×

Сочинение Время и пространство в романе Мастер и Маргарита Булгакова

Время и пространство в романе Мастер и Маргарита Булгакова

Пространство этого романа удивительно! В книге ведь совмещаются целых два романа. Они совсем разные, хотя и пересекаются. Действие одного происходит в Москве, современной Булгакову. Другого – в Иерусалиме времён Христа.

В обоих романах жаркая погода. Даже удивительно жаркая! В Москве с самого начала герои жалуются на жару, которая не очень хорошо переносится в каменном городе. В «Ершалаиме» тоже жарко, хотя его жители к ней привычны. (Кстати, головная боль Пилата и не вызвана жарой!) Во время казни несчастные мучатся ещё и от жары. То есть всё происходит летом.

И там, и там надвигается гроза, как и бывает после сильной жары. С одной стороны, дождь нужен. С другой – гроза пугает, разрушает привычную жизнь. На самом деле может быть опасной. В Москве тучи закрывают небо, когда Воланд уже уносит Мастера и его избранницу.

В обоих романах проходит примерно одинаковое время – неделя. Я бы сказал, что для Иешуа – чуть меньше, а для Мастера – больше. Кроме того, Мастер вспоминает прошлое – знакомство с Маргаритой, начало их жизни, свою болезнь. А Воланд, вообще, говорит, что живёт очень долго – сам видел Христа. В конце романа появляется и Пилат, и один из апостолов, и сам Иешуа, то есть они вне понятия время – они вечны. И Мастеру тоже подарили вечный покой, хотя и не блаженство. Но он счастлив, ведь он разделит свою участь с возлюбленной.

Пространство в московской части намного шире. Для Пилата есть его город, некоторые улицы, Голгофа… А вот Москва представлена большим количеством улиц. Важны «нехорошая квартира», Патриаршие пруды, дом Литератора, Варьете, подвальчик Мастера, психиатрическая лечебница, магазины… Один из персонажей даже оказывается в Ялте! И после упоминается вся страна, по которой идёт поиск «банды» Воланда.

Кстати, в Москве есть экскурсии по следам этого романа. И «нехорошая квартира» существует как музей Булгакова. Несколько лет назад я слышал, что от памятника Пушкину (на одноименной станции) отправляется стилизованный автобус по маршруту булгаковского романа. Это очень, по-моему, здорово! Понятно, что в Иерусалиме экскурсии по святым местам, которые и упомянуты в книге.

Мне нравится система романа. Интересно переноситься из Москвы в Иерусалим, из почти современности в древность… И стиль повествования меняется, настроение! Конечно, древний роман более серьёзен. Всё это хороший приём, и очень интересный роман.

Вариант 2

Мастер и Маргарита – гениальное произведение талантливого русского писателя, служащее настольной книгой для многих людей. В относительно небольшом произведении автор смог: затронуть многие аспекты бытия цивилизации, добавить щепотку юмора и сатиры, поговорить с читателем о сущности культуры, коснуться религиозной и философской темы. Привлекает в произведении и его эпохальность: писатель вместил многие географические и временные локации.

Незадачливый читатель может легко потеряться в многообразии сюжетных линий романа и не сразу вычленить общую канву повествования. Однако, в романе встречаются три основных мира: Москва времен советской России, Древний Ершалаим (аллюзия на Древний Рим), некий мир, находящийся в другом измерении.

Философский подтекст романа обоснован в древнем мире, где описаны отношения бродячего проповедника Иешуа и прокуратора Понтия Пилата. Эта античная история описана самим Мастером. В романе он коллега по цеху для Булгакова. Порой читатель сам не замечает, как писательское перо ловко направляет его уже в библейскую эпоху, заставляя невольно послушать идеи как Ершалаимского чиновника, страдающего неизлечимой болезнью, так и божественного проповедника Иешуа.

Сатирическую основу романа составляет Москва тридцатых годов. Здесь явно видна изобличительная подоплека повествования. Автор высмеивает среду, в которой он варился большую часть своей жизни – среда московских литераторов. Рассматривает автор и вопросы быта и жизни горожан тех лет.

Начинается, как ни странно, роман вовсе не с Мастера и не с Маргариты: начинается он именно в Москве на Патриарших прудах, с разговора двух литераторов на религиозную тематику. Есть эпизоды разоблачения деятелей культуры Воландовской дьявольской шайкой.

Имеется в произведении и мир фантастических сущностей. Ведь, по сути, главные персонажи романа в реальном мире имеют лишь телесные оболочки. Они не люди и не животные – они представители дьявольской свиты. Жители мира грешников. Венцом повествования в мистическом мире становится бал Сатаны, где почетной хозяйкой и была Маргарита. В потустороннем мире находятся и все написанные рукописи, весь продукт духовной деятельности гениев, иначе как объяснить утверждение о том, что рукописи не горят.

Время и пространство в романе Мастер и Маргарита

Несколько интересных сочинений

Это произведение Тургенев напрямую связал с происшествием студенческого «хождения в народ», которые происходили в семидесятых годах восемнадцатого века. Пусть действие романа разворачиваются в шестидесятых годах

Идея этого произведения появилась у Александра Сергеевича в начале 1833 года. В то время он еще работал над «Дубровским» и историческим очерком «История Пугачева».

Это психологически сложное произведение на протяжении всего повествования переплетается с мистическим значением чисел. И на протяжении всего романа на слух запоминается ряд чисел, которые использует автор при своем рассказе.

Суббота в нашем доме это как маленький праздник для всей семьи. Все мои одноклассники в субботу отдыхают, но только не я. Меня это никак не тревожит, ведь в субботу я просыпаюсь с отличным настроением.

Доброта человека – тема, которую поднимают в обществе уже много веков. До сих пор ведутся активные споры на эту тему.

Проблема времени и пространства в романе М.Булгакова “Мастер и Маргарита”

Сочинение – Литература

Другие сочинения по предмету Литература

опытка спроецировать время, бесконечное, справедливое время, на всех участников события в романе Булгакова и за его пределами, в самой жизни. Это попытка осуществить справедливость – поверх страшных реальностей эпохи, вне времени и пространства. Фантастические картины романа Булгакова это, прежде всего суд времени, суд истории.

Суд вечности, вершимый Воландом, просвечивает всех персонажей романа, и становится ясно, кто из них выдерживает этот ослепительно яркий свет, а кто начинает корчиться, таять, исчезать уже при первых проблесках вечности. Среди тех. кто, безусловно, оправдан судом вечности – Мастер. Судьба его очевидным образом связана с героем его романа Иешуа Га-Ноцри, исторической ипостасью евангельского Иисуса. Мастера и его героя связывают и их “бездомность”, “бесприютность” (Мастер теряет свою квартиру), и травля, заканчивающаяся в обоих случаях доносом и арестом, и предательство (Алоизий Могарыч – явный аналог Иуды из Кариафа), и тема тюрьмы – казни (пребывание Мастера в клинике Стравинского сопоставимо с пленением Иешуя), и мотив Ученика (Бездомный, который становится, как и Мастер, историком-профессионалом, – смысловая параллель Левия Матвея, последователя и летописца Иешуа).

Булгаков сознательно, подчас демонстративно, подчёркивает автобиографичность своего Мастера. Остановка травли, полное отрешение от литературной и общественной жизни, отсутствие средств к существованию, постоянное ожидание ареста, сыплющиеся градом статьи-доносы, преданность и самоотверженность любимой женщины, сопоставимая лишь гётевской Гретхен-Маргаритой бессмертного “Фауста”. Почти буквальное совпадение того, как Мастер оценивает своё положение, говоря Бездомному: “Я нищий” – и Маргарите: “. со мною будет нехорошо, и я не хочу, чтобы ты погибла вместе со мной” – с тем, как характеризовал собственную судьбу Булгаков в письме к Правительству: “. у меня (. ) налицо, в данный момент, – нищета, улица и гибель”.

Судьба Мастера-Булгакова закономерна: в “стране победившего социализма” люди, стоящие у власти, делают всё, чтобы художник, учёный, мыслитель, инженер – каждый по-своему – перестали чувствовать себя мастерами своего дела, изо всех сил мешают им – не, сколько даже писать, “творить, выдумывать, пробовать”, сколько видеть смысл и значение своего творчества, сознавать себя исполнителями собственной миссии в обществе, а не какого-то запланированного свыше “социального заказа”.

Не случайно именно Мастеру нет места в этом мире ни как писателю, ни как мыслителю, ни как человеку, в то время как МОССОЛИТ и ресторан “Дом Грибоедова” переполнены людьми, именующими себя писателями, их жёнами и иными, ещё менее причастными к литературе лицами.

Среди “последних похождений” Бегемота и Коровьева посещение ресторана писательского “Грибоедова”. “Вы – писатели?” – спросила гражданка, которая в толстую конторскую книгу записывала входящих в ресторан – “неизвестно для каких причин”, “Ваши удостоверения?” “. Какие удостоверения?” – спросил Коровьев, удивляясь”; “чтобы убедиться в том, что Достоевский – писатель, неужели же нужно спрашивать у пего удостоверение?” – продолжил он. “Да возьмите вы любых пять страниц из любого его романа, и без всякого удостоверения вы убедитесь, что имеете дело с писателем. Да я полагаю, что у него и удостоверения-то никакого не было!” – “Ваши удостоверения, граждане, – сказала гражданка”. “Помилуйте, это, в конце концов, смешно, – не сдавался Коровьев, – вовсе не удостоверением определяется писатель, а тем, что он пишет! Почём вы знаете, какие замыслы роятся в моей голове?”. Больное общество, где определяют, является ли тот или иной человек писателем, по клочку картона, что в переплёте из дорогой кожи, коричневый, “с золотой широкой каймой”. Возможно, поэтому на вопрос Бездомного: “Вы – писатель?” – “Гость потемнел лицом и погрозил Ивану кулаком, потом сказал: – “Я – мастер. ”. Зато совершенно беспрепятственно попадают в “Грибоедов” члены МАССОЛИТа “одной из крупнейших московских литературных ассоциаций”, среди них поэты – Рюхин и Бездомный, критики Латунский и Лаврович, гонители Мастера.

Своеобразной моделью общества является в романе Булгакова “творческий союз” МАССОЛИТ – легко узнаваемый гибрид РАППа конца 20-х – начало 30-х годов и более позднего Союза советских писателей (как оказалось прямой преемник РАППа по всем основным вопросам, такая же бюрократическая, принципиально нетворческая организация). Так называемый творческий процесс в МАССОЛИТе развивается по “плану”: хочешь написать рассказ или новеллу – получай “полнообъёмный творческий отпуск” на две недели; хочешь написать роман или трилогию – бери такой же отпуск, но “до одного года”. Можно, как выясняется, что-то написать, даже взяв “однодневную творческую путёвку”. Определены и лучшие “творческие места”: Ялта, Суук-Су, Боровое и т.п. Но в эту дверь очередь (“не чрезмерная, человек в полтораста”). Будучи членом МАССОЛИТа, можно решать не только “творческие” проблемы, но и квартирные, и дачные, и продовольственные. Чем выше (нет, не талант) административный пост, тем быстрее и удачнее решаются все проблемы. В самой аббревиатуре “МАССОЛИТ” есть что угодно, но не родство с литературой: Главлит, Массока, Мапп (как часть РАППа или ВОАППа), Пролеткульт и т.п.

Из трёх тысяч ста одиннадцати членов МАССОЛИТа на страницы булгаковского романа попадают от силы десятка два. Но ни один из них не занят литературой, да и вообще неизвестно, занимается ли каким-нибудь творчеством.

«Временные пространства в романе М.Булгакова «Мастер и Маргарита»»

Роман «Мастер и Маргарита» – произведение, которое изменило мое представление о мире вообще. Жил я себе на планете Земля и знал, что жизнь одно и после смерти нет ничего. Родители мои атеисты, и все эти паранормальные, чудесные явления для них – сказки с эффектом дурачества. Реальная жизнь – это то, что есть, а все другое – нам неизвестно, и нечего слушать неизвестно что. Так думают мои родители. Бабушка имеет другой, прямо противоположный взгляд. А я как-то не знаю, к какому лагерю примкнуть. Библию я старался прочесть, точнее, старался читать, но это непросто. Притчу о Лазаре я читал в «Новом Завете», когда мы изучали Достоевского; чуть раньше в школе обращались к библейским притчам и повествованиям.

Но Булгаков не просто использовал что-то отдельное в своем романе – он написал «Библию по-булгаковски». Возможно, ему это было сделать легко, так как в семье религиозные темы постоянно были на слуху – его оба деды были священниками, отец преподавал теософию.

Что я увидел у Булгакова? Для писателя не существует прошлого, будущего – все возможно здесь и сейчас. Можно одновременно перемещаться в разные времена и пространства. Можно побывать в древнем Ершалаиме или на Патриарших прудах. Можно рассмотреть мир божий и мир демонический. Можно быть мертвым в этом мире, а можно оставаться живым там, в другом измерении. Но, где бы ты ни был, и что бы ты не делал, следует помнить, что ты сам пишешь страницы своей жизни, и как напишешь, так тебе и «воздасться». Мне понравилось читать роман после его анализа – я хотя бы начал понимать и параллели, и диады с триадами. Хотелось взяться за карандаш и делать зарисовки, казалось, тени одних персонажей стоят за тенями других. Мастер – это Иешуа, а Иешуа – это Иисус Христос. Так же, как Иешуа, Мастер знает несколько языков. Он делает свое любимое дело – пишет роман и не отказывается от него даже тогда, когда жизнь становится невыносимой. Иешуа также до самой смерти жив убеждениями: все люди добрые, злых людей не бывает. Он сочувствует Иуде, так как у него есть предчувствия, что того ждет несчастье.

Иешуа не держит зла ни на Левия Матвея, который неправильно записывает на пергаменте его слова, ни на предателя Иуду, ни на Понтия Пилата. Он отошел от них в иной мир, и Мастер отходит в иной мир – попадает в сумасшедший дом. Но Булгаков не оправдывает оскорблений Христа. Тот остается недосягаемым. Иешуа до последнего вздоха исполняет свой долг, не просит помилования и не отказывается от своих мыслей. Мастер – земной человек и грешен. Он не выдерживает. Убегает от проблем, даже оставляет без известий свою любимую женщину, Маргариту. В этих двух образах просматривает временная беспредельность. Можно сказать, что в каждом есть частичка Иисуса – сына Божьего, и каждый может быть человеком честным, чистым – это не исчезает никуда. Моральные качества вечны, они были когда-то, есть и теперь.К сожалению, вечным является и зло.

Воланд убежден, что без зла не может быть и добра: как мог бы человек узнать, что такое добро, если бы не было зла? Через сравнение, допуская ошибки человек ищет истину. Ошибки провоцируют мир демонов. Это традиционно. А вот Булгаков показал, что человек – зло, страшнее демонов. В Москве, где появляется Воланд со своими помощниками, зла совершать не нужно. Оно уже есть. И его сделала не нечистая сила, а сами люди. Аннушка разливает масло – и гибнет Берлиоз (но масло – это мелочи); Поплавский срочно приезжает в Москву, так как не тоска по племяннику, а квартирка его беспокоит; Стёпа Лиходеев такие «кренделя» выделывает, что и демоны называют это «свинячеством» и выбрасывают его в Ялту. Воланд, как на параде, делает осмотр современных людей в театре и придет к выводу: «Люди как люди.

Те же самые, как и когда-то. Любят деньги…» Воланд имеет силу поднять из праха тех, кто был неправедным, грешил на земле. Так, Фрида не имеет покоя ни днем, ни ночью из-за того, что когда-то погубила своего ребенка. Тридцать лет ей напоминают о совершенном преступлении. И кто же отпускает ей грехи? Маргарита. Человек. Что хочет сказать Булгаков? Что человек может прощать грехи так же, как Бог? А может, то, что человек может делать добро и должен его делать. И если кто-то виновен, но уже умер, то, может, его следует извинить и не держать на него зла. Так же, когда это зло сидит в тебе самом. Вот сейчас, сидя на балу у Воланда, Маргарита одновременно находится в трех измерениях. Во-первых, она живая обычная женщина, жена высокого чиновника, возлюбленная Мастера – и это реальный мир; во-вторых, она в это время общается с потусторонними силами, т.е. выходит за пределы реальных возможностей обычного человека. В-третьих, ей дано право отпустить Фриде ее грех. Не роль ли высшей силы берет на себя человек? А позднее Мастер освобождает от греха даже Понтия Пилата.

Каждый ли обычный человек может иметь такие чрезвычайные возможности – быть свободным во времени и пространстве? Думаю, что нет. Мастер заслужил жизнь вечную, покой, так как среди московских литераторов, он единственный, кто не подвергся меркантильным интересам (дача, квартира, деньги), не бросил своей темы, дописал роман до конца. Он убегает от людей, но не от своей идеи. Маргарита способна быть в разных временах и пространствах, так как она тоже необыкновенная. Она по-настоящему любит. Подобной ее нет ни в одном мире – ни в библейском, ни в демоническом, поскольку, как сказал поэт, «лишь раз в тысячу лет приходит подобная любовь».

А возможно, Булгаков хотел показать, что в каждом времени есть что-то свое, выдающееся, уникальное. Современный мир с его приспосабливанием, изменой, лицемерием такой же, как и старый – там тоже были предатели и негодяи, но каждое время должно иметь какие-то свои особенности. Каждое время рождает своих героев. Но не всегда простым смертным сразу становится все ясно. И Иисус Христос прошел непростой путь земного, а потом и загробной жизни, пока его идеи начали утверждаться среди людей. Образ Иисуса живет в каждом сердце верующего человека – и время здесь не имеет значения. Мне кажется, что Булгаков сделал гениальную вещь: он показал, что зло и добро существовали и будут всегда. И человек имеет возможность сам выбирать, которой дорогой ему идти, и всегда должен думать о последствиях своих действий.

Проблема времени и пространства в романе М.Булгакова “Мастер и Маргарита” (стр. 1 из 4)

Тема: Проблема времени и пространства в романе М.Булгакова “Мастер и Маргарита”.

Ученик 11в класса

I. “Литература и революция”

II. Мастер и его время.

1. Полемика с Троцким о художественном мастерстве и Мастерах.

2. Изменения “московского народонаселения” и разгар “великого перелома”.

3. “Творческий союз” МАССОЛИТ модель писательского общества Москвы.

4. Мир вечных человеческих ценностей Мастера.

III. Мастер и наше время.

IV. Вечна душа Мастера.

Роман Булгакова “Мастер и Маргарита”, как и все великие, вечные книги человечества, посвящён всесилию и непобедимости любви. Но не будем забывать того, что писался он во времена, когда господствующей силой в обществе, в стране и мире была ненависть. Ненависть классовая и национальная, революционная и религиозная, общественная и личная…

Нет сомнения, что Булгаков в 1923-1924 годах читал самую яркую, самую известную и самую влиятельную критическую книгу того времени – “Литература и Революция” Троцкого. Вряд ли мимо М. Булгакова прошли процитированные Троцким слова Блока: “Большевики не мешают писать стихи, но они мешают чувствовать себя мастером. Мастер тот, кто ощущает стержень всего своего творчества и держит ритм в себе”. Высказывание это, по-видимому, так поразило или задело Троцкого, что он почувствовал прямо-таки обязанность высказаться по этому поводу, прокомментировать слова великого поэта, “надорвавшегося” на революции. И вот Троцкий объясняет, почему в этом высказывании Блока содержится не только “внутренняя вероподобность” и “значительность” фразы, но и безусловная истина. “Большевики, – заявляет Троцкий от имени партии, членом Политбюро ЦК которой он в то время состоял, – мешают чувствовать себя мастером, ибо мастеру надо иметь ось органическую, бесспорную в себе, а большевики главную-то ось и передвинули”. “Никто из попутчиков революции – а попутчиком был и Блок, и попутчики составляют ныне очень важный отряд русской литературы – не несёт стержня в себе, и именно поэтому мы имеем только подготовительный период новой литературы, только этюды, наброски и пробы пера – законченное мастерство, с уверенным стержнем в себе, ещё впереди”. Целая концепция “новой литературы” держалась у Троцкого на обыгрывании блоковского высказывания.

Кажется, всё творчество Булгакова было призвано опровергнуть высокопарную сентенцию Троцкого. Булгаков был глубоко убеждён, и драматургия его, и романы, и повести, и рассказы суть явления именно “законченного мастерства”, а не “этюды, наброски и пробы пера”. Булгаков не верил, а твёрдо знал, что он-то, безусловно “несёт” в себе “стержень”, неколебимую “ось”, вокруг которой вращается не только его творчество, но и вся его загубленная жизнь.

Булгаков не сомневался в том, что никакой главной оси – ни в природе, ни в обществе, ни в частной жизни личности – не “передвинули”. И роман “Мастер и Маргарита” содержит в себе спор и полемику не только с рассуждениями Троцкого о художественном мастерстве и Мастерах, но и с самим исходным высказыванием Блока. Большевики исключительно мешали Булгакову писать, печатать, ставить на сцене или в кино свои произведения, но они не мешали ему (да и не могли преуспеть в этом) чувствовать себя Мастером.

Многозначителен конец романа “Мастер и Маргарита”. Незадачливый пролетарский поэт Иван Бездомный, “интеллигент”, только “вышедшей из народа” (ещё недавно собиравшийся даже Канта отправить на Соловки на исправительные работы – “годы на три” – за шестое доказательство существования Бога), становится в результате всех сюжетных пертурбаций профессором истории. В этом отношении Иван Бездомный – значительный прогресс “нового человека” по сравнению с Полиграфом Полиграфовичем Шариковым, который воспринимает как личное для себя оскорбление предложение профессора Преображенского “поучиться хоть чему-нибудь”.

При всём своём высоком трагизме роман “Мастер и Маргарита” оптимистичнее “Собачьего сердца”. Покидая этот бренный мир, Мастер оставляет в нём своего ученика, который видит те же сны, что и он, бредит теми же образами мировой истории и культуры, разделяет его философские идеи, верует в те же идеалы всемирного, общечеловеческого масштаба.

Ученик Мастера, его идейный преемник и духовный наследник, ныне “сотрудник Института истории и философии” Иван Николаевич Понырев, “всё знает и понимает” – и в истории, и в мире, и в жизни. “Он знает, что в молодости он стал жертвой преступных гипнотизёров, лечился после этого и вылечился”. Теперь он и сам Мастер. Булгаков показал, что обретение интеллигентности происходит через накопление знаний, через напряжённую интеллектуальную, шире – душевную работу, через усвоение культурных традиций человечества, через избавление от чар “чёрной магии преступных гипнотизёров”. Значит, даже такое “штучное” явление культуры, как мастерство, подлежит творческой преемственности, не уничтожается в апокалиптические времена “мировых катастроф”.

Герои “Мастера и Маргариты” – все без исключения, от мала до велика – вырвались на простор вечности и очутились в бесконечном пространстве мировой истории. И это свидетельствует о том, что ни какие могущественные силы не властны над тем, кто несёт “в себе” свою “ось”, свой неповторимый нравственный и идейный “стержень”, кто является хозяином своих помыслов и своего дела, кто владеет мастерством. Мастер живет в мире без социальных, национальных и временных границ. Его собеседниками являются Иисус Христос, Кант, Гёте. Он современник и собеседник бессмертных, ибо он – равный с ними.

Как и предшествовавшие роману фантастические повести, “Мастер и Маргарита” – произведение, в котором тоже сплавлены в нерасторжимое единство реальность и фантастика. Но фантастика здесь выполняет качественную роль. Она не столько средство испытания действительности в экстремальной ситуации или условная деформация её гипотетическим допущением. Мир фантастических образов и сверхъестественных сил в романе – прорыв через тонкую плёнку суетной повседневности, через мелочи текущей современности грозных и неумолимых черт Вечности, истинного, а не призрачного бытия, в котором того не подозревая, находятся до времени все без исключения булгаковские персонажи. Недаром Булгаков говорил о себе: “Я – мистический писатель”.

В романе реально представлена Москва, её коммунально-бытовой и литературно-театральный мир, так хорошо знакомый Булгакову. Для современников были узнаваемы гонители Мастера – бдительные критики булгаковских пьес, повестей и рассказов, воюющие тем же орудием, что и сам Мастер – словом. Желая поддержать Мастера, Маргарита отнесла в редакцию газеты отрывок из романа, и он был напечатан. Удары посыпались градом. Мастера обвиняли в том, что он “сделал попытку протащить в печать апологию Иисусу Христу”, назвали “воинствующим старообрядцем”. И всё это – на основании одного отрывка из художественного текста, законы которого (законы искусства) не позволяют идентифицировать автора и его героев.

Однако для критиков Мастера не существует разницы между жизнью и художественным текстом, между искусством и не искусством: они глухи к вечному, нетленному, они погружены в политическую суетню и трескотню. Занимаясь искусством слова, верша свой неправедный суд над художниками, над Мастером, они заняты не своим делом, – но им недоступно понимание этого. Вот так с помощью слова в сознание читателей, не имевших возможности прочитать роман целиком, настойчиво внедрялась недобросовестными окололитературными дельцами мысль о вредных, враждебных помыслах автора идеях его произведения.

Итог: Мастер затравлен, первое же столкновение с литературным миром приводит его в сумасшедший дом, где он и погибает. Судьба, типичная для Мастера, живущего не в ладах с окружающим миром, вопреки ему, по своей собственной, внутренне свободной логике. В отличие от своего персонажа, романного Мастера, Булгаков всю жизнь боролся за свои произведения, пытался пробиться к читателю и зрителю, пока оставался в сознании, диктовал и редактировал текст своего главного произведения.

На своём знаменитом сеансе “чёрной магии” на сцене Варьете Воланд размышляет о том, изменилось ли за последние десятилетие “московское народонаселение”. Он отмечает технический и научный прогресс, современный облик города, появление новых видов транспорта, говорит, что “горожане сильно изменились внешне”. Однако, “гораздо более важный вопрос: изменились ли эти горожане внутренне?” Своего рода тестирование, которое проводит Воланд при помощи “чёрной магии” (сыплющиеся с потолка червонцы, за которыми начинается охота; раздача модных вещей; публичная казнь конферансье Бенгальского, которому буквально “отрывают голову”, и затем чудесное его “прощение” с приживлением головы на прежнее место (своего рода игра страстями публики – расчёт то на свирепость толпы, то на её жалостливость и т. д.), убеждает его, а вместе с ним и читателей романа, что люди мало изменились, что они вообще мало меняются, несмотря на все коллизии истории: “Ну что же они – люди как люди. Любят деньги, но это всегда было… Человечество любит деньги, из чего бы те не были сделаны, из кожи ли, из бумаги ли, из бронзы или золота. Ну, легкомысленны. ну, что ж. и милосердие иногда стучится в их сердцах. обыкновенные люди. в общем, напоминают прежних. квартирный вопрос только испортил их. ”.

Квартирный вопрос действительно оказался одним из самых важных. Как не уплотняли таких, как Персиков или Преображенский, квартир всё-таки не хватало. Друг Мастера Алоизий Могарыч очень хотел “переехать в его комнаты” (от того и стал другом) и потому, “прочитав статью Латунского о романе, написал на него (Мастера) жалобу с сообщением о том, что он хранит у себя нелегальную литературу. ”.

Проблема времени и пространства в романе М.Булгакова “Мастер и Маргарита”

Берлиоз и Швондер, Шариков и Рокк, Варенуха и Римский, Латунский и Алоизий Могарыч – все они “гангрена” на теле человечества. А Воланд со свитой, Мастер и его Маргарита, обновлённый Иван, переставший быть поэтом и поборником пролетариата, – это жизнь.

В мире “великих грешников”, чередой проходящих на “Великом балу у Сатаны”, кружащихся бесовским хороводом в МАССОЛИТе и в театре Варьете, в мире, где всё определяется общественным положением человека, его низменными расчётами, протекционизмом, предательством, доносами, где царит строгая и несправедливая иерархия, нет места Мастеру и его единомышленникам, нет места его роману и населяющим его персонажам. Мастер, как и его герой Иешуа, – бунтарь, восставший в одиночку против железных тисков иерархии, во имя нравственного закона, и потому обречён на гибель, как и создатель нового нравственного учения в Иудее.

Миру формализма, бездушной бюрократии, корысти, безнравственных дельцов и карьеристов противостоит у Булгакова мир вечных человеческих ценностей: историческая правда, творческий поиск, совесть. Прежде всего – любовь. Любовью жив Мастер. Любовью жив и Булгаков. Любовь проповедует и нищий пророк Древней Иудеи – Иешуа Га-Ноцри.

“За мной, читатель! Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви? Да отрежут лгуну его гнусный язык! За мной, мой читатель, и только за мной, и я покажу тебе такую любовь!”

Роман Булгакова “Мастер и Маргарита, как и все великие, вечные книги человечества, посвящён всесилию и непобедимости любви. Но не будем забывать того, что писался он во времена, когда господствующей силой в обществе, в стране и мире была ненависть. Ненависть классовая и национальная, революционная и религиозная, общественная и личная. Всё, что было порождено ненавистью, – сгорело, рассыпалось прахом, ушло в небытие. Рукописи же, вдохновлённые любовью, прославляющие любовь, увлекающие за собой порывом любви, неуничтожимы, вечны.

Поистине, как сказал однажды Воланд, обращаясь к Мастеру, – “рукописи не горят”. Лишённый своего читателя, обречённый не быть, писатель Булгаков жил любовью жены – Елены Сергеевны Булгаковой – и верой в высший суд, суд времени.

Как истинный Мастер, Булгаков и его роман принадлежали вечности. Понимание этого было так же недоступно многим современникам писателя, как и недоброжелателям его Мастера. История донесла до нас две фразы, красноречиво свидетельствующие о том. Одну записала в своём дневнике сестра Елены Сергеевны Булгаковой, О. С. Бокшанская. В 1946 году, выступая перед коллективом МХАТа, Вс. Вишневский, давнишний враг Булгакова, превозносил историческое значение постановление ЦК ВКПб о журналах “Звезда” и “Ленинград” и доклад о них Жданова. Для вещей убедительности драматург-рапповец процитировал фразу Сталина: “Наша сила в том, что мы и Булгакова научили на нас работать”. Вождь жестоко заблуждался: ничему большевики Булгакова не научили; ни в чём сила их не подтвердилась.

Другую историю, известную в различных вариантах, передаваемых устно, записал В. Я. Лакшин, связав её с судьбой Булгакова. В конце 1940-х годов тогдашний оргсекретарь Союза писателей Д. А. Поликарпов пришёл на приём к Сталину с тем, чтобы доложить о кадровом составе писательской организации. Вождь не дождался конца перечислениям политических криминалов и прервал отчёт Поликарпова раздражённым восклицанием: “Товарищ Поликарпов других писателей – у меня для тебя – нет”. Здесь Сталин, конечно, имел в виду, что нужно работать с тем человеческим материалом, который есть в наличии. Но по большому счёту он лгал. “Других писателей” он сам не терпел: пришлось убрать, иные сами убрались, иных заставили замолчать. Те, другие и третьи были мастерами своего дела; оставшиеся в большинстве – серой, послушной массой, в которой даже природный талант терялся в хоре посредственностей. Сталин предпочитал иметь дело с МАССОЛИТом.

Прошло шестьдесят лет. Ничего не меняется со времён Булгакова: новые члены нового МАСССОЛИТа приватизировали госдачи, заседают в солидных жюри по раздаче литературных и театральных премий, Воланд успешно решает квартирный вопрос, безвестные миру Мастера создают не пользующиеся успехом произведения в нищих подвалах. Разве мы можем представить булгаковского Мастера, который пустился в интриги по поводу борьбы за награду? Нет, Мастер тихо творит. Как ещё он может проявить себя? Только текстами, которые выходят из-под его пера. Ну не вознёй же. Не суетой.

Ничему и никого, кроме этих Мастеров, не может научить литература, но многое способна объяснить тем, кто желает понять. Увы, важным массолитовцам она не нужна. Да и вообще – кому нужно столько Мастеров, это равносильно тому, что все ракушки будут начинены жемчугом. Цена за жемчуг сразу упадёт.

С 1917 года и до наших дней прослеживаются пути приспособленчества художников к власти. Непросто происходило умирание независимости, приходилось пускать в расход, но зато какие поразительные всходы принесло это начинание! Как глубоко угодливость въелась в плоть, впиталась в кровь творцов! Вот уже сколько времени живём в свободном, бесцензурном пространстве, мастера слова, сцены, кисти, резца и экрана так и льнут к сильным и денежным мирам сего, так и ластятся и выпрашивают то спонсорства, то приглашения на правительственный приём, то благосклонного взгляда мэра или президента. Угодничают, являя подлинные пошлые свои лица и вкусы, пользуясь дремучестью толпы и покровительством тех, кто в благодарность за верную службу не даст в обиду и позволит числиться в первых рядах интеллигентов, мастеров культуры, гениев – как совсем недавно числились такие же партией назначенные флагманы, лидеры, мастера.

А можем ли мы представить булгаковского Мастера женившимся по расчёту? Благополучным, утопающим среди ковров и хрусталя, с супругой, наряжённой в помпезное платье? Нет, по всей видимости, такое душное благополучие не для него. Он не станет сидеть на скучных собраниях, среди убогих и злобных собратьев, не станет толкаться в очереди у прилавка. Его удел – одиночество. Даже среди людей, даже в толпе. Только рядом с Маргаритой он почувствует себя спокойно. Если она предаст его, он ещё глубже уйдёт в себя, ещё твёрже замкнётся.

В какой одежде мы лучше всего представим себе Мастера? В костюме? При галстуке? В ковбоечке и тюбетейке? Нет, самый естественный наряд Булгаков уже изобразил: больничный халат и смирительная рубашка, хотя человека смирнее, чем Мастер, не придумать. Но так с ним расправятся окружающие – именно за его смирение. Воланды одарят его подарками, которые никак не повлияют на заболевшую душу. Пилаты распнут, но не уничтожат. Душа мастера, продолжая мучиться, будет бередить другие души.

Как истинный Мастер, Булгаков и его роман принадлежали вечности. Понимание этого было так же недоступно многим современникам писателя, как и недоброжелателям его Мастера.

Список используемой литературы:

1. Булгаков М., Мастер и Маргарита, М., 1980г.

2. Шнейберг Л.Я., Кондаков И.В, От Горького до Солженицына. М., 1995г.

3. Яхонтов А., Наше изолгавшееся искусство, МК 1997г.

Философско-библейские мотивы в романе М. А. Булгакова “Мастер и Маргарита”

Школьное сочинение

Русская литература XX века выросла из литературы века XIX, в которой значительное место уделялось евангельским мотивам. Но политические события в новой России наложили отпечаток на отношение к религии и церкви. Советское время ознаменовалось, помимо всего прочего, гонениями на церковь и ее служителей, в стране шла бурная антирелигиозная, атеистическая пропаганда, но какой бы методичной и целенаправленной она ни была, она так и не смогла разрушить в сознании людей многовековые традиции их предков. Евангельские мотивы стали ключевыми образами русской литературы XX века. Рожденные бурей революции, они возникали в произведениях самых гнетущих лет, неся людям откровение, веру, надежду.

К евангельским мотивам обращались в своем творчестве А. Блок и Б. Пастернак, А. Ахматова и М. Горький, И. Бунин и Л. Андреев и многие другие. Примечательно, что особое внимание русские писатели уделяли определенным моментам Евангелия — трагическому периоду от Великого понедельника до Пасхи. Чаще всего в их произведениях мы встречаем ссылки на распятие Христа и на дни Его страстей. И все же, несмотря на сходство взятых образов, авторы переосмысливают их по-разному.

В творчестве Михаила Булгакова отразились лучшие традиции отечественной прозы и наиболее высокие идеи мировой литературы. В своих произведениях он затрагивал самые актуальные, самые волнующие и жизненно важные вопросы. Булгаков стремился осветить глобальные темы истории, нравственности, морали. С уникальной философской глубиной подходил он к осмыслению практически всех вечных проблем человечества.

Роман “Мастер и Маргарита” стал своеобразной энциклопедией человеческих душ, исторических событий и библейских сюжетов. В нем органически соединились события в раннесоветской Москве и древнем Ершалаиме, драматическая история Мастера и его Маргариты и мистическое театральное действо — бал Воланда. Причем ершалаимская трагедия Иешуа Га-Ноцри и Понтия Пилата стала как бы мерилом всего человеческого, мерилом духовности, нравственности, морали. Булгаков не случайно переплетает романтические библейские мотивы и реалистическое повествование о московской жизни — в романе автор стремится не столько осмыслить и поведать людям историю Иешуа, сколько вдается в более глубокие философские исследования человеческой души. Евангельские мотивы тесно переплелись с текстом романа, который представляет собой как бы два Евангелия: авторское Евангелие “от Воланда” и Евангелие Мастера “от Иешуа”. История Иешуа зеркально отражается в окнах московских многоэтажек, во всем ходе мистерии, разыгравшейся в столице.

Действие “Мастера и Маргариты” разворачивается на Страстной неделе перед Пасхой, т. е. перед днем, когда, по преданию, воскрес Иисус Христос. Бал Воланда — это праздник прощения преступников, один из которых, по Евангелию, первым вошел в рай с Христом. Евангельская история зеркально отражается в событиях на Страстной неделе, в символике праздника Воланда: бал — Страсти по Христу, одеяние Воланда —: рубище Иисуса, череп барона Майгеля — череп Адама и т. д.

Москва становится центром нового Евангелия, городом обновления и надежд.

Но Булгакова занимают не столько сами евангельские события, сколько проблемы добра и зла и их взаимоотношения. В его прочтении евангельской истории Иешуа предстает не как Бог, но как человек. Не случайно Булгаков выводит здесь Христа под Его арамейским именем.

История 2000-летней давности открывается нам со страниц рукописи романа, который пишет Мастер. В этом романе он повествует о закате античной культуры и о начале христианской цивилизации. События разворачиваются в Страстную неделю — когда люди постятся, присутствуют на всех службах, когда открываются все человеческие грехи. Пытаясь приподнять завесу над истинной сущностью людей, Булгаков вводит в свое произведение образ Воланда, который фактически занимает место Бога и переворачивает на свой лад традиционную процедуру покаяния. Глазами Воланда автор с “точки зрения вечности” рассматривает все слабости и недостатки человеческие. Эти же недостатки писатель открывает и осуждает и в истории Иешуа и Понтия Пилата.

Никто не признает в Иешуа единственного пророка, его ученик — Левий Матвей — не представляет собой исключения. Сохранивший в себе черты евангельского апостола Матфея (сборщика податей), Левий представляет в своем лице сразу всех учеников, кроме Иуды. Даже слова, записанные им на пергаменте (“. Мы увидим чистую реку воды жизни. Человечество будет смотреть на солнце сквозь прозрачный кристалл”.”), взяты не из Евангелия, а из Откровения, следовательно, должны были быть записаны не Матфеем, но Иоанном. Кроме того, ученики Христа ждали, когда Он “придет во славе”. Левий Матвей не ждет этого, и заповедей Иешуа он не выполняет, угрожая зарезать Иуду из Кириафа. Да и главенствующее положение в мире занимает Воланд, князь тьмы.

Устами Иешуа Мастер упрекает современников в трусости, малодушии, в неспособности защитить собственное достоинство под напором диктатуры. Именно эту задачу ставил перед собой и Булгаков. К тому же судьба Мастера очень напоминает судьбу самого писателя. Как и перед Мастером, перед ним стояла непростая задача выжить во враждебных условиях и суметь при этом реализовать свой талант.

Как уже отмечалось, в “Мастере и Маргарите” поднимаются не только и не столько библейские вопросы, сколько проблемы философские, вечные. С помощью Библии автор старается переосмыслить борьбу добра и зла, преступление и последующие угрызения совести, казнь невиновного и ответственность за эту жестокость, бессмысленность предательства и бесплодные попытки искупить его наказанием зла. История Иешуа и Пилата воплощает в себе борьбу света и тьмы. Та же борьба происходит и в современной писателю Москве. Булгаков видит в Иешуа не столько Бога, сколько человека, чьи мысли и поступки могут быть присущи любому смертному. Он, так же как и каждый в этом мире, испытывает общечеловеческие чувства — от страха до страдания. И только сам человек способен разобраться в этих чувствах, управлять своей судьбой. Но какое бы направление ни избрал человек в жизни, все это контролирует Бог и потому наказание за грехи — справедливое наказание — обязательно настигнет грешника. Эту мысль автор проводит в истории Пилата — носителя “самого страшного порока” — трусости. Эту же мысль вкладывает он в уста Воланда. Трусость Понтия Пилата привела к гибели невиновного, и наказание за эту трусость несет именно Пилат. Однако прощен и Пилат и блудница Фрида, а Воланд выполняет просьбу Иешуа. Тьма же — обязательная часть мироздания, ведь если бы не было тьмы, что бы мы называли светом?

Булгаков пытается определить сущность добра и зла, а приходит все к одному и тому же: добро есть любовь, добро есть преданность; зло есть ненависть, трусость и предательство. Будь Маргарита хоть трижды ведьмой, она любит так, как могут любить немногие. Поэтому Левий просит, чтобы “. ту, которая любила и страдала. вы взяли бы тоже. “. Его слова перекликаются со словами Христа в Евангелии от Луки: “Прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много, а кому мало прощается, тот мало любит” (от Луки, 7:50). “Прощение и вечный приют” Пилата в романе — это акт доброты и свободы. И, как заключает Воланд, именно “на этом построен мир”.

И Мастер в своей рукописи, и Булгаков в своем романе возводят обычные житейские противоречия в высокую степень мирового зла. И автор, и его герой скорбят по утраченной духовности. Чтобы читатели поняли эту скорбь, прочувствовали, осознали, этот мир рассматривается во всех подробностях, в мельчайших деталях, чтобы не упустить главного, чтобы открыть людям путь к спасению, сохранению своего духовного мира.

Михаил Булгаков создал необыкновенное произведение, бесконечное, бескрайнее, как сама вечность.

Важнейшие, глобальные мировые вопросы, волновавшие писателя и освещенные им в романе “Мастер и Маргарита”, никогда не перестанут быть актуальными и никогда не станут менее острыми. Они всегда будут волновать читателей, заставлять снова и снова переосмысливать свою жизнь с точки зрения вечности, переосмысливать всю историю человечества в целом.

Ссылка на основную публикацию
×
×