и каким-то чудом удается вспомнить ранее изученный книжный материал. Да, у каждого врача есть своё кладбище, но в любой ситуации нужно сделать всё, что от тебя зависит. Тогда удачных случаев будет гораздо больше. Залог успешной работы врача, я считаю, — абсолютная самоотдача и понимание, что делаешь доброе дело.

Недавно прочитала «Стальное горло» и была поражена, это действительно замечательный рассказ, который я всем рекомендую. Работа доктора трудна и очень ответственна, её нужно уважать. По моему мнению, этот рассказ непременно стоит включить в школьную программу. Произведение читается как на одном дыхании, я его изучила всего за час, получив массу удовольствия. Мне кажется, что у меня что-то изменилось внутри после ознакомления с этой книгой.

«СТАЛЬНОЕ ГОРЛО»

«Знаешь, мне, кажется, пленка в рот попала. Надо сделать прививку». Я его предупреждала: «Смотри, у тебя губы распухнут, лицо распухнет, зуд будет страшный в руках и ногах». Но он все равно: «Я сделаю». И через некоторое время началось: лицо распухает, тело сыпью покрывается, зуд безумный. Безумный зуд. А потом страшные боли в ногах. Это я два раза испытала. И он, конечно, не мог выносить. Сейчас же: «Зови Степаниду». Я пошла туда, где они живут, говорю, что «он просит вас, чтобы вы пришли». Она приходит. Он: «Сейчас же мне принесите, пожалуйста, шприц и морфий». Она принесла морфий, впрыснула ему. Он сразу успокоился и заснул. И ему это очень понравилось. Через некоторое время, как у него неважное состояние было, он опять вызвал фельдшерицу. Она же не может возражать, он же врач. Опять впрыскивает. Но принесла очень мало морфия. Он опять. Вот так это и началось».

Вероятно, «неважное состояние» Булгакова, от которого он избавлялся с помощью морфия, объяснялось еще и унынием, охватившим его в деревенской глуши, и наступившей после февраля 1917 г. общей нестабильностью жизни (по воспоминаниям Т. Н. Лаппа: «Очень, знаете, тоскливо было»). В С. г. действие отнесено ко времени после Октябрьской революции. При этом подчеркнуты одиночество и тоска героя, но безо всякой связи с морфием:

«Итак, я остался один. Вокруг меня — ноябрьская тьма с вертящимся снегом, дом завалило, в трубах завыло. Все двадцать четыре года моей жизни я прожил в громадном городе и думал, что вьюга воет только в романах. Оказалось: она воет на самом деле. Вечера здесь необыкновенно длинны, лампа под синим абажуром отражалась в черном окне, и я мечтал, глядя на пятно, светящееся на левой руке у меня. Мечтал об уездном городе — он находился в сорока верстах от меня. Мне очень хотелось уехать с моего пункта туда. Там было электричество, четыре врача, с ними можно было посоветоваться, во всяком случае, не так страшно. Но убежать не было никакой возможности, да временами я и сам понимал, что это малодушие. Ведь именно для этого я учился на медицинском факультете. » Сходные чувства выразил Булгаков в письме сестре Н. А. Булгаковой 31 декабря 1917 г. из уездной Вязьмы, которая, как и находившаяся в 40 верстах от Никольского уездная Сычевка, казалась чуть ли не раем, а на поверку обернулась полным разочарованием. Автор С. г. писал сестре: «И вновь я тяну лямку в Вязьме. Я живу в полном одиночестве. Зато у меня есть широкое поле для размышлений. И я размышляю. Единственным моим утешением является для меня работа и чтение по вечерам.

Мучительно тянет меня вон отсюда в Москву или Киев, туда, где хоть и замирая, но все же еще идет жизнь. В особенности мне хотелось бы быть в Киеве!» Показательно, что именно в Вязьму поместил Булгаков героя рассказа (или повести) «Морфий», который узнает о гибели своего друга, сельского врача доктора Полякова, покончившего с собой на почве морфинизма. Там дан как бы вариант судьбы автора С. г. и других рассказов из «Записок юного врача», в случае, если бы он остался в селе. Удачная операция, слава о которой идет по окрестностям как легенда о стальном горле, будто бы сделанном больной девочке, помогает юному врачу на время забыть свою тоску, и в финале — «дом мой был одинок, спокоен и важен», ибо герой осознал значение своей миссии.

Булгаковская энциклопедия. — Академик . 2009 .

Смотреть что такое “«СТАЛЬНОЕ ГОРЛО»” в других словарях:

Стальное горло — Жанр: рассказ Автор: Михаил Булгаков Язык оригинала: русский Публикация: 1925 … Википедия

«ЗАПИСКИ ЮНОГО ВРАЧА» — Цикл, состоящий из рассказов «Полотенце с петухом», «Крещение поворотом», «Стальное горло», «Вьюга», «Тьма египетская», «Пропавший глаз» и «Звездная сыпь». Все эти рассказы в 1925 1926 гг. публиковались в московском журнале «Медицинский… … Энциклопедия Булгакова

Записки юного врача — У этого термина существуют и другие значения, см. Записки врача. «Записки юного врача» цикл рассказов М. А. Булгакова, опубликованных в 1925 1926 годах в журналах «Медицинский работник» и «Красная панорама» В цикл входят рассказы… … Википедия

Булгаков, Михаил Афанасьевич — В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Булгаков. Михаил Афанасьевич Булгаков Дата рождения … Википедия

Булгаков М. — Запрос «Булгаков» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Михаил Булгаков (1920 е) Дата рождения: 3 (15) мая 1891 Место рождения: Киев, Российская империя … Википедия

Булгаков Михаил — Запрос «Булгаков» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Михаил Булгаков (1920 е) Дата рождения: 3 (15) мая 1891 Место рождения: Киев, Российская империя … Википедия

Булгаков М. А. — Запрос «Булгаков» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Михаил Булгаков (1920 е) Дата рождения: 3 (15) мая 1891 Место рождения: Киев, Российская империя … Википедия

Булгаков Михаил Афанасьевич — Запрос «Булгаков» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Михаил Булгаков (1920 е) Дата рождения: 3 (15) мая 1891 Место рождения: Киев, Российская империя … Википедия

М. А. Булгаков — Запрос «Булгаков» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Михаил Булгаков (1920 е) Дата рождения: 3 (15) мая 1891 Место рождения: Киев, Российская империя … Википедия

М. Булгаков — Запрос «Булгаков» перенаправляется сюда. Cм. также другие значения. Михаил Булгаков (1920 е) Дата рождения: 3 (15) мая 1891 Место рождения: Киев, Российская империя … Википедия

Нравственные ценности в рассказе М.Булгакова “Стальное горло”
план-конспект урока по литературе (7 класс) на тему

Конспект открытого урока по литературе в 7 классе.

Внеклассное чтение (по книге для чтения «Вокруг тебя – мир…»)

Цели:

Образовательная: обратить внимание на то, что деятельность медицинского персонала основывается на принципе гуманности; обсудить проблему трудности выбора модели поведения в экстремальной ситуации;

Развивающая: углубить представление о внутреннем монологе как приеме психологизма, раскрывающем характер героя.

Воспитательная: воспитывать нравственные качества: долг, ответственность.

Скачать:

ВложениеРазмер
nravstvennye_tsennosti_v_romane_m._bulgakova_stalnoe_serdtse.doc (41 КБ)41 КБ

Предварительный просмотр:

Конспект открытого урока по литературе в 7 классе.

Внеклассное чтение (по книге для чтения «Вокруг тебя – мир…»)

Тема: Нравственные ценности в рассказе М.А.Булгакова «Стальное горло».

Образовательная: обратить внимание на то, что деятельность медицинского персонала основывается на принципе гуманности; обсудить проблему трудности выбора модели поведения в экстремальной ситуации;

Развивающая: углубить представление о внутреннем монологе как приеме психологизма, раскрывающем характер героя.

Воспитательная: воспитывать нравственные качества: долг, ответственность.

Есть счастье ещё и когда в пути

Ты сможешь в беду, как зимою в реку,

На выручку кинуться к человеку,

Подставить плечо ему и спасти.

Понятия «честь», «долг», «ответственность» идут рядом с нами по жизни. Малыш только встал на ноги и сделал первые шаги, а мама пытается внушить ему, что нельзя причинять боль другому. Сын или дочь научились писать первые буквы, а им рассказывают о том, что нужно всегда прийти на помощь человеку, если он окажется в беде.

Произошло землетрясение, вышла река из берегов и затопила деревню, взорвалось здание – и спасатели МЧС первыми прибывают к месту трагедии и ведут борьбу за человеческую жизнь.

Вспыхнула искра, разгорелась огнём, и вот уже пламя величиною со столб охватило дом – гудит сирена и к вам на помощь мчатся пожарные.

Ваше тело раздирает боль, нет сил справиться с ней – и вот уже люди в белых халатах рядом с вами, это они поставят вас на ноги и дадут новую жизнь.

Человек, попавший в беду, страдающий от ран или болезней, надеется, что по отношению к нему будут проявлены милосердие, забота, сочувствие, что ему будет оказана помощь. Спасение жизни, облегчение страданий – вот в чём суть деятельности медицинского персонала, вот в чём их профессиональный долг.

Об этом и рассказ М. А. Булгакова «Стальное горло», с которым мы будем работать на уроке. И наша задача попытаться ответить на вопросы: что значит быть настоящим человеком, проследить, как происходит становление молодого врача; что предстоит ему пройти, чтобы с честью выполнить свой долг и преодолеть внутренний страх, и из чего складывается врачебный долг.

Булгаков Михаил Афанасьевич окончил медицинский факультет Киевского университета и получил звание «лекаря с отличием».

Он смолоду ценил честь, достоинство, всегда был верен долгу врача, писателя.

Беседа по тексту:

– Где происходит действие рассказа?

– Что значит сельский врач?

– Можно ли считать этот рассказ автобиографичным? Почему?

Давайте обратимся к теоретическим понятиям.

Автобиография – литературно-прозаический жанр, описание автором собственной жизни.

Литературная автобиография – попытка вернуться в собственное детство, юность, воскресить и осмыслить наиболее значительные отрезки жизни и жизнь как единое целое.

– Чего боялся молодой человек и почему? Как это описывает автор?

– Какие мысли посещают врача при виде больной девочки?

– Почему же молодой врач всё-таки решился на операцию?

– Как ведёт себя врач перед операцией? (таблица – «двухголосие»)

«Ну, вот и всё! Мне легче. Я сказал, предложил, вон у акушерок изумленные глаза. Они отказались, и я спасён».

Голос (долг врача)

– Что вы, с ума сошли? Как это так не согласны? Губите девочку. Соглашайтесь. Как вам не жаль?

«Что я делаю? Ведь я же зарежу девочку!»

– Ну, скорей, скорей соглашайтесь! Соглашайтесь! Ведь у неё уже ногти синеют.

– С какими трудностями столкнулся врач при операции? Каким он предстаёт во время операции?

– Как дальше сложилась судьба врача?

– Каким вы представляете врача? (по опорным словам)

(высокий, стройный, крепкие руки, белокурые волосы, коренастый, смоляные волосы, невысокий, серьёзный, зоркие глаза, большое доброе сердце, рассудительный, хладнокровие при операции).

– Выполнил ли свой долг 24-летний врач?

Долг врача – победа внутреннего страха, хладнокровие, ответственность за жизнь других людей, крепкая сила духа, решительность.

– Какими качествами должен обладать тот, от чьего профессионализма

зависит жизнь людей?

Зависит не от нас, когда на свет родиться,

Вступить в открытый мир зимой или весной,

Но каждый может так пройти свой круг земной,

Чтоб и начальных троп под старость не стыдиться

Анализ рассказа Стальное горло Булгакова

Михаил Булгаков в 1916 г. и его диплом об окончании медицинского факультета Императорского университета св. Владимира (Киев)

Итак, я остался один. Вокруг меня — ноябрьская тьма с вертящимся снегом, дом завалило, в трубах завыло. Все двадцать четыре года моей жизни я прожил в громадном городе и думал, что вьюга воет только в романах. Оказалось: она воет на самом деле. Вечера здесь необыкновенно длинны, лампа под синим абажуром отражалась в черном окне, и я мечтал, глядя на пятно, светящееся на левой руке от меня.

Мечтал об уездном городе — он находился в сорока верстах от меня. Мне очень хотелось убежать с моего пункта туда.

Там было электричество, четыре врача, с ними можно было посоветоваться, во всяком случае не так страшно. Но убежать не было никакой возможности, да временами я и сам понимал, что это малодушие. Ведь именно для этого я учился на медицинском факультете…

«…Ну, а если привезут женщину и у нее неправильныее роды? или, предположим, больного, а у него ущемленная грыжа? Что я буду делать? Посоветуйте, будьте добры. Сорок восемь дней тому назад я кончил факультет с отличием, но отличие само по себе, а грыжа сама по себе. Один раз я видел, как профессор делал операцию ущемленной грыжи. Он делал, а я сидел в амфитеатре. И только холодный пот неоднократно стекал у меня вдоль позвоночного столба при мысли о грыже. Каждый вечер я сидел в одной и той же позе, налившись чаю: под левой рукой у меня лежали все руководства по оперативному акушерству, сверху маленький Додерляйн. А справа десять различных томов по оперативной хирургии, с рисунками. Я кряхтел, курил, пил черный холодный чай…

И вот я заснул: отлично помню эту ночь — 29 ноября, я проснулся от грохота в двери. Минут пять спустя я, надевая брюки, не сводил молящих глаз с божественных книг оперативной хирургии. Я слышал скрип полозьев во дворе: уши мои стали необычайно чуткими. Вышло, пожалуй, еще страшнее, чем грыжа, чем поперечное положение младенца: привезли ко мне в Никольский пункт-больницу в одиннадцать часов ночи девочку. Сиделка глухо сказала:

— Слабая девочка, помирает… Пожалуйте, доктор, в больницу…

Помню, я пересек двор, шел на керосиновый фонарь у подъезда больницы, как зачарованный смотрел, как он мигает. Приемная уже была освещена, и весь состав моих помощников ждал меня уже одетый и в халатах. Это были: фельдшер Демьян Лукич, молодой еще, но очень способный человек, и две опытных акушерки — Анна Николаевна и Пелагея Ивановна. Я же был всего лишь двадцатичетырехлетним врачом, два месяца назад выпущенным и назначенным заведовать Никольской больницей.

Фельдшер распахнул торжественно дверь, и появилась мать. Она как бы влетела, скользя в валенках, и снег еще не стаял у нее на платке. В руках у нее был сверток, и он мерно шипел, свистел. Лицо у матери было искажено, она беззвучно плакала. Когда она сбросила свой тулуп и платок и распутала сверток, я увидел девочку лет трех. Я посмотрел на нее и забыл на время оперативную хирургию, одиночество, мой негодный университетский груз, забыл все решительно из-за красоты девочки. С чем бы ее сравнить? Только на конфетных коробках рисуют таких детей — волосы сами от природы вьются в крупные кольца почти спелой ржи. Глаза синие, громаднейшие, щеки кукольные. Ангелов так рисовали. Но только странная муть гнездилась на дне ее глаз, и я понял, что это страх, — ей нечем было дышать «она умрет через час», — подумал я совершенно уверенно, и сердце мое болезненно сжалось…

Ямки втягивались в горле у девочки при каждом дыхании, жилы надувались, а лицо отливало из розоватого в легонький лиловый цвет. Эту расцветку я сразу понял и оценил. Я тут же сообразил, в чем дело, и первый раз диагноз поставил совершенно правильно, и главное, одновременно с акушерками — они-то были опытны: «У девочки дифтерийный круп, горло уже забито пленками и скоро закроется наглухо…»

— Сколько дней девочка больна? — спросил я среди насторожившегося молчания моего персонала.

— Пятый день, пятый, — сказала мать и сухими глазами глубоко посмотрела на меня.

— Дифтерийный круп, — сквозь зубы сказал я фельдшеру, а матери сказал: — Ты о чем же думала? О чем думала?

И в это время раздался сзади меня плаксивый голос:

— Пятый, батюшка, пятый!

Я обернулся и увидел бесшумную, круглолицую бабку в платке. «Хорошо было бы, если б бабок этих вообше на свете не было», — подумал я в тоскливом предчувствии опасности и сказал:

— Ты, бабка, замолчи, мешаешь — Матери же повторил: — О чем ты думала? Пять дней? А?

Мать вдруг автоматическим движением передала девочку бабке и стала передо мной на колени.

— Дай ей капель, — сказала она и стукнулась лбом в пол, — удавлюсь я, если она помрет.

— Встань сию же минуточку, — ответил я, — а то я с тобой и разговаривать не стану.

Мать быстро встала, прошелестев широкой юбкой, приняла девчонку у бабки и стала качать. Бабка начала молиться на косяк, а девочка все дышала со змеиным свистом. Фельдшер сказал:

— Так они все делают. Народ — Усы у него при этом скривились набок.

— Что ж, значит, помрет она? — глядя на меня, как мне показалось, с черной яростью, спросила мать.

— Помрет, — негромко и твердо сказал я.

Бабка тотчас завернула подол и стала им вытирать глаза. Мать же крикнула мне нехорошим голосом:

— Дай ей, помоги! Капель дай!

Я ясно видел, что меня ждет, и был тверд.

— Каких же я ей капель дам? Посоветуй. Девочка задыхается, горло ей уже забило. Ты пять дней морила девчонку в пятнадцати верстах от меня. А теперь что прикажешь делать?

— Тебе лучше знать, батюшка, — заныла у меня на левом плече бабка искусственным голосом, и я ее сразу возненавидел.

— Замолчи! — сказал ей. И, обратившись к фельдшеру, приказал взять девочку. Мать подала акушерке девочку, которая стала биться и хотела, видимо, кричать, но у нее не выходил уже голос. Мать хотела ее защитить, но мы ее отстранили, и мне удалось заглянуть при свете лампы-«молнии» девочке в горло. Я никогда до тех пор не видел дифтерита, кроме легких и быстро забывшихся случаев. В горле было что-то клокочущее, белое, рваное. Девочка вдруг выдохнула и плюнула мне в лицо, но я почему-то не испугался за глаза, занятый своей мыслью.

— Вот что, — сказал я, удивляясь собственному спокойствию, — дело такое. Поздно. Девочка умирает. И ничто ей не поможет, кроме одного — операции. И сам ужаснулся, зачем сказал, но не сказать не мог. «А если они согласятся?» — мелькнула у меня мысль.

— Как это? — спросила мать.

— Нужно будет горло разрезать пониже и серебряную трубку вставить, дать девочке возможность дышать, тогда, может быть, спасем ее, — объяснил я.

Мать посмотрела на меня, как на безумного, и девочку от меня заслонила руками, а бабка снова забубнила:

— Что ты! Не давай резать! Что ты? Горло-то?!

— Уйди, бабка! — с ненавистью сказал я ей. — Камфару впрысните, — сказал я фельдшеру.

Мать не давала девочку, когда увидела шприц, но мы ей объяснили, что это не страшно.

— Может, это ей поможет? — спросила мать.

— Нисколько не поможет.

Тогда мать зарыдала.

— Перестань, — промолвил я. — Вынул часы и добавил: пять минут даю думать. Если не согласитесь, после пяти минут сам уже не возьмусь делать.

— Не согласна! — резко сказала мать.

— Нет нашего согласия! — добавила бабка.

— Ну, как хотите, — глухо добавил я и подумал: «Ну, вот и все! Мне легче. Я сказал, предложил, вон у акушерок изумленные глаза. Они отказались, и я спасен». И только что подумал, как другой кто-то за меня чужим голосом вымолвил:

— Что вы, с ума сошли? Как это так не согласны? Губите девочку. Соглашайтесь. Как вам не жаль?

— Нет! — снова крикнула мать.

Внутри себя я думал так: «Что я делаю? Ведь я же зарежу девочку». А говорил иное:

— Ну, скорей, скорей соглашайтесь! Соглашайтесь! Ведь у нее уже ногти синеют.

— Ну, что же, уведите их в палату, пусть там сидят.

Их увели через полутемный коридор. Я слышал плач женщин и свист девочки. Фельдшер тотчас же вернулся и сказал:

Внутри у меня все окаменело, но выговорил я ясно: — Стерилизуйте немедленно нож, ножницы, крючки, зонд!

Через минуту я перебежал двор, где, как бес, летала и шаркала метель, прибежал к себе и, считал минуты, ухватился за книгу, перелистал ее, нашел рисунок, изображающий трахеотомию. На нем все было ясно и просто: горло раскрыто, нож вонзен в дыхательное горло. Я стал читать текст, но ничего не понимал, слова как-то прыгали в глазах. Я никогда не видел, как делают трахеотомиию. «Э, теперь уж поздно», — подумал я, взглянул с тоской на синий цвет, на яркий рисунок, почувствовал, что свалилось на меня трудное, страшное дело, и вернулся, не заметив вьюги, в больницу.

В приемной тень с круглыми юбками прилипла ко мне, и голос заныл:

— Батюшка, как же так, горло девчонке резать? Да разве же это мыслимо? Она, глупая баба, согласилась. А моего согласия нету, нету. Каплями согласна лечить, а горло резать не дам.

— Бабку эту вон! — закричал я и в запальчивости добавил: — Ты сама глупая баба! Сама! А та именно умная! И вообще никто тебя не спрашивает! Вон ее!

Акушерка цепко обняла бабку и вытолкнула ее из палаты.

— Готово! — вдруг сказал фельдшер.

Мы вошли в малую операционную, и я, как сквозь завесу, увидал блестящие инструменты, ослепительную лампу, клеенку… В последний раз я вышел к матери, из рук которой девочку еле вырвали. Я услыхал лишь хриплый голос, который говорил: «Мужа нет. Он в городу. Придет, узнает, что я наделала, — убьет меня!»

— Убьет, — повторила бабка, глядя на меня в ужасе.

— В операционную их не пускать! — приказал я.

Мы остались одни в операционной. Персонал, я и Лидка — девочка. Она, голенькая, сидела на столе и беззвучно плакала. Ее повалили на стол, прижали, горло ее вымыли, смазали иодом, и я взял нож, при этом подумал «Что я делаю?». Было очень тихо в операционной. Я взял нож и провел вертикальную черту по пухлому белому горлу. Не выступило ни одной капли крови. Я второй раз провел ножом по белой полоске, которая выступила меж раздавшейся кожей. Опять ни кровинки. Медленно, стараясь вспомнить какие-то рисунки в атласах, я стал при помощи тупого зонда разделять тоненькие ткани. И тогда внизу раны откуда-то хлынула темная кровь и мгновенно залила всю рану и потекла по шее. Фельдшер тампонами стал вытирать ее, но она не унималась. Вспоминая все, что я видел в университете, я пинцетами стал зажимать края раны, но ничего не выходило. Мне стало холодно, и лоб мой намок. Я остро пожалел, зачем пошел на медицинский факультет, зачем попал в эту глушь. В злобном отчаянии я сунул пинцет наобум, куда-то близ раны, зашелкнул его, и кровь тотчас же перестала течь. Рану мы отсосали комками марли, она предстала передо мной чистой и абсолютно непонятной. Никакого дыхательного горла нигде не было. Ни на какой рисунок не походила моя рана. Еще прошло минуты две-три, во время которых я совершенно механически и бестолково ковырял в ране то ножом, то зондом, ища дыхательное горло. И к концу второй минуты я отчаялся его найти «Конец, — подумал я, — зачем я это сделал? Ведь мог же я не предлагать операцию, и Лидка спокойно умерла бы у меня в палате, а теперь умрет с разорванным горлом, и никогда, ничем я не докажу, что она все равно умерла бы, что я не мог повредить ей…» Акушерка молча вытерла мой лоб. «Положить нож, сказать: не знаю, что дальше делать», — так подумал я, и мне представились глаза матери. Я снова поднял нож и бессмысленно, глубоко и резко полоснул Лидку. Ткани разъехались, и неожиданно передо мной оказалось дыхательное горло.

— Крючки! — сипло бросил я.

Фельдшер подал их. Я вонзил один крючок с одной стороны, другой — с другой, и один из них передал фельдшеру. Теперь я видел только одно: сероватые колечки горла. Острый нож я вколол в горло — и обмер. Горло поднялось из раны, фельдшер, как мелькнуло у меня в голове, сошел с ума: он стал вдруг выдирать его вон. Ахнули за спиной у меня обе акушерки. Я поднял глаза и понял, в чем дело: фельдшер, оказывается, стал падать в обморок от духоты и, не выпуская крючка, рвал дыхательное горло «все против меня, судьба, — Подумал я, — теперь уж, несомненно, зарезали мы девочку, — и мысленно строго добавил: — Только дойду домой — и застрелюсь…» Тут старшая акушерка, видимо, очень опытная, как-то хищно рванулась к фельдшеру и перехватила у него крючок, причем сказала, стиснув зубы:

Фельдшер со стуком упал, ударился, но мы не глядели на него. Я вколол нож в горло, затем серебряную трубку вложил в него. Она ловко вскользнула, но Лидка осталась недвижимой. Воздух не вошел к ней в горло, как это нужно было. Я глубоко вздохнул и остановился: больше делать мне было нечего. Мне хотелось у кого-то попросить прощенья, покаяться в своем легкомыслии, в том, что я поступил на медицинский факультет. Стояло молчание. Я видел, как Лидка синела. Я хотел уже все бросить и заплакать, как вдруг Лидка дико содрогнулась, фонтаном выкинула дрянные сгустки сквозь трубку, и воздух со свистом вошел к ней в горло, потом девочка задышала и стала реветь. Фельдшер в это мгновение привстал, бледный и потный, тупо и в ужасе поглядел на горло и стал помогать мне его зашивать.

Сквозь сон и пелену пота, застилавшую мне глаза, я видел счастливые лица акушерок, и одна из них мне сказала:

— Ну и блестяще же вы сделали, доктор, операцию.

Я подумал, что она смеется надо мной, и мрачно, исподлобья глянул на нее. Потом распахнулись двери, повеяло свежестью. Лидку вынесли в простыне, и сразу же в дверях показалась мать. Глаза у нее были как у дикого зверя. Она когда я услышал звук ее голоса, пот потек у меня по спине, я только тогда сообразил, что было бы, если бы Лидка умерла на столе. Но голосом очень спокойным я ей ответил:

— Будь поспокойнее. Жива. Будет, надеюсь, жива. Только, пока трубку не вынем, ни слова не будет говорить, так не бойтесь.

И тут бабка выросла из-под земли и перекрестилась на дверную ручку, на меня, на потолок. Но я уж не рассердился на нее. Повернулся, приказал Лидке впрыснуть камфару и по очереди дежурить возле нее. Затем ушел к себе через двор. Помню, синий свет горел у меня в кабинете, лежал Додерляйн, валялись книги. Я подошел к дивану одетый, лег на него и сейчас же перестал видеть что бы то ни было; заснул и даже снов не видел.

Прошел месяц, другой. Много я уже перевидал, и было уже кое-что страшнее Лидкиного горла. Я про него и забыл. Кругом был снег, прием увеличивался с каждым днем. И как-то, в новом уже году, вошла ко мне в приемную женщина и ввела за ручку закутанную, как тумбочка, девчонку. Женщина сияла глазами. Я всмотрелся — узнал.

Лидке распутали горло. Она дичилась и боялась, но все же мне удалось поднять подбородок и заглянуть. На розовой шее был вертикальный коричневый шрам и два тоненьких поперечных от швов.

— Все в порядке, — сказал я, — можете больше не приезжать.

— Благодарю вас, доктор, спасибо, — сказала мать, а Лидке велела: — Скажи дяденьке спасибо!

Но Лидка не желала мне ничего говорить. Больше я никогда в жизни ее не видел. Я стал забывать ее. А прием мой все возрастал. Вот настал день, когда я принял сто десять человек. Мы начали в девять часов утра и кончили в восемь часов вечера. Я, пошатываясь, снимал халат. Старшая акушерка-фельдшерица сказала мне:

— За такой прием благодарите трахеотомию. Вы знаете, что в деревнях говорят? Будто вы больной Лидке вместо ее горла вставили стальное и зашили. Специально ездят в эту деревню глядеть на нее. Вот вам и слава, доктор, поздравляю.

— Так и живет со стальным? — осведомился я.

— Так и живет. Ну, а вы доктор, молодец. И хладнокровно как делаете, прелесть!

— М-да… я, знаете ли, никогда не волнуюсь, — сказал я неизвестно зачем, но почувствовал, что от усталости даже устыдиться не могу, только глаза отвел в сторону. Попрощался и ушел к себе. Крупный снег шел, все застилало. Фонарь горел, и дом мой был одинок, спокоен и важен. И я, когда шел, хотел одного — спать.

Булгаков «Записки юного врача»

Четверг, 3 ноября 2016 г.
Рубрика: Книги и Литература
Метки: Булгаков, записки, врач
Автор статьи: vitalik626
Цикл рассказов «Записки юного врача» был написан Михаилом Афанасьевичем Булгаковым, в 1925 году. Молодой автор был не новичок в литературном деле — это был уже узнаваемый поэт и писатель. Многие успели полюбить его талантливые стихи, повести, рассказы. На его счету уже имелся и роман «Белая Гвардия».

Выход нового цикла рассказов порадовал критиков и читателей, поскольку незамысловатый сюжет был понятен каждому. В то же время в произведении прослеживается четкое мировоззрение и мнение о грядущем будущем со стороны самого писателя. Именно этому он посвящает и более позднее творчество.

Главные особенности произведения:

• легкий и добродушный юмор;

• своеобразная наивность в тексте.

Михаил Афанасьевич с особенным удовольствием описывает всё происходящее в рассказах. С уважением относится к героям, и та наивность, которой наделены многие персонажи, только улучшает качество произведения.

В произведении «Записки юного врача» автор рассказывает про молодого человека, который решил посвятить свою жизнь медицине. На первых порах он робок и нерешителен в своих действиях, но с течением времени к нему приходит опыт, у него появляется полная уверенность в совершаемых действиях при выполнении поставленных задач. Читатель видит как растёт профессионализм молодого человека.

Самое главное, что передает Булгаков своим читателям – это то, что у человека с набором опыта в медицине рано или поздно появляется своеобразная ответственность за каждый свой шаг. Ведь именно врач несет ответственность за своих пациентов. Медик обязан всегда мчаться к больным и нуждающимся в помощи людям. И совершенно здесь неважно, какая на улице погода — ничто не должно быть помехой. Главный герой произведения, Бомгард, в начатое дело вкладывает любовь, заботу, тепло. Это помогает больным быстрее выздоравливать и доказывает, что молодой человек находится на своём месте.

По сюжету произведения «Записки юного врача» главный герой время от времени очень даже удачлив в своей работе, но иной раз сталкивается с серьёзными трудностями. Некоторые вещи он не в силах исправить и преодолеть. Например, в один момент, погибает его друг и коллега по работе. Зовут его Поляковым. Про него рассказывается в главе «Морфий». В отдельном рассказе «Вьюга» он также не смог помочь молодой девушке, которая была близка ему и его друзьям.

Доктор постоянно остается морально устойчивым и старается не воспринимать случившееся близко к сердцу. Он не желает убегать и прятаться от возникших неприятностей и не отчаивается. Главный герой смело шагает вперед и выполняет свою сложную миссию – спасает жизни всем, кому необходима его помощь.

Лишь одного боится молодой человек – это возможность возникновения бессилия при столкновении с неизвестным заболеванием. Он постоянно развивается, изучает все новые и новые методики оперирования, самосовершенствуется. Доктор много работает и применяет навыки и знания на практике.

Само произведение состоит из цикла различных по смыслу рассказов. Каждый отдельный эпизод по-своему незатейлив, но раскрывает панорамную жизнь в поселке в Смоленской губернии. В каждой истории скрыт особенный характер самого автора.

Эпизод «Полотенце с петухом»

Этим рассказом начинается цикл Булгакова. Молодой и начинающий специалист в области медицины, которого зовут Бомгардом, прибывает на новое место. Здесь он сразу же сталкивается с необходимостью проведения ампутации конечности. Проведенная им операция заканчивается успехом, его все хвалят, в особенности старший фельдшер. Именно он говорит о том, что у доктора большой потенциал и не сомневается в наличии опыта у специалиста. На самом же деле – это была его самая первая операция, а старшему фельдшеру он врет, что да, опыт за плечами уже имеется. Главный герой сам не знает зачем врёт, и упрекает себя за это.

Эпизод «Вьюга»

Начинающий доктор остается в поселке и, как и ранее, изучает все новую и новую информацию о заболеваниях и методах их лечения.

Но вот поступает неотложный вызов и доктору требуется отправиться в далекую деревню для оказания помощи пациенту. В пути его настигает сильнейший буран с метелью. В данном случае автор произведения желает показать читателю, что врач, согласно своему врачебному этикету и долгу не может отказать пациенту. Несмотря на все препятствия, которые настигают его в пути, он мчится на помощь больным, чего бы это в итоге ему ни стоило.

Здесь же случается и первая серьёзная неудача — пациентка умирает.

Эпизод «Стальное горло»

В этом рассказе на стол доктора попадает маленькая девочка, которая находится на последней стадии дифтерии. Бомгард, конечно же, в бешенстве от увиденного. Он винит в случившемся бабушку и мать ребенка, не понимая, зачем было тянуть до последнего и так безответственно относится к здоровью ребёнка. Ему приходится в срочном порядке произвести трахеотомию и вставить в горло стальную трубку. Это требуется на время, чтобы пациентка не задохнулась от удушья.

Данный рассказ заканчивается юмористическим повествованием, показывающим безграмотность деревенских жителей. Люди считают, что доктор целенаправленно зашил в горло девочки трубку, с которой она будет жить всю жизнь. Чтобы посмотреть на это съезжаются жители окружающих деревень.

Эпизод «Тьма египетская»

Следующий отдельный рассказ Булгакова также имеет юмористическую направленность. Автор всячески высмеивает крестьян, которые в большинстве случаев выводят напоказ свое невежество. У писателя нет смысла посмеяться над крестьянами — он хочет показать их безграмотность и суеверность, а подобное невежество искусно маскирует юмористическим повествованием.

Здесь рассказывается про простого мельника, который заболел малярией. Доктор рекомендует ему использовать курс хинина, который требуется рассчитать на недели и равномерно принимать. Крестьянин пренебрегает рекомендациями и решает за один приход употребить все медикаменты, так как желает быстрее оздоровиться. Но это ни к чему хорошему не приводит.

Эпизод «Морфий»

Данное произведение написано в 1927 году и большинство литераторов отрицают его принадлежность к данному циклу. Но поскольку есть сторонники противоположного мнения, разберём и его.

Это печальное повествование. Рассказ представляет собой своеобразный монолог наркомана, который практически всю жизнь употребляет морфий. Спустя время, этот человек накладывает на себя руки. Герой данного рассказа – это друг и коллега Бомгарда.

Многие биографы Бунина утверждают, что тематика была весьма близка для Михаила Афанасьевича, так как он сам ранее перетерпел мучительную зависимость от морфия, но в отличие от героя рассказа, нашел в себе силы и справился с пагубным пристрастием.

Рассказ представляет собой несколько страниц пронизывающей душу истории. Здесь показаны всевозможные ужасы, связанные с наркоманией и ярко расписан финал такой зависимости. Человек, употребляющий морфий, деградирует в обществе, теряет своих друзей и близких, а личность его распадается.

Эпизод «Крещение поворотом»

Теперь автор переносит читателя в родильное отделение, где главному герою приходится принимать роды, проходящие весьма тяжело. Стоит отметить, что опыта совершения таких манипуляций у доктора попросту нет, и он в срочном порядке вычитывает материал, прямо перед операцией.

В итоге молодой специалист решается положиться на свою профессиональную интуицию. Операция заканчивается успешно, после чего он дочитывает начатую книгу и понимает, что ранее неясные главы теперь для него совершенно понятны.

Эпизод «Пропавший глаз»

Следующий рассказ представляет собой своеобразное подытоживание опыта, полученного в больнице в Мурьеве за первый год практики. Он замечает в себе сильные изменения – как внутренние, так и внешние. Он вспоминает самые интересные случаи из жизни, произошедшие в этот период жизни.

Теперь у доктора достаточно опыта и на все новые случаи он смотрит без малейшего страха. Он сам себя упрекает в том, что иногда излишняя гордость и самоуверенность мешает ему полноценно работать. Врач, которому лишь 23 года, обещает самому себе совершенствоваться и никогда не прекращать обучение.

Эпизод «Звездная сыпь»

Данный рассказ повествует о сильном очаге сифилиса. Доктор понимает, что заболевание основывается на социальном характере и справиться с ним будет очень трудно. Он пытается лечить ее, но в итоге понимает, что все бесполезно и необходимо переломить самих крестьян и создать систему лечения, иначе все будет безрезультатно.

Ссылка на основную публикацию
×
×